home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 14

По дорогам Альзеана


Венден


Во сне я ждал демона. Теперь, когда одна печать пала, ничто не запретит ему являться. Но вместо привычных алых глаз в темноте увидел белесую дымку, и за ней – смутный силуэт.

- Ты еще кто? – спросил, прекрасно осознавая, что сплю.

- Венден? – А голос-то знакомый. – Живой!

- Здравствуй, Тьма, - ответил своей гостье.

- Ты где? Что случилось? Что…

Часть слов тонула в тумане, и я понимал, что времени мало.

- Скажи Эду, что я в порядке. Магии здесь нет, вернусь позднее. Как дома?

- Норма… но. Воюем.

Звуки пропадали, но общий смысл был ясен.

- Где…

- Печать пала, Тьма. Пока всего одна. Но будьте готовы, что я могу вернуться не один.

Меня выбросило из сна в реальный мир. Я резко сел, вдыхая воздух сквозь стиснутые зубы. Но Эд хотя бы теперь знает, что я жив. А домой доберусь и сам. Уже легче.

- Опять кошмар? – Я и забыл, что Рина рядом.

- Не совсем, - обернулся к ней, заставляя себя улыбнуться. – Скорее уж, слишком реалистичный сон. О, да уже совсем светло! Мы, кажется, проспали.

Пришлось подниматься, хоть и не могу сказать, что выспался – подобные сны всегда отнимали много энергии. Рина тоже выбралась из постели, подхватила одежду и умчалась в ванную – переодеваться и умываться. Сказано, барышня. Я же отправился искать мать Верики. Катрина нашлась в гостиной – она вышивала, сидя у окна.

- Вы уже проснулись? – отложила пяльцы и поднялась навстречу.

- Да, - ответил ей. – Уделите мне пару минут?

- Конечно.

- Речь пойдет о призраках.

Катрина заметно побледнела и закусила губу.

- Не беспокойтесь, они не сильно нам докучали. – Я широко улыбнулся. – Даже наоборот, мы мило пообщались. Вы знали, что их вызывает Верика?

- Я… догадывалась, - призналась несчастная мать. – Но боялась себе поверить.

- А зря. Ваша дочь – одаренный маг. Ей нельзя оставаться в Альзеане. Тем более, не стоит оставаться в этом городе, где каждый будет тыкать в неё пальцем. Альзеан убивает магию. И призраки – это иллюзии, созданные Верикой, чтобы не быть одинокой. Уезжайте. Куда угодно, где она сможет развиваться как маг. Я, конечно, не вправе вам приказывать, но искренне желаю Верике добра.

- Если бы мы только могли, - вздохнула Катрина. – Где нас могут ждать?

- Если хотите, я напишу своему другу в Виардани. Он вас устроит.

Катрина сомневалась, но все-таки подала мне пожелтевший листок и старинное чернильное перо. Забавно!

«Эд, - написал я, - прими эту девочку и её маму. И, может, няню, кто их знает. Девочку надо устроить в магическую школу, и выдели там что-нибудь из казны на содержание. Ден».

Запечатал письмо в такой же пожелтевший конверт, скрепил его восковой печатью и написал сверху адрес: Адиаполь, улица Канцлера, один, Эдмонду.

- Письмо не распечатывайте и отдайте лично в руки, - напутствовал Катрину. – Либо Эду, либо его жене Лессе. Больше никому. Даже не показывайте! Если, конечно, решитесь. Обещаю, вас там примут хорошо.

- Спасибо. – Катрина крепко сжала мои руки. – Не знаю, кто вы, но – спасибо!

- Не стоит. Я делаю это не для вас, а для вашей дочери.

- Ден! Ден, где ты? – послышался голос Рины.

- Нам пора, - сказал я Катрине.

- А завтрак? – засуетилась она.

- Нет времени.

- Погодите, я соберу что-нибудь с собой.

Что ж, я воспользовался несколькими свободными минутами, чтобы умыться и переодеться. Рина, к моему неудовольствию, снова влезла в брюки и куртку. Такой внешний вид откровенно её портил, хоть и, конечно, придавал воинственности. С другой стороны – зима. В платье не так уж комфортно, пусть.

- Ты уже готова? – спросил Рину.

- Да, я разбудила Тома, он тоже собирается. А ты?

- Буду готов через пару минут.

