home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Элли

Забавно, как за такое короткое время можно накопить так много хлама. Я приехала в Ист-Парадайс с единственным чемоданом, но теперь, когда пришло время паковать вещи, я не знала, с чего начать. Теперь, вдобавок к моей одежде, у меня было мое первое и, возможно, последнее сшитое собственными руками лоскутное одеяло, которое однажды украсит кроватку моего ребенка. Была у меня соломенная шляпа, купленная в лавке Циммермана, широкополая мальчишеская шляпа, хорошо защищавшая лицо от солнца, когда я работала в поле. Были вещички поменьше: совершенно плоский камешек, найденный в ручье, спичечный коробок из ресторана, где я впервые ужинала с Купом, тот лишний тест на беременность из комплекта два по цене одного. И наконец, были вещи, слишком значительные по масштабу, чтобы уместиться в границы любого языка: духовность, смирение, покой.

Во дворе Кэти выбивала половики длинной ручкой от швабры. Интересно, часто я буду просыпаться в полпятого утра, воображая себе неслышную поступь мужчин, идущих в коровник на дойку? Сколько раз я буду забывать по вечерам включать будильник, понадеявшись на петуха?

Я также спрашивала себя, каково это будет снова переключать телевизионные каналы. Каждую ночь спать рядом с Купом, чувствовать на себе его руку. Я раздумывала о том, кто будет моим следующим клиентом и часто ли я буду вспоминать Кэти.

Послышался негромкий стук в дверь.

– Войдите.

В комнату вошла Сара, держа руки под фартуком.

– Я пришла узнать, нужна ли тебе помощь. – Глядя на пустые плечики на стене, она улыбнулась. – По-моему, ты слишком серьезно к этому относишься.

– Упаковать вещи было не так уж сложно. Посложнее будет отсюда уехать.

Сара опустилась на кровать Кэти, одной рукой разглаживая одеяло.

– Поначалу мне не хотелось, чтобы ты здесь жила, – спокойно сказала она. – Когда Леда в тот день впервые предложила это в суде, я сказала ей «нет». – Она подняла лицо, следуя за мной взглядом, пока я заканчивала прибираться. – Не только из-за Аарона, нет. Я думала, ты одна из тех, кто частенько приезжает к нам, притворяясь, что они похожи на нас, поскольку пытаются достичь душевного покоя. – Ее рука подобрала с одеяла какую-то нитку. – Но я быстро поняла, что ты совсем не такая. И, должна признаться, мы научились у тебя большему, чем ты могла бы научиться у нас.

Садясь рядом с Сарой, я улыбнулась:

– Я бы с этим поспорила.

– Ты вместе со мной присматривала за Кэти. Поэтому ты всегда будешь для меня особенным человеком.

Слушая эту спокойную, серьезную женщину, я вдруг почувствовала какое-то родство с ней. Она на время доверила мне свою дочь. Более чем когда-либо я оценила ее решительный и смелый шаг.

– Понимаешь, я потеряла Джейкоба и Ханну. И я не могла потерять Кэти. Ты ведь знаешь, мать сделает что угодно для спасения своего ребенка.

Я украдкой погладила свой живот:

– Да, знаю. – Я дотронулась до ее плеча. – Ты правильно сделала, что доверила мне защищать Кэти в суде. Не имеет значения, что говорил тебе Аарон, или епископ, или кто-то еще, сомневаться не следовало.

Сара кивнула, потом вытащила из-под фартука небольшой сверток в оберточной бумаге:

– Хотела тебе это отдать.

– Не стоило этого делать, – сказала я, смутившись оттого, что не подумала о подарке в ответ на гостеприимство Фишеров.

Я разорвала бумагу и увидела пару ножниц. Это были тяжелые серебряные ножницы с заметной зазубриной на одном лезвии. Они были отполированы, но привязанный к ручке обрывок бечевки был темным и жестким от запекшейся крови.

– Я подумала, тебе лучше их забрать, – просто сказала Сара. – Сейчас я не могу отдать их Аарону.

Я мысленно вернулась к показаниям судмедэксперта, к фотоснимкам пупка мертвого младенца из отчета о вскрытии.

– О, Сара… – прошептала я.

Я построила всю правовую защиту на том факте, что амишская женщина не станет, не сможет совершить убийство. И тем не менее передо мной сидела амишская женщина, вручившая мне вещественное доказательство, которое обличало ее.

В ту ночь в коровнике оставили свет, потому что Сара знала о беременности дочери. Испачканные кровью ножницы – ими Кэти перерезала пуповину – были спрятаны. Ребенок исчез, пока Кэти спала, и причина, по которой она не помнила, как заворачивала и прятала его тело, заключалась в том, что это сделала не она.

Я открывала и закрывала рот, так и не решившись задать один вопрос.

– В то утро солнце поднялось так быстро. Мне надо было вернуться в дом, пока Аарон не проснулся для дойки. Я подумала, что смогу вернуться позже, но надо было уходить. Просто надо было. – В ее глазах заблестели слезы. – Ведь это я отправила ее в английский мир, и я видела, как она меняется. Никто больше не заметил, даже Сэмюэл, но если бы заметил, я знала, что случилось бы тогда. Я хотела лишь, чтобы у Кэти была жизнь, которую она всегда для себя представляла, – здесь, среди нас. Ведь Аарон отослал Джейкоба и за меньшее прегрешение, чем у нее. Он никогда не принял бы этого ребенка… и Кэти тоже отослали бы. – Сара остановила взор на моем животе, где в безопасности лежал мой ребенок. – Теперь ты понимаешь, Элли, правда? Я не смогла спасти Ханну, не смогла спасти Джейкоба… У меня оставался один последний шанс. Все равно что, но чего-то я могла лишиться. И я выбрала. Я сделала то, что должна была, чтобы оставить при себе дочь. – Она наклонила голову. – И все же я едва ее не потеряла.

Во дворе прозвучал автомобильный гудок. Я услышала, как хлопнула дверь машины и зазвучали голоса Купа и Кэти.

– Ладно. – Сара вытерла глаза и встала. – Не хочу, чтобы ты несла этот чемодан. Дай мне. – Улыбнувшись, она подняла чемодан, пытаясь определить его вес. – Приезжай к нам с ребенком, хорошо? – сказала Сара, опустив чемодан и обнимая меня.

Я оцепенела, не в силах обнять ее. Я была адвокатом, я служила закону. По долгу службы мне следовало вызвать полицию, сообщить информацию окружному прокурору. И потом Сару будут судить за то же преступление, за которое была осуждена ее дочь.

Но все же, словно по собственной воле, мои руки опустились на спину Саре, и я случайно задела большим пальцем одну из булавок от ее фартука.

– Береги себя, – крепко обнимая ее, прошептала я.

Потом я торопливо сошла по ступеням туда, где меня ждал большой мир.


Глава 19 | Простая правда | Благодарности







Loading...