home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Пламя

Магнус опаздывал.

Едва они успели отойти на квартал от Римского Института, как Алеку пришло короткое сообщение от Шинь Юнь, в котором говорилось, что у Магнуса не работает телефон. Она якобы получила какие-то ценные сведения от одного местного осведомителя, и теперь они с Магнусом направлялись в лес, расположенный на некотором расстоянии от города.

Чародейка не объясняла, зачем Магнус пошел с ней и где они находились все это время. Когда Алек пересказал содержание сообщения Хелен и Алине, девушки согласились, что разумнее всего будет встретиться с Магнусом и Шинь Юнь в том самом условленном месте. Эта информация была более «свежей», чем данные, полученные Хелен от Мори Шу; даже если в лесу не окажется никаких членов секты, рассудили Сумеречные охотники, они все пятеро, по крайней мере, наконец, встретятся.

Но время шло, и Алек начинал думать, что Шинь Юнь и Магнус каким-то образом заблудились, а может быть, он сам неверно понял их указания. Он был совершенно уверен в том, что они давно должны были добраться до леса. Если бы они столкнулись с какой-нибудь проблемой, Магнус обязательно дал бы о себе знать.

Алеку не давал покоя тот факт, что Шинь Юнь связалась с ним от имени Магнуса. Он снова взглянул на часы, поднял голову и отметил, что заходящее солнце уже скрылось за деревьями. Темнота стремительно наступала на них, подобно полчищам врагов, а волшебный свет мало помогал здесь, в непроходимом лесу. Алек пристально вглядывался в чащу, но его «фонарь» освещал участок тропы длиной всего лишь в несколько футов.

Казалось, что в лесу обитали призраки – что сам лес был живым. Раскидистые узловатые ветки склонялись почти до земли, некоторые переплетались, словно тела любовников, не давая путнику возможности сойти с узкой тропинки, протоптанной между стволами. Густые кроны скрывали небо. Тени листьев метались на ветру.

– Неужели эти сектанты не могли найти себе нормальную крышу над головой? – проворчала Алина. – Например, дом где-нибудь в городе.

Недавно прошел дождь, земля и трава были влажными, скользкими; передвигаться по лесу быстро и бесшумно оказалось нелегко. Особенно трудно приходилось Алине – ее туфли больше подходили для отдыха в кафе, чем для выслеживания злодеев.

– Вот, попробуй это.

Хелен вытащила нож и срезала с ближайшего дерева две длинные полосы коры. Затем опустилась на одно колено перед Алиной и прикоснулась к ее туфле. Алина замерла, а Хелен осторожно подняла ее ступню, привязала кору к подошве и повторила операцию со второй ногой.

– Ну вот, теперь тебе будет проще двигаться.

Алина сделала круглые глаза. Алек с неодобрением отметил, что она даже не поблагодарила женщину.

Хелен шла впереди, и Алеку пришлось ускорить шаг, чтобы не отставать от нее. Его кроссовки тоже скользили по грязи, но никто не предложил ему «обувь» из коры. Хелен шагала легче и проворнее, чем они с Алиной. Она двигалась не совсем как фейри – Алеку приходилось видеть эти волшебные существа в лесу, где они не задевали ни единой травинки, не производили даже самого слабого шороха. Но все же она ни разу не поскользнулась, а грязь, лужи и сырость под ногами нисколько не мешали ей. За движениями воительницы скрывалась грация фейри.

– Привязывать кору к ногам – это не уловка фейри, если вы что-то такое подумали, – резким голосом обратилась Хелен к Алеку, когда он поравнялся с ней. – Я научилась этому у Сумеречных охотников из Бразилии.

Алек захлопал глазами.

– А почему ты решила, что мы… что-то не то подумали? Послушай, мне очень жаль, что Алина так странно себя ведет. Это моя вина. Я рассказал ей о том, что произошло в ту ночь, на вечеринке в Венеции – я имею в виду, как я впервые увидел тебя с той девушкой из Нижнего Мира.

Хелен презрительно фыркнула.

