home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Римский Институт

Алек мчался в лабиринте римских улочек. Он знал, что ему будет не хватать «мазерати». Ему уже сейчас не хватало Магнуса.

Он не переставая думал о том, как выглядел Магнус, когда вышел из ванной, когда его кожа еще была влажной и теплой, он вспоминал полотенце, обернутое вокруг узких бедер, рельефные мышцы, плоский живот, на котором блестели капельки воды. Темные волосы тоже были влажными, на них падал мягкий, золотистый солнечный свет. Алек больше любил шелковистые волосы Магнуса именно такими, без геля, без острых «шипов». Не то чтобы ему не нравилось, как Магнус одевается, но он видел, что тот носит одежду словно броню, будто пытается с ее помощью защититься от внешнего мира, который далеко не всегда встречал чародея с распростертыми объятиями.

Он не мог забыть о том, что произошло между ними в номере отеля двадцать минут назад. Он уже три раза разворачивал машину с намерением вернуться обратно. В последний раз он въехал задним ходом в слишком узкий переулок и поцарапал бок «мазерати».

Как ему хотелось, чтобы Магнус смог пойти вместе с ним в Институт! Алек удивлялся сам себе: он чувствовал беспокойство, смутную тревогу, чувствовал себя не в своей тарелке, потому что Магнуса не было рядом. Они проводили вместе каждый день и каждый час после отъезда из Нью-Йорка, и Алек к этому уже привык. Его не беспокоила очередная атака демонов… Вернее, беспокоила, но не слишком сильно. Он знал, что Магнус защитил номер отеля чарами и обещал никуда не выходить.

Это было так странно. Он скучал по Нью-Йорку; он скучал по Джейсу и Изабель, и по родителям, и даже по Клэри. Но сильнее всего он тосковал по Магнусу, а ведь они расстались всего полчаса назад.

Алек подумал: интересно, что ответит Магнус на его предложение жить вместе, когда они вернутся в Нью-Йорк.

По правилам, доступ в Римский Институт был разрешен только нефилимам; и, подобно многим Институтам, это здание при помощи гламора было замаскировано под старую церковь – ветхую, полуразрушенную и никому не нужную. Поскольку Рим по праву считался одним из самых густонаселенных городов Европы, Институт, помимо гламора, был защищен дополнительным слоем магии, которая на простых людей действовала так: они видели не Институт, а лишь полуразвалившуюся церквушку. Более того, они едва замечали ее, а если и замечали, то мгновение спустя забывали о ее существовании.

И это было очень грустно, потому что Римский Институт был одним из самых прекрасных в мире. Он был похож на многие римские храмы своими куполами, изящными высокими арками, мраморными колоннами, но скорее как отражение в кривом зеркале, которое удлиняет все, что показывает. Первый этаж Института, зажатый между двумя приземистыми домишками, был узким и тесным. Но когда здание поднималось над соседними, оно словно «расцветало», распускалось, как веер, канделябр или дерево, и выпускало наружу несколько куполов и башен. Результат был характерным для архитектуры Рима, и приятным глазу. Он был похож на живое существо.

Алек нашел поблизости место для парковки, но у него возник большой соблазн еще ненадолго остаться в машине и пролистать «Красные свитки магии». Он уже заметил несколько разночтений между текстом книги, которую они нашли в Венеции, и страницами, присланными Изабель. Но в последний момент он передумал и направился к дверям Института. Запрокинув голову и рассматривая впечатляющее сооружение, он вдруг почувствовал страх перед населявшими его незнакомцами, несмотря на то, что они были его собратьями, Сумеречными охотниками. Ему ужасно захотелось, чтобы рядом с ним сейчас был его парабатай. Он бы многое отдал за то, чтобы увидеть знакомое лицо.

– Привет, Алек! – раздался голос у него за спиной. – Алек Лайтвуд!

Обернувшись, Алек оглядел магазины на противоположной стороне улицы. И вдруг увидел знакомое лицо. Девушка сидела за небольшим круглым столиком на террасе летнего кафе.

– Алина! – удивленно воскликнул Алек. – Что ты здесь делаешь?

Алина Пенхаллоу смотрела на него, держа чашечку кофе. Ее черные волосы были подстрижены и едва доходили до подбородка, на носу красовались огромные солнечные очки. Она ослепительно улыбалась и выглядела гораздо лучше, чем в их последнюю встречу. Он и его семья гостили в особняке Пенхаллоу в ту ночь, когда пали щиты Аликанте. В ту ночь, когда не стало Макса.

– Мне нужно было отдохнуть от всего этого. Идрис отстраивают заново, но там сейчас такая неразбериха. Мама вся в делах.

– А как же иначе, ведь она – новый Консул. Поздравляю!

Алек не мог даже представить, что чувствует сейчас Джиа Пенхаллоу, избранная нефилимами «посредницей» между смертными и Ангелами. Ее обязанностью было следить за воплощением в жизнь заветов их небесных предков. Ему всегда нравилась мать Алины, спокойная, умная, искусная воительница из Пекина. Теперь, в новой должности, она могла сделать немало добра. Человек, занимающий пост лидера Сумеречных охотников, получал возможность многое изменить, и Алек все больше убеждался в том, что мир нуждается в изменениях. Он перешел улицу и перепрыгнул ленту, ограждавшую территорию кафе.

– Спасибо. А как у тебя дела? – спросила Алина. – Что ты здесь делаешь? И где ты раздобыл это невероятную, великолепную машину?

– Долгая история, – улыбнулся Алек.

– А как все остальные в Нью-Йорке? – расспрашивала Алина. – Все в порядке?

В последний раз они виделись вскоре после похорон Макса.

– Да, – негромко произнес Алек. – У нас все нормально. А у вас?

– Жаловаться не на что, – пожала плечами Алина. – Джейс с тобой?

– Э-э… нет, – пробормотал Алек.

Он подумал: а может быть, Алина спрашивает по какой-то личной причине? Он знал, что Алина с Джейсом как-то целовались в Аликанте, перед войной. Алек попытался вспомнить, что обычно говорила Изабель девушкам, которые интересовались Джейсом.

– Дело в том, – неуверенно начал он, – что Джейс – это прекрасная антилопа, которая должна быть свободной, чтобы носиться по равнинам.

– Как ты сказал? – удивилась Алина.

Наверное, Алека все же занесло не туда.

– Джейс сейчас дома со своей, гм, новой подружкой. Клэри. Ты ее, наверное, помнишь. – Алек надеялся, что это известие не разобьет сердце Алины.

– Ах да, та рыжая коротышка, – бросила она. Алина и сама была миниатюрной, невысокого роста, но упрямо отказывалась это признавать. – Знаешь, Джейс был таким печальным тогда, перед началом войны, вот я и подумала, что он, наверное, страдает из-за неразделенной или запретной любви. Мне и в голову не пришло, что это была Клэри. Ну, это же очевидно… Я думала, дело в том вампире.

Алек закашлялся. Алина протянула ему свою чашку с латте и предложила сделать глоток.

– Нет, – проговорил он, вновь обретя дар речи. – Джейс не встречается с Саймоном. Джейс… обычной ориентации. И Саймон тоже.

– Но я четко видела шрамы на горле Джейса, – возразила Алина. – Он позволил этому вампиру себя укусить. Он привел его в Аликанте. Я еще подумала: как типично для Джейса. Зачем ему обычные неприятности, если можно устроить настоящую катастрофу. Погоди… Ты что, подумал, что я хотела сесть в этот аварийный поезд?

– Что? – удивился Алек.

Как преданный парабатай, он находил весь этот разговор и тон Алины несколько оскорбительным.

– Я хочу сказать, что Джейс, конечно, очень клевый, и мне всегда нравились блондины, и мне на самом деле нравится Джейс, – начала объяснять она. – Он очень хорошо отнесся ко мне, с исключительным пониманием. И я надеюсь, что он совершенно счастлив со своей… как ее там. Или с этим вампиром. Или с кем ему угодно.

– Его зовут Саймон, – повторил Алек.

– Ну да. Я так и подумала, – сказала Алина. Она вертела в руках чашку с кофе, не глядя на Алека, потом добавила: – Я видела тебя и твоего, этого, из Нижнего Мира. Ну, ты знаешь. В Зале Соглашений.

