home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 26

Старые грехи

Земля содрогалась, ветер свистел в ушах, и Магнусу чудилось, что все его тело пронзают одновременно тысячи игл. Какая-то неведомая сила захватила его сознание, подчинила себе. Ему казалось, что кто-то сжимает его мозг, стискивает, месит, как тесто, придает ему совершенно иную форму. Он кричал и кричал.

Боль окрасила окружающий мир в белый цвет. Когда Магнус открыл глаза, а пелена, застилавшая зрение, рассеялась, он увидел просторный зал с оштукатуренными стенами и услышал собственное имя, произнесенное знакомым голосом.

– Магнус.

Тот, кому принадлежал этот голос, был мертв.

Магнус медленно повернул голову и увидел Рагнора Фелла. Он сидел за старым деревянным столом, изрезанным ножом, напротив самого Магнуса – второго Магнуса. Молодого Магнуса, которого не терзала невыносимая адская боль. Оба держали в руках большие оловянные кружки, оба были взъерошены, оба были сильно пьяны. Белые волосы Рагнора клубились вокруг рогов, словно облака, попавшие в пропеллер двигателя. Зеленые щеки «раскраснелись» – приобрели темно-изумрудный цвет.

Он выглядел просто нелепо. Было так приятно видеть его снова.

Магнус сообразил, что угодил в собственное воспоминание, что его вынудили мысленно вернуться в далекое прошлое.

Он приблизился к Рагнору, и Рагнор протянул руку через стол. Магнусу так хотелось быть тем, к кому тянулся его друг. И этой надежды оказалось достаточно: он почувствовал, как его прежнее и настоящее «я» сближаются, затем сливаются воедино. Магнус снова был молодым, и сейчас ему предстояло стать свидетелем тех вещей, которые он некогда сотворил.

Рагнор мягко заметил:

– Я беспокоюсь за тебя.

Магнус, старательно изображая беспечность, махнул пивной кружкой. Б'oльшая часть ее содержимого выплеснулась на стол.

– Я веселюсь.

– Ты уверен? – спросил Рагнор.

Призраки старой боли жгли его – сейчас они ненадолго ожили и подвергали его невыносимым мучениям. Его первая любовь, та, что осталась с ним на всю жизнь, умерла от старости у него на руках. С тех пор он не раз предпринимал попытки найти новую любовь, но все было напрасно. Он потерял так много друзей, но был еще слишком молод и не умел справляться с потерями.

Кроме того, его терзало еще кое-что.

– Если мне сейчас не весело, – усмехнулся Магнус, – значит, нужно просто больше стараться.

– С тех пор, как ты узнал, кто твой отец, ты сильно изменился. Ты уже не тот прежний Магнус.

– Разумеется, нет! – воскликнул Магнус. – На меня вдруг снизошло вдохновение. Я создам культ своего отца. Культ, служители которого будут заниматься самыми нелепыми и идиотскими вещами, какие только придут мне в голову. Либо это начинание с треском провалится, либо станет величайшим розыгрышем за всю историю человечества. Но и в том, и в другом случае моя цель будет достигнута.

Сотни лет назад, люди, естественно, выражались иначе, но воспоминания искажают реальность, и теперь, много лет спустя, они с Рагнором разговаривали так, как говорят в современном мире. Память – странная штука.

– Я так понимаю, это была шутка, – заметил Рагнор.

Магнус вытащил толстый кошель с деньгами, развязал его и перевернул. На стол посыпались сотни гнутых, бесформенных кусков серебра, искореженные серебряные монеты. Пьяные воры и бандиты, окружавшие двух чародеев, смолкли.

Вся жизнь Магнуса была жестокой шуткой. Он столько лет потратил на то, чтобы доказать неправоту отчима, и вот теперь выяснилось, что на самом деле он, Магнус, сын Князя Ада.

Он нелепо замахал руками над головой.

– Угощаю всех!

Посетители таверны разразились одобрительными воплями. Когда Магнус обернулся к Рагнору, то увидел, что друг смеется, покачивает головой и пьет эль из заново наполненной кружки.

– Ничего, все в порядке, – сказал Рагнор. – Мне уже не раз удавалось отговорить тебя от воплощения в жизнь безумных идей. Точнее всех, буквально всех твоих идей. А эта еще не самая нелепая из них.

