home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Твое имя начертано среди звезд

За несколько мгновений до того, как платформа врезалась в букву «Р», Алек вцепился в рукав Магнуса, резко дернул на себя, обхватил тело друга двумя руками и бросился вниз, увлекая его за собой. Мир перевернулся, сверкающее огнями небо и сверкающий огнями город поменялись местами. Магнус потерял представление о том, где находится «верх», а где «низ», но в следующую секунду все понял – он с силой ударился о то, что, очевидно, представляло собой «низ». На краткий миг чародей лишился чувств; очнувшись, он обнаружил, что лежит на траве, и Алек поддерживает его голову.

Магнус несколько раз моргнул, и плясавшие перед глазами звезды исчезли; как раз в этот момент аэростат рухнул на рекламный щит, последовал впечатляющий взрыв, во все стороны полетели искры и щепки. Пламя газовой горелки, наполнявшей шар горячим воздухом, отклонилось в сторону, шар мгновенно сплющился, а огонь перекинулся на металлическую конструкцию.

На противоположной стороне улицы уже собирались зеваки. Откуда-то доносился характерный скрежет парижских полицейских сирен; судя по звуку, машины были совсем рядом. Существуют вещи, от которых нельзя избавиться с помощью магии и Маскировки.

Сильные руки подняли Магнуса с земли.

– Ты в порядке?

К великому удивлению Магнуса, оказалось, что он действительно в порядке. Очевидно, умение безопасно приземляться после падения с большой высоты входило в список боевых навыков Сумеречных охотников. Гораздо сильнее, чем падение, Магнуса потрясло взволнованное выражение лица Алека. Ему даже захотелось оглянуться, посмотреть, на кого в действительности направлен тревожный взгляд юноши – он не мог до конца поверить в то, что взгляд этот предназначен для него.

Магнус играл в прятки со смертью уже несколько сотен лет, но ему крайне редко приходилось видеть, чтобы другое человеческое существо было настолько сильно озабочено перспективой его неизбежной гибели.

– Жаловаться не на что, – произнес Магнус, поправляя манжеты. – Если бы мне пришло в голову жаловаться, то лишь единственно с целью привлечь к себе внимание такого красивого мужчины.

К счастью, «Кармен» не играли в тот вечер, поэтому в результате падения воздушного шара на театр никто не пострадал. Друзья поднялись на ноги и принялись рассматривать место крушения. Благодаря заклинаниям Магнуса они были невидимы для собравшейся толпы, и люди недоумевали, глядя на аэростат без пассажиров. На пару минут воцарилась тишина, а затем пламя поглотило последние оставшиеся опоры, конструкция покосилась и со скрежетом обрушилась на асфальт, рассыпая фонтаны искр. Здание окутали клубы дыма. Некоторые зеваки из предосторожности попятились, но продолжали фотографировать.

– Должен признаться, – заметил Магнус, подергав за клочок разорванной рубашки, развевавшийся на ветру, – я на сегодня планировал несколько иные развлечения.

На лице Алека появилось унылое выражение.

– Прости, это из-за меня наш вечер испорчен.

– Ничего не испорчено. Вечер только начинается, мы можем легко найти места в любом клубе или ресторане, – заявил Магнус. – Театр получит от неизвестного благотворителя щедрое пожертвование, предназначенное для устранения последствий загадочного инцидента. А нам с тобой предстоит насладиться ночной прогулкой по самому романтичному городу на Земле. Мне кажется, это превосходная перспектива. Зло повержено, что, в свою очередь, тоже неплохо.

Алек опять нахмурился, и на сей раз во взгляде его читалась настоящая тревога.

– Появление такого количества иблисов в одном месте – событие довольно необычное.

– Что ж, придется оставить немного зла на долю Парижского Института, чтобы они здесь не заскучали. С нашей стороны было бы бестактно полностью очистить этот город от исчадий ада. Не говоря уже о том, что мы сейчас на отдыхе. Carpe diem[3]. Лови день, а не демонов.

Алек пожал плечами и слегка улыбнулся в знак того, что уступает и сдается.

– Кроме того, должен отметить, что ты просто великолепно обращаешься с луком, и со стороны это выглядит очень, очень привлекательно, – добавил Магнус. По его мнению, Алеку следовало почаще делать комплименты. Алек был сбит с толку, но похвала, судя по всему, не была ему неприятна. – Итак. Вот что мы сделаем сейчас. Нам необходима новая одежда. Если я в подобном виде попадусь на глаза хоть одной из парижских фей, моя репутация серьезно пострадает по меньшей мере на ближайшие сто лет.

– Ты так думаешь? – застенчиво произнес Алек. – А мне нравится, как ты выглядишь.

Магнус при этих словах просиял, однако не отказался от своих намерений. Конечно, ему хотелось, чтобы одежда его была изорвана во время этой романтической поездки, но при несколько иных обстоятельствах, нежели крушение аэростата. Поэтому он решил посетить улицу Сент-Оноре и наскоро обновить гардероб.

Они быстро пробежались по магазинам, которые еще работали; кроме того, Магнус сумел убедить продавщиц нескольких закрытых бутиков впустить хорошо знакомого перспективного клиента. Магнус выбрал себе гофрированную сорочку цвета ржавчины и алый вельветовый блейзер с узором «огурцы». Но Алека не удалось уговорить на что-нибудь экстравагантное, он купил лишь темную полосатую толстовку с капюшоном и просторную кожаную куртку, на которой было нашито несколько лишних молний.

Покончив с вопросом одежды, Магнус сделал несколько звонков и с удовлетворенным видом сообщил Алеку, что их ждет столик шеф-повара в ресторане «Ужин в летнюю ночь» – самом популярном заведении фейри во французской столице.

Снаружи «Ужин», расположенный в живописном старинном здании из оштукатуренного кирпича, совершенно ничем не отличался от обычных ресторанов. Однако, войдя внутрь, посетитель оказывался в гроте фейри. Пол устилал пышный ковер изумрудно-зеленого мха, стены и потолок были облицованы необработанным камнем, отчего создавалось впечатление, будто это не зал, а пещера. Лианы, подобно зеленым змеям, свешивались с деревьев и парили в воздухе над столиками. Некоторые посетители вынуждены были гоняться за своими блюдами, потому что еда время от времени взлетала со стола и пыталась вырваться на свободу.

– Я всегда чувствую себя не в своей тарелке, заказывая еду в ресторане фейри, – принялся размышлять вслух Алек, когда они выбрали салаты. – Я хочу сказать, что в Нью-Йорке я постоянно хожу в их заведения, но те места я все-таки знаю. С другой стороны, «Кодекс Сумеречного охотника» не разрешает есть пищу фейри. Ни при каких обстоятельствах.

– Это место совершенно безопасно, – заверил его Магнус, хрустя листом салата, который все это время старался выбраться у него изо рта. – Практически безопасно. Поскольку мы платим за еду, ее нельзя считать подношением – это покупка. Вся разница заключается именно в произведенной финансовой операции. Это весьма тонкая грань, но ведь нам постоянно случается ходить по лезвию бритвы, имея дело с Волшебным Народом! Смотри, не упусти свой салат!

Алек рассмеялся и ткнул вилкой в капрезе, приготовленное поваром-фейри. Опять сработали рефлексы Сумеречного охотника, отметил про себя Магнус.

Магнус старался при общении с любовниками из числа простых людей ограничить, насколько это было возможно, их контакты с Нижним Миром. Ради их же собственной безопасности и душевного спокойствия. Он всегда предполагал, что Сумеречные охотники тоже желают свести к минимуму взаимодействие с Нижним Миром. Охотники держались обособленно, утверждали, что не принадлежат ни к миру простых смертных, ни к Нижнему Миру – что у них имеется некий третий, собственный мир, отделенный от прочих и, может быть, лучший, чем другие. Но Алека как будто бы не ошеломляли и не смущали ни Париж обычных людей, ни вселенная Магнуса. Магнус подумал: возможно, Алек просто счастлив, точно так же, как Магнус, просто счастлив быть вместе с возлюбленным.

Когда они уходили из ресторана, он взял Алека под руку и почувствовал прикосновение крепкой мускулистой руки Сумеречного охотника. Он знал, что Алек в случае нужды будет готов к бою через долю секунды, но в это мгновение он совершенно расслабился. Магнус теснее прижался к возлюбленному.

Когда они повернули на набережную Вальми, в лицо им ударил сильный встречный ветер. Алек накинул капюшон, застегнул куртку и ближе притянул к себе Магнуса. Магнус направился к каналу Сен-Мартен, и они пошли вдоль берега. По набережной бродили влюбленные парочки; небольшие группы людей болтали, расположившись на пледах у самой воды. К одной из компаний присоединился водяной в фетровой шляпе. Магнус и Алек прошли под железным пешеходным мостом, выкрашенным синей краской. С противоположной стороны канала доносились звуки скрипки, которой аккомпанировал ударник. Обычные парижане прекрасно слышали смертного человека, игравшего на барабане, но только существа, подобные Алеку и Магнусу, были в состоянии видеть и слышать скрипачку-фейри, которая летала вокруг музыканта. Цветы, вплетенные в ее волосы, сверкали, словно драгоценные камни.

Магнус повел Алека прочь от многолюдной набережной, и они скрылись в какой-то тихой аллее. Луна озаряла бледным сиянием ряды невысоких серых домов, прижатых друг к другу, и лучи ее, падая на листья, шелестевшие на ветру, превращались в каскады серебристых капель. Чародей и Охотник решили отдаться на волю случая и на первом попавшемся перекрестке свернули на соседнюю улицу. Магнус чувствовал, как кровь бурлит у него в жилах. Он чувствовал себя живым, бодрым, сильным, энергичным как никогда. И надеялся на то, что Алек разделяет эти ощущения.

Свежий ночной ветер подул им в спину, и по затылку Магнуса пробежал холодок. На мгновение его охватило какое-то странное чувство. Ощущение, что на него пристально смотрят, ощущение постороннего присутствия. Он резко остановился и оглянулся.

Магнус внимательно наблюдал за людьми, шагавшими мимо. Неизвестно откуда взявшееся тревожное чувство не оставляло его. На него смотрели чьи-то глаза, чьи-то уши подслушивали его слова, чьи-то мысли, сосредоточенные на нем, витали в воздухе.

– Что-то не так? – спросил Алек.

Магнус сообразил, что он оттолкнул юношу и отошел в сторону, чтобы встретить врага в одиночку. Он передернул плечами, стряхнул неприятное ощущение.

– Что может быть не так? – улыбнулся он. – Ведь ты со мной.

Он протянул руку Алеку; их пальцы сплелись, покрытая мозолями ладонь Алека крепко прижалась к ладони мага. Ночью Алек держался более расслабленно, чем днем. Возможно, он чувствовал себя уютнее, когда они оба были скрыты от взглядов посторонних – даже тех, кто обладал Зрением. Возможно, все Сумеречные охотники чувствовали себя уютнее среди теней.

Они остановились у входа в парк Бют-Шомон. Городские огни окрашивали горизонт в розовато-коричневый оттенок, который затем переходил в черный цвет ночного неба. На темном небосклоне выделялся лишь слабо светящийся лунный диск. Магнус указал вправо, на скопление тускло мерцавших, едва заметных звезд.

– Видишь, это Волопас, «страж Медведицы», а рядом – Корона и Геркулес.

– А почему искать в небе эти светлые точки считается романтичным? – спросил Алек. Несмотря на ироничный тон, он улыбался. – Смотри, вот это… Дейв… Охотник… а вот это… Лягушка… и… Вертолет. Извини, я совершенно не разбираюсь в созвездиях.

– Это романтично потому, что таким образом мы делимся друг с другом знаниями об окружающем мире, – пояснил Магнус. – Тот, кому известно кое-что о звездах, учит того, кто ничего не знает. И это романтично.

Алек ответил на слова мага:

– Мне кажется, я ничему не смогу научить тебя.

Он по-прежнему улыбался, но Магнус ощутил болезненный укол в сердце.

– