home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Белое пламя

Алек прекрасно понимал, что они очутились в безнадежном меньшинстве. Все люди, собравшиеся в амфитеатре – а их было великое множество, – обернулись к Сумеречным охотникам. Пока лишь несколько человек вскочили на ноги и схватились за оружие; в основном это были дубины и палки, но в зловещем потустороннем свете блеснуло несколько клинков.

– Ух ты, да их здесь целая армия, – пробормотала Алина. – Наверное, набились в машины по шесть человек.

Хелен улыбнулась, но улыбка тут же погасла – два сектанта вцепились ей в руку. Алина локтем врезала одному по горлу, а Хелен головой ударила второго в грудь. Какой-то идиот хотел наброситься на Алека, но в результате оказался на земле со сломанным носом. В следующую минуту Алек потерял Магнуса из виду: перед ним выросла стена из рук, которые пытались схватить его, и ног, которые пытались его пнуть.

Единственный способ добраться до Магнуса заключался в том, чтобы пробиться сквозь эту стену.

– Дамы, – произнес Алек. – Начнем?

– С удовольствием, – энергично воскликнула Хелен и пнула противника в колено.

Алек уклонился от неумелого выпада кулаком и нанес в ответ умелый выпад. Когда напор врагов несколько ослабевал, Алек стрелял из лука в крылатых демонов, маячивших наверху.

Он мог так стрелять и пробиваться сквозь «живой заслон» хоть до завтрашнего вечера. Он видел перед собой лишь один путь. К деревянным подмосткам. К Магнусу. Все остальное не имело значения.

Время от времени, когда сектанты отступали, ему удавалось разглядеть Магнуса: тот стоял на сцене и, судя по позе и мимике, обращался к толпе. Шинь Юнь бегала вокруг, что-то кричала и размахивала руками, но, к счастью, пока не замечала появления Сумеречных охотников. Магнус стоял вполоборота к Алеку; на его горле и белой одежде виднелись пятна крови, на лице темнел огромный синяк.

У Алека мучительно сжалось сердце. А в следующий миг Магнус поймал его взгляд: это произошло в один из тех моментов, когда во время битвы наступает затишье, словно в оке тайфуна, и секунды тянутся бесконечно. Алеку казалось, что Магнус находится совсем близко, что он может протянуть руку и прикоснуться к своему возлюбленному, исцелить его раны, облегчить его боль, загородить его своим телом от обезумевшей толпы.

Он вспомнил, как однажды пришел к Магнусу в его бруклинский особняк. Они тогда совсем недавно начали встречаться. В те дни столько всего происходило, во внешнем мире и во внутреннем мире Алека. Началась война; молодого Сумеречного охотника одновременно терзали гнев, смятение, тоска, сердечная боль, и он никак не мог разобраться в собственных чувствах.

Он был знаком с Магнусом всего пару недель. Со стороны его поступок выглядел бессмысленным, нелепым: он побежал на свидание, в то время как семья и друзья думали, что он тренируется, и его ложь в любой момент могла выйти наружу. Он так боялся, все время боялся и вынужден был бороться со своими страхами в полном одиночестве.

У Алека имелся ключ от входной двери – Магнус объяснил, что для него так будет проще. Дом был защищен мощными чарами, и хозяину сразу стало бы известно о появлении постороннего. Алек взбежал вверх по лестнице, чувствуя, как кровь шумит в ушах. Он увидел Магнуса в огромном помещении, занимавшем весь верхний этаж: тот сидел за столом, поглощенный своим делом, и не замечал ничего вокруг. Он был одет в оранжевую шелковую рубашку и рылся одновременно в трех магических книгах: две он листал руками, унизанными кольцами, а страницы третьей переворачивались сами собой в вихре голубых искр. Алек испытывал невыносимый ужас, что-то болезненно сжималось у него внутри при мысли о том, что подумает его отец, если узнает об этом.

А потом Магнус поднял взгляд от своих книг с заклинаниями, увидел молодого человека и улыбнулся. И сердце Алека, бешено колотившееся в груди, подобно пленнику, в отчаянии бросающемуся на прутья решетки, тотчас же успокоилось. Алек подумал, что этого мгновения ему достаточно для абсолютного счастья; он мог бы до самой смерти стоять вот так на пороге, глядя на Магнуса и любуясь его улыбкой.

Магнус сейчас улыбался точно так же, несмотря на ужасы, творившиеся вокруг них, и в уголках его золотых глаз образовались морщинки. Это была такая милая, удивленная улыбка; глядя на чародея, можно было подумать, что при виде Алека он забыл обо всем на свете от изумления и счастья.

Алеку захотелось улыбнуться в ответ.

Он услышал крик Хелен:

– Демоны-шинигами!