Наступила тишина, неловкость стала буквально осязаемой. Алек вспомнил, как поцеловал Магнуса на глазах у Ангела и всех, кого он любил, а также нескольких сотен посторонних людей. У него тогда дрожали руки. Он так боялся сделать это, но еще сильнее он боялся потерять Магнуса, боялся, что один из них погибнет прежде, чем Магнус узнает о его чувствах.

Он не мог разгадать выражения лица Алины. Он всегда хорошо ладил с Алиной, которая была не такой шумной и энергичной, как Изабель и Джейс. Ему всегда казалось, что они понимают друг друга. Возможно, сейчас Алина не в состоянии была его понять.

– Наверное, это было настоящим испытанием для тебя, – наконец, произнесла она.

– Ну, допустим, – неохотно ответил Алек.

– Но теперь, когда ты это сделал, ты счастлив? – смущенно спросила Алина.

Алек не мог понять: то ли ее одолевало простое любопытство, то ли, подобно его отцу, она считала, что жизнь Алека стала бы легче, если бы он продолжал скрываться.

– Иногда бывает тяжело, – признался Алек. – Но я очень счастлив.

Неуверенная, робкая улыбка промелькнула на губах Алины.

– Я рада, что ты счастлив, – наконец, заговорила она. – Вы до сих пор вместе? Или все получилось как обычно, знаешь… теперь, когда он уверен, что нравится тебе, его увлечение прошло? Может быть, все дело было в том, что запретный плод особенно сладок? Ты когда-нибудь задумывался о таких вещах?

– До сегодняшнего дня – нет, – огрызнулся Алек.

Алина пожала плечами.

– Извини. Наверное, я просто не из романтиков. Я никогда не понимала, почему люди так волнуются по поводу отношений.

Алек когда-то тоже был таким. Он вспомнил тот первый раз, когда Магнус поцеловал его, вспомнил, как каждая клеточка его тела словно проснулась, встрепенулась и запела. Он вспомнил то ощущение – будто разрозненные части головоломки, которую представлял собой этот мир, наконец, сложились в четкую и ясную картину, и жизнь обрела смысл.

– Ну, – протянул Алек, – мы еще вместе. Мы отдыхаем. И это очень здорово. – Он бросил в сторону Алины суровый, вызывающий взгляд, затем вспомнил Магнуса и мягко добавил: – Он замечательный.

– Так почему же ты явился в Римский Институт, в то время как тебе следует приятно проводить время? – удивилась Алина.

Алек помолчал с минуту.

– Могу я тебе довериться? – спросил он. – Довериться полностью? Я серьезно. Я бы доверил тебе собственную жизнь, но могу я поделиться с тобой кое-чем более важным?

– Ничего себе, это уже слишком серьезно для меня, – усмехнулась Алина, но ее улыбка погасла, когда она заметила мрачное лицо Алека. Она прикусила губу. – Твоя борьба – это моя борьба, – произнесла она. – Ты можешь мне доверять.

Алек несколько долгих минут пристально смотрел на нее. Затем коротко объяснил ситуацию: рассказал о существовании секты «Багровая Рука», о том, что в поисках информации он отправился на вечеринку во дворец чародея, что девушка-фейри, которую он видел там в объятиях вампирши, оказалась Сумеречной охотницей Хелен Блэкторн, и что Сумеречных охотников в Римском Институте наверняка предупредили о подозрениях насчет него.

– Мне нужно выяснить, не было ли каких-нибудь признаков активности культа в Риме, – закончил он, – но никому в Институте я не могу рассказать, что именно ищу.

Алина некоторое время обдумывала его слова. Он видел по ее глазам, что у нее много вопросов, но она плотно сжала губы.

– Ну, хорошо, – наконец, проговорила она. – Для начала проверим записи об активности демонов за последние несколько недель. Я просто скажу, что мой друг, герой войны, заглянул навестить меня. Думаю, там и без тебя полно посетителей. Если нам повезет, местные будут слишком заняты и не станут задавать лишних вопросов.

