home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 4

Король делает ход


Венден


Прежде, чем что-то делать, надо подумать. Обычно на «подумать» меня не хватало, и излишняя импульсивность выходила боком, но я учился на своих ошибках. Поэтому пристально осмотрел людей, расположившихся вокруг меня. Кто они по национальности? Поймут ли то, что хочу сказать?

- Ден? – тихо позвала Рина.

- Подожди, - отмахнулся я, стараясь решить для себя, насколько хорош мой план. По всему выходило, что недостатков в нем всего два – мы связаны и нам некуда идти. Но другого плана все равно не было, поэтому я с трудом поднялся на ноги, чтобы возвышаться над рабским морем. Казалось, что никто не обратил внимания на мой маневр, а я расправил плечи, глубоко вдохнул и заговорил, сначала на языке Альзеана:

- Господа, неужели вы согласны с тем, что вас продадут, как скот?

Никто не отреагировал. Только некоторые переглянулись, будто недоумевая, а не сумасшедший ли я. А может, они не местные? Тогда я перешел на родной язык и повторил то же самое.

- Виардани? Вы из Виардани? – зашевелилась груда тряпья в углу, и на нас уставились зеленоватые глазищи парнишки с физиономией уличного вора.

- Да, из Виардани, - кивнул я. – Ты, как я понимаю, тоже?

- Именно, - закивал парень. – Том. Мое имя Том. Вы, мил сударь, зря с ними так панькаетесь. Тут, в Альзеане, это нормально. Задолжал – на продажу. Нарушил закон – на продажу. Оказался не в том месте не в то время…

- Тоже на продажу, - закончил за него.

- Точно, - радостно закивал Том, а я заметил, что некоторые из рабов прислушиваются к нашему разговору.

Скверно дело. Говорить с ними – что толковать со зверьем. Но я решил попытаться.

- Все ли здесь – жители Альзеана? – уточнил для начала.

- Твое какое дело? – ответил один из рабов с легким акцентом.

Значит, не все…

- Послушайте, - попытался достучаться до них, - мы все здесь находимся в одном положении. Нас желают продать – и получить выгоду. А что получим мы? Рабские ошейники? Удары плетью? Нового хозяина, у которого будем выпрашивать кусок хлеба? Неужели никто из вас не готов сражаться за свою свободу?

Рабы молчали. Я начинал терять терпение. Неужели эти люди не понимают, что они обречены? Я точно знал, что если не выберусь отсюда, плохи будут мои дела. Сколько времени понадобится Эду, чтобы меня найти? Потому что больше никто и искать не будет. Боюсь, за это время с моим характером меня трижды пристрелят и еще пару раз подвесят.

Так, воззвание к здравому смыслу не подействовало. Остается гордость – и обещания.

- Не знаю, как вы, - задрал подбородок повыше, - а я не собираюсь дешево отдать свою жизнь. Нет! Разве у вас нет гордости? Разве вы согласны пресмыкаться перед каждым, кто покажет кнут?

- Хватит болтать, - раздался чей-то хриплый голос. – Что ты предлагаешь, проповедник?

- Бороться, - улыбнулся я. – Да, у работорговцев оружие. Но нас много.

- Мы едва можем пошевелиться, - ответил другой.

- Не беда! Мы справимся. Надо только объединиться – и заставить их с нами считаться. От свободы нас отделяет только эта дверь и шайка негодяев, которые решили, что кто-то дал им право вытирать об нас ноги.

- Хорошо, допустим, - откликнулся третий. – Выберемся мы отсюда. И что дальше? Куда идти? Домой? Так нас там отыщут. Еще и близким достанется.

- Как далеко мы от границы? – спросил я у зеленоглазого.

- Дня три пути, - ответил тот.

- В трех днях пути находится граница Виардани. Если вы доберетесь до неё, даю слово, что лично буду хлопотать перед королем о предоставлении вам крова, работы и содержания. В Виардани нет рабства! И никогда не будет. Венден Первый – мудрый и добрый правитель, который не оставит тех, кто нуждается в его помощи.

Рабы зашевелились. Что ж, себя хвалить не стыдно, тем более, это почти правда. Почти, потому что сильно добрым я не был никогда. Но этим бедолагам помогу, если доберутся до моего государства. Потому что не могу смотреть, как работорговцы оскорбляют саму жизнь.