Пока мы заканчивали со сборами, Катрина успела собрать для нас два увесистых свертка с едой. Это уже радовало – значит, придется меньше задерживаться в пути. А до столицы еще двое суток. Учитывая нестабильность печатей, нужно потратить минимум времени на дорогу – и максимум времени уделить делу Тома, чтобы потом вернуться домой. Мы уже собирались уходить, когда послышался топот детских ног, и на меня налетел маленький ураган.

- Вы уже уезжаете? – расстроено спрашивала Верика.

- Да, солнце, - потрепал её по голове. – Увы, нас ждут в другом месте. Но ты помнишь, о чем мы с тобой говорили?

И подмигнул малышке. Она заулыбалась в ответ, и на усталом лице её матери тоже появилась улыбка. Мне почему-то казалось, что Катрина воспользуется письмом. То-то Эду будет счастье! Ведь, если верить покойному капитану, большинству рабов удалось бежать. Значит, они должны были уже достигнуть границы Виардани. А тут еще Катрина с Верикой могут приехать. Впрочем, я верил, что Эда этим не удивить. Он умел с завидной стойкостью принимать неожиданности судьбы. Чего стоит его недавнее путешествие в женском облике! Я же, наоборот, к сюрпризам богини относился холодно. Только пообещал себе, что явлюсь домой и лично нанесу Кацуе визит, чтобы высказать все, что думаю о взбалмошных богинях, которые забыли о собственном возрасте и приличествующем ему поведении.

Мы тепло попрощались с хозяевами дома. А я украдкой наблюдал за Томом – наш приятель казался задумчивым и притихшим. Наверняка, думает о том, что ждет его в столице. А в моей голове уже вырисовывался план. Если остановимся где-то на ночлег, стоит его обсудить.

А пока что было только утро. Том, не спрашивая, забрался на козлы. Мы с Риной привычно заняли места в экипаже. Я видел, как Верика долго махала нам вслед. Хорошая девочка. Если её мать будет умницей, еще увидимся.

- Вы с Верикой успели подружиться, - заметила Рина.

- Да, дети меня, как ни странно, любят, - усмехнулся я.

Я, правда, нечасто с ними сталкивался, но иногда приходилось.

- Значит, чувствуют в тебе хорошего человека.

- Во мне? – Не сумел сдержать смеха. – Прости, Рина, но здесь ты ошибаешься. Кого-кого, а меня уж точно хорошим человеком назвать нельзя.

- Почему? – спокойно поинтересовалась она.

- Есть причины.

- Удивительно, я пока их не заметила. Да, у тебя несколько… эксцентричный характер, но и только.

Я уставился на Рину. Эксцентричный? Можно и так сказать, конечно, но за последние дни моя спутница видела достаточно, чтобы понять – я не тот человек, которого можно назвать хорошим. Впрочем, я не торопился рассеивать её заблуждения. Мы с ней еще не доиграли партию, начатую в доме губернатора. Вот только рассматривать Рину как объект для тренировки своего обаяния становилось все сложнее. Не хотелось её обижать. Она была доброй, в ней чувствовался внутренний стержень. Я всегда уважал таких. И сейчас тоже проникся уважением, но внутри все-таки тлел огонек желания – покорить, переиграть. Голос разума твердил, что это не мое желание. Сам я слегка утомился после наших последних приключений. Но в том-то и дело, что окончательно отделить свои желания от поползновений демона я не мог. А демон вел себя подозрительно тихо после того, как пала печать. Что-то уже задумал?

Я закусил губу.

- О чем ты думаешь? – тут же заметила Рина.

- Да так, о всяких мелочах.

Ничего от неё не скроешь! Моя спутница стала излишне проницательной. И мне это не нравилось.

- Слушай, раз уж нам нечем заняться… Том начал учить меня альзеанскому. Может, продолжим?

Почему нет? Все какое-то развлечение.

- Хорошо, - сказал я. – Только вынимай устройство из уха, оно будет мешать.

- Чем? – Рину было не так просто провести.

- Ну, ты же будешь сразу слышать перевод. Это собьет тебя с толку. Давай же!

Она посомневалась мгновение – и на ладони оказался уже знакомый шарик.

- А знаешь, я так мечтаю его разобрать, - сказала мне.

- Разобрать? Зачем? – не сразу понял, что она имеет в виду.

- Как это? Взглянуть, что там внутри. Это же так интересно.

И взгляд Рины зажегся знакомым огнем. Я сам бывал таким, когда затевал очередную многоходовую стратегию и пытался вычислить, к чему она приведет. Видимо, у Рины была своя страсть, и сейчас эта страсть покоилась на девичьей ладошке.