Алек с благодарностью посмотрел на нее. Алина была доброй.

– Если твой чародей хоть как-то связан с демонами, нам придется отрубить ему голову, – добавила Алина.

Алина была доброй, но не очень тактичной.

– Никак он с ними не связан, – возразил Алек. – Если я герой войны, то и он тоже.

Алина несколько секунд переваривала эту информацию. Затем кивнула, допила кофе и заплатила по счету. Алек взял ее руку, и они вместе переступили через ограждение кафе.

Миновав гигантские золотые двойные двери Римского Института, они очутились в атриуме. Алек даже присвистнул. Этот Институт был одним из крупнейших в мире. Он слышал, что его называли «богато украшенным», но оказалось, что рассказчики сильно преуменьшали его достоинства. Интерьер буквально ослеплял, слишком многое нужно было сразу вобрать в себя. Со всех сторон вошедшего окружали прекрасные, сложные орнаменты и произведения искусства: полдюжины статуй у левой стены, необыкновенно реалистичные барельефы на правой. Волшебный, поражавший воображение купол, отделанный золотом и серебром, вздымался на высоту нескольких этажей. Вокруг окружности купола тянулась надпись на латинском языке: «И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах»[21].

– Это копия собора Святого Петра, – заметила Алина, пока они шли через вестибюль; затем они нырнули в какую-то полутемную аркаду.

Алина уже превосходно здесь ориентировалась. Она вела Алека по боковым переходам, избегая людных главных коридоров. Они поднялись по позолоченной винтовой лестнице, миновали еще десяток статуй и несколько дюжин фресок и, наконец, приблизились к какой-то стеклянной двери.

– Для того, чтобы попасть в архив, придется пройти через зал для тренировок, – объяснила Алина. – Надеюсь, там внутри никого нет, но если наткнемся на людей, надо будет вести себя понаглее.

– Ладно, – согласился Алек.

Алина постучала по стеклу кулаком и весело воскликнула:

– Внимание, к нам герой войны!

– Кто? – хором воскликнула дюжина голосов.

Кто-то крикнул:

– Неужели Джейс Эрондейл?

– Во имя Ангела, пожалуйста, пусть это будет Джейс Эрондейл! – раздался другой голос.

Алек и Алина вошли в помещение, освещенное ярко, словно теплица; мрамор сиял между матами для упражнений, и среди всего этого тренировались более дюжины Сумеречных охотников в полном боевом облачении. У дальней стены были установлены мишени, но стрелы торчали в основном во внешних кольцах. Было совершенно ясно, что итальянские Сумеречные охотники нуждались в практике, но Алек не мог понять, почему они должны были практиковаться именно сейчас.

Какая-то девушка, стоявшая ближе всех к нему, сделала разочарованное лицо.

– О, нет, это не Джейс Эрондейл. Просто какой-то парень.

Алеку показалось, что прошло минуты две, прежде чем эти люди справились со своим разочарованием и начали задавать вопросы. Сумеречных охотников было слишком много. Он не мог ответить всем сразу.

Тогда он сделал глубокий вдох и снял с плеча лук. Он приказал себе забыть об окружавших его людях, забыть о треклятой секте, забыть о Магнусе. Он научился фокусировать мысли и энергию в течение множества долгих ночей, когда он практиковался в стрельбе из лука; это произошло после того, как он понял, что Джейс и Изабель вечно будут очертя голову бросаться навстречу опасности, а ему вечно придется их прикрывать. А он не мог выполнять свой долг в то время, как голос в его голове твердил, что у него ничего не получится, что отец никогда не будет им гордиться – так, как Конклав гордился Джейсом – и что он недостаточно хорош, чтобы стать Сумеречным охотником.

Он выпустил пять стрел в пять мишеней. Все пять попали «в яблочко». Алек убрал лук.

– Я не Джейс Эрондейл, – сказал он. – Но я тоже кое-что умею.

В зале воцарилась тишина. Воспользовавшись ею, Алек отправился к мишеням за своими стрелами. Заодно он забрал все остальные стрелы, которые там торчали. У него возникло предчувствие, что они ему еще понадобятся.