- Что нам делать? – спросил бородач слева.

Я осмотрелся. Сарай как сарай, только в щели проникали редкие лучи света. Часть рабов была связана, часть – закована в кандалы. Конечно, о том, чтобы избавиться от пут, речи не шло, но попробовать-то можно.

- Попытаемся освободиться, - говорил я. – Рина, попробуй зубами развязать узлы на моих запястьях.

Только потом вспомнил, что говорю на чужом языке, и перевел для спутницы свою просьбу. Она кивнула. Зеленоглазый подполз ей на помощь, и они вдвоем попытались ослабить узел, но, кажется, затянули только туже.

- Не туда! – командовал я, шипя от въевшейся в кожу веревки. – В разные стороны тащите. Да хоть перегрызите его! А я смогу освободить остальных.

ергал руками, стараясь хоть немного освободить простор для действий. Кажется, получается. Ну же! Еще немного! Есть!

Я выпутал руки из веревок, развязал узлы на ногах. Сначала освободил своих помощников, и мы втроем принялись за остальных. Увы, тех, кто был связан, оказалось не так много, как я рассчитывал, но уже что-то. Вот что делать с кандалами? Нам нужен ключ. Ключи, если говорить точнее, потому что замок у каждого был свой.

- Значит, так, - командовал своей маленькой армией, - вы трое – занимаете позицию у двери слева. Попытайтесь выломать доску из пола, она плохо держится. Вы трое – позиция справа. Тоже не стойте безоружными, нам нужно будет чем-то прикрываться. Женщины, вы держитесь позади.

Благо, женщин, не считая Рины, было всего две.

- Остальные, - продолжал я, - остаетесь на местах. Ведете себя тихо и смирно. Нам нужно, чтобы враги вошли внутрь. Тут мы их и возьмем. И отберем оружие, ключи от кандалов. Задача ясна?

Рабы оживились. В них будто кто-то вдохнул жизнь. Только Рина, кажется, не собиралась отступать за чужие спины. Она крутилась возле меня, а я решил взять на себя основную задачу – заманить противника в ловушку.

- Уйди с дороги, - приказал ей.

- Нет уж, - ответила она. – Будем выбираться вместе.

Я кивнул. Пусть делает, что хочет. Прикрывать глупую девчонку не стану. До свободы остался всего шаг, и я его сделаю. Поэтому убедился, что мой приказ выполнен, и закричал:

- На помощь! Горим! Пожар!


Если бы кричал «убивают», работорговцы и не пошевелились бы. Но пожар – это угроза всему товару, то есть нам. Придется явиться. Послышался топот. Сделал знак товарищам, пряча руки за спину. Дверь с грохотом распахнулась.

- Что горит? – рявкнул рыжеволосый детина с физиономией висельника.

- Там, в углу дымит, - испуганно промямлил я. – Что делать-то?

Он сплюнул под ноги и вошел внутрь. Это была его роковая ошибка. Рыжего взял на себя. Прыгнул на него, словно дикий зверь, и обхватил толстую шею, прижимая как можно сильнее. Так его! Вот только за рыжим уже спешили его приятели. Их встречали доски, выкорчеванные прямо с гвоздями, и горящие ненавистью глаза. Работорговцы вырывались, но нас было больше. Самое простое – отобрать оружие. И вот уже у меня в руках кинжал и нечто огнестрельное – мушкет? Не мушкет? Такого в Виардани не водилось, у нас оружие было чаще всего завязано на магии, а огнестрельное выглядело несколько иначе. Компактнее.

Рабы не растерялись. Они тоже хватали бывших хозяев, терзали на части, заставляли захлебываться кровью. Рина отбирала у тех, кто уже не мог сражаться, ключи и старалась вызволить как можно больше людей.

- Уходим! – махнул я рукой.

- Но не все смогут уйти, - вмешался зеленоглазый.

- Не беспокойся, у нас тоже не так много шансов. Идем!

Я вынырнул первым. К счастью, шум в бараке слышала только охрана, и все десять охранников остались лежать на залитом кровью полу. Рина цеплялась за меня. Девчонка явно не привыкла к виду крови. Она была белая, как мел, но все равно держалась хорошо. Тоже нашла себе тяжеловатый для женской ручки кинжал и сейчас походила на какую-нибудь северную разбойницу.

