home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

«Мертвая вода»

Магнус провел в одиночестве десять минут, в течение которых он лениво слонялся по номеру, лежал на диване и думал об Алеке. Затем раздался стук в дверь.

Магнус так и подпрыгнул от радости.

– Заходи!

Но его ждало жестокое разочарование. Это был не Алек, решивший вернуться, несмотря ни на что. На пороге стояла Шинь Юнь.

– Я связалась со своим контактом, – начала она без всяких предисловий. – Она назначила мне встречу в банях для жителей Нижнего Мира через… – Она смолкла и с удивлением оглядела номер. – А где Алек?

– Он отправился в Римский Институт, намерен узнать там, что сможет. – Магнус решил, что этого объяснения будет достаточно.

– Ах, вот как. Ну что ж, если тебе скучно сидеть здесь одному, можешь пойти со мной на встречу в римские бани, – предложила Шинь Юнь. – Моя знакомая не будет говорить в твоем присутствии, но если у нее на самом деле имеется ценная информация, а ты будешь поблизости, мы сможем немедленно перейти к действию. Твое присутствие в подобном месте никому не покажется подозрительным. В отличие от появления Алека.

Магнус поразмыслил над этим предложением. С одной стороны, он обещал Алеку оставаться в номере. С другой стороны, если он получит актуальную информацию и сразу сможет действовать, это ускорит завершение всей прискорбной истории с культом. Магнус на несколько мгновений представил себе, как он разбирается с проблемой самостоятельно, а потом отправляется к Алеку и объявляет, что все благополучно закончилось, и что Алек может расслабиться и отдохнуть.

– Обожаю римские бани, – произнес Магнус вслух. – Почему бы и нет?

Они направились к баням под названием «Мертвая вода», расположенным в историческом центре Рима, над золотыми водами Тибра. Магнус уже успел забыть, что Рим по сравнению с другими городами кажется созданным целиком из золота, подобно сокровищу, привезенному из дальних стран.

– Валите туда, откуда приехали, – пробормотал какой-то человек по-итальянски, переводя взгляд с лица Магнуса, с его характерными индонезийскими чертами, на кореянку Шинь Юнь. Он собрался оттолкнуть их и пройти мимо, но Шинь Юнь подняла руку. Человек замер, как вкопанный.

– Мне всегда было любопытно, какой смысл несет в себе эта фраза, – небрежно заметил Магнус. – Да, я родился не в Италии, но здесь появились на свет многие люди, чья внешность не отвечает вашим представлениям о настоящих итальянцах. Вы думаете, что нездешними были их родители, а может быть, какие-то более отдаленные предки? Почему всегда так говорят? Неужели основная мысль заключается в том, что все люди должны разъехаться по местам, где появились на свет их прапрадеды?

Шинь Юнь вплотную приблизилась к прохожему, который так и стоял совершенно неподвижно – лишь взгляд его метался туда-сюда.

– Разве это не означает, – спросил Магнус, – что, в конце концов, всем нам придется вернуться туда, откуда мы вышли – в воду?

Шинь Юнь щелкнула пальцами, и человек, издав короткий визг, полетел в Тибр. Магнус взглянул ему вслед, убедился в том, что он не получил телесных повреждений, и сделал так, что течение вынесло его на берег. Человек выкарабкался из реки и грузно шлепнулся в грязь. Магнус надеялся на то, что происшествие заставит его задуматься о жизни и пересмотреть свои взгляды.

– Я просто хотел заставить его подумать, что швырну его в реку, – пояснил Магнус. – Мне понятны твои побуждения, но ты всего лишь испугала его… – Он смолк и испустил вздох. – Угрозы – не слишком эффективное средство перевоспитания.

– Некоторые люди понимают только угрозы, – возразила Шинь Юнь.

Они стояли совсем рядом. Магнус буквально ощущал ее напряжение. Он взял руку чародейки и на мгновение стиснул ее в дружеском пожатии, затем выпустил. Он почувствовал, что женщина слабо пошевелила пальцами, словно хотела пожать ему руку в ответ.

«Она стала такой из-за меня», – подумал он, и снова эти пять коротких слов кружились в его мозгу, не отпускали его, как и всякий раз в присутствии Шинь Юнь.

– Я предпочитаю верить в то, что люди способны понять многое, когда им предоставишь такую возможность, – сказал Магнус. – Мне нравится твой энтузиазм, но давай больше не будем никого топить.

– Ты испортил мне все удовольствие, – проворчала Шинь Юнь, но тон ее не был враждебным.

Войдя в бани, они разделились; Шинь Юнь отправилась на поиски своей осведомительницы, а Магнус – на поиски места для купания.

Бани «Мертвая вода» содержали вампиры, что само по себе казалось Магнусу диковинным сочетанием. Здесь имелись четыре гигантских минеральных ванны, каждая размером с олимпийский плавательный бассейн, и несколько индивидуальных кабинок с небольшими ваннами. Магнус заплатил за пребывание в отдельном помещении и отправился переодеваться.

