home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Со скоростью света

Алек стоял, забыв опустить протянутую руку, и с замирающим сердцем смотрел на пустое место, где всего пару секунд назад находился Магнус.

Только что он держал руку своего возлюбленного, а теперь перед ним зияла лишь черная дыра разбитого окна. Тысячи крошечных острых осколков сверкали на винно-красном ковре.

Тело Алека пронзила мучительная боль; ему невольно вспомнились те, кого он потерял в битве при Аликанте. Он не мог теперь лишиться еще и Магнуса. Он был рожден для того, чтобы стать воином, солдатом, бойцом, неугасающим светочем среди мрака. Но сейчас его охватил глубинный, первобытный ужас, которого он никогда не испытывал прежде, даже в разгар сражения.

Алек услышал крик, едва различимый сквозь завывавший снаружи ветер, и рванулся к окну.

И он увидел Магнуса – тот висел в воздухе рядом с вагоном. Его схватило какое-то существо, сидевшее на крыше поезда; оно отдаленно напоминало столб дыма в виде дерева. Магнус запутался в кошмарных живых ветвях, тварь своими темными щупальцами держала обе его руки. Внизу чернела пропасть глубиной в несколько сотен футов.

«Дымная» шкура демона пузырилась, ветер гнал по ней волны. Первым побуждением Алека было всадить в тварь несколько стрел, но он тут же отбросил эту мысль – ведь враг держал Магнуса над бездной. Сам Магнус не мог применить чары, потому что демон обездвижил его руки. Алек взглянул вниз, в ущелье, но его дно скрывалось в темноте.

– Магнус! – крикнул он. – Я иду к тебе!

– Чудесно! – заорал в ответ Магнус. – Я тут пока задержусь ненадолго!

Алек кое-как выкарабкался из разбитого окна, но не свалился вниз, несмотря на то, что вагон раскачивался из стороны в сторону; мысленно он поблагодарил руну Сноровки за то, что она помогала ему сохранять равновесие. Он поднял руки и уцепился за медные буквы «Т» и «Е» в начале слова INTERNATIONALE, тянувшегося вдоль вагона над окнами. Теперь ему оставалось лишь напрячься, подтянуться и закинуть ноги на крышу.

Он знал, что у него все получится. Во время тренировок Алек выполнял подобные трюки сотни раз. Но оказалось, что буква «Т» была укреплена плохо, и когда Алек вцепился в нее, она со скрежетом отошла от стены, державшие ее винты застонали и погнулись. Алек едва успел закинуть на крышу одну ногу, когда буква отвалилась. Распластавшись на слегка изогнутом «боку» вагона, он судорожно нащупывал точку опоры.

– Ты в порядке? – крикнул Магнус.

– Все идет по плану! – отвечал Алек. Он начал соскальзывать, медленно, но верно, дюйм за дюймом.

Ему стало жарко, сердце колотилось; он знал, что нужно немедленно действовать, или его друг погибнет. Он вцепился в стенку вагона со сверхъестественной силой, порожденной лишь могучим желанием спасти Магнуса, и ухитрился найти опору для одной ноги. Упершись в какой-то выступ, он оттолкнулся и быстро вскарабкался на крышу.

Но не успел Алек выпрямиться и твердо встать на ноги, как сзади в него врезалось нечто крупное и тяжелое. Щупальца опутали его ноги и туловище, сжали его, словно в тисках. Дюжины небольших алых присосок впились в его тело сквозь влажную майку, и он ощутил невыносимое жжение.

Алек смотрел прямо в огромные безумные глаза и разверстую пасть демона-раума. Тварь попыталась укусить его, раздалось отвратительное хлюпанье, щелкнули зубы. Алек, будучи не в состоянии воспользоваться луком и клинками серафима, применил единственное оружие, которое у него осталось. Он замахнулся и изо всех сил ударил демона-раума кулаком в морду.

Кулак врезался в выпученный глаз. Локоть Алека расплющил твари нос. Алек колотил демона по морде до тех пор, пока тот не ослабил хватку; тогда Сумеречный охотник пинками отбросил щупальца в сторону и вырвался. Он рухнул на спину, но тут же проделал сальто и опустился на колени на крышу вагона. В следующий миг в руках его очутились лук и стрела, и он прицелился в наступавшего раума.

