home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Пр'oклятая Дочь

«Яма» оказалась вовсе не сырой подземной темницей, выкопанной членами секты, а древней частью виллы. Так называли амфитеатр, действительно представлявший собой огромное углубление на территории заброшенного сада. Каменные террасы окружали поросшую травой круглую лужайку, и на этой лужайке было возведено нечто вроде грубого помоста из необработанных досок. Две каменные лестницы, расположенные друг напротив друга, вели из сада к террасам и вниз, на «сцену». На террасах были установлены деревянные скамьи. Зеленая лужайка была пуста, за исключением помоста и белых луноцветов, высаженных странными, беспорядочно пересекавшимися рядами. Большую часть цветов помяли и втоптали в землю при постройке деревянных подмостков. Должно быть, поклонники Асмодея не питают особого уважения к кропотливому труду садовника, подумал Магнус.

Ряды скамей были заняты членами секты. На террасах не осталось ни одного свободного места, люди толпились за спинами сидевших. Магнус сказал себе: если ему суждено стать гвоздем программы, по крайней мере, утешает то, что зрительный зал забит до отказа.

Люди сидели молча, неподвижно. Все они были одеты одинаково – в дурацкие белые фетровые шляпы и белые деловые костюмы с белыми рубашками и белыми галстуками. Видимо, секта тратила просто астрономические суммы на стирку и химчистку.

Два человека, которые не то вели, не то тащили Магнуса к «Яме», поволокли его вниз по ступеням и бесцеремонно швырнули на траву. Магнус высвободился из лап охранников, поднялся, помахал зрителям и отвесил изящный поклон.

Он не хотел умирать в этой глупой дыре, в окружении бледных призраков своих прошлых ошибок, но если уж иного выхода не оставалось, он решил умереть как подобает. Он не позволит себе пресмыкаться перед этими людьми.

На поляну спустилась Шинь Юнь; ее белые одежды сияли во мраке ночи, словно они были сотканы из звезд. Чародейка указала на Магнуса. Бернард, который следовал за начальницей, приставил меч к горлу жертвы.

– Оденьте его в белое, – приказала Шинь Юнь, – чтобы отметина багровой руки была видна издалека.

Магнус скрестил руки на груди, приподнял брови и, повысив голос, заговорил:

– Ты можешь отравить меня и бросить в темницу. Ты можешь меня избить и даже принести в жертву Верховному Демону. Но всему есть предел; никакими силами ты не заставишь меня надеть белый костюм на вечернее мероприятие.

Бернард надавил на острие меча, упиравшееся в горло Магнуса. Чародей бросил презрительный взгляд на изогнутый клинок, положил палец на плоскую сторону и отодвинул его от себя.

– Ты меня не заколешь. Я – центральная фигура сегодняшнего представления. Если, конечно, вы, ребята, не собираетесь принести в жертву Асмодею Шинь Юнь.

Глаза женщины превратились в две черные дыры, в которых плескалась ненависть. Бернард нервно дернулся и поспешно отступил.

Несколько сектантов схватили Магнуса и заставили его стоять неподвижно, а Шинь Юнь подскочила к пленнику и с размаху нанесла ему два мощных удара ногой в грудь и в солнечное сплетение. Магнус согнулся пополам. Пока он напрягал последние силы, чтобы удержаться на ногах и справиться с приступом тошноты, на него напялили белый балахон.

Бернард грубо дернул жертву за руку и заставил выпрямиться. Магнус затуманенным от боли взглядом обвел бесстрастные лица сектантов.

– Узрите Великого Отравителя! – выкрикнула Шинь Юнь. – Основателя нашего культа. Пророка, который собрал нас вместе, но затем повел неверной дорогой.

– Для меня большая честь сегодня предстать перед вами, – хрипло выдавил Магнус.

Он внимательно осматривал амфитеатр, хотя надежды на спасение практически не было. Несколько демонов-раумов стерегли выходы, подобно капельдинерам в зрительном зале. Над головой со свистом кружили огромные крылатые существа. В кромешной тьме Магнус не мог разобрать, кто там летал, но было совершенно ясно, что это какая-то разновидность демонов – вряд ли «Багровая Рука» сумела оживить динозавров.