Если Магнус сможет рассмешить других, он и сам научится смеяться. Если вокруг будут происходить забавные вещи, если все будут веселиться, он забудет о своем одиночестве; если притворится, что все в порядке, то рано или поздно, мысль станет реальностью. Все будет в порядке.

– Итак, – тем временем продолжал Рагнор. – Допустим, ты действительно собираешься основать дурацкий, издевательский культ. С чего ты начнешь?

Магнус усмехнулся.

– О, у меня есть план. Превосходный план. – Он щелкнул пальцами, голубые искорки вспыхнули на его ладонях и посыпались на разбросанные по столу монеты. – Вот что я собираюсь сделать…

Ярко освещенный зал таверны, потолок, пол, стены, украшенные оружием, щитами и охотничьими трофеями, растаяли. Рагнор и люди, сидевшие за соседними столами, обратились в пыль. Магнус остался один, растерянно и печально глядя на пустое место, где только что находился его лучший друг.

В следующий миг он очутился в другом зале, в другой стране, на какой-то сцене; он обращался к толпе с вопросами, страдали ли они когда-нибудь от одиночества, и не хотелось ли им когда-нибудь стать членом семьи, большой семьи. Он сделал глоток красного вина из чаши, махнул рукой и увидел, что кружки всех присутствующих наполнились элем. Магнус воззвал к Асмодею, и все люди, как один, засмеялись в изумлении и восторге.

Потолок растворился и превратился в ночное небо; канделябры сменились мерцающими звездами. Вместо деревянного пола, устланного пушистыми коврами, под ногами появилась зеленая трава, вдали виднелись аккуратно подстриженные кусты, рядом журчал фонтан. Магнус поднял руку и обнаружил, что держит высокий тонкий бокал с искрящимся шампанским.

– Великий Отравитель! – скандировали его последователи. – Великий Отравитель!

Магнус сделал сложный жест, и перед ним появился стол, на котором красовалась искусно составленная пирамида из бокалов. Наверху бил фонтан белого вина; оно каскадом лилось вниз, наполняя бокалы и образуя сверкающий волшебный водопад. Снова раздались овации, толпа неистовствовала, и Магнусу показалось, что сейчас его сердце лопнет от счастья.

Он поднял тост за последний успешный налет на сокровищницу злобного и жадного вельможи; добытые деньги были пожертвованы больницам. Его последователи подметали городские улицы, кормили бедных, раскрашивали лисиц в синий цвет.

И все это во имя Асмодея.

Его культ был шуткой. Жизнь была шуткой, и напоминание о том, что его жизнь никогда не кончится, было последней строчкой этого печального анекдота.

Магнус подошел к гигантскому костру, пылавшему посреди поля. Люди, которые с трудом удерживались, чтобы не вскакивать с мест, взялись за руки и рухнули на колени, когда высоко над ними появилась исполинская фигура Асмодея. Магнус потратил на создание этой иллюзии почти неделю и очень гордился результатом.

Он ждал, что люди снова разразятся восторженными криками, но они молчали. Единственным звуком, нарушавшим тишину, было потрескивание костра.

– Сегодня особенный день, – заговорил гигант, мерцающий белый Асмодей, обращаясь к своим поклонникам. – Передо мной кучка глупцов, которую возглавляет самый безмозглый глупец из всех. Тот, кто сделал из меня марионетку в своей дурацкой пародии на религию.

Воцарилась тишина, как на поле битвы, усеянном трупами. Все молча стояли на коленях.

О нет.

– Привет, сын мой, – продолжал Асмодей.

Ослепительный, безумный вихрь, который, казалось, захватил Магнуса, внезапно исчез, рассеялся, и головокружение прекратилось. Он сделал посмешище из имени Асмодея, он насмехался над самой идеей поклонения. Он хотел, чтобы его деяния озаряли небо, подобно метеору, хотел бросить вызов обоим отцам – родному и приемному.

Магнус сделал это потому, что знал: к кому бы он ни взывал, никто не придет.

Но он ошибся. Князь Ада явился в этот мир, чтобы сокрушить своего сына.

Магнус застыл, как изваяние, и не мог даже пальцем пошевелить. Он беспомощно смотрел, как Асмодей выходит из гигантского костра и не спеша приближается к нему.

– Многие поклонялись мне, – заговорил Асмодей, – но не часто мое имя выкрикивала такая большая толпа, да еще так громко. Они привлекли мое внимание, а потом я увидел, кто их возглавляет. Пытаешься со мной связаться, дитя мое?

Магнус хотел заговорить, но его челюсти были стиснуты неизвестной магией. Изо рта вырвался едва слышный стон.

Он встретился взглядом с Асмодеем и покачал головой. Да, говорить он не мог, но хотел, чтобы отец понял: он, Магнус, не желает иметь с Верховным Демоном ничего общего.

Пляшущие язычки пламени в глазах Асмодея на миг погасли.

– Премного благодарен тебе, что собрал вместе всех этих людей, – прошипел он, наконец. – Не сомневайся, я найду достойное занятие своим новым слугам.

Пот ручьями тек по лицу Магнуса. Он снова попытался заговорить, и снова ничего не вышло.

Асмодей усмехнулся, сверкнув двумя рядами остроконечных зубов.

– А что касается тебя, то с тобой следует поступить, как с непослушным ребенком. Твоя дерзость заслуживает наказания. Ты забудешь все, что сделал, ты не сможешь извлечь урок из этой ошибки, потому что «память праведника пребудет благословенна, а имя нечестивых омерзеет»[22].

Это были слова из Священного Писания; демоны любили цитировать Библию, особенно те из них, кто претендовал на высокое происхождение.

«Нет, – мысленно взмолился Магнус. – Оставь мне память».

Но Асмодей уже положил на лоб Магнуса свою тощую, костлявую ладонь, похожую на когтистую лапу хищной птицы. Все исчезло, осталась лишь ослепительная белая вспышка, а затем на Магнуса обрушилась тьма.

Когда Магнус пришел в себя, он снова очутился в реальном мире, он стоял на коленях перед последователями его собственного культа, и воспоминания, которые отнял у него отец, вернулись к нему.

Шинь Юнь склонилась над ним так низко, что лицо ее находилось совсем рядом с его лицом.

– Теперь ты понял? – сурово спросила она. – Теперь ты видишь, что натворил? Ты видишь, кем мог бы стать, чт'o могло бы принадлежать тебе?

Первым ощущением Магнуса было облегчение. Где-то в глубине его души постоянно жило беспокойство; он боялся самого себя и того, на чт'o он на самом деле был способен. Он знал, кто он такой: дитя демона, сын Князя Ада; поэтому он всегда боялся собственных возможностей. В последние несколько дней его постоянно грыз страх, он страшился узнать, что создал этот культ с какими-то преступными намерениями, воспользовался им для каких-то кровожадных целей, а потом сам стер собственные воспоминания для того, чтобы не знать, забыть то, что натворил.

Но нет. Он был глупцом, но он не был негодяем.

– Да, теперь я понимаю, – негромко произнес он.

Вторым чувством, охватившим его, было чувство стыда.

Он неловко поднялся на ноги и повернулся лицом к зрителям. Он смотрел на случайное сборище простых людей, которых он собрал вместе и превратил в сектантов, чтобы осуществить свою злобную шутку. На кучку простофиль, каждый из которых всего лишь искал чего-то большего в этой жизни, жаждал получить уверенность в том, что его существование имеет смысл, что он не одинок в этом мире. Теперь Магнус вспомнил: боль его была так сильна, он не думал о том, что его окружают не куклы, не призраки, а живые люди, наделенные душой, сердцем, человеческими чувствами. И он выставил их на посмешище. Он стыдился этого, и ему очень не хотелось сейчас, чтобы Алек узнал о его бессердечном поступке.

Долго, долго, много лет он пытался стать другим. И сейчас он понял, что больше не испытывает сводящей с ума боли, которая терзала его в тот давний день, в таверне, в обществе Рагнора. После встречи с Алеком он стал свободен.

Магнус поднял голову и заговорил четким, громким голосом.

– Мне очень жаль. – Его слова были встречены гробовой тишиной. – Очень давно, много лет назад, я подумал, что было бы забавно изобрести новый культ. Собрать группу простых людей, чтобы откалывать всякие штуки, играть в игры. Я пытался сделать эту жестокую, суровую жизнь веселее. Но шутка не удалась. Прошло несколько веков, и вам всем приходится платить за мои ошибки. И за это я искренне прошу у вас прощения.