Адская тварь сумела заслониться щупальцем от первой стрелы, споткнулась, когда вторая стрела пронзила ей колено. Но раум окончательно остановился лишь после того, как третья стрела, выпущенная практически в упор, угодила ему в грудь. Демон издал душераздирающий визг, пошатнулся, потерял равновесие, свалился с поезда и исчез во тьме.

Лук выпал из ослабевших пальцев, зазвенел о металл, и Алек, тяжело дыша, оперся рукой о крышу, чтобы не упасть. Все тело горело; несколько дюжин крошечных ранок, оставленных отравленными присосками демона, причиняли ему жестокие страдания. Трясущимися руками он нашарил в кармане свое стило и, прижав его к груди в области сердца, изобразил на коже целительную руну ираци. В тот же миг сердцебиение успокоилось, и к онемевшим конечностям вернулась чувствительность.

Алек с хрипом втянул воздух. От демонического яда было не так просто излечиться. Руна приносила лишь временное облегчение.

Следующие несколько минут следовало провести с пользой.

Могучим усилием воли он заставил себя подняться на ноги и обернулся к Магнусу, который все еще висел в лапах какого-то темного чудовища, похожего на гигантского осьминога. Таких демонов Алек никогда прежде не видел, даже в «Кодексе» не встречалось ни иллюстраций, ни упоминаний о них. Но это было неважно. Существо сцапало Магнуса и собиралось бежать.

Алек подхватил свой лук и бросился в погоню; он несся по крышам, перепрыгивал с одного вагона на другой, все это время не сводя взгляда с Магнуса. Он твердо решил, что больше не выпустит друга из виду. Страх гнал его вперед, побуждал напрягать последние силы, забыть об осторожности. Он едва не рухнул вниз, когда поезд сделал резкий поворот.

Внезапно словно из ниоткуда появились несколько демонов-рейвенеров; они преградили Алеку путь, шипели, щелкали страшными челюстями, размахивали хвостами с ядовитыми колючками, похожими на жала скорпионов. Холодный, бесстрастный голос в мозгу Алека отметил, что совместное нападение такого количества разных типов демонов – необычное явление. Обычно они держались своих сородичей и не покидали стаи.

Это почти наверняка означало, что демонов кто-то вызвал. Что за этой атакой стоит чья-то злая воля, что кто-то стремится уничтожить именно их, Алека и Магнуса.

Однако в тот момент у Алека не было времени размышлять над этим вопросом, не было времени возиться с демонами-рейвенерами. Каждая зря потраченная секунда уменьшала его шансы спасти Магнуса. Он начал стрелять на бегу, почти не целясь; сейчас была важна не точность, а быстрота. Одна стрела прикончила прыгнувшего рейвенера прямо в воздухе, двух Алек сбросил с поезда ударами лука. Еще один демон-раум рассыпался в прах, получив стрелу в глотку. Клинок серафима шипел, рассекая плоть адских созданий с такой же легкостью, как рассекал бы ночной воздух.

Наконец, Алек выпрямился. Он был покрыт слизью и кровью врагов. Он понял, что пробился через заслон демонов.

Все тело болело, и руна ираци уже исчезала. Но Алек еще не закончил. Стиснув зубы, пошатываясь, он двинулся вперед. Демон, похожий на облако дыма, добрался до хвоста поезда и остановился. Он держал Магнуса двумя щупальцами, четырьмя обхватил крышу вагона, а последние два болтались в воздухе из стороны в сторону, словно демон хотел определить направление ветра. Но нет – концы щупалец начали светиться каким-то странным светом, они оставляли в воздухе огненные линии, и линии эти следовали за движущимся поездом.

Алек, прищурившись, различил среди путаницы алых огненных следов пентаграмму; ее очертания постепенно вырисовывались в воздухе позади последнего вагона. Он вложил в лук стрелу, прицелился между глаз монстра и выстрелил. Но стрела отскочила от «бурлящей» шкуры демона, не причинив ему никакого вреда. Охотник схватил новую стрелу, натянул тетиву, выстрелил, но безрезультатно. Посередине пентаграммы образовалась дыра, и демон уже тащил туда Магнуса. Он мог швырнуть чародея в иное измерение или в какую-нибудь бездонную пропасть.

Алек вытащил из колчана очередную стрелу. На этот раз он прицелился в одно из щупалец, державших Магнуса. Он быстро прошептал молитву, обращенную к Ангелу, и выстрелил.

