home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 23

Кровь Хелен Блэкторн

Столбы пламени становились все выше и выше; теперь они вздымались над кронами деревьев. Жар усиливался, раскаленный воздух опалял кожу Алека, и Охотнику казалось, что огонь пытается выжечь его руны, уничтожить их. Он лихорадочно обдумывал создавшееся положение. Если они будут действовать достаточно быстро, то смогут проскользнуть между двумя столбами и спастись. Но в тот миг, когда Алек сделал движение в сторону просвета между огненными колоннами, они наклонились и преградили ему путь; едва он отступил, как они снова приняли прежнюю форму.

Однажды он видел, как Сумеречный охотник перепрыгнул через стену пламени такой же высоты, но он знал, что ему еще далеко до Джейса, и он не в состоянии повторить этот подвиг.

– О, клянусь именем Ангела, – произнесла Хелен.

Алек сначала решил, что она всего лишь выражает свою досаду, но, бросив в ее сторону взгляд, он увидел, что ее глаза закрыты. Блестящие пряди, походившие на серебряное зеркало, упали ей на лицо; волосы поблескивали в свете адского пламени, и казалось, что они действительно могут отражать свет.

Она прошептала:

– Простите меня, я так сожалею. Это все из-за меня.

– Что ты говоришь такое, каким образом ты можешь быть виновата в этом? – воскликнула Алина.

– Мори Шу отправил мне сообщение, в котором просил о защите – за ним охотился лидер «Багровой Руки», – торопливо заговорила Хелен. – Он приехал в Париж, чтобы встретиться со мной. Он выбрал именно меня, потому что моя мать была фейри. Он подумал, что я приму близко к сердцу известия об убийствах фейри, что меня больше, чем других Охотников, интересуют проблемы жителей Нижнего Мира. Мне следовало сразу взять Мори Шу под защиту, найти ему надежное убежище. Мне следовало рассказать все людям из Парижского Института, но вместо этого я решила разобраться с проблемой культа в одиночку. Я хотела сама найти лидера «Багровой Руки», доказать, что я – могучий Сумеречный охотник, что я не такая, как остальные из Нижнего Мира.

Алина, глядя на Хелен, в растерянности ахнула и прижала руку к губам. По лицу молодой женщины текли слезы; на ее длинных, загнутых ресницах мерцали прозрачные капли. Алек не переставал озираться по сторонам; он не сводил взгляда с огненных столбов, которые, казалось, были удовлетворены тем, что «поймали» Охотников. Возможно, они ждали прибытия кого-то или чего-то более грозного.

– Но у меня с самого начала все пошло не так, – продолжала Хелен. – Предполагалось, что мы с Мори встретимся в Париже, но «Багровая Рука» выследила его и натравила на нас демонов. Мори Шу удалось бежать. Леон повсюду таскался за мной, и демоны прикончили бы нас обоих, если бы не вмешался Алек. Но я по-прежнему никого не просила о помощи. Может быть, если бы я обратилась за подкреплением, Мори Шу остался бы в живых. Но я ничего не сказала ни главе Парижского Института, ни главе Римского Института после того, как Мори Шу привел меня в Италию. А теперь мы в ловушке, нам грозит неминуемая смерть, и все из-за того, что я не решилась никому рассказать… что чародей выбрал именно меня. О да, я прекрасно знаю, что в Конклаве ко мне относятся с подозрением из-за того, что я дочь фейри, существа из Нижнего Мира; я не хотела лишний раз напоминать им о своем происхождении.

Алина и Алек переглянулись. Да, «крестовый поход» Валентина, затеянный ради того, чтобы «очистить» ряды Сумеречных охотников, закончился провалом. Но это вовсе не означало, что нетерпимость, которую воплощал собой Валентин, была преодолена. Некоторые люди по-прежнему считали, что Хелен – чужая, не такая, как все; она была отверженной лишь потому, что в жилах ее текла кровь уроженки Нижнего Мира.

– Я не нахожу ничего подозрительного в существах Нижнего Мира, – возразил Алек.

– Расскажи это Конклаву, – горько бросила Хелен.

Алина неожиданно громко воскликнула:

– Конклав ошибается!

Хелен обернулась к ней, и Алина, прежде чем продолжать, сглотнула, протолкнув ком в горле.

– Я представляю себе, как они мыслят, – вновь заговорила она. – Однажды я отказалась пожать руку уроженцу Нижнего Мира, а потом он стал… – Алина бросила быстрый взгляд в сторону Алека, – …одним из героев войны. Я ошибалась. Они все ошибаются.

– Это нужно изменить, – вмешался Алек. – И мы это изменим.

– Но успеют ли мои братья и сестры застать эти изменения? – горестно воскликнула Хелен. – Мне кажется, нет. Я самая старшая из нас, семерых. У нас с моим братом Марком общая мать. Других моих братьев и сестер родила женщина из Сумеречных охотников. Почти сразу после того, как наш отец женился на ней, нас с Марком отослали в их дом. Та женщина могла бы возненавидеть нас. Но она нас любила. Она была так добра ко мне, когда я была маленькой. Она всегда относилась ко мне как к родной дочери. Я хочу, чтобы мои родные могли мной гордиться. Мой брат Джулиан очень умен. Наверное, однажды он станет Консулом – точно так же, как твоя мать, Алина. Я не хочу испортить ему репутацию, стать помехой в карьере, ведь он может многого достичь в жизни – они все могут многого достичь.

Алина, забыв на мгновение об опасности, которая угрожала им в эту минуту, подошла к Хелен и взяла ее руку.

– Ты ведь состоишь в Совете, верно? – спросила она. – А ведь тебе всего восемнадцать. Твоя семья уже может гордиться тобой. Из тебя получился великий Сумеречный охотник.

Хелен открыла глаза и пристально взглянула на Алину. Пальцы ее стиснули руку девушки. Искорки надежды зажглись во взгляде Хелен, но тут же погасли.

– Я не великий Сумеречный охотник, – возразила она. – Но я хочу им стать. Если я докажу, что я сильная, что я ни в чем не уступаю другим, если Конклав будет меня уважать, тогда я сделаюсь одной из вас. Но я сильнее всего на свете боюсь потерпеть неудачу, боюсь, что они всегда будут считать меня чужой.

– Я тебя понимаю, – сказала Алина.

Алек тоже понимал волнения и тревоги Хелен. Они трое обменялись многозначительными взглядами, словно объединившись перед лицом одного и того же страха – страха быть отвергнутым.

– Простите меня, – прошептала Хелен едва слышно, и слова медленно плыли в воздухе, подобно дыму.

– Тебе не за что просить прощения, – возразил Алек.

– Я так сожалею о том, что никому не сообщила о наших намерениях, не сказала, куда мы идем, а теперь из-за меня мы все погибнем, – пробормотала Хелен.

– Ну что ж, – заметил Алек, окидывая пристальным взглядом верхушки деревьев, – в твоей формулировке ситуация, пожалуй, выглядит не так уж плохо. – Он обратил внимание на то, что часть огненной стены брызгала искрами и шипела в том месте, где находился влажный участок почвы или какая-то лужа. Видимо, из-за сырости пламя не могло подняться на большую высоту.

– Хелен, на случай, если мы погибнем, – заговорила Алина, – я хочу сказать тебе одну вещь. Я знаю, мы только сегодня познакомились, но…

– Никто не погибнет, – перебил ее Алек. – Хелен, насколько высоко ты можешь прыгнуть?

Хелен поморгала и пришла в себя. Расправив плечи, она пристально оглядела пламя.

– Я не могу подпрыгнуть на такую высоту.

– Тебе не придется это делать, – объяснил Алек. – Смотри. – Он шагнул к просвету между двумя огненными столбами, но рыжие колонны, как в прошлый раз, склонились, преграждая ему путь.

– И что дальше? – спросила Алина.

– А дальше вот что, – ответил Алек. – Я сделаю так еще раз, а когда столбы наклонятся и сомкнутся, стена станет ниже, и одна из вас сможет через нее перепрыгнуть.

Хелен рассматривала преграду.

– Все равно прыгать придется на большую высоту, и это будет непросто. – Она решительно стиснула челюсти. – Но я сделаю это.

– Я могу это сделать, – сказала Алина.

Хелен положила руку на плечо девушке.

– Но ведь это я завела вас в ловушку, и поэтому я обязана вас вытащить.

– У тебя будет всего секунда или две, – напомнил Алек, отходя подальше, чтобы разбежаться. – Тебе нужно действовать сразу после меня.

– Все получится, – пообещала Хелен.

За мгновение до того, как Алек пустился бежать к огненной стене, Алина вскрикнула:

– Стойте! А если там, с другой стороны, тебя ждет что-то пострашнее?

– Именно поэтому, – ответила Хелен, взмахнув вторым клинком серафима, – я вооружена до зубов. Сахиэль. – Клинок охватило знакомое Сумеречным охотникам белое пламя, и алый демонический огонь, окружавший их, казалось, потускнел в сиянии адамаса.

Алек улыбнулся про себя. Хелен начинала ему нравиться. А затем он бросился бежать.

Он пригнулся, бросился на траву и почувствовал адский жар, когда столбы пламени склонились, чтобы помешать ему уйти из западни. Не поднимаясь с земли, он перекатился обратно, затем услышал восторженный крик Алины. Вскочив на ноги, он стряхнул с одежды грязь.

На мгновение воцарилась тишина.

– Хелен! – неуверенно окликнула Алина.

– Демоны! Огненные демоны! Это демоны! – послышался с другой стороны рыжей стены хриплый крик Хелен. – Это не просто… столбы… это… демоны! Он напал на меня!

Только сейчас Алек заметил, что один из огненных столбов, склонившихся, чтобы остановить его, странным образом изменился. Охотник сообразил, что перед ним возвышается гигантская фигура гуманоида, «сотканная» из языков пламени; и там, по другую сторону этой фигуры, находилась Хелен.

Они с Алиной переглянулись. Алек неуверенным движением снял с плеча лук и выпустил стрелу прямо в центр соседнего «столба».

Огненная колонна зашевелилась, заметалась, рассыпая искры, приняла форму гуманоида, и Алек узнал демона-черуфе. Тварь взревела, разинула пасть, в которой металась сотня кошмарных огненных языков, и напала на Алека, выпустив пылающие когти. Чудовище, двигавшееся со скоростью лесного пожара, в мгновение ока очутилось совсем рядом с Сумеречным охотником.

Алек ловко увернулся от когтей, бросился на землю и попытался перекатиться по траве в сторону «просвета» между двумя ожившими демонами; лишь чудом получилось так, что ему не вспороли живот, что его не поджарили заживо. Ему показалось, что земля содрогнулась, когда он рухнул и несколько футов проехался по траве. Наступила тьма. Лишь резкая боль, которую причинил Алеку горящий уголек, упавший на щеку, заставила его вернуться к реальности.

Голова кружилась, все тело охватила слабость, и он мог лишь беспомощно смотреть на то, как его атакует огненный демон, озарявший зловещим светом ночной лес. Демон приготовился ко второму прыжку.

Но затем в схватку вмешалась Алина; она так стремительно рубила врага своими кинжалами, что Алек даже не мог уследить за ее движениями. Ангельские клинки действовали на демонический огонь подобно струям воды: когда они проходили сквозь тело демона, он превращался в пар. Одним выпадом девушка вспорола врагу брюхо, вторым – рассекла грудь, еще двумя отрубила пылающие руки. А в следующую секунду демон-черуфе растаял и превратился в лужу магмы и сукровицы, над которой клубился ядовитый пар. Алина на миг застыла среди облака оранжевых искр.

Она сунула один из кинжалов под мышку и протянула Алеку свободную руку. Хелен, целая и невредимая, если не считать опаленных волос, перешагнула через угасавшие головешки, оставшиеся от первого демона, и поспешила к товарищам. Втроем они обернулись навстречу оставшимся черуфе, которые приняли обычные очертания «гуманоидов».

Алек упал на одно колено, три стрелы одна за другой просвистели в воздухе, вонзились в грудь одному из демонов, и из раны «брызнули» языки пламени. Тварь взревела и устремилась к Охотнику, оставляя за собой на земле огненный след. Алек выпустил еще две стрелы, пригнулся и отскочил в сторону, затем прикончил врага последней стрелой, направленной в глаз. Демон рухнул, подобно горящему зданию.

Хелен и Алина стояли спиной к спине на темной поляне, и их освещало мерцание адских искр и сияние ангельских клинков. Хелен прикончила очередного демона резким выпадом, разрубив его туловище пополам. Алек осторожно обошел труп, стараясь держаться на безопасном расстоянии, и выбрал мишень. Одной стрелой он «отсек» демону руку, еще несколько угодили в грудь; враг пошатнулся, но не оставил своих попыток добраться до Алины. Один удар кинжала, направленный сверху вниз, превратил его в дымящуюся лужу.

Хелен расправилась с последним демоном при помощи серии быстрых рубящих выпадов, раз за разом пронзая его шкуру из магмы, и вскоре языки пламени хлестали во все стороны из дюжины ран. Алина присоединилась к ней, уклонилась от удара горящего кулака и, стремительно обогнув демона, воткнула кинжал ему в спину.

Как только последний демон-черуфе был убит, пожар прекратился, и на поляне стало темно; о происшедшем свидетельствовали лишь черные шрамы на земле и серый дым, поднимавшийся к небу. Несколько веток еще пылали, тлели участки травы, но это пламя тоже стремительно угасало.

– Хелен, – задыхаясь, воскликнула Алина, – с тобой все в порядке?

– Да, – ответила та. – А ты не ранена?

– Я в порядке, – заметил Алек. – Если кому-то это интересно.

Он убрал лук, поморщившись при этом движении, но решил, что в состоянии вынести боль. У них не было времени радоваться победе – нужно было выяснить, где находится Магнус, выяснить немедленно.

Хелен прищелкнула языком.

– Нет, ты не в порядке.

Алек вздрогнул, разглядев ее лицо, на котором читались усталость и озабоченность; он знал: точно такое же выражение появлялось на лице у него самого, когда Джейс или Изабель вели себя безрассудно. Да, она была настоящей старшей сестрой.

Хелен заставила его сесть на землю, подняла рубашку и поморщилась при виде кошмарных волдырей. Она вытащила свое стило, прижала его к месту ожога и начала изображать руну ираци. Стило оставляло за собой мерцающие золотые следы, которые сразу проникали под кожу. По телу Алека пробежали волны обжигающего холода, и он втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Когда эффект, вызванный руной, рассеялся, на груди у Сумеречного охотника, на месте страшного ожога, осталась лишь алая припухлость.

– Меня несколько отвлекли огненные стены и перспектива неминуемой гибели, – заговорила Алина. – Алек, по-моему, как раз перед началом заварушки ты сказал, что лидер «Багровой Руки» отправила нас сюда?

Он кивнул.

– Вместе с нами путешествовала некая чародейка по имени Шинь Юнь Цзюн. Она уверяла нас в том, что является бывшей сектанткой, что она порвала с «Багровой Рукой» и теперь стремится покончить с сектой – но теперь я думаю, что она и есть тот самый лидер, которого мы все это время искали. Нам необходимо найти Магнуса. Ему грозит опасность.

– Погоди минутку, – воскликнула Хелен. – Если я правильно поняла, ты говоришь, что твой бойфренд не является главой «Багровой Руки», но у вас была другая спутница, которая именно ею и является? То есть ты всегда путешествуешь в компании сектантов?

Алек взглянул на Алину в поисках поддержки, но та лишь развела руками, словно давая понять, что недоумение Хелен вполне оправданно.

– Нет, обычно я предпочитаю путешествовать в компании лидеров сект, – ответил Алек. Сунув руку в задний карман джинсов, он вытащил шелковый шарф, который сегодня днем снял с шеи Магнуса в номере гостиницы. Он вспомнил, что Магнус поцеловал его запястье, когда он развязывал узел.

Алек стиснул кусок шелка в пальцах и изобразил на тыльной стороне руки руну, позволявшую находить след. Руна подействовала примерно через минуту, и он увидел вереницу фигур, одетых во все белое, и высокие, неприступные стены. К собственному изумлению, он почувствовал страх. Он прежде даже представить себе не мог, что Магнус боится чего бы то ни было.

Возможно, это был его собственный страх.

Он также ощутил притяжение, сердце его словно превратилось в компас, стрелка которого указывала в определенном направлении. Обратно в Рим. Нет, не в сам город; нужное место находилось немного южнее.

– Я нашел его, – сообщил Алек. – Надо идти.

– Мне очень не хочется напоминать тебе об этом, но мы только что избежали смертельной ловушки, – сказала Алина. – Откуда нам знать, что мы не угодим в другую?

Хелен положила руку на запястье Алека и с силой сжала его.

– Мы не можем идти туда втроем, – заговорила она. – Я и без того наделала множество ошибок, когда решила охотиться за сектантами в одиночку, и в результате погиб человек. Сейчас нам повезло, но нам понадобится подкрепление. Мы должны вернуться в Римский Институт и все рассказать.

– Для меня важнее всего жизнь Магнуса, – возразил Алек.

Он понимал, что Хелен рассуждает разумно. Алек вспомнил раздражение и гнев, которые охватывали его, когда его парабатай бросался в сумасшедшие, смертельно опасные предприятия из-за какой-то девицы. Сейчас, очутившись на месте Джейса, он иначе взглянул на вещи.

– Алек, – начала Хелен. – Я знаю, ты не хочешь навлечь на Магнуса неприятности…

– Я пойду один, если понадобится, – перебил ее Алек.

Он не мог сейчас возвращаться в Римский Институт. Во-первых, ему вовсе не хотелось отвечать на множество щекотливых вопросов – а если у этих людей возникнут какие-то подозрения, они могут послать за Мечом Смерти, чтобы вынудить его сказать правду. Во-вторых, у него не было на все это времени; он был совершенно уверен в том, что Магнусу уже угрожает опасность. Ему необходимо было сохранить тайну Магнуса, и необходимо было спешить.

Ему хотелось, чтобы Алина и Хелен смогли пойти с ним, но он не смел просить их об этом. Он не мог требовать от них такого доверия к себе. Он ничего не сделал для того, чтобы его заслужить.

– Разумеется, я понимаю, что ты хочешь его защитить, – сказала Хелен. – Я тоже считаю, что нужно защитить его, если он невиновен. Ведь мы Сумеречные охотники. Но самый лучший способ его защитить и справиться с «Багровой Рукой» – это воспользоваться всеми средствами, которые имеются в нашем распоряжении.

– Нет, – возразил Алек. – Ты не понимаешь. Подумай о своей семье, Хелен. Я знаю, что ты отдала бы ради них свою жизнь. И я бы тоже с радостью умер за свою семью – за Изабель, за Джейса. – Он тяжело вздохнул. – И за Магнуса. Я бы отдал свою жизнь и за него тоже. Для меня было бы счастьем умереть ради него.

Он высвободил руку из пальцев Хелен и зашагал в том направлении, куда вела его руна. Алина побежала за ним.

– Алина, – горячо воскликнул Алек. – Я не желаю рисковать жизнью Магнуса. Я не собираюсь ни о чем сообщать в Институт, я не собираюсь ждать подкреплений. Я должен как можно быстрее освободить Магнуса. Дай мне дорогу.

– Я и не хотела загораживать тебе дорогу. Я иду с тобой.

– Что? – воскликнула Хелен.

Ответ Алины прозвучал не слишком уверенно, но все же чувствовалось, что она приняла твердое решение.

– Я доверяю Алеку. Я иду с ним.

Алек не знал, что на это сказать. К счастью, у них не было времени обсуждать эмоции. Он кивнул Алине, и вместе они бросились бежать прочь с поляны по направлению к лесной тропе.

– Подождите! – крикнула им вслед Хелен.

Алина остановилась и обернулась к ней. Алек бросил нетерпеливый взгляд через плечо.

Глаза Хелен были закрыты.

– «Отправляйся в Европу, Хелен», говорили они. «Нельзя вечно сидеть дома, Хелен. Хватит безвылазно торчать в Лос-Анджелесе, наберись культуры. Может, получится найти себе пару, начнешь встречаться с кем-нибудь». Но никто не сказал мне: «Члены сатанинской секты и смертоносные демоны будут гоняться за тобой по всей Европе, а потом безумец Лайтвуд поведет тебя на верную смерть». Думаю, худшей поездки до меня еще никто не совершал.

– Ну, надеюсь, мы еще когда-нибудь увидимся, – прошептала Алина с несколько потрясенным видом.

– Хватит болтовни, я ухожу, – рявкнул Алек.

Хелен вздохнула и в отчаянии развела руками, в которых были зажаты клинки серафима.

– Ладно, безумец Лайтвуд. Веди нас. Идем спасать твоего бойфренда.


Глава 22 Великий Отравитель | Красные свитки магии | Глава 24 Пр\oклятая Дочь







Loading...