– Что ты творишь? – воскликнула Шинь Юнь, стоявшая у него за спиной.

– Но еще не поздно, – крикнул Магнус. – Вы все еще можете отречься от кровавого культа, от демонов, которые желают сделаться богами, от причуд бессмертных существ. Оставьте все это и живите своей жизнью.

– Заткнись! – заорала Шинь Юнь, пытаясь перекричать его. – Это твои поклонники! Мои поклонники! Их жизнь принадлежит нам, и мы можем делать с ними все, что угодно! Мой отец прав. Ты величайший глупец, король дураков, и ты будешь продолжать болтать чушь до тех пор, пока кто-нибудь не перережет тебе глотку. Я сделаю это сама. Я сделаю это ради моего отца.

Она вышла вперед, загородила собой Магнуса.

– Настало время, и сейчас свершится неизбежное. Настал тот час, когда вы, мои братья и сестры, возвыситесь над остальными людьми, даже над ангелами, и никто больше не сможет указывать вам, кроме самых могущественных демонов и чародеев. Вы будете сидеть у подножия трона моего отца!

Она смолкла, видимо, ожидая услышать аплодисменты и одобрительные крики. Но люди молчали. Магнус вдруг заметил в задней части амфитеатра, на верхнем ряду скамей, какое-то движение, суматоху. Сектанты собрались в кучку, затем кто-то или что-то с силой оттолкнуло их, и несколько человек упали на скамьи, покатились по ступеням.

Шинь Юнь, судя по ее виду, растерялась. Она сделала знак охранникам, дежурившим у сцены.

Свалка не прекращалась, шум усиливался. Магнус не видел, что именно там происходило, но похоже было, что в драке участвовало человек десять. Кто-то швырял сектантов вниз с лестницы, и люди натыкались друг на друга, падали. Вооруженные охранники с трудом пробирались сквозь толпу к месту беспорядков.

В душе Магнуса вспыхнула слабая надежда. Возможно, некоторые члены культа решили отказаться от своего безумного, смертельно опасного намерения. Возможно, теперь они перессорятся друг с другом – в сектах подобное не являлось редкостью – и забудут о нем, забудут об Асмодее. Может быть…

– Ни на кого нельзя положиться, – недовольно произнесла Шинь Юнь, в кулаке которой разгоралось рыжее пламя, – все приходится делать самой.

Чародейка приблизилась к краю помоста. Но, шагнув на траву, она словно наткнулась на какой-то невидимый барьер: что-то с силой отбросило ее назад, и она пошатнулась. Пентаграмма, нарисованная солью, и луноцветы начали светиться, подобно бледному пламени.

Магнус замер, когда до него дошло очевидное: луноцветы были высажены на круглой поляне отнюдь не с декоративной целью. Он проследил взглядом за пересекавшимися линиями белых цветов, часть которых уходила под деревянную сцену. Вместе они образовывали гигантскую пентаграмму. Намного более крупную и мощную, чем та, которая была изображена солью на помосте. Но кто ее начертил? Было ясно, что не Шинь Юнь: чародейка была потрясена, обнаружив, что заперта внутри магической пятиконечной звезды.

Женщина поднялась на ноги и уставилась на белые цветы. Она попыталась снова перешагнуть через них, но и во второй раз ее швырнуло назад, с еще большей силой. Она застонала и кое-как встала с земли.

Бернард стоял по другую сторону от линии белых цветов и наблюдал за магами со странным выражением на лице, словно предвкушая что-то.

Шинь Юнь зашипела на него:

– Что это все значит?

Бернард с издевательским видом отвесил ей поклон.

– Прими мои искренние извинения, Пр'oклятая Дочь. Как нам всем известно, ты являешься представителем наиболее воинственной и кровожадной группировки внутри нашей организации. Но основными ценностями этого культа с самого начала были развлечения и радости жизни, поэтому мы не собираемся полностью посвящать свое время и силы злу. Члены «Багровой Руки» пришли к соглашению. Мы не желаем больше подчиняться твоим безрадостным, унылым догматам и существовать под твоим неоправданно суровым руководством.

– Ну и ну, – прошептал Магнус.

– Ты имеешь что-то против, Великий Отравитель? – спросил Бернард.