«Багровая Рука» не теряла времени даром. Из всех летающих демонов шинигами являлись самым серьезным противником. Эти твари с огромными, мерзко ухмылявшимися ртами, похожими на акульи пасти, и широкими, неровными черными крыльями получали огромное удовольствие, отгрызая людям лица и перемалывая черепа в порошок.

Алека накрыла какая-то тень. Подняв взгляд, он увидел прямо над собой разверстую пасть с множеством зубов и отпустил тетиву.

Первый шинигами все-таки успел уклониться от стрелы и устремился вниз, прямо на Сумеречных охотников. Почти сразу за ним последовало еще несколько крылатых гигантов. Второй стрелой Алек сбил ближайшего шинигами, и тот, накренившись, полетел на каменную террасу амфитеатра. Но стаю черных демонов было не так просто остановить.

Пронзенное стрелой чудовище с глухим стуком упало на ступени. Алина мгновенно очутилась рядом с ним и принялась рубить его грудь клинками серафима, нанося ему глубокие раны. Демон взревел, ударил ее крылом, сбил с ног.

Затем раненая тварь поднялась и нависла над девушкой. Крылья чудовища, казалось, пожирали звездный свет, образуя на усыпанном бриллиантовыми точками небе черную дыру с рваными краями. Второй демон-шинигами рухнул прямо в толпу сектантов, и те бросились врассыпную.

– Эремиэль! – Голос Хелен был слышен даже сквозь рев демонов, вопли людей и шум драки. Она грациозно сновала среди грозных черных фигур, и ее клинки, сиявшие белым небесным огнем, прогоняли дьявольскую тьму.

Очередной демон пронесся над головой Алека, выставив лапы с острыми когтями; еще миг – и когти впились бы в плечо Сумеречного охотника, но он вовремя отскочил в сторону. Он упал на спину, проехался по ступеням и одновременно пронзил стрелой крыло твари. Покалеченный демон грохнулся на землю. Алек быстро огляделся.

– Алина, осторожно!

Алина уже была на ногах, она металась между двумя демонами-шинигами, рубила и колола их кинжалами. Но с неба на нее летел еще один враг.

В самый последний миг Хелен оттолкнула Алину прочь. Демон промахнулся, со свистом пронесся у них над головами, затем сделал вираж и приготовился к новой атаке. Злобно ощерившись, он обнажил клыки, каждый из которых был длиной с человеческую руку. Хелен с видимым усилием поднялась на ноги, сжимая задетое плечо. Но когда монстр прыгнул, она упала на колени, резким движением выставила вверх клинок серафима и рассекла демону брюхо – от пупа до горла.

– Клянусь Ангелом! – крикнула Алина. – Это было просто невероятно.

Хелен просияла, но лицо ее сразу же стало серьезным. Едва успела она вытащить клинок из раны, как другой демон приземлился прямо перед ней и взмахнул крылом, вооруженным острым шипом, целясь ей в лицо. На сей раз Алина подоспела вовремя и, рубанув по суставу, отрезала крыло целиком. Хелен закончила работу: меч ее, просвистев в воздухе, снес чудовищу голову.

Алек сосредоточил внимание на снижавшемся демоне, который собрался разрубить его надвое острым краем крыла. Сумеречный охотник оказался проворнее, и враг не сумел застигнуть его врасплох; мысленно прикинув траекторию демона, Алек выстрелил ему в спину. Крылатая тварь ударилась о землю рядом с нижними скамьями амфитеатра.

– Алек! – окликнула его Алина. – Посмотри на сцену!

Алек резко развернулся и успел увидеть, как огромная белая колонна вырвалась из пепельной воронки и ударила в большую мерцающую пентаграмму из ночных цветов, посередине которой стояла деревянная сцена. Ослепительный свет залил амфитеатр.

Среди этого невыносимо яркого света выделялся темный силуэт Магнуса. Алек различал лишь его сверкающие глаза. Они были прикованы к нему, к Алеку. Магнус открыл рот, губы его шевелились, словно он хотел что-то сказать.

Вдруг Магнус и Шинь Юнь исчезли. Ослепительный свет, режущий глаза, заполнил пространство внутри пентаграммы из цветов, уничтожая все, что там находилось.

Алеку показалось, что у него остановилось сердце. Он бросился вниз, к сцене, но дорогу ему преградил какой-то человек из секты. Алек мощным ударом сбил противника с ног и взглянул в испуганное лицо следующего. Он заговорил спокойно, но достаточно громко для того, чтобы все могли его услышать.

– Если хотите жить, – произнес Алек, – уйдите с дороги.

Ближайшие к нему сектанты метнулись в разные стороны. Алек побежал к пентаграмме. В голове у него не было ни единой мысли, его охватил невыносимый ужас; он хотел перепрыгнуть ряд белых цветов, но врезался в невидимое препятствие, неприступное, словно гранитная стена.

