home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 40

Судьба короля


Венден


Мне казалось, что я сплю. Демона больше нет? Нет, канул в бездну, как я и мечтал последние восемь лет. Тогда почему так тяжело, будто все беды мира вдруг легли на плечи? Я улыбался – король должен уметь держать лицо. Что-то отвечал друзьям, которые непременно желали узнать, как я себя чувствую и не собираюсь ли осчастливить прабабку, отправившись к ней раньше времени. Хорошо чувствовал, осчастливить не желал. Но не понимал, что произошло. Знал только, что Рине каким-то образом удалось вытащить демона из меня. Хотя, почему каким-то? Она заключила с ним договор, а потом поймала в ловушку. Рина…

Огляделся. Её не было. Почему?

- Прошу прощения, мне нужно отдохнуть, - пробормотал поспешно и вылетел из комнаты. За мной никто не пошел – мои друзья и приятели никогда не были глупыми. А я искал Рину – по отголоскам магии, которые связали нас за минувшие дни. Толкнул дверь. Рина стояла у окна и смотрела на снег. Хрупкая, потерянная. Тихо подошел сзади и опустил руки ей на плечи.

- Ден? – Она вздрогнула от неожиданности и обернулась.

- Да уж не демон, - на этот раз улыбнулся искренне. – Я пришел поблагодарить тебя за спасение.

- Я была не одна.

- Их я уже поблагодарил.

И замолчал. Мне надо было сказать хоть что-то, но слова в кои-то веки выветрились из головы. Моя Рина… Я понимал, что должен её отпустить – и не мог. Поставить государство на грань войны? Да и аристократия не примет королеву, которая не родилась с золотой ложкой во рту, будь она хоть трижды сестра канцлера. Что же мне делать? Как король Виардани, я должен был оставить Рину и жениться на Касилле. Как мужчина, я этого сделать не мог. Мужчина, который любил больше жизни одну-единственную женщину.

- Как ты себя чувствуешь? – Рина развернулась и опустила руки мне на плечи.

- Пусто. Будто что-то вынули изнутри, а на место положить забыли.

- Ничего, привыкнешь. Демон – не то, о чем стоит жалеть.

- Я и не жалею. Думаю, больше мы о нем не услышим.

- Хотелось бы надеяться.

А я смотрел на Рину – и не мог отвести глаз. Она была нужна мне, как воздух. А я предавал её, раз за разом. И тогда, когда оставил в Альзеане. И сейчас, когда собирался жениться на другой.

- Прости меня, - сказал тихо.

- Прощаю, - так же чуть слышно ответила она. – Главное, не заключай больше договоров с демонами. Они все равно обманут, а шансов на спасение не будет.

- Не стану. А ты и со Светом не рисковала бы.

- У нас контракт всего на сутки. Он вот-вот завершится.

- Я пообещал ему храм. А ты?

- Я? – Рина как-то странно отвела взгляд. – Одну просьбу. Одну-единственную.

Мне это не нравилось. Но что я мог сделать? Что предложить?

- Рина, скажи, как мне быть?

Потому что сам я не знал ответа.

- Поступай так, как считаешь нужным, - она отвела взгляд.

- Если я поступлю так, как считаю нужным, мы получим военное положение. Мало нам было Затрии.

- Тогда зачем спрашиваешь? Женись на своей принцессе, строй политику. Я далека от этого, Венден.

Наверное, она впервые назвала меня полным именем. Или нет? Последние дни плыли в памяти, будто в тумане. Последнее, что я четко помнил – момент возвращения из Альзеана. Потом была бесконечная борьба с демоном. Теперь демона не стало – и почему-то было жутко. Может, потому, что раньше можно было переложить на кого-то ответственность, а теперь нельзя? Нет больше демона. Нет никаких преград. Может, попросить его вернуть?

- Иди. – Рина поняла мое молчание по-своему. – Прости, но нам не стоит больше видеться. И береги себя.

- Ты тоже. Береги.

Неловко привлек её к себе, поцеловал в губы и поспешил уйти, пока еще мог. Пока доводы совести о благе королевства звучали весомее, чем боль в сердце, которая усиливалась с каждой минутой. Я пробежал мимо дверей того самого зала, который послужил для моего спасения, промчался до кабинета Эда и понесся во дворец. Мне надо было подумать, осмыслить все, что произошло.

Вот только в кабинете царила тишина. Здесь не было никого, кто бы подсказал, как быть. Мелькнула даже подлая мыслишка пойти с повинной к Кацуе. Пусть прабабка даст свой темно-светлый совет. Но последний мой визит закончился путешествием в Альзеан. Застану старушку не в духе – и очнусь где-нибудь в Затрии. Нет уж, обойдусь.

