home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Вечные ценности[20]

Нет другого такого города, как Рим, подумал Магнус, когда на горизонте показались купола базилик. Разумеется, то же самое он мог бы сказать о многих других городах. Таково было одно из преимуществ вечной жизни. В этом мире его каждый день ждали новые чудеса.

Не было второго такого города, как Токио, с его уникальным сочетанием традиционной культуры и современных технологий. Не было другого такого города, как Бангкок, гигантская агломерация, простиравшаяся до самого горизонта, куда ни взгляни. В мире существовал лишь один Чикаго, город джаза и «глубокой пиццы».

Но ни одна из столиц Земли не могла по красоте сравниться с золотым Римом, Вечным городом.

Прошлой ночью Магнус и Алек уснули прямо у костра под открытым небом. Их разбудило пение птиц и первые лучи солнца, возвещавшие о наступлении нового дня. Магнус искренне считал, что это утро было одним из самых счастливых в его жизни.

Он сожалел лишь о том, что им не пригодился шикарный волшебный павильон из козьих шкур. Более того, ему показалось, что Алек даже не переступал порога этой «царской» палатки. Жаль, думал Магнус, который был очень доволен своей работой. Но он утешал себя мыслями о том, что у них с Алеком все впереди.

Он чувствовал прилив сил, и цель была совершенно ясна: как можно быстрее покончить с проблемой культа и вернуться к романтическим каникулам. Судя по всему, члены «Багровой Руки» обосновались в Риме. Магнусу оставалось лишь отыскать их и того, кто их возглавлял. У него найдется немало теплых слов и соответствующих заклинаний для этого наглеца, который присваивает себе секты, портит другим отдых и вызывает Верховных Демонов. Он был совершенно уверен, что способен одолеть почти любого мага в этом мире (даже Барнабаса – особенно Барнабаса). Магнус знал: даже если члены секты совершенно спятили и вступили в контакт с Асмодеем, они еще не вызвали демона. Если бы его отец пришел в этот мир, он давно разыскал бы Магнуса.

Да, определенно, все это скоро кончится.

Магнус аккуратно сложил походные принадлежности и отправил их туда, откуда они явились. Шинь Юнь последовала его примеру, и все трое забрались в «мазерати».

– Думаю, на сей раз карта нам не понадобится, – легкомысленно заметил Магнус, обращаясь к Алеку. – Все дороги ведут в Рим.

Алек в ответ усмехнулся.

– А мне кажется, карта с тобой не согласится.

Всего через пару часов они уже ползли по улицам Рима, где низкая посадка «мазерати» и его стильные очертания отнюдь не вызывали всеобщего восхищения. Напротив, на красный автомобиль обрушился гнев целой армии скутеров и крошечных «фиатов», окруживших его со всех сторон. Магнус знал, что тут на дорогах творится настоящий ад, а уж ему-то доводилось видеть города с ужасными пробками. Но, в конце концов, все закончилось благополучно, и они с Алеком добрались до забронированного заранее «люкса» в бутик-отеле «Палаццо Манфреди», через дорогу от Колизея. Не сговариваясь, они решили, что как только попадут в свой номер, тут же упадут на суперкомфортабельную кровать, застеленную дорогими шелковыми простынями, и проспят до вечера в шикарном номере с кондиционером. Даже Шинь Юнь, казалось, падала от усталости, направляясь в свой номер, расположенный по соседству. Во всяком случае, на прощание она не сказала ни слова.

Войдя в номер, Алек изумленно присвистнул. Он поставил чемодан у двери, прислонил лук к стене и растянулся во весь рост на роскошном, мягком, широком диване, обитом алым бархатом.

Магнус сотворил несколько защитных заклинаний, чтобы никто не потревожил их во время сна, рухнул рядом с Алеком на диван и положил голову ему на грудь. Точно так же поступил бы Председатель Мяо, если бы Магнус оказался сейчас дома. Он обнял Алека, уткнулся лицом в его шею, вдохнул аромат его кожи и волос. Рука Алека легла на спину Магнуса, пальцы нежно поглаживали его лопатки. Магнус поцеловал подбородок возлюбленного, потерся щекой о двухдневную щетину Алека. Он почувствовал, как Алек судорожно вздохнул.