Стрела угодила в щупальце в нескольких футах от тела Магнуса. Чудовище дернулось, распрямилось и несколько ослабило хватку. Магнус, не тратя времени даром, вырвал руку и начал быстро водить ею перед собой в воздухе. Второе щупальце, державшее его, покрылось «паутиной», сотканной из голубых искр. «Дымный» демон издал высокий вопль и, отдернув щупальца, выпустил Магнуса. Чародей с глухим стуком рухнул на покатую крышу вагона и съехал вниз.

Алек прыгнул, упал на живот и скользнул вперед по холодному металлу; мгновение – и он уже очутился на самом краю. Он успел коснуться кончиков пальцев Магнуса, но схватил лишь пустоту. Магнус полетел вниз.

Алек рванулся вслед за ним и вцепился в мокрую рубашку. Он схватил ее обеими руками и, напрягая остатки сил, потащил вверх.

Он почувствовал, что сейчас упадет в обморок, перед глазами возникла туманная пелена, но в следующий миг Магнус очутился в его объятиях. Чародей, ошеломленно моргая, уставился на Алека своими золотистыми глазами.

– Спасибо, Александр, – пробормотал Магнус. – К несчастью, чудище-осьминог снова атакует.

Алек откатился в сторону, увлекая за собой Магнуса. Черное щупальце врезалось в крышу в том месте, где они только что находились. Но когда разъяренный монстр занес щупальце для очередного удара, Магнус резко выпрямился, сел и воздел руки. Луч синего пламени отрезал одно из мелькавших в воздухе щупалец, черная сукровица брызнула во все стороны, а демон отдернул обрубок.

Магнус поднялся на ноги. Алек хотел последовать его примеру, но ему помешал резкий приступ головокружения. Действие руны ираци почти прекратилось, и яд демона-раума отравлял его кровь.

– Алек! – вскрикнул Магнус. Ветер, свистевший вокруг поезда, трепал его волосы. Он взял Алека за руку, заставил его подняться на ноги, не обращая внимания на черного демона, нависавшего над ними. – Алек, что с тобой?

Алек попытался нащупать в кармане стило, но оно было бесполезно – перед глазами все двоилось. Он слышал, как Магнус повторяет его имя, слышал шипение приближавшегося демона. Все пропало: Магнус физически не мог в одно и то же время спасти Алека и отразить нападение демона.

«Магнус, – про себя произнес Сумеречный охотник. – Беги. Защищайся».

«Дымное» чудовище протянуло к ним свои щупальца, но в этот миг между демоном, Алеком и Магнусом возникла темная фигура.

Это была женщина; ветер растрепал ее темные волосы, хлопал плащом. В одной руке она сжимала трехгранный меч, и клинок сверкал в лунном свете.

– Назад! – крикнула она. – Я с ним разберусь.

Она взмахнула рукой, и невиданный черный демон издал какой-то странный хриплый стон, похожий на треск поленьев в очаге.

– Я уже встречал ее, – в изумлении прошептал Алек. – Это та самая женщина, с которой я сражался на Сумеречном базаре в Париже. Магнус…

Очередной приступ тошноты и нестерпимой боли помешал ему договорить. Зрение снова затуманилось. Он почувствовал себя так, словно его избили и последний удар нанесли в солнечное сплетение; ноги отказывались повиноваться ему.

– Магнус, – пролепетал он.

Навалилась смертельная усталость, темнота подступала со всех сторон, и звезды в небе угасали одна за другой, но Магнус уже был рядом и подхватил его.

– Алек, – повторял он снова и снова; казалось, это говорил кто-то чужой, а не Магнус. Куда подевался его обычный тон – небрежный, самоуверенный, но такой бесконечно чарующий. Сейчас хриплый голос чародея был полон бессилия и безграничного отчаяния. – Алек, пожалуйста.

Веки его сделались свинцовыми, глаза начали закрываться, и он никак не мог этому помешать. Казалось, весь мир, вся вселенная хотела, чтобы он, наконец, уснул. Алек заставил себя приподнять веки, и последним, что он видел, было лицо склонившегося над ним Магнуса, его чудесные, прекрасные и странные глаза.

Алеку хотелось сказать, что все в порядке. Магнус был в безопасности. Алеку ничего не оставалось больше желать.

Он попытался поднять руку, чтобы прикоснуться к щеке Магнуса. Но не сумел.

Вокруг стало совершенно темно. Лицо Магнуса поблекло, постепенно растворилось в тумане, и его, подобно всему остальному, поглотило беззвездное ночное небо.


Глава 7 «Восточный экспресс» | Красные свитки магии | Глава 9 Шинь Юнь







Loading...