А выбора, на самом деле, нет… Свадьба была назначена на эти выходные. Да, я торопился. Но кто же знал, что демон превратится в мыльный пузырь? В том-то и дело, что никто. И теперь у меня была невеста, огромный список приглашенных – и язва вместо сердца. Никогда не думал, что могу кого-то полюбить. И тем более не думал, что это будет так больно.

Пойти на вражду с Дармиаром? Или жениться, а потом… Нет, извести уже вторую невесту подряд – это слишком, пусть первая погибла и без моего вмешательства. Нечего было на канцлера нападать. Так я и сидел до рассвета, запустив пальцы в волосы. И ничего не решил. А почти на рассвете явился Эдмонд. Как всегда, хмурый и собранный.

- Ты долго, - сказал я другу, который занял привычное кресло и уставился на меня с видом палача, пришедшего за жертвой.

- Родители вернулись. Всей семьей совестили Рину.

- И зря. Наше путешествие в Альзеан вышло очень даже успешным. Вверительные грамоты Тома ждут тебя на столе. Как и послание от его старшего брата. Кстати, с братом вы бы поладили. Он такой же любитель бумаг, как и ты. Крайне занудный и немного заносчивый, но, в целом, неплохой парень.

- Это сейчас имеет значение?

- А ты пришел поговорить о чем-то другом?

- Ден, не строй из себя шута!

Да, канцлер не в духе. И я прекрасно знал, почему, но сейчас не то время и место, когда хотелось бы выяснять отношения.

- Хорошо, я тебя слушаю, - ответил спокойно. – Только давай договоримся сразу. Я признаю, что виноват во всем на свете, поэтому не стоит ни в чем меня обвинять.

- Ден, ты точно в порядке?

Замечательный вопрос.

- Если ты о демоне, то да.

- Я не о демоне.

- Тогда нет.

Я поднялся и прошелся по комнате. В груди заболело сильнее. Кажется, сердце вспомнило, зачем оно мне дано. Представил Рину здесь, среди дворцовой фальши, рядом с моей мамашей. Тошно!

- Ты любишь Рину? – полетел в спину вопрос.

- Люблю. А толку, Эд? Что толку в чувствах, когда надо выбирать между королевством и счастьем? Впрочем, я подозреваю, что при любом исходе счастья мне не видать.

- Ты стал пессимистом.

- Нет, я просто слишком долго общался с демоном. И, поверь, мой характер не стал от этого лучше.

- Я знаю.

Я снова сел напротив Эда. Ему ли не знать, моему единственному другу. Нет, были, конечно, и Том, и Лео, и Айра. Вот только они почти не знали меня настоящего, а Эд знал и терпел, что было сложно. А я, как всегда, платил черной неблагодарностью. Сначала чуть не погубил его самого, теперь рушу жизнь его сестры, которую Эд очень любит, уж я-то знал.

- Ден, если ты разорвешь помолвку, у нас будут большие проблемы, - вздохнул Эд. – Но я поддержу тебя, выберемся.

- Выберемся? А какой ценой? За мою любовь будет платить целая страна? Знаешь, я даже подумал отречься от престола. Тогда принцессе не будет смысла становиться моей женой, у Дармиара же не будет повода объявлять нам войну или разрывать дипломатические отношения. Касилла выйдет замуж за моего преемника, все будут довольны и счастливы.

- Это не выход, Ден. Это трусость.

- Тогда я – трус. Я не готов платить чужим счастьем за свое собственное. Не готов, понимаешь? Ты ведь сам чуть голову не сложил, чтобы остановить войну с Затрией.

- Тем не менее, сижу перед тобой.

- Да, потому что Лесса – отчаянная женщина. И из двух зол я выбрал меньшее – Затрию. Рина еще хуже, конечно, но она уже смирилась с моим ответом. Пусть все остается, как есть.

Эд молчал, только укоризны во взгляде стало больше. Ему повезло, он обрел свое счастье. И это счастье не собиралось куда-то деваться из его рук. А я чувствовал себя опустошенным, обессиленным. Мне нужно было время, чтобы собраться с мыслями, а времени не было. Перенести свадьбу? Тоже не выход, станет только хуже. Жениться? И надеяться, что Рина поймет и простит? Не поймет и не простит. Живой пример, опять-таки, находится передо мной. Лауэры ничего не забывают.

- Ден, ты ломаешь себе жизнь, - снова заговорил Эд. – И не только себе, но и Рине.

- Я женюсь на Касилле. Это единственный выход, который вижу. И в брачном договоре будет пункт, о котором я говорил – не забеременеет за месяц, мы расстаемся. А я сделаю так, чтобы…

- Венден, ты себя со стороны слышал? – тихо спросил Эд. – Я слушаю, и мне становится страшно. Говоришь о чужой жизни, как о разменной монете.

- Не о чужой. О своей. Давай на прямоту, Эд. Ты действительно согласен, чтобы твоя сестра стала моей женой?