Клан вампиров, содержавших это заведение, был народом упрямым. Несколько веков они использовали бани в качестве «зоны» для добычи пропитания, пока нефилимы не положили этому конец.

Магнус считал, что пока операция не требует от него особых усилий. Он пошел в выделенную ему комнату, скинул полотенце и шагнул в ванну, находившуюся ниже уровня пола. Над водой, приближавшейся к точке кипения, поднимался пар. Вода была невыносимо горячей – именно такая температура нравилась Магнусу. Он опустился в небольшой бассейн по горло, чтобы тело его привыкло к обжигающей воде, и почувствовал, как волны боли и наслаждения захлестывают его. Он вытащил руки из воды, оперся о края бассейна и откинулся назад. Да, древние римляне умели наслаждаться жизнью.

После сражения на поезде у него осталось несколько синяков и царапин; кроме того, еще не зажили отметины, полученные во время разрушения палаццо. Сейчас ранки уже затянулись и причиняли ему боль лишь в случае неловкого движения. Он мог бы в любой момент исцелиться при помощи чар, но предпочел позволить времени залечивать раны. Не потому, что ему нравилась боль; вовсе нет. Когда он только еще научился исцелять себя, он тратил огромное количество времени и магических сил на излечение самых крошечных ранок. Однако за несколько сотен лет он усвоил, что эти незначительные повреждения – часть самой жизни. Боль и неудобства, которые они причиняли, учили его ценить здоровье и хорошее самочувствие.

И эти минуты в горячей ванне служили тому превосходным примером. Магнус чувствовал боль от каждого синяка и ссадины, чувствовал, как боль смешивалась с горячей водой и улетучивалась вместе с паром. Он закрыл глаза и расслабился.

Хотя Магнус заплатил за отдельное помещение, через некоторое время он почувствовал, что в его кабинке кто-то есть. Прежде чем он успел сказать хоть слово, кто-то с силой ударил ладонью по воде. По поверхности побежали волны, и содержимое минеральной ванны выплеснулось на пол.

В голову Магнусу пришли несколько резких фраз, и он открыл глаза, готовый их произнести. И вытаращил глаза при виде Шинь Юнь, которая сидела на краю ванны, завернувшись в полотенце. Она привалилась спиной к находившейся позади стене и положила подбородок на скрещенные руки.

– О, – пробормотал Магнус. – Привет.

– Надеюсь, ты не возражаешь против моего вторжения.

– Вообще-то, возражаю, но ничего страшного.

Магнус провел рукой над поверхностью воды, и полотенце материализовалось вокруг его бедер. Он вовсе не думал, что Шинь Юнь собирается предложить ему приятно провести время вместе, и не стеснялся своей наготы, но все равно ситуация показалась ему неловкой.

Шинь Юнь осторожно отодвинула подальше от края ванны телефон Магнуса, который лежал совсем рядом, и потянулась к полотенцу для рук. Вытерла лицо, которое было совершенно сухим. Было очевидно, что она тянет время.

– Ну что, раздобыла что-нибудь? – спросил Магнус. – У своей осведомительницы, я имею в виду.

– Да, – медленно проговорила Шинь Юнь. – Но сначала я должна тебе кое в чем признаться. Я случайно услышала ваш разговор вчера ночью, когда ты рассказывал о том, что убил своего отчима.

Магнус тогда говорил очень тихо.

– Значит, ты подслушивала. При помощи магии, – добавил он.

– Мне стало любопытно, – ответила Шинь Юнь, пожимая плечами, словно это могло служить извинением. – Ты так знаменит, ты тесно сотрудничаешь с нефилимами. Мне казалось, что у тебя нет проблем, что ты ведешь беззаботную жизнь среди роскоши. Я не думала, что ты такой же, как я.

Шинь Юнь наклонила голову. В этот момент Магнусу показалось, что она говорит искренне, не так, как прежде. Она казалась ему более уязвимой, более открытой, и это было никак не связано с тем фактом, что они сидели практически без одежды в горячей ванне.

Женщина подняла голову и взглянула чародею в глаза.

– Не хочешь выпить?

Магнусу не особенно хотелось алкоголя, но он почувствовал, что ей нужно расслабиться.

– Конечно.

Через несколько секунд рядом с бассейном возникло серебряное блюдо с бутылкой красного вина «Барбера д’Асти» и двумя пузатыми бокалами. Шинь Юнь разлила вино и «подтолкнула» бокал по воздуху к Магнусу. Они чокнулись.

Женщина заговорила, с трудом подбирая слова.

– Теперь я знаю твою историю. И будет только справедливо, если ты узнаешь историю моей юности. Я солгала тебе тогда, на вечеринке.