– Даже не надейся найти выход, – усмехнулась Шинь Юнь.

– А кто здесь ищет выход? – с наигранным удивлением произнес Магнус. – Мне остается лишь сделать комплимент твоему демоническому ритуалу; судя по всему, постановка имеет большой успех. Насколько я понимаю, здесь имеется нормальный бар?

– Тихо, Великий Отравитель, – прикрикнул на него сектант, стоявший слева и грубо державший его за плечо.

– Я просто предположил, – заметил Магнус. – Может, нам решить этот вопрос цивилизованным образом – поболтать за бокалом вина?

Бернард ударил его по лицу. Магнус ощутил во рту вкус крови, а в глазах Шинь Юнь зажглись хищные огоньки.

– Очевидно, ответ – «нет», – пробормотал Магнус. – Ну что ж, тогда остается ритуальная смерть на древней арене гладиаторских боев.

Шинь Юнь с помощью магии усилила громкость своего голоса; он заглушил слова Магнуса, загремел на весь амфитеатр.

– Великий Отравитель – фальшивый пророк, а его поучения ложны! И сейчас здесь, перед вами, мои братья и сестры, я свергну его и займу принадлежащее мне по праву место главы нашего ордена. А затем я принесу этого недостойного глупца в жертву моему отцу. Асмодей восстанет во славе! Дочь Асмодея поведет вас к могуществу!

Собравшиеся люди, до этого момента застывшие в зловещей тишине, зашевелились и начали нараспев произносить какие-то слова.

– Пр'oклятая Дочь. Пр'oклятая Дочь.

Магнуса затащили на помост. Несмотря на терзавшую его боль и головокружение, с которым никак не удавалось справиться, он заметил, что охранники старались не наступать на ряды луноцветов, которые окружали деревянную платформу и тянулись под ней.

Бернард закончил посыпать солью пентаграмму, начерченную посередине сцены. Стражи грубо схватили Магнуса за локоть и швырнули его в центр магической фигуры. Чародей поднялся, уселся, скрестив ноги, и попытался принять небрежный вид. Бернард начал, запинаясь, лопотать заклинание, которое должно было запечатать пентаграмму.

Через пару минут Магнус громко зевнул и спросил:

– Помощь не нужна?

Краска бросилась в лицо Бернарду.

– Сиди тихо, Великий Отравитель. Я знаю, что делаю.

– Если бы ты знал, что делаешь, тебя бы здесь сейчас не было. Поверь мне.

Пентаграмма получалась жалкой, слабой и нестабильной; она словно специально предназначалась для того, чтобы нанести Магнусу оскорбление. Если бы магические силы вернулись к нему, он смог бы уничтожить эту штуку, всего лишь дунув на нее.

Бернард закончил свое заклинание и поспешно отступил, когда концы пентаграммы вспыхнули, и из них возникло пять фонтанов ослепительных искр. Магнус небрежно отмахнулся от крошечных пылающих угольков. Несколько мгновений спустя некоторые сектанты тоже сообразили, что деревянный помост может загореться, и начали махать руками и шляпами, разгоняя искры.

Ритуал начинался.

Шинь Юнь вытянула руку; один из ее приспешников вложил ей в пальцы корейский меч. Она сделала несколько шагов вперед, направив острие на Магнуса. Резко дернула рукой, кольнула его в горло, как раз под кадыком; порез был неглубоким, но Магнус испытал острую боль. Опустив взгляд, он увидел багровую струйку, стекавшую на белые одежды.

– У тебя не найдется содовой воды? – обратился он к Шинь Юнь. – Если от этих пятен сразу не избавиться, потом их ни за что не выведешь.

– Это от тебя мы избавимся сейчас, – рявкнула она. – Ты будешь забыт. Но сначала ты узнаешь, чего лишился. Время вспомнить, Великий Отравитель.

Шинь Юнь начала произносить магические слова. Толпа снова принялась скандировать фразу «Пр'oклятая Дочь», но тише, чем прежде. Над амфитеатром собрались черные тучи, и виллу озарила ослепительная молния – одна, вторая, третья. Облака над головой начали кружиться и образовали черный водоворот; Магнус решил, что это формируется портал между миром смертных и потусторонним миром.