– Тренируйтесь усерднее, ребята, – посоветовала Алина. – А мы пойдем дальше, в архивную комнату.

– Очень хорошо, – раздался чей-то голос из задних рядов. – Потому что мне бы хотелось поговорить с Алеком Лайтвудом наедине.

Хелен Блэкторн вышла вперед, остановилась и, скрестив руки на груди, осмотрела Алека с ног до головы.

Алина замерла. Первым побуждением Алека было подбежать к окну и прыгнуть вниз. Затем он вспомнил, что до земли очень далеко.

Хелен подтолкнула его в сторону архивной комнаты; она находилась в выступе здания, в ней было множество окон с трех сторон, но всего одна дверь. Алина последовала за ними. Она молчала и ничего не предпринимала – толку от нее не было никакого. Откуда-то появился Леон Верлак и дружески помахал Алеку.

Хелен загородила собой единственный выход и заговорила:

– Итак, Алек. Сначала ты отказываешься ехать в Рим для того, чтобы ответить на вопросы, затем со всех ног удираешь из Венеции, с места преступления, и приезжаешь в Рим с какими-то своими целями.

– Ты забыла упомянуть об огромном материальном ущербе, – съязвил Алек.

При этих словах Алек слегка улыбнулся, но лицо Хелен оставалось совершенно бесстрастным.

– Что тебе известно о «Багровой Руке»? – сурово продолжала Хелен. – Где Магнус Бейн? Что произошло в Венеции?

Хелен явно собиралась швырнуть в лицо Алеку еще несколько вопросов, но Алина шагнула между ними и взмахнула рукой.

– Прошу прощения.

– Что еще? – Хелен, казалось, только в этот момент заметила девушку. Их взгляды встретились.

– Привет, – произнесла Алина.

Последовала короткая пауза.

– Привет, – поздоровалась Хелен.

Опять тишина.

– Э-э, извините, – нарушил неловкое молчание Алек. – Я был слишком занят, поскольку меня тут сразу начали допрашивать, и не успел должным образом вас представить. Хелен Блэкторн, Алина Пенхаллоу. Алина, это Хелен.

– А я Леон, – подал голос Леон. Алина даже не взглянула в его сторону.

Хелен не сводила пристального взгляда с Алины. Алек подумал: неужели его дружба с этой девушкой навлечет гнусные подозрения и на нее?

– Хорошо, – наконец, сказала Хелен. – В любом случае, Алек, ты должен немедленно ответить на мои вопросы.

– У меня тоже есть вопрос, – вмешалась Алина и сглотнула ком в горле. – Кем вы себя возомнили, Хелен Блэкторн, и по какому праву вы разговариваете с моим другом, Сумеречным охотником и героем войны за Аликанте, как с обычным преступником?

– Потому что его поведение вызывает сильные подозрения! – резко ответила Хелен.

– Алек – честный человек, – горячо возразила Алина. – Он никогда не делал и не сделает ничего подозрительного.

– Он путешествует в компании Магнуса Бейна, которого обвиняют в организации демонического культа, убийстве множества фейри и простых людей, – заявила Хелен. – Нашей единственной ниточкой к поимке преступников являлся член секты по имени Мори Шу, и Мори Шу был найден мертвым после вечеринки, на которой присутствовали Магнус Бейн и Алек. А кроме того, после вечеринки рухнул весь дворец.

– Да, это действительно выглядит подозрительно в вашем изложении, – признала Алина.

Хелен кивнула.

– И тем не менее, всему можно найти вполне разумное объяснение, – продолжала Алина.

– И какое же? – усмехнулась Хелен.

– Пока не знаю, – сказала Алина. – Но я уверена, что оно существует.

Хелен и Алина недоброжелательно уставились друг на друга. Хелен, которая была выше ростом, смотрела на противницу сверху вниз. Алина прищурилась.

– Я вижу, что не нравлюсь вам обоим, – произнесла Хелен. – Но мне на это наплевать. Меня волнуют лишь две вещи: как найти убийцу чародея и уничтожить культ поклонников демона, а вы двое по какой-то причине стоите у меня на пути.