– От тебя потрясающе пахнет, – прошептал Алек. – Почему… почему от тебя всегда так сексуально пахнет?

– Гм, – промычал Магнус, которого этот комплимент привел в восхищение, несмотря на одолевавший его сон. – Думаю, это сандал.

– Великолепно, – прошептал Алек. – Иди сюда, обними меня. Я хочу, чтобы ты был рядом.

Магнус поднял голову и посмотрел на юношу. Глаза Алека были закрыты, он дышал ровно, глубоко.

«Иди сюда, обними меня. Я хочу, чтобы ты был рядом». Может быть, Алеку было легче произносить вслух подобные вещи, когда он находился в полусне. Магнусу до сих пор не приходило в голову, что Алек, возможно, стесняется говорить нежности. Он-то думал, что тот просто не хочет или не умеет говорить ласковые слова.

Магнус свернулся рядом с Алеком, прижавшись к нему. Ноги их переплелись. Магнус провел пальцем по щеке Магнуса, вниз, к губам. У Алека были темные, изогнутые, пушистые ресницы, такие длинные, что они почти касались его скул, когда глаза у него были закрыты. Губы были мягкими, полными, спутанные кудри походили на черные шелковые нити. Алек выглядел таким нежным, уязвимым, и иногда трудно было поверить в то, что он – тот самый Сумеречный охотник, который в бою становился воином с холодным взглядом и твердо держал в руках смертоносный лук.

Магнус подумал: может быть, разбудить Алека, предложить ему перебраться в спальню. Он мог бы целовать этот чувственный, соблазнительный рот, перебирать шелковистые волосы. Он слегка коснулся губами щеки Алека, закрыл глаза…

Очнувшись, Магнус взглянул в огромное окно, увидел, что солнце уже стоит низко над горизонтом, и выругал себя за то, что проявил слабость и поддался усталости. Он понятия не имел, сколько часов проспал. Алека рядом не было.

Он обнаружил его на балконе, за накрытым столом, уставленным сверкающими приборами и тарелками с сыром, хлебом и фруктами. Алек взглянул на Магнуса и поднял бокал шампанского.

– Александр Лайтвуд, – восхищенно произнес Магнус. – Отлично сыграно.

Алек повертел в пальцах бокал. Образу представителя «золотой молодежи» не соответствовала лишь робкая юношеская улыбка.

– Просекко?

Балкон напоминал чашу, наполненную теплым солнечным светом. Они сидели рядом, и Магнус рассылал сообщения всем, кого только мог вспомнить, спрашивая, не видел ли кто в городе Барнабаса. Заодно он съел примерно килограмм ветчины. Несмотря на волнения последних дней и внутреннее напряжение, легкий ужин в компании Алека заставил его почувствовать себя почти как дома.

«Он должен ко мне переехать, – подумал Магнус. – Нет, нет, еще слишком рано… может быть, подождать год?»

Магнус был в ванной, когда услышал громкий голос Алека, доносившийся из гостиной. Он поспешно схватил огромное, пушистое махровое полотенце, похожее на облако, обернул его вокруг бедер и поспешил в гостиную, испугавшись, что на Алека напал очередной демон.

Алек и Шинь Юнь, сидевшие на противоположных концах дивана, замерли от неожиданности. Женщина быстро отвела взгляд; Алек, напротив, уставился на чародея. До Магнуса дошло, что он ворвался в комнату в одном лишь полотенце, с мокрой головой, и вода стекает с волос на обнаженную грудь.

Неловко вышло.

Магнус взмахнул рукой, и вместо полотенца на нем появились бордовая футболка с глубоким V-образным вырезом, небрежно повязанный шелковый шарф и облегающие джинсы. Он босиком подошел к Алеку и быстро прижался губами к его пылающей щеке. И только тогда соизволил заметить Шинь Юнь.