– Ни в коем случае, – возразил Магнус. – Давайте веселиться на полную катушку.

Шинь Юнь некоторое время пристально разглядывала Бернарда, затем обернулась к амфитеатру, переполненному сектантами. Магнус понял: эти люди пришли сюда вовсе не затем, чтобы поклоняться своей «пророчице». Они собрались здесь, чтобы стать свидетелями предательства и кровопролития.

– Но я одна из вас, – решительно произнесла Шинь Юнь. – Я принадлежу к этой секте. Я ваш лидер.

Бернард бросил быстрый взгляд на Магнуса.

– При всем моем уважении к Великому Отравителю, позволю себе заметить: мы все прекрасно знаем, как легко заменить одного лидера другим.

– Что все это значит? – повторила Шинь Юнь.

Бернард ответил:

– Ты не единственная, кто общался с Асмодеем. Ты не единственная, кто умеет вызывать демонов, чтобы они служили тебе.

– О, – пробормотал Магнус. – О нет.

Бернард торжествующим тоном продолжал:

– Он приходит, когда мы призываем его!

Магнус закрыл глаза и пробормотал едва слышно:

– Зло всегда является на зов.

Снаружи пентаграммы бесновались и пронзительно вопили члены секты, ревели демоны, в небе мелькали черные тени. Внутри пентаграммы царила полная тишина – если не считать хриплого, прерывистого дыхания Шинь Юнь.

– Мы не хотим, чтобы нами руководили чародеи, – говорил Бернард. – Мы хотим безграничной власти, хотим сумасшедших вечеринок. Поэтому вы оба теперь заключены в этой пентаграмме, и мы собираемся принести в жертву Асмодею вас обоих. Без обид, Великий Отравитель. Я лично ничего не имею против тебя. Напротив, ты для меня в некотором роде икона стиля.

– Что бы ни обещал тебе Асмодей, уверяю тебя – он лжет, – начал Магнус, но Бернард лишь презрительно усмехнулся.

Магнус знал: как только Верховного Демона призовут, и он придет в этот мир, он развратит всех, до кого сможет дотянуться. Асмодей предлагал такие соблазны, сопротивляться которым было невозможно; он играл в такие жестокие игры, которые даже не снились смертным людям. Неудивительно, что Бернард был ошеломлен, когда Магнус пошутил насчет того, чтобы принести Шинь Юнь в жертву.

Шинь Юнь никогда не видела врага. Шинь Юнь никогда не являлась истинным лидером «Багровой Руки». С того момента, когда Магнус лишился контроля над сектой, все эти годы, ее возглавлял Асмодей. Это всегда был только Асмодей.

Бернард отвернулся – судя по всему, он был уверен в том, что пентаграмма не выпустит своих пленников. Шинь Юнь в безумии бегала вдоль рядов белых цветов, словно жертва пожара, охваченная пламенем. Она пыталась освободиться при помощи чар, но у нее ничего не получалось. Она вопила на своих «поклонников», требуя убрать барьер, но те взирали на нее с прежним, абсолютно бесстрастным выражением.

Наконец, она резко обернулась к Магнусу и заорала:

– Сделай что-нибудь!

– Не волнуйся так, Шинь Юнь. Мне известно заклинание, с помощью которого можно освободиться из любой пентаграммы – за исключением самых могущественных. – Магнус взмахнул руками, но затем замер и пожал плечами. – Ах да, я совсем забыл. Я мог бы нас освободить, но лишился магических сил потому, что кое-кто надумал меня отравить.

– Я тебя ненавижу, – прошептала Шинь Юнь.

– Хотелось бы еще добавить, что «Пр'oклятая Дочь» – не самое удачное прозвище, – сказал Магнус.

– И это ты мне говоришь? – окрысилась Шинь Юнь. – «Великий Отравитель»!

– Справедливо замечено, – согласился Магнус. – Это был каламбур, связанный с моим именем. Магнус Бейн, Великий Отравитель[23] – как звучит, а? Признаюсь, я имею слабость к каламбурам…

В этот момент Шинь Юнь ахнула. Летающий демон с кошмарным душераздирающим визгом рухнул на землю; сектанты в панике бросились во все стороны. Толпа расступилась, и появился Алек Лайтвуд – он стоял на ступенях каменной лестницы, на полпути к сцене.