- Вернемся в Виардани, разберешь, - сказал ей. – Будет скверно, если ты вдруг останешься без переводчика.

- Да, ты прав, - украдкой вздохнула Рина. – Ладно, давай начнем урок.

- Хорошо.

Что бы ей сказать.

- Я люблю тебя, - произнес по-альзеански.

Рина старательно повторила фразу.

- Еще раз, - потребовал я, наслаждаясь словами. Моя ученица пыталась уловить каждый звук.

- Что это значит? – спросила она.

- Повтори еще раз, тогда скажу.

Рина нахохлилась и стала похожа на синицу, одну из тех, что обычно кружили в дворцовом парке. Но – повторила.

- Ты только что трижды призналась мне в любви, - рассмеялся я и тут же пригнулся, увернувшись от удара негодующей Рины. Она промахнулась, пошатнулась – и рухнула в мои объятия.

- Ден!

- Что? – снова усадил её рядом. – Ладно, говори сама фразу, а я буду переводить её на альзеанский.

Развлекались мы долго. Это оказалось забавно и занятно – вот так перебрасываться фразами. Рина раскраснелась от удовольствия – язык давался ей легко и свободно.

- Видишь, есть толк от переводчика, - говорила она. – Многие слова я уже запомнила, когда им пользовалась. И само построение фраз, предложений. Так, пока доедем до столицы, я буду уже сносно говорить по-альзеански.

Я был с ней согласен – получалось, и правда, хорошо. Поэтому и учеба нам обоим была в радость. Мы остановились лишь пару раз, чтобы перекусить, затем я забрался на козлы, а Рину оставил на попечение Тома, хотя она и тут боролась за равноправие, чтобы мы дали ей управлять экипажем. Конечно, мы не согласились. Не та погода – кстати, ясный зимний день внезапно завьюжил. Легкие снежинки засыпали волосы. Я начал скучать по побитому молью берету, который почил в доме губернатора. Главное, чтобы краска не слезла с волос.

- Давай, лучше я, - окликнул меня Том.

Для него управление экипажем действительно казалось привычнее, и он угадывал дорогу, которую я мог потерять. Поэтому я оставил лошадей на него, а сам перебрался к Рине.

- Погода портится, - сказал ей, отряхиваясь от снега. – Как бы нас совсем не замело.

- Замерз? – засуетилась она, доставая откуда-то из-под сидений одеяла, о существовании которых я и не знал. – Держи, грейся скорее.

- Боюсь, спасет меня только человеческое тепло.

Я, конечно, шутил, но Рина восприняла шутку всерьез. Стащила с меня промокший плащ, села рядом и укутала нас обоих одеялом. По телу медленно разливалось тепло. Странное ощущение, непривычное. Я ловил его и спрашивал себя, откуда оно взялось. Но позволил себе расслабиться и закрыть глаза, опустил голову на плечо Рины и почти уплыл в дрему, когда услышал голос Тома, забравшегося внутрь:

- Метель усиливается. Впереди деревня. Может, рискнем?

- Уже раз рискнули, - ответила Рина. – Оказались в рабстве.

- Ты знаешь, что это за деревушка? – спросил я.

- Понятия не имею. В этих местах бывал редко, - признал тот. – Но дорогу замело, застрянем где-нибудь в поле. Да и мороз становится все крепче.

- Хорошо, - принял решение. – Попробуем остановиться в деревне и переждать метель. Том, выбери на глаз самый приличный дом.

Тот кивнул и поспешил обратно. Вскоре в окно сквозь белую пелену стали видны сияющие окошки домов. Видно, деревня была достаточно большая. Если снова здесь обитают работорговцы, клянусь, спущу на них демона. Том остановил у самого большого дома.

- Договариваться пойду сам, - сказал я спутникам. – Вы пока обождите.

Постучал. Ответили не сразу.

- Кто там в такую погоду? – раздался мужской голос.

- Путники. Дорогу замело, не проехать. Боимся, застрянем где-нибудь в поле. Не пустите на ночлег? Мы заплатим. И документы у нас в порядке, - тут же добавил я.

- Что ж, входите.

Дверь распахнулась, и я увидел крепкого еще старика в теплом халате. Махнул рукой Рине и Тому, подзывая к себе. Старик уже рассказывал Тому, где можно поставить лошадей, а мы с Риной ожидали в небольших сенях.