Канцлер молчал. Я знал его ответ.

- Если она тебя любит, почему нет? – вдруг произнес он. – Конечно, я хорошо тебя знаю. И не считаю, что ты можешь сделать женщину счастливой, но и Рина – тот еще подарок. Если она тебя любит, то почему нет.

- Мудрый ответ, - улыбнулся я. – Мне бы твою уверенность. Нет, Эд, я женюсь на Касилле. А там уже поглядим.

- Я услышал тебя.

Эд поднялся с кресла. В его глазах читалось то, что я меньше всего хотел видеть – жалость. Ко мне, не к сестре. Конечно, как человеку, который женился по любви меньше месяца назад, Эду было меня жаль. Но Рине будет лучше без меня. Увы.

Дни потянулись унылой чередой. Матушка являлась почти каждый день, напоминая, что надо ближе знакомиться с невестой. Девочка одна в чужой стране, а я к ней и носа не кажу. Я же представлял себе лицо матушки в момент, когда заявлю, что отказываюсь жениться. Её бы перекосило и скрючило, и уже за одно это я был готов рискнуть. Если бы речь шла только обо мне!

Единственным светлым пятном стал день, предшествующий свадьбе. Я бродил по дворцу из угла в угол. За мной бродили портные, умоляя примерить свадебный костюм, но я не желал его даже видеть. Все мысли были с Риной. Она не давала о себе знать, а спрашивать Эда я боялся. Канцлер выглядел хмурым, но на службу являлся ежедневно. Значит, дома все в порядке.

Около полудня я заперся в кабинете, послав всех к демонам. Поэтому, когда постучали в двери, поначалу собирался выругаться так, чтобы сами развернулись и ушли, но затем спросил, кого там принесло. Дверь приоткрылась, и на меня налетел маленький ураганчик.

- Верика! – Я не сразу узнал свою маленькую подругу, наряженную в форму столичной академии магии. – Какими судьбами?

- Здравствуй, Ден! – Она обняла меня так крепко, словно собиралась задушить. – Я попросила маму, чтобы мы тебя навестили.

- Верика, прекрати немедленно, - вбежала следом за ней Катарина. – Простите, ваше величество! Всего на минуту отвернулась, чтобы поговорить с его светлостью Эдмондом, а Верика уже убежала.

- Ничего. – Я подхватил девочку и посадил себе на колени. – Рассказывай, как тебе моя столица.

- Очень нравится! – Глаза Верики сияли. – Намного лучше, чем дома. Теперь у меня есть друзья.

- Призраки больше не приходят?

- Нет. – Она на мгновение отвела взгляд. – Но это ведь хорошо, да?

- Очень хорошо, милая, - потрепал её темные кудряшки. – Обещаю, если будешь старательно учиться, весной приглашу тебя с мамой в загородную резиденцию. Там огромная конюшня, выберешь любую лошадь.

- Любую? – загорелись глаза Верики.

- Да.

- Спасибо!

И она снова повисла у меня на шее. Бедная Катарина пошла пятнами – она, в отличие от дочери, понимала, что девочка ворвалась в кабинет короля Виардани. Но мне было все равно, а Верике – и подавно.

- Расскажи мне, как дела в академии, - спрашивал я.

- Не все получается, - насупилась Верика. – Я много пропустила с начала года. Но уже лучше! Профессора хвалят.

Надо будет узнать, что профессора могут сказать про её тип магии. Он выглядел любопытно.

- Ничего, получится, - говорил я. – Только не опускай руки.

- Хорошо, обещаю!

- Верика, нам пора. – Катарина, кажется, мечтала только о том, чтобы как можно скорее сбежать из дворца.

- Но мама!

- Иди, маму надо слушать, - сказал я. – А вот когда будут выходные в академии, приходи снова, я всегда рад тебя видеть.

- Спасибо!

И Верика звонко поцеловала меня в щеку, а затем пронеслась мимо онемевшей матери и скрылась за дверью. Я рассмеялся, впервые за эти дни.

- Не ругайте её, - сказал Катарине. – Я на самом деле рад, что Верика пришла меня навестить. Как вы? Справляетесь?

- Да, ваше величество. Благодарю за вашу доброту, - присела Катарина в глубоком реверансе.

- Вы тоже были добры к нам. И правильно сделали, что приняли мое приглашение. В академии о Верике позаботятся.

- Ей там очень нравится. – Глаза Катарины сверкнули. – И больше никаких призраков.

- Приходите, когда Верика пожелает.

- Обязательно придем.

Катарина снова рассыпалась в благодарностях, а я думал о том, что хоть кого-то сумел сделать счастливым. Пусть у этой маленькой девочки все сложится хорошо, тогда и у меня на сердце будет спокойнее.



ГЛАВА 39 Свет и тьма | Игра короля | ГЛАВА 41 Вопросы без ответов







Loading...