Магнус был поражен. Внезапная боль может произвести на человека такое же впечатление; она захватывает врасплох, терзает, душит, сметает все на своем пути, уничтожает вселенную. Но то, что сейчас чувствовал Магнус, вовсе не было болью.

Это было подобно взрыву. Множество разных эмоций одновременно обрушилось на него: страх за Алека, и нежность, и облегчение, и болезненная, отчаянная радость. «Алек, мой Александр. Ты пришел за мной».

Воинственные сектанты набрасывались на Алека, а он без видимых усилий расшвыривал их. Однако на месте каждого отброшенного прочь человека тут же возникали трое других. Они мешали Алеку двигаться вперед, но не могли его остановить; его не могли остановить ни люди, ни демоны – ползающие или летающие. Кроме того, Сумеречный охотник пришел не один: слева от него шагала какая-то светловолосая девушка, справа – другая, с темными волосами. Девушки отгоняли людей прочь, угрожая им ангельскими клин

Магнуса околдовало это зрелище: могучие плечи, развевающиеся волнистые волосы, синие глаза. Магнусу всегда нравился именно этот оттенок синего – такой цвет имеет вечернее небо в последний миг перед наступлением ночи, когда его освещают последние лучи заходящего солнца.

Магнус подошел к мерцающей линии пентаграммы. В душе у него зарождалось какое-то радостное чувство, вместе с любовью и надеждой набирало силу нечто яркое, волшебное. Он чувствовал, что магические способности возвращаются к нему; еще несколько минут – и он станет прежним Магнусом.

Он протянул руку к Алеку, и пальцы его проникли сквозь мерцающую завесу, как будто волшебная стена была всего лишь потоком воды. Однако, когда чародей попытался шагнуть к Алеку, он врезался в эту невидимую преграду, словно в каменную стену.

Да, он сумел просунуть кисть руки за пределы пентаграммы, но сейчас это не могло принести ему большой пользы.

– Рано радуешься! – проревела Шинь Юнь за спиной Магнуса. – Мой отец уже идет сюда! Он поразит тебя, неверный, которому следовало быть самым истовым верующим, уничтожит фальшивого пророка, мерзких нефилимов. Всех вас! Он возьмет меня к себе, и я буду сидеть на троне рядом с ним – там мое настоящее место!

Магнус резко развернулся, и радость его мгновенно сменилась тошнотворным страхом.

Каменные скамьи и ступени амфитеатра, окружавшие арену, утратили свой прежний цвет. С верхнего уровня вниз устремилась какая-то магическая «волна»; камень выцвел, стал белым, а потом словно «размазался» в воздухе и образовал мерцающую колонну, которая сливалась со столбом дыма, поднимавшимся к небу с места проведения ритуала. В толще этой новой белой колонны кружился вихрь крошечных темных точек. Внутри света танцевали пряди черного дыма. Магнус услышал леденящий кровь гул, хор зловещих голосов, шепот, доносившийся из иного мира.

Голос в голове Магнуса произнес: «Я же сказал тебе, настало время вспомнить всё».

Это говорил не его собственный страх, это говорил его отец.

– Он идет! – крикнула Шинь Юнь.

– Как это возможно? – крикнул ей в ответ Магнус. – Никого еще не принесли в жертву!

«Я пришел потому, что поклонники желают меня видеть, – произнес голос. – Этого для меня достаточно».

Воздух стал плотным, удушливым, словно кто-то дохнул на Магнуса затхлым, спертым, зловонным дыханием, от которого кровь стыла в жилах. Ужас побуждал Магнуса бежать прочь, куда-нибудь, все равно куда, убраться отсюда немедленно, но тело его не шевелилось. Какой-то животный инстинкт, живущий глубоко внутри, говорил ему, что бежать некуда, что нигде во всей вселенной он не сможет скрыться от этого кошмара.

Приближение Верховного Демона, пришедшего в этот мир потому, что великое множество служителей его культа воззвало к нему, притупляло все ощущения, уничтожало все чувства; остался лишь первобытный смертельный страх.

Мерцающий белый столб, возникший в воздухе над пентаграммой, начинал обретать форму.


Глава 25 В логове врага | Красные свитки магии | Глава 27 Белое пламя







Loading...