– Добрый день. Шампанского?

– Я ухожу, – отрезала Шинь Юнь.

– То есть как это, навсегда? – с надеждой спросил Алек.

– Не думал, что в полуобнаженном виде навожу на людей такой ужас, – заметил Магнус. – Напротив, некоторые главы государств в свое время считали «привилегией» возможность меня лицезреть.

Алек закатил глаза. Чувствовалось, что он напряжен. Наверное, стоит заказать несколько сеансов массажа, подумал Магнус.

– У меня в Риме есть пара знакомых, но они не станут разговаривать с Сумеречным охотником, – объяснила Шинь Юнь. – Кроме того, я провела с вами в машине почти двое суток. Пора отдохнуть друг от друга. Только без обид.

– Никаких обид, – пробормотал Алек. – Скатертью дорога.

– Может, хотя бы кофе выпьешь? – предложил Магнус, чувствуя себя немного неудобно.

– Я не могу задерживаться, – ответила Шинь Юнь.

– Она не может задерживаться, – повторил Алек. – Ты же слышал, что она сказала. Ей нужно идти.

Шинь Юнь помахала Магнусу, передразнивая его жест, и вышла из номера.

Магнус обернулся к Алеку, и тот поцеловал его.

Алек двигался так, как может двигаться только Сумеречный охотник, стремительно и бесшумно. Только что он сидел на софе, и вот уже стоит рядом с Магнусом, снимает рубашку, его ладони скользнули вверх по рукам Магнуса…

Он целовал своего возлюбленного, страстно, отчаянно… За короткое время он действительно преуспел в науке поцелуев. Он оторвался от губ Магнуса лишь затем, чтобы развязать его шарф и стащить с него через голову футболку. Футболка полетела в сторону окна. Магнус целовал лицо Алека, его руки, всеми способами побуждая его продолжать. Ему казалось, что он очутился в центре урагана наслаждения. Руки Алека плавно скользили вверх по мускулистой спине Алека, по его бокам, плечам, движения были нетерпеливыми, жадными. Магнус пошатнулся, шагнул назад – ему нужно было на что-то опереться, ноги у него подкашивались. Он привалился спиной к стене.

– Прости! – воскликнул Алек, и на его лице вдруг появилось озабоченное выражение. – Я… все в порядке, Магнус?

Выражение его лица стало робким, неуверенным. Магнус протянул руку, запустил пальцы в шелковистые волосы Алека и снова привлек его к себе.

– Все в порядке, – пробормотал он. – Все просто превосходно. Я люблю тебя. Иди ко мне.

Алек сжал его в объятиях, поцеловал, прикусил ему нижнюю губу. Прикосновение обнаженного тела сводило с ума, кружило головы. Магнус провел ладонью вниз по животу Алека, чувствуя, как напряглись могучие мышцы. Когда он начал расстегивать джинсы Алека, тот издал низкий, страстный стон, не отрываясь от губ Магнуса.

– Любимый, да… – прошептал он. – Прошу тебя, да…

Магнус заметил, что его рука дрожит. Наконец молния была расстегнута, и Алек откинул голову назад. Его глаза были закрыты, как и утром, прекрасные ресницы подрагивали, но на этот раз от наслаждения. Он приоткрыл губы.

И прошептал:

– Подожди…

Магнус немедленно отстранился, чувствуя, как бешено колотится сердце, убрал руки. Спрятал их за спину.

– Конечно, – хрипло произнес он. – Мы будем ждать столько, сколько ты пожелаешь.

Алек инстинктивно потянулся, чтобы удержать Магнуса. Затем руки его безвольно упали, и он стиснул кулаки. Взгляд его долго блуждал по телу Магнуса, но через пару минут он громадным усилием воли заставил себя отвести глаза. Чародей смотрел на четкие, даже жесткие черты лица возлюбленного и думал об упорстве и беспощадности ангелов.