– Если Алек связан с сектой, если он является подозрительной личностью, – вмешался Леон, – то зачем ему было спасать нам жизнь в Париже?

Алина бросила на Алека быстрый взгляд.

– Ты спас им жизнь в Париже? – едва слышно спросила она. Алек кивнул. – Отличная работа, – произнесла Алина и обернулась к Хелен. – Вот именно. Этот… не знаю, как его там… говорит совершенно правильно.

– Леон, – подсказал Леон.

Алина снова не обратила на него никакого внимания. Она смотрела только на Хелен.

– Итак, если я правильно поняла вашу позицию, Алек, герой войны, который спас вам жизнь, в то же самое время является агентом сатанинской секты, промышляющей убийствами?

– Я не считаю, что он добровольно служит этому культу, – возразила Хелен. – Я считаю, что злонамеренный лидер секты обманул его, соблазнил и вовлек в свою противозаконную деятельность.

– Ах, вот как, – проговорила Алина.

При слове «соблазнил» она отвела взгляд от лица Хелен.

– Магнус не имеет никакого отношения к этому культу! – упрямо твердил Алек.

– В Венеции я слышала разговоры о том, что Магнус Бейн основал этот культ, – процедила Хелен. – Как ты это объяснишь?

Алек молчал. Жесткий взгляд глаз Хелен, имевших цвет морской воды, несколько смягчился.

– Извини, – произнесла она. – Я понимаю, что ты доверяешь Магнусу Бейну. Поверь мне, я все понимаю. Я сама доверяю Малкольму Фейду и многим другим. У меня нет причин относиться к жителям Нижнего Мира с опаской, и ты это должен прекрасно понимать. Но ты также должен понять, что все это в целом выглядит очень подозрительно.

– Магнус не сделал ничего плохого, – решительно заявил Алек.

– Правда? – усмехнулась Хелен. – И где же он сейчас, в тот момент, когда ты ради него вламываешься в Римский Институт?

– Он в нашем номере, в отеле, – сказал Алек. – Ждет меня.

– Правда? – повторила Хелен. – Ты уверен?

– Совершенно уверен.

Алек вытащил из кармана телефон, позвонил в отель и попросил соединить его с номером Магнуса. Он стоял и ждал, слушая длинные гудки, один, два, три, четыре… Магнус не брал трубку.

– Может, он вышел за сэндвичем? – предположил Леон.

Алек позвонил Магнусу на мобильный, подождал. И снова никто не ответил. На этот раз сердце его мучительно сжалось, и ему стало холодно. Неужели с Магнусом что-то случилось?

– Это очень странно, – заметила Алина.

По лицу Хелен Алек догадался, что ей жаль его. Он ответил злобным взглядом.

– Послушайте, – заговорила Хелен. – Мы кое-что накопали. Нам известен адрес тайной явки «Багровой Руки» в пригороде Рима, которой пользовались члены секты. Почему бы не отправиться туда всей компанией. Там, на месте, мы все и увидим.

Было ясно, о чем она думает: она рассчитывала найти в этом доме или квартире Магнуса, злонамеренно руководившего злонамеренным культом.

– Отлично, – сказал Алек, убирая телефон. – Мне необходимо найти «Багровую Руку» еще сильнее, чем вам. Я должен снять с Магнуса эти бездоказательные обвинения. Поэтому я позволю вам помогать мне в моем расследовании.

– В твоем расследовании? – повторила Хелен. – Это мое расследование. Кроме того, насколько я помню, ты заявил, что у тебя отпуск.

– Никто не может запретить ему в одно и то же время отдыхать и проводить расследование, – вызывающе произнесла Алина. Они с Хелен обменялись жесткими, воинственными репликами, и началась уже вторая ссора между ними за три минуты, прошедшие с момента их знакомства. Алеку оставалось лишь надеяться на то, что из-за него у Алины не будет неприятностей.

Он отвернулся от споривших женщин и встретился взглядом с Леоном.

– Я лично не думаю, что ты имеешь какое-то отношение к этой заварухе с культом, – заговорил Леон.

– О, – пробормотал Алек. – Спасибо, Леон.

– Надеюсь, излишнее рвение Хелен не помешает нам с тобой сблизиться.