– Ты хотел сказать «с другой девушкой из Нижнего Мира»?

– Нет, – возразил Алек. – Ты Сумеречный охотник. Правда, мне очень жаль. Я в тот момент сильно тревожился за Магнуса, а врать я не умею. Были времена, когда я бы сам очень расстроился и разозлился, если бы кто-то рассказал постороннему что-то подобное обо мне.

– Насчет этого не волнуйся, – усмехнулась Хелен. – Ни для кого не секрет, что мне нравятся не только парни, но и девушки. Жаль, конечно, если Алину это расстраивает. – Она украдкой оглянулась на Алину через плечо, затем пожала плечами. – Да, жаль. Симпатичная девчонка – горячая, как адское пламя.

Алек наклонил голову, чтобы скрыть улыбку. Он был немного удивлен, но, с другой стороны, неплохо было вот так свободно говорить с Хелен о личных отношениях, видеть, как спокойно и смело она держится.

– Возможно, – ответил он. – Не мне об этом судить. – Затем он смущенно добавил: – Но своего бойфренда я считаю горячим.

– А как же иначе, я его видела, – сказала Хелен. – Понимаю, почему ты потерял голову. Просто я ему не верю.

– Потому, что он из Нижнего Мира? – Голос Алека стал жестким.

– Потому, что я должна быть совершенно беспристрастной и более объективной в оценке жителей Нижнего Мира, чем другие Охотники, – объяснила Хелен.

Алек оглядел молодую женщину, ее остроконечные уши, слабо светящуюся белую кожу, покрытую рунами Сумеречных охотников. Сейчас, в ночном лесу, Хелен как никогда походила на фейри.

– И ты уверена в том, что рассуждаешь объективно?

– Я считаю, что Магнус Бейн основал эту секту, – заявила Хелен. – А это, само собой, делает его главным подозреваемым. Кому, как не ему, быть их руководителем? Все источники указывают на то, что глава секты – могущественный чародей. Во всем мире найдется не больше дюжины подходящих кандидатур. Скажи, много ли из них присутствовали на той вечеринке?

– Например, Малкольм Фейд, – заметил Алек.

Хелен сердито воскликнула:

– Только не Малкольм!

– Ах да, кто угодно, только не тот маг, которому ты доверяешь, – съязвил Алек. – Все понятно. А как насчет Барнабаса Хейла?

Хелен резко остановилась посреди грязной лужи, и глаза ее сверкнули в сгущавшихся сумерках.

– Он тоже там был? – хрипло произнесла она. – Я не видела его в списке гостей.

– Он пришел позже и испортил нам веселье, – объяснил Алек. – Так сильно испортил, что обрушился весь дворец.

– Я знала, что Малкольм сражался с другим чародеем, – пробормотала Хелен. – Но я была так занята… я помогала людям выбраться из здания и не видела самой схватки. И я решила, что его противник – Магнус Бейн.

Итак, вот она, вторая причина, по которой Хелен ополчилась на Магнуса. Она просто хотела оградить от подозрений Малкольма, Верховного Мага Лос-Анджелеса и своего хорошего знакомого.

– Это был не Магнус, – повторил Алек. – Он рискнул жизнью, чтобы прекратить столкновение. Он пытался помочь гостям спастись. Точно так же, как ты.

Хелен некоторое время обдумывала услышанное. Алек даже несколько обрадовался, когда понял, что ей не все до конца известно о последних событиях, и еще сильнее обрадовался, увидев, что она не возражает против возможной виновности Барнабаса. Может быть, думал он, с помощью Хелен и Алины ему удастся незаметно для Конклава разузнать у Сумеречных охотников что-нибудь новое об этом воинственном маге.

– Я лично не знакома ни с одним из этих ваших колдунов, – вмешалась Алина. – Но мне кажется, мы нашли нужное место.

Она указывала на небольшую поляну, располагавшуюся в нескольких шагах в стороне от тропы.