- Что встали? Идите в дом, - сурово приказал старик. – Я – староста этой деревни. Можете звать меня дед Кирин.

- Я – Ден, это – Рина и Том, - представил я спутников. – Спасибо за гостеприимство.

- Было бы, за что. Наша деревня стоит у самого тракта, часто кто-то останавливается. Вешайте плащи вот сюда, да, - указал на старую вешалку с облупленной краской. – Так вот, о чем это я? Говорю, замело надолго. Если повезет, завтра к обеду уляжется. Кто ж в экипаже в такую погоду ездит?

- А есть выбор? – развел я руками.

- Сани.

- Увы, их у нас нет.

В Виардани саней не было и вовсе. Были заклинания, которые накладывали на колеса, чтобы уберечь от непогоды – грязи и снега.

- Садитесь к огню, - командовал Кирин. – Эх, бродяги. Куда путь держите?

- В столицу, - ответил я. – Долго отсюда ехать?

- Если повезет с погодой, около суток с небольшим. Похлебку будете? Разогрею.

- Я вам помогу, - подскочила Рина, уже успевшая устроиться у камина.

- Сиди, дочка. Я сам еще не так стар.

Рина послушалась. Том фыркал, пытаясь избавиться от снега в волосах, который медленно таял, делая рыжего Тома похожим на ежа. А с маленькой кухоньки, которую я видел в приоткрытую дверь, уже тянуло похлебкой. Желудок тут же напомнил, что горячая еда еще никому не повредила. Захотелось зажмуриться и довериться теплу, окружавшему меня. Почувствовал, как теплые пальцы Рины сжали мою ладонь.

- Уютно, да? – прошептала она.

- Да, - согласился я. И правда, было уютно. Захотелось расслабиться, забыть о том, кто я и где. Но вокруг по-прежнему оставалась вражеская страна, а мне надо было сдержать данное Тому слово – помочь ему встретиться с отцом и решить проблемы с братьями. А я привык выполнять данные обещания.

Вернулся хозяин с подносом, на котором дымились три тарелки. Ложки, казалось, видели молодость моей прапрабабки, но было удивительным образом все равно. Я попробовал похлебку – и в мгновение ока тарелка сияла чистыми боками. Рина тихонько посмеивалась, но тоже ела быстро. Навалилась усталость после непростого дня. А еще радовало, что старик ни о чем не спрашивал. Он расстелил одно одеяло у камина в гостиной, другое – у камина в собственной спальне. По молчаливому согласию в спальню мы отправили Тома – тот откровенно зевал и клевал носом, а сами уселись у огня в гостиной и смотрели на пламя.

- Доброй ночи, - пожелал хозяин и удалился.

Дом окутала тишина, прерываемая только треском поленьев. Я обнял Рину за плечи и привлек к себе. Когда мы успели стать близки? Я не заметил, но уже никогда не смог бы назвать её чужой. Рина доверчиво опустила голову мне на плечо.

- Нам повезло, - сказала она. – Дед Кирин кажется хорошим человеком.

- Не стоит доверять тому, что кажется, - ответил я. – Но – да, учитывая, насколько мерзкой страной является триклятый Альзеан, здесь не так уж плохо.

- Стоило бы вернуться в Виардани. Возможно, и Тому с нами. Зачем ему престол Альзеана?

- Дело ведь не в престоле, Рина, а в том, что он хочет разобраться, почему погибла его мать, и попрощаться с отцом. Его можно понять.

- Да, но… Иногда мне так хочется домой. Мои родители ждут и волнуются, а я здесь.

- Не беспокойся, скоро мы вернемся. Том говорил, в столице сможет достать какую-то штуку, которая позволит мне использовать магию, и тогда мы сможем активировать твою портальную сферу. Быстро вернемся в Виардани, напишем твоим родителям.

- Они сейчас в столице, так что, думаю, никуда не придется писать.

Я задумчиво кивнул. Действительно, времени оставалось все меньше. Надо торопиться.

- Давай спать, - улыбнулся Рине. – Час поздний.

Лег и закутался в одеяло. Рина примостилась рядом – быстро же мы привыкли друг к другу. Уже привычно её обнял и прижал к себе. Так было спокойнее – и, что уж там, теплее. Просто быть рядом.



ГЛАВА 13 Изгнание призрака | Игра короля | ГЛАВА 15 У нас есть план!







Loading...