– Гм, – промычал Алек.

Леон, судя по всему, воспринял этот звук как поощрение. Алек, однако, не считал, что он чем-то поощрил француза. Леон шагнул к нему, и Алек попятился к Алине.

– У нас с Хелен много общего, – продолжал Леон.

– Рад за вас.

– Одна из черт, которые нас объединяют, – наконец, сообщил Леон, – это то, что мы оба любим разнообразие. Если ты понимаешь, что я имею в виду.

– Вообще-то, не очень, – промямлил Алек.

Леон огляделся по сторонам и быстро произнес:

– Я хочу сказать, что мы с ней бисексуалы. Интересуемся как мужчинами, так и женщинами.

– О, э… – замялся Алек. – Я в этом не очень смыслю, но опять же, рад за вас.

Алек знал, что Магнус по природе такой же. Молодой человек постепенно начинал понимать, что существует целый мир, который прежде был ему незнаком и недоступен, он узнал слова «бисексуал» и «пансексуал». Это вызывало у него мрачные мысли и воспоминания о юности, о своем бесконечном одиночестве, когда он был уверен, что единственный на всем белом свете испытывает подобные чувства.

В темных, потаенных уголках души Алека иногда копошились сомнения. Почему Магнус выбрал его, если он мог выбрать любую девушку, женщину, выбрать легкую жизнь без проблем? Он вспомнил, какой ужас охватывал его прежде при мысли об осуждении со стороны родных и друзей.

Но с другой стороны, если бы Магнус стремился к легкой жизни, он вообще не выбрал бы в возлюбленные Сумеречного охотника.

– Когда все это закончится, я могу приехать в Нью-Йорк, – предложил Леон. – Можно будет неплохо провести время.

И он подмигнул.

– Только прошу, скажи мне, что на этот раз ты понял смысл моих слов, – добавил Леон.

– Понял, – ответил Алек.

– Превосходно! – воскликнул Леон. – Придется держать все в тайне, но мне кажется, что у нас получится неплохо повеселиться. У тебя столько достоинств, Алек. Ты можешь найти себе партнера и получше, чем какой-то чувак из Нижнего Мира с сомнительным прошлым. Кстати, что ты делаешь сегодня вечером?

Леон был симпатичным внешне, Алек не мог этого отрицать. Если бы Леон появился в Нью-Йорке в те времена, когда Алек был несчастен, озлоблен на весь мир и считал, что радость жизни никогда не будет доступна ему, возможно, он и поймал бы Леона на слове.

– Нет, – произнес он. Он отвернулся, затем все же оглянулся и бросил через плечо: – Я хочу, чтобы ты четко понял. У меня есть планы на сегодняшний вечер, но нет – они не включают тебя. Нет, мне не интересно по-тихому развлекаться с тобой. И еще одно «нет». Я не могу найти никого лучше Магнуса. Лучше Магнуса никого нет.

Алек незаметно для себя повысил голос, и Леон изумленно приподнял брови. Алина и Хелен тоже это заметили и, прекратив ссориться вполголоса, обернулись к мужчинам.

– Леон, неужели ты опять со своими непристойными предложениями? – сурово воскликнула Хелен Блэкторн. – Ну почему обязательно постоянно этим заниматься? Прекрати приставать к людям, Леон!

– Но ведь жизнь так коротка, а я француз и неплохо выгляжу, – пробормотал Леон.

– Итак. Сейчас мы отправляемся на эту тайную квартиру «Багровой Руки». Ты остаешься здесь, Алину мы берем с собой, – объявила Хелен. – Не вздумай соблазнить здесь кого-нибудь, пока нас нет. – Она обернулась к Алеку: – Идем, раздобудем оружие, и за дело. Не отставайте.

И она быстро зашагала прочь, а Алина спешила рядом с Алеком, в нескольких шагах позади.

– Скажи мне, ты давно знаешь Хелен Блэкторн? – каким-то странным тоном спросила она и откашлялась. – Ты сказал, что она целовалась с вампиршей на той вечеринке? Было это сказано или нет?