Не нужно было родиться Сумеречным охотником, чтобы понять: в этом месте проводились какие-то оккультные обряды. Самым верным признаком служила пентаграмма, выжженная в земле, но было здесь и кое-что еще. Они увидели наскоро сооруженный алтарь, по бокам которого находились две ямы с угольями; кто-то (или что-то) оставил на коре деревьев несколько порезов, напоминавших отметины от когтей. В грязи виднелся довольно большой круглый отпечаток. Хелен обошла поляну, осмотрела кусты и выкатила из зарослей бочонок с пивом.

– Ого, – воскликнула Алина. – Члены кровавой секты не прочь повеселиться?

– Участвовать в буйных вечеринках велит один из священных догматов «Багровой Руки», – пояснил Алек. Поймав озадаченный взгляд Хелен, он продолжал: – Так говорится в «Красных свитках магии». Это их священная книга. Я… э-э… дам тебе почитать.

Он сунул Алине свой телефон с картинками, присланными Изабель, а та, не спрашивая у владельца разрешения, передала его Хелен.

Хелен нахмурилась.

– Последняя заповедь приказывает не бросать детей в одиночестве, – произнесла она. – Это звучит… как-то странно, но мило, я бы сказала. Необычно для демонического культа.

– Мило, ты так считаешь? – негромко спросил Алек.

Все, что касалось Магнуса, было необычным, но милым. Алек не произнес этого вслух, поскольку Хелен наверняка восприняла бы его слова как доказательство вины чародея.

– Мори Шу был убит вампирами, – резко произнесла Хелен Блэкторн. – Насколько мне известно, ни Малкольм, ни Барнабас Хейл, ни Гипатия Векс – те маги, которые присутствовали на вечеринке и которые обладают достаточным могуществом, чтобы возглавить культ – не склонны иметь дело с вампирами. В то время как Магнус Бейн – и это все знают – имеет связи и даже романтические отношения с самыми кровожадными вампирами нью-йоркского клана. А кучка вампиров из Нью-Йорка как раз посетила тот самый бал-маскарад, где мы должны были встретиться с Мори Шу. И где Мори Шу был убит прежде, чем успел рассказать мне то, что ему было известно.

Алек усмехнулся про себя, услышав рассуждения о том, что Магнус связан романтическими отношениями с преступными элементами из расы вампиров. Ему показалось, что чародей относится к Лили, Эллиотту и прочим как к забавным капризным ребятишкам.

С другой стороны, он почти ничего не знал о личной жизни Магнуса. Магнус многое открыл ему из своего прошлого во время их совместной поездки – но ни слова не было сказано о его прежних возлюбленных.

Молодой человек постарался отогнать неприятную мысль.

– Рафаэль и Лили никого не убивали на той вечеринке.

– А это еще кто такие? – нетерпеливо воскликнула Хелен. – Это вампиры?

– Рафаэль Сантьяго – совершенно точно вампир, – вмешалась Алина, потому что Алек молчал.

– Ты их тоже хорошо знаешь, так, что ли?

– Нет, – ответил Алек.

Хелен и Алина уставились на него с одинаковым озабоченным выражением на лицах. Алеку не нужны были ни слова, ни взгляды, чтобы понять, как плохо все это пахло. Пахло это очень плохо.

Магнуса по-прежнему не было видно. Лес представлял собой мрачный лабиринт, и сумерки стремительно переходили в ночь. Сумеречный охотник обвел взглядом деревья. Ему было ясно: еще немного, и они окажутся среди кромешной тьмы. Ночь была временем, когда демоны выползали из укрытий, являлись в этот мир, и когда Сумеречные охотники выполняли свою работу. Алека темнота нисколько не беспокоила, но он опасался, что ночью Магнусу будет сложнее найти их.

Что-то еще грызло его, какая-то тревога, затаившаяся в безбрежном океане тревог. Так чувствует себя человек, получивший удар в лицо и сквозь захлестнувшую его жуткую боль осознающий, что зуб шатается.

– Хелен, – заговорил Алек. – Повтори, как звучала последняя заповедь в «Красных свитках магии»?