– Я хочу этого, – произнес Алек с отчаянием в голосе. – Я хочу быть с тобой сильнее, чем чего бы то ни было за всю свою жизнь. Но… у нас все должно быть общим, и радости, и несчастья. Ты сейчас занят борьбой с сектой, и я не хочу просто весело проводить время, пока Шинь Юнь нет поблизости… Ведь я чувствую, что тебя терзает тревога. Что тебе нет покоя.

Магнус никогда не думал, что его может так тронуть речь, произносимая собеседником, застегивающим ширинку.

– Я хочу, чтобы проблема была решена как можно скорее, – сказал Алек, решительным движением натягивая рубашку. – Мне нужно идти.

Магнус подобрал свою скомканную футболку, которая валялась у окна. Оделся и некоторое время пристально смотрел на величественные очертания Колизея, где люди сражались друг с другом задолго до того, как он появился на свет.

– Мне бы хотелось, чтобы ты остался, – мягко произнес он. – Однако ты прав. Но хотя бы поцелуй меня на прощание.

На лице Алека застыло странное выражение – как будто кто-то причинил ему боль. Но нет, это не боль, подумал Магнус. Голубые глаза, которые Магнус так любил, почти почернели.

Алек одним прыжком пересек комнату, прижал Магнуса к окну и поднял его футболку так, что спина Магнуса касалась нагретого солнцем стекла. Он целовал любимого, на этот раз медленно, не торопясь, и поцелуи его имели вкус горьких сожалений. Невнятно, будто пьяный, Алек пробормотал:

– Да… да… Нет! Нет, я должен ехать в Институт.

Он отступил, шагнул прочь от Магнуса, подобрал свой лук, нервно покрутил его, словно ему нужно было чем-то занять руки.

– Если в городе появился новый культ или активизировались демоны, в Институте должны об этом знать. Мы должны использовать все ресурсы, которые только есть в нашем распоряжении. Мы и так уже проспали целый день. Кто знает, что успели натворить сектанты за эти несколько часов… Мне пора.

Магнус хотел рассердиться на Алека за отказ, но не мог злиться: он говорил правду, им действительно необходимо действовать – срочно, немедленно.

– Поступай, как считаешь нужным. Я с тобой согласен, – произнес он.

– Хорошо, – сказал Алек. – Хорошо. Я пойду. А ты оставайся здесь. Береги себя. Никого не впускай в номер. Никуда не ходи без меня. Обещаешь?

Магнус побывал в преисподней во время галлюцинаций, вызванных ядом демонов, бродил голодный и бездомный по улицам городов, которые сейчас лежали в руинах, испытывал отчаяние, заставившее его поджечь воду, валялся мертвецки пьяный в пустыне. И сомневался, что рок настигнет его в шикарном римском отеле.

Но он любил Алека именно за то, что тот беспокоился о нем.

– Мы всегда можем продолжить с того места, на котором остановились, – произнес Магнус, садясь на подоконник. – Ну, знаешь, когда ты вернешься.

Губы его медленно раздвинулись в лукавой улыбке. Алек сделал безнадежный и бессмысленный жест, сначала указал на себя, потом на Магнуса. Наконец, рука его застыла в воздухе. Он хотел что-то сказать, но, судя по всему, передумал, покачал головой, развернулся в сторону двери и вышел из номера.

Секунду спустя дверь с шумом распахнулась, и Алек появился на пороге.

– А может, остаться?

Магнус открыл рот, но Алек закрыл глаза, откинул голову назад, так, что даже слегка стукнулся затылком о дверь, и сам себе ответил:

– Нет! Я ухожу. Надо идти. Пока.

Он помахал Магнусу. Магнус щелкнул пальцами. Ключи появились будто ниоткуда и упали ему в ладонь. Он бросил их Алеку. Алек машинально поймал их, Магнус подмигнул ему.

– Возьми «мазерати», – сказал он. – И возвращайся поскорее.


Часть III Город войны | Красные свитки магии | Глава 19 Римский Институт







Loading...