Алек вспомнил Хелен, ее белые руки, сиявшие в лунном свете, обнимавшие талию девушки-вампирши. Не следовало ему рассказывать об этом Алине. Это никого не касалось, кроме Хелен, и если Алина теперь будет презирать Хелен, вина за это ляжет целиком на него.

Он едва знал Хелен, но ощутил горячее желание защитить ее. Он чувствовал себя так, словно подслушал чужие сплетни и перешептывания о себе самом, в те времена, когда он был моложе, когда его так легко было смутить, испугать.

– Я познакомился с ней совсем недавно, – ответил он.

– Думаю, Джейс рассказал тебе о том эпизоде, когда мы с ним целовались, – ни с того ни с сего вспомнила Алина. – Точнее, почему мы целовались. Он хотел помочь мне кое в чем разобраться.

Алек печально взглянул на девушку. Алина всегда казалась ему рассудительной, никогда не теряла голову из-за мальчишек, но Джейс представлял собой исключение из многих правил.

– Мой парабатай не таков – он не рассказывает всем подряд о том, что целовался с кем-то, – ответил он мягко.

– Ясно, – бесстрастным голосом проговорила Алина.

Алек столько лет был уверен в том, что влюблен в Джейса, влюблен отчаянно, безнадежно. Он считал, что это его тайна, а теперь оказалось, что все знали с самого начала, особенно Джейс. Но Джейс не стал хуже относиться к Алеку. Он понимал, что Алеку нужен был, так сказать, «безопасный» объект влюбленности. Парень, которому Алек мог бы сказать: «Я тебя люблю», и не получить в ответ кулаком в лицо, не очутиться перед суровым судом Конклава. Люди могут быть невыносимо, кошмарно жестоки с теми, кто думает или ведет себя иначе, чем большинство.

От той подростковой влюбленности теперь остались лишь воспоминания. Когда-то она представлялась Алеку частью его любви к Джейсу, той любви, что сделала их парабатаями, но теперь она казалась Алеку лишь мимолетным отблеском света на золотом украшении. Отблеск появился и исчез, но драгоценный металл их дружбы остался – истинной дружбы, настоящей, как чистое золото.

Она могла бы выбрать себе объект влюбленности и похуже Джейса Эрондейла. Он никогда бы не смог поступить с ней жестоко, посмеяться над ней. Но он любил Клэри – любил так, что Алек был просто ошеломлен. Ему никогда бы в голову не могло прийти, что Джейс способен на такие сильные чувства. И тут уже ничего нельзя было изменить.

– Постарайся быть любезной с Хелен Блэкторн, – как можно убедительнее попросил Алек. – Тебе не обязательно ее любить, но не следует относиться к ней иначе, чем к другим Сумеречным охотникам.

Алина поморгала.

– Да я вовсе не собиралась относиться к ней как-то по-особенному. Разумеется, она… наша коллега. И я буду общаться с ней как с профессионалом. Именно так я и намеревалась к ней относиться. Спокойно и профессионально.

– Хорошо, – сказал Алек.

– У тебя нет ее номера? – спросила Алина. – На случай, если нам придется разделиться, или что-нибудь в таком духе?

– Нет, – сказал Алек.

Когда они очутились в оружейной, Хелен встретила их с грудой клинков серафимов. Завитки светлых волос обрамляли ее прекрасное лицо. Алина вздохнула.

– Мы ведь собирались проверить записи об активности демонов, – вдруг вспомнил Алек, – мы шли в архив. Но так и не сделали этого.

Алина взяла из рук Хелен несколько клинков и укрепила их на поясе.

– Ты не считаешь, что лучше предпринять активные действия вместо того, чтобы копаться в архивах? Если окажется, что это тупик, мы всегда сможем вернуться сюда.

Алек взглянул в огромное окно, из которого открывался потрясающий вид на Рим, и заметил, что солнце клонится к закату. Город все еще купался в золотом свете, но верхних этажах зданий уже коснулись алые лучи.

– Звучит разумно, – признал он и взял себе пару мечей.

Хелен хищно усмехнулась.

– Итак, отправляемся на охоту!


Глава 18 Вечные ценности [20] | Красные свитки магии | Глава 20 «Мертвая вода»







Loading...