- Пригнуться. Двигаться тихо, - командовал я.

Мы поползли в разные стороны, чтобы было сложнее поймать. Те, кто остался в бараке, с помощью ножей пытались раскрыть кандалы. У кого-то получалось, у кого-то нет. Но я сделал все, что мог, а в посланники светлой стороны богини не нанимался. Увлек Рину влево – там виднелся черный чертог леса.

- Но граница не там! – воспротивилась девушка.

- Именно. Нас будут искать на пути к границе, а нам туда рано. Надо затеряться, переждать.

- Но они… - Рина обернулась к нашим сообщникам.

- Они – взрослые люди, разберутся сами. Идем же!

Она не была согласна со мной. Это читалось в каждом взгляде, каждом жесте. А мне было плевать. Не согласна? Пусть выбирается сама! Я же буду поступать так, как подсказывает чутье. Оно не раз спасало мне жизнь, не подведет и сейчас. Позади послышался шорох. Резко развернулся и едва не выстрелил в зеленоглазого.

- Ты-то куда? – спросил у парнишки.

- С вами, - ответил тот. – Мне пока не надо в Виардани.

Тьма с ним, пусть ползет. Послышались крики и ругань. Наше бегство заметили. Кто-то стрелял, кто-то звал на помощь. Все равно, нельзя оглядываться, и возвращаться нельзя. Я первым скрылся в спасительном полумраке густо переплетенных крон деревьев. Да, надолго здесь не останешься. Одежда, точнее, то, что от неё осталось, не располагает. Плащ мой остался где-то в разбойничьем притоне. Там же остались и удобные сапоги, а мне выдали старые ботинки с прохудившейся подошвой, потому что с отмороженными ногами я бы стоил дешевле. Рина и вовсе дрожала от холода, но у неё хотя бы осталась курточка. Зеленоглазый был в таких же стоптанных башмаках, рваной рубахе и штанах. Картина – хоть запечатлевай на холсте. «Король Виардани вырывается из плена». Тьма, ну почему же так холодно?

Я привалился спиной к толстому стволу дерева и закрыл глаза. Минутная передышка, чтобы собраться с мыслями и сделать новый рывок. Куда идти? К границе, как и говорил, не стоит. Значит, надо найти жилье. В любой деревне есть заброшенные дома, в которых давно никто не живет. Там можно будет укрыться от холодного ветра и преследователей. Главное, не набрести на такой же притон, как тот, в котором нас держали. Ну почему? Почему я так плохо помнил карту Альзеана? Интересно, только я?

- Эй, - окликнул нашего негаданного спутника, - Том, да? Случай, Том, ты, случайно, не знаешь, какое поселение к нам ближе всего?

- Как же не знать? – ухмыльнулся тот. – Большая деревня совсем близко. Она зависит от невольничьего рынка. А часах в двенадцати пути – город Варион. Но он тоже живет работорговлей, не уверен, что стоит совать туда нос. Если у вас нет документов свободного человека, то первый же патруль отправит в тюрьму, а оттуда – на продажу.

Как все скверно. Я закусил губу.

- Надо уйти дальше в лес, - Рина подергала меня за рукав.

- Там ловушки, в такую я и попал, так что смотрите под ноги. Где эта твоя деревня, Том?

- Там. – Он махнул рукой обратно в сторону невольничьего рынка. – Надо обойти торги, и очутимся как раз у деревушки. Только не безопасно это.

- Не опаснее, чем замерзнуть в лесу, - поджал закоченевшие от холода пальцы на ногах. – Идем.

Мы двинулись вдоль опушки – пригнувшись, чтобы почти сливаться с деревьями. Крики давно стихли. Но, наверняка, беглецов ищут по всем окрестностям, поэтому излишняя осторожность еще никому не помешала.

- Как же холодно, - шептала Рина за спиной.

- Потерпи, что-нибудь придумаем, - не оборачиваясь, ответил ей.

- Ложись!