– Да, – ответил Магнус. – Я подумал, что такое вполне возможно.

Шинь Юнь одним глотком осушила свой бокал и отставила его в сторону.

– Когда у меня появилась отметина демона, мой жених не продолжал любить меня, несмотря ни на что. Моя семья отказалась от меня, вся деревня ополчилась на меня – и он тоже. Люди с лопатами и факелами пришли к нашему дому, требуя моей смерти, и человек, которого я всегда считала родным отцом, отдал меня толпе, жаждавшей крови. Именно мой возлюбленный затолкал меня в деревянный ящик, в котором меня должны были похоронить заживо.

Шинь Юнь соскользнула в ванну и горизонтально вытянулась под водой; над поверхностью находилось лишь ее лицо, по-прежнему напоминавшее маску смерти. Она рассматривала мраморный потолок.

– До сих пор я слышу стук земли, падавшей на крышку моего гроба; он похож на ливень, который барабанит по крышам во время бури. – Она согнула пальцы под водой. – Я царапала доски до тех пор, пока мои руки не превратились в кровавое месиво.

Магнус слышал, как жертва царапает ногтями дерево – это Шинь Юнь с помощью магии придала реалистичности своему повествованию. Он почувствовал, как стены сжимаются вокруг, сдавливают его, почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он сделал глоток вина, чтобы смочить горло, и поставил бокал на мраморный пол.

– «Ищите детей демонов. Любите их, как вы любите своего господина. Не оставляйте этих детей, не бросайте их в одиночестве». Они откопали меня. Вместе мы перебили всех жителей моей деревни. В живых не оставили никого. Потом мне случалось совершать и худшие поступки по повелению «Багровой Руки». Они сказали, что я должна им довериться. Я была так благодарна. Я хотела стать частью их организации.

– Мне очень жаль, – прошептал Магнус. «Шинь Юнь – это я. Она – то самое зеркало, в котором отражается моя темная сторона».

– Я знаю, – вздохнула женщина. – В «Багровой Руке» постоянно говорили о тебе, о господине, который рано или поздно вернется. Они говорили, что мы должны сделать так, чтобы ты мог гордиться нами, когда придет время. Помню, как страстно мне хотелось, чтобы ты вернулся. Мне хотелось, чтобы ты был моей семьей.

– Я бы стал твоей семьей, – сказал Магнус. – Но я ничего не помню об этом культе. Я ничего не знал о тебе. Если бы я знал, я бы пришел.

– Я тебе верю, – ответила Шинь Юнь. – Я тебе доверяю. Всю мою жизнь меня учили доверять тебе.

Магнус взял свой бокал.

– Обещаю, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе, чтобы положить этому конец.

– Спасибо, – просто ответила она.

Они снова уселись поудобнее в ванне.

– Я встретилась со своим информатором, – сообщила Шинь Юнь, снова переходя на обычный деловитый тон. – Она сказала, что в Риме расположено место встречи, где обычно собираются члены «Багровой Руки». Она сказала, что недавно там видели лидера.

– Она не сказала, это не Барнабас Хейл?

– Ей неизвестно его имя, – покачала головой Шинь Юнь. – Вся эта информация получена из вторых рук. Ни один из членов секты не заговорит теперь, после убийства Мори Шу.

– Надо рассказать Алеку, – воскликнул Магнус.

– Мы можем послать ему сообщение, – предложила Шинь Юнь, – но не из бань, потому что здесь нет Сети. Я не хотела рассказывать ему об этом прежде, чем тебе… и… сначала мне хотелось поговорить с тобой наедине.

Магнуса охватило мимолетное раздражение, но он не мог упрекать Шинь Юнь после того, как услышал историю о погребении заживо.

– Итак, не будем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, – произнес он. Он поднялся, взмахнул рукой, и влажное полотенце преобразовалось в джинсы и темно-синюю рубашку с желтыми звездами. Магнус взял с пола телефон и нахмурился; экран не реагировал на его прикосновения.

Шинь Юнь сотворила собственное заклинание, и полотенце начало скользить по ее телу, вытирая его. Когда с этим было покончено, полотенце упало на пол. Оказалось, что под ним уже имеется одежда – тот самый черный деловой костюм с защитными чарами, который был на чародейке в Венеции. Она похлопала себя по талии и бедру, проверила, на месте ли ножи, которые исчезли в тот же миг, когда она вытащила их из ножен.

Убедившись в том, что все в порядке, Шинь Юнь сделала жест в сторону двери.

– После вас.

Магнус выключил телефон и перезагрузил его. Надо же, перестал работать в самое неподходящее время! Но ничего; у него имелось множество других способов связаться с Алеком. Еще пара дней, и они снова будут вместе; они обязательно найдут и покарают лидера «Багровой Руки». Скоро со всем этим будет покончено.


Глава 19 Римский Институт | Красные свитки магии | Глава 21 Пламя







Loading...