– Заботиться о детях, – в недоумении ответила Хелен.

– Прошу прощения, – пробормотал Алек.

Он вытащил свой телефон и прошелся по пентаграмме на противоположную сторону поляны. Он уже много раз пытался дозвониться до Магнуса. На сей раз он хотел связаться кое с кем другим.

После двух гудков трубку взяли.

– Алло? – произнес Алек. – Рафаэль?

– Они не знакомы, – сквозь зубы процедила Хелен. – Только время от времени звонят друг другу, чтобы поболтать.

– Я понимаю, – ответила Алина. – Тебе кажется, что Алек увяз по уши. Но я клянусь: он ни в чем не виновен, хотя со стороны все выглядит просто ужасно.

– Никогда больше не звони по этому номеру, – тем временем прорычал Рафаэль в трубку.

Алек оглянулся на Хелен и Алину, стоявших на другом конце поляны и печально качавших головами. Очевидно, сегодня вечером он на всех производил дурное впечатление.

– Я понимаю, что ты не в восторге от Сумеречных охотников, – вздохнул Алек. – Но ты ведь сказал мне, что я могу тебе позвонить.

Последовала короткая пауза.

– Просто я всегда так отвечаю на телефонные звонки, – заявил Рафаэль. – Что ты хотел?

– Я думал поговорить о том, чего ты хотел. Мне показалось, что ты хотел нам помочь, – ответил Алек. – Ты сказал, что поспрашиваешь насчет «Багровой Руки». И вот, мне нужно узнать, не раздобыл ли ты какие-нибудь новые сведения. Особенно о том, что касается Мори Шу.

Уголья в ямах для костра, находившихся около пентаграммы, были еще теплыми, и свечи были погашены всего несколько часов назад. Он опустился на колени рядом с одной из линий, составлявших пентаграмму, и понюхал ее: почерневшая земля пахла углем и солью, но не кровью.

– Нет, – отрезал Рафаэль.

– Жаль, – вздохнул Алек. – Но все равно, спасибо.

– Стой! – воскликнул вампир. – Погоди минутку.

Наступила очередная пауза, продолжавшаяся довольно долго. Алек услышал шаги: кто-то шел по каменному полу. Затем издалека донесся мелодичный, но отчего-то неприятный женский голос.

– Рафаэль? – позвал Алек. – Не все мы наделены бессмертием. Я не могу висеть на телефоне целую вечность.

Рафаэль раздраженно зарычал, и звук этот был вдвойне грозным, поскольку исходил из уст вампира. Алек немного отодвинул телефон от уха и прислушался только после того, как до него донеслись осмысленные слова.

– Есть одна вещь, – изрек Рафаэль и снова замолчал.

– Да?

Тишина между репликами Рафаэля была в буквальном смысле слова мертвой, потому что он не дышал. Вампиры не нуждаются в кислороде.

– Но ты мне не поверишь. Так что это бесполезно.

– Давай все же попробуем, – предложил Алек.

– Мори Шу был убит вовсе не вампиром.

– А почему ты сразу ничего не сказал?

– А кому мне было это говорить? – огрызнулся Рафаэль. – Подбежать к нефилиму и пролепетать: прошу, выслушайте меня, сэр, вампиров подставили! Да, найдено тело, и из него высосана кровь, но не вся, да, на горле жертвы имеются следы, но эти следы оставлены не клыками, а острием меча, о нет, мистер Нефилим, пожалуйста, уберите клинок серафима! Ни один нефилим не поверил бы мне.

– Я тебе верю, – возразил Алек. – А что это был за меч, случайно, не трехгранный? Не корейский меч?

Снова повисла тяжелая пауза.

– Да, – в конце концов, подтвердил Рафаэль. – Это был трехгранный корейский меч.

У Алека тоскливо сжалось сердце.

– Спасибо, Рафаэль, ты мне очень помог.

– Правда? – Внезапно в голосе Рафаэля прозвучала настороженность. – Каким образом?

– Я все это передам Магнусу.

– Не смей, – грубо ответил Рафаэль. – И не звони мне больше. Не желаю тебе больше помогать, никогда. И никому не рассказывай о том, что я помог тебе сегодня.

– Мне пора.

– Стой, – приказал Рафаэль. – Не вешай трубку.

Но Алек уже нажал на «отбой».

Рафаэль тут же перезвонил ему, но Алек выключил телефон.

– Что происходит? – воскликнула Алина. – Почему у тебя такой вид?

– Хелен, – заговорил Алек. – Ты упоминала, что Гипатия Векс – одна из твоих подозреваемых. Выходит, Мори Шу не сказал тебе совершенно определенно, что лидер «Багровой Руки» – мужчина?

Хелен несколько раз моргнула.

– Он не говорил… из его сообщения нельзя было понять, мужчина это или женщина.

– На Парижском Сумеречном базаре о главе секты говорили «он», – вслух размышлял Алек. – Потому что ходили слухи, что это Магнус. Даже если кто-то и не верил, что это Магнус, все машинально повторяли «он». А мы с Магнусом были так заняты попытками оправдаться, нам даже в голову не пришло что-то иное.

Информатор из «Багровой Руки» был убит на вечеринке в Венеции. На горле его остались отметины от трехгранного клинка.

«Во времена невзгод помните: все дороги ведут в Рим».

Этой строчки не было в версии «Красных свитков магии», присланной ему Изабель. Книга, которую они обнаружили в тайной Комнате, была переписана, в нее была добавлена новая «заповедь», которая должна была заставить их отправиться в итальянскую столицу.

А Шинь Юнь Цзюн, чародейка, которая являлась искусным воином, обладала способностью двигаться молниеносно и ловко, самым нелепым образом споткнулась о фигурку козла. Это было сделано для того, чтобы Алек и Магнус нашли фальшивую книгу. Это она привела их на поляну, затерянную в лесной глуши.

– Надо уходить отсюда, – воскликнул Алек. – Немедленно.

В тот миг, когда он развернулся к тропинке, лес, окружавший их, ожил. Над поляной пронесся резкий порыв ветра, заскрипели сучья, с деревьев полетели листья. Внезапно стало жарко, и температура продолжала подниматься. Всего несколько секунд назад стояла прохладная ночь, дул освежающий ветерок, но сейчас трое Охотников очутились как будто в духовке.

Вокруг них, по краям поляны, выросли пять огненных столбов; каждый из них был высотой с пятиэтажный дом и толщиной с вековой дуб. Трещали ветви и камни, языки пламени лизали деревья, траву, пожирали растительность. Сильно пахло дымом, стало невыносимо душно, дышать было практически нечем. Огненные столбы выбрасывали в небо огромные пылающие головни и снопы искр, и казалось, что в воздухе кружат сотни светляков.

Сумеречные охотники тут же вытащили свои стила и поспешно изобразили на коже защитные руны: руны Аккуратности, Стойкости, Силы и самую важную в данный момент – руну Огнестойкости.

Убрав свое стило, Алина прошептала слово «Джофиэль», и в руках у нее, как по волшебству, возникли кинжалы, наделенные силой Ангела. Алек схватился за лук, и слепящий белый свет озарил руку Хелен, когда она вытащила из ножен клинок серафима и произнесла имя Ангела. Алек не расслышал этого имени из-за рева пламени.

– Я рискую показаться неоригинальной, – произнесла Хелен. – И все же замечу: это ловушка.

Они стали спиной к спине посередине поляны. Перед лицом могущественного врага они показались себе маленькими и жалкими.

– Как глупо было приходить сюда втроем, – горько произнес Алек. – «Багровой Руке» было совершенно точно известно, где мы будем и когда.

– Известно? Но откуда? – воскликнула Алина.

Алек вложил в лук стрелу и натянул тетиву.

– Потому что их лидер… она сама отправила нас сюда.


Глава 20 «Мертвая вода» | Красные свитки магии | Глава 22 Великий Отравитель







Loading...