Возглас Рины я раньше ощутил, чем понял, потому что упал на землю, а над головой пролетел огненный сгусток. Магия? Нет, не магия, а это странное оружие. Перекатился, пытаясь оценить ситуацию. Рина лежала в траве. Зеленоглазый тоже не заставил себя упрашивать, и сейчас почти сливался в землей. Преследователей было всего двое. Двое на нас троих. Так почему же я медлю? Прицелился.

- Не так! – зашипел наш негаданный попутчик и отобрал у меня оружие. Два выстрела – и два тела на земле. Вроде бы, никто не спешил на помощь потерянным товарищам, никто не бил себя в грудь, клянясь отомстить нам за убиенных.

- Бежим! – скомандовал я и, как заяц, запетлял в направлении деревушки. Показались первые дома – старенькие, но добротные. Даже если тут и есть пособники работорговцев, нам с ними встречаться не обязательно. Надо только отыскать самый ветхий домишко с заколоченными окнами. Именно этой целью я поделился с сообщниками.

- Как вон тот? – ткнул пальцем зеленоглазый.

Я из-за кустов придирчиво осмотрел древний, похожий на седого, сгорбленного старика дом.

- Именно. Молодец, Том. А теперь ты пойдешь туда на разведку и посмотришь, стоит ли нам ждать неприятных неожиданностей. Одним словом, действительно ли дом нежилой. Ведь всегда можно сказать, что ошибся дверью.

Судя по перекошенной мордашке Тома, идти ему никуда не хотелось.

- А может, не надо? – жалостливо спросил он.

- Ты что, трусишь? – возмутилась Рина. – Тогда пойду я.

И аккуратно поползла к дому. Я залюбовался её видом… допустим, со спины. Если бы она надела не курточку и штаны, а бальное платье, чуть отпустила волосы, заколола алмазными шпильками… Не женщина, мечта! Но, увы, имеем, что имеем. А Рина уже осторожно дергала дверь. Та со скрипом поддалась. Бесстрашная разведчица скрылась за ней, крепко сжимая кинжал, а через пару минут снова появилась в дверях и махнула нам рукой. Значит, никого. Мы с Томом перебежками добрались до дома и нырнули в дверь – на наше счастье, сгущались сумерки, скрывая наши маневры. Да уж, день выдался длинный.

Внутри и правда не было возмущенных хозяев, только Рина, усевшаяся на пыльную софу, доставшуюся от предыдущих владельцев.

- Что ж, для временного убежища сгодится, - вынес я вердикт. – Но спать всем одновременно все-таки не стоит. Том, ты стережешь первым, при любой опасности будишь нас. Потом я, потом Рина. Так и продержимся до утра.

- Поесть бы, - протянул парнишка, вихрастый и медноволосый. Мой собственный желудок тоже заныл, напоминая, что во дворце время трапезы. К демонам дворец. Спать и согреться хотелось сильнее. По крайне мере, я почти себя в этом убедил.

- Холодно. – Рина стучала зубами от холода.

Я огляделся. Должно же тут быть где-то одеяло! Пусть старое или поеденное мышами. Прошелся по соседним комнатушкам. Обнаружил пустую кровать и на ней побитый молью плед. Ничего, сойдет. Встряхнул его несколько раз, поднимая клубы пыли, и вернулся с ним в гостиную. Она казалась наиболее удобной – окна, пусть и заколоченные, выходили на лес. Значит, никто не заметит случайного огонька или движения. Хотя, огонь было разводить нечем. Стоит затопить печь, и повалит дым. Тьфу ты…

- Вот, - протянул Рине плед. Сам делал вид, что совсем не замерз. – Подвигайся, спать будем вместе. Не стоит разбредаться по дому. Том, твое кресло.

Девушка собиралась было возразить, но то ли передумала, то ли заметила, что я дрожу, потому что покорно подвинулась – благо, софа позволяла. Я лег рядом и закрыл глаза. От усталости, казалось, с ума сойду. Давно у меня не было таких «упражнений». Наверное, с раннего детства, когда сбегал от мамок и нянек, а затем от гувернеров и прятался, где придется. Сквозь подступающую дремоту почувствовал, как на плечи опустился колючий, пропахший пылью плед. Мысленно поблагодарил благодетельницу Рину и наконец-то уснул.



ГЛАВА 3 Некоролевское обращение | Игра короля | ГЛАВА 5 Какие тайны скрывает каждый?







Loading...