Рядом с пентаграммой топталась группа членов культа. При виде Алека какой-то тощий человек с жидкой бородкой выступил вперед, безуспешно стараясь придать лицу внушительное выражение. Алек никогда прежде его не встречал.

– Где Магнус? – угрожающим тоном заговорил Алек.

– А ты кто такой? – ответил бородатый человек вопросом на вопрос.

– Мы Сумеречные охотники, – вмешалась Хелен, подходя и останавливаясь рядом с Алеком. Алина, держа оружие наготове, выступила с другой стороны. – А у всех вас большие неприятности. Что здесь происходит? Кто ты такой?

– Меня зовут Бернард, и я лидер этого культа.

Кто-то выкрикнул из-за спины бородатого:

– Мы договорились принести в жертву демону Великого Отравителя и Пр'oклятую Дочь. Но никто не соглашался признать тебя нашим лидером, Бернард.

Бернард побагровел.

– Кто такой Великий Отравитель? – спросила Алина.

– Основатель нашей организации, Магнус Бейн, – ответил Бернард.

Хелен со свистом втянула воздух сквозь зубы.

– Но мы уже много лет назад решили порвать с его учением и отвергли его догматы – заботиться о детях, грабить богачей и раздавать деньги бедным, – заявил Бернард. – С тех пор как он ушел, мы отказались от этих мирных целей. Некоторые из нас занимаются убийствами. В последнее время приходится довольно часто убивать. В принципе, мы преступная секта, но не слишком зацикливаемся на этом.

– Выходит, Магнус ни в чем не виноват! Ну, почти, – сказала Алина. Хелен, судя по выражению ее лица, в этом сильно сомневалась.

Алека мало интересовали цели секты, прошлые и настоящие. Он шагнул к Бернарду, сделал глубокий вдох и вытащил из висевших на поясе ножен клинок серафима.

– Рагуэль, – произнес он, и меч засиял ангельским светом.

Воспользоваться клинком серафима против смертного человека считалось страшным преступлением. Отец говорил ему, что ни один истинный Сумеречный охотник даже в мыслях не допустит подобного.

Прежде, чем кто-либо успел его остановить, Алек взмахнул мечом, и сияющее острие промелькнуло в непосредственной близости от горла Бернарда; воротник белой рубашки почернел и задымился.

– Где Магнус? – грозно воскликнул Алек. – Спрашиваю в последний раз.

Бернард вытаращил глаза, открыл рот и заговорил голосом, принадлежавшим другому существу. Голос был страшным, как грохот обвала, но в то же время напоминал потрескивание веток в костре.

Это был голос демона. Голос Князя Ада.

– Великий Отравитель? Что ж, я отвечу тебе: он здесь, совсем рядом.

Бернард, двигаясь неловко, словно марионетка, махнул рукой в сторону пентаграммы, залитой адским светом. В центре ее, среди белого пламени, начали вырисовываться какие-то бледные тени. С каждым мгновением очертания фигур становились более четкими.

– Найди его, – произнес демон, вселившийся в тело Бернарда. – Если сможешь.

Теперь то, что происходило внутри пентаграммы, было ясно видно. У Алека пересохло в горле от невыносимого ужаса.

Да, он видел Магнуса. Но не одного Магнуса.

– Где-то здесь, среди этих многочисленных пар противников – настоящий Магнус Бейн и настоящая Шинь Юнь Цзюн. Можешь считать это испытанием, маленький Сумеречный охотник. Если ты узнаешь его, ты сможешь его спасти.

Алек сжимал в руках лук и клинок, и каждая мышца в его теле была напряжена до предела. Он был готов сражаться, он сходил с ума от страха за Магнуса, но страх сковал его, и он не мог сделать ни шага.

Сто Магнусов Бейнов схватились в отчаянном поединке с сотней Шинь Юнь Цзюн. Все они были совершенно одинаковыми. Сто Магнусов Бейнов в белых одеждах ударили сто Шинь Юнь, и любой из них мог быть настоящим Магнусом. Тот, что упал на землю и ждал последнего, смертельного удара, мог быть настоящим Магнусом, отчаянно нуждавшимся в помощи Алека. Тот, что почти одолел Шинь Юнь, тоже мог быть настоящим Магнусом, и Алек, пытаясь его спасти, мог нечаянно его убить.

– Оригинальный магический ход, если мне позволено будет так выразиться, – произнес демон устами Бернарда. – Умный, но в то же время очень жестокий, потому что дает жертве надежду. Все, что нужно сделать – это найти настоящего Магнуса Бейна. По-моему, такая ситуация часто попадается в сказках. Принц может узнать свою невесту в любом обличье, будь то лебедь в стае лебедей или галька на пляже, среди миллиона галек. – «Бернард» издевательски хмыкнул. – Жаль, что реальная жизнь совсем не похожа на сказку, нефилим.


Глава 26 Старые грехи | Красные свитки магии | Глава 28 Глупец







Loading...