home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эпилог

Солнце уже низко стояло на небе; его косые лучи пробивались между деревьями, и длинные тени ложились на дорогу, когда Гертруда и Вилли вышли из ворот кладбища.

Лошадь давно уже нетерпеливо фыркала; она за считанные минуты домчала их до места.

Подъезжая к дому, Гертруда сразу поняла, что произошло что-то необычное. Парадная дверь была открыта настежь, всюду мелькали огни, и пламя от камина, топившегося в гостиной, играло на стеклах окон. А когда они подъехали ближе, то увидели, что прихожая завалена сундуками и чемоданами: вернулась миссис Грэм.

Конечно, для Гертруды это нашествие было некстати, особенно теперь, когда ей хотелось представить Вилли как своего жениха Эмилии и своему отцу; ей не терпелось поделиться с ними своим счастьем.

Вилли в восемь часов обязательно должен был быть в Бостоне; он тотчас уехал в город, а Гертруда, не успев отворить калитку, сразу очутилась в объятиях Фанни Брюс. Та слышала о крушении, и они впервые виделись после этого. Гертруда спросила у нее, приехала ли миссис Грэм.

— Все, все приехали! И миссис Грэм, и Китти, и Изабелла, и еще маленькая девочка, и больной господин… Кажется, мистер Клинтон. Был и еще один господин, только он уехал.

— Кто же это?

— О! Такой высокий, с черными глазами и важным видом; очень красивый, только седой, как старик… Он не с ними приехал. Когда я пришла, он уже был здесь, а потом уехал.

Они дошли до дома, и Гертруда, отворив дверь, услышала голос миссис Грэм:

— И подумать только, что там были и вы, и наша Изабелла! Бедняжка! Она до сих пор не может опомниться! И Гертруда тоже там была! Говорят, она замечательно себя держала…

Она обернулась: в комнату входила Гертруда. Миссис Грэм подбежала к ней и горячо расцеловала.

— Ах! — воскликнула она. — Надо последовать примеру девочек и пойти стряхнуть с себя всю эту пыль. Где Бригита? Я хотела, чтобы она отнесла наверх мои вещи.

— Я помогу вам, — сказала Гертруда, взяв дорожный мешок, и пошла рядом с миссис Грэм. Она накинула на руку шарф, который валялся на полу, а на ходу поддерживала накидку, сползавшую с плеч миссис Грэм.

На первой площадке к ней бросилась Китти и сердечно расцеловала.

Наверху к ним вышла Изабелла, чем-то очень недовольная. Но, увидев Гертруду, она почти ласково обняла ее.

— Я очень рада видеть вас, — сказала она, — хотя не могу глядеть на вас без содрогания: вы напоминаете мне тот ужасный день, когда мы обе чуть не погибли. Как мы все-таки счастливо отделались, когда столько народа погибло в волнах! Я до сих пор все еще поражаюсь вашему спокойствию, Гертруда… Но не будем больше говорить об этом, мне и думать-то страшно! — она передернула плечами, а потом ее лицо приобрело свое обычное недовольное выражение.

— Китти, я думала, что ты принесешь воды, — сказала она Китти, которая только что поднялась с чемоданом тетки.

— Дайте мне кувшин, — предложила Гертруда, — мне все равно надо спуститься, и я пришлю вам воду с Бригитой.

— Благодарю, — сказала Белла.

— Нет, нет, Гертруда, я сама сбегаю! — крикнула Кити, но Гертруда уже ушла.

Миссис Эллис была возмущена.

— Подумать только, — воскликнула экономка, — приехать впятером, даже не предупредив! Дома ничего нет, ни пирожков, ни ветчины… А с дороги всем только подавай!..

— Ну, если они голодны с дороги, миссис Эллис, то поедят и солонины, и сухарей, и простого печенья, — успокоила ее Гертруда. — Дайте-ка мне ключи и не волнуйтесь, все обойдется.

Стол был накрыт, и всего оказалось вдоволь. Миссис Эллис с гордостью осмотрела столовую и, встретив сияющие глаза и веселую улыбку девушки, воскликнула:

— Глядя на вас, Гертруда, можно подумать, что вы не нарадуетесь их приезду!

Гертруда промолчала, продолжая доставать салфетки из буфета.

В эту минуту в дверях показалась Китти; она вела за руку девочку.

Китти с улыбкой подошла к Гертруде, обняла и прошептала ей на ухо:

— Я так счастлива, Гертруда!

Она засмеялась, затем расплакалась, а в промежутке между тем и другим успела рассказать Гертруде, что она теперь невеста, а девочка — племянница ее жениха, сирота, которую он любит как дочь.

— И знаете, Гертруда, я так вам обязана!

— Мне? — удивилась Гертруда.

— Да, вам. Прежде я была пустой и ветреной, а после знакомства с вами я стала серьезнее. Разве иначе он полюбил бы меня и счел бы, что я смогу заменить мать этой девочке, этой маленькой Грейс?

Она нежно взглянула на ребенка.

— Можете себе представить, Гертруда, такую ветреницу, как я, — женой священника?

Гертруда от души пожелала ей счастья.

Пока они разговаривали, маленькая Грейс, которая все время держала Китти за руку, потихоньку просунула другую ручку в руку Гертруды. Тогда и Гертруда пристально взглянула на нее и очень удивилась, узнав в ней девочку, которую она выручила от насмешек избалованных детей в зале отеля «Конгресс».

К чаю все собрались, стало шумно и весело. Молодежь сгрудилась в уголке, подальше от камина; у огня остались только мистер Клинтон и мистер Грэм; миссис Грэм и Эмилия сидели рядом на диване.

В другом углу у стола Гертруда и Китти рассматривали альбом с видами Европы, который привез мистер Грэм. На коленях у Китти сидела маленькая Грейс, а Фанни пристроилась к Гертруде.

Вдруг открылась дверь, и вошли мистер Амори и Вилли.

Все удивились, увидев их вместе, как старых знакомых. Мистер Грэм представил Филиппа мистеру Клинтону (не упомянув, однако, о том, кем он ему приходится) и собирался представить его жене, но это оказалось излишним, так как она не забыла их встречи в Баден-Бадене.

Вилли был знаком со всеми, кроме Эмилии. Когда он подошел поздороваться с мистером Клинтоном, тот о чем-то тихо спросил его. Получив утвердительный ответ, он взял за руку Изабеллу и, подойдя к мистеру Амори, громко сказал дрожащим голосом:

— Мистер Салливан сообщил мне, что вы спасли мою дочь…

В это время в комнату вошла Гертруда с газетой для мистера Грэма.

Мистер Амори обнял ее и сказал, подводя к мистеру Клинтону:

— Вот кто спас жизнь вашей дочери, сэр. Правда, я вынес мисс Клинтон на берег, но я был уверен, что спасаю свою дочь, и даже не подозревал, что она добровольно уступила вашей последнюю возможность спастись от гибели.

— О, Гертруда! — воскликнула Изабелла. — Я и не знала… Я никогда не думала…

— Как вашу дочь? — перебила Изабеллу миссис Грэм, обращаясь к мистеру Амори.

— Да, мою дочь, — ответил Филипп, — мою дочь, которая, по счастью, наконец возвращена мне… И которую я, ее отец, отдаю молодому человеку, достойному ее, — продолжал он, соединив руки Вилли и Гертруды.

На минуту все смолкло.

Затем мистер Грэм встал, сердечно пожал руки жениха и невесты и поспешно удалился в библиотеку, его обычное убежище от всяческих волнений.

— Гертруда, вы помолвлены с Вилли? О, как я рада! Как я рада! — закричала Фанни, кружась по комнате.

— И я рада! — подхватила Грейс, встав на носочки, чтобы поцеловать Гертруду.

Тогда поднялся мистер Клинтон и сказал растроганным голосом:

— Я счастлив, что Гертруда нашла себе награду в любви человека, которому каждый отец может без опасения вверить судьбу своей дочери!

Такие переживания не прошли даром для бедного старика; он почувствовал себя неважно. Вилли заботливо проводил его в кабинет и оставался с ним, пока старику не стало легче; затем вернулся к остальному обществу. Его подвели к Эмилии и представили. Она поздравила его и пожелала счастья.

И долго еще они говорили о прошлом, о счастливом настоящем и о надеждах на будущее…


Глава XLVIII Вознаграждение | Фонарщик | * * *







Loading...