Какой-то голос прозвучал в мозгу Магнуса, голос страшный, как дверь, ведущая в кромешную тьму: «Да, настало время вспомнить. Время вспомнить всё».

Резкий, невыносимо яркий свет возник из центра черного вихря, кружившегося в небе, и воронка начала принимать материальную форму. Струйки дыма – а может быть, какие-то насекомые, или нечто вроде статических электрических разрядов – мелькали внутри белой колонны. Острие воронки спускалось с неба, опускалось прямо на Магнуса, который не в силах был помешать происходящему и мог лишь беспомощно ждать того момента, когда его втянет в магический вихрь. Он закрыл глаза.

Он не хотел умирать вот так, от руки разъяренной чародейки, которая не смогла забыть трагедию юности, в окружении самодовольных, дурно одетых глупцов; он не хотел, чтобы эта секта, плод ошибки его бурной молодости, уничтожила его, не оставив ни малейшей надежды исправить содеянное. Если сейчас ему действительно предстояло умереть, он не хотел, чтобы последним чувством, испытанным в этом мире, было сожаление.

И поэтому он стал думать об Алеке.

Об Алеке, полном самых удивительных противоречий, противоречий, причинявших ему страдания – застенчивом и смелом, безрассудном и ласковом. Он вспоминал темно-синие глаза, вспоминал выражение лица возлюбленного после того, как они поцеловались в первый раз. И в последний. Магнус не думал в ту минуту, что их сегодняшний поцелуй станет прощальным. С другой стороны, никто никогда не знает, в какой момент поцелует возлюбленного в последний раз.

Магнус видел всех своих дорогих друзей. Всех смертных, которых он потерял, и всех бессмертных, которые продолжали жить. Свою мать, которая так ни разу и не засмеялась, несмотря на все его старания; Этту, ее замечательный голос, под звуки которого он мог танцевать вечно; первого Сумеречного охотника, который стал его другом – Уилла. Рагнора, который так и остался для него учителем, и который ушел раньше него. Катарину, ее руки, способные исцелить любой недуг, ее неземную грацию. Тессу, ее стойкость и мужество, бесстрашие перед лицом любых опасностей. Рафаэля, который презрительно усмехнулся бы, услышав о том, что Магнус вспоминает его в предсмертный час. Свою Клэри, первого и последнего ребенка, который вырос на глазах у Магнуса, девушку, которой предстояло стать великой воительницей – он был в этом совершенно уверен.

А потом он снова вспоминал Алека.

Алека, который бегом поднимался по ступеням шикарного бруклинского особняка Магнуса, чтобы пригласить его на свидание. Алека, который не дал Магнусу утонуть в ледяной воде, поделился с ним собственной силой. Потрясение и счастье, испытанные им, когда к его губам прикоснулись горячие губы Алека, когда его обняли эти уверенные, сильные руки – в тот день, в доме его предков, детей Ангела. Алека, который защищал жителей Нижнего Мира в венецианском палаццо, который пришел на помощь Магнусу, уничтожив стаю демонов, старался оберегать Магнуса всегда и везде. Алека, который всякий раз выбирал Магнуса, без малейших колебаний отвергая Конклав и его предрассудки. Алека, который пошел против Законов, управлявших его жизнью с самого рождения, ради того, чтобы защитить Магнуса и сохранить его тайны.

Магнус никогда не думал, что будет нуждаться в защите. Он считал, что это сделает его слабым. И он ошибся.

Страх смерти куда-то исчез. Магнус дрожал от слабости, он был практически не в состоянии пошевелиться, на него опускалась демоническая тьма, но он ощущал сейчас лишь благодарность за все, что дала ему жизнь.

Он был не готов к смерти, но был твердо уверен в одном: если ему суждено умереть именно сегодня, он взглянет в лицо убийцам с высоко поднятой головой и с именем Александра Лайтвуда на устах.

Затем на него обрушилась боль, внезапная, страшная, невыносимая боль. Магнус закричал.


Глава 23 Кровь Хелен Блэкторн | Красные свитки магии | Глава 25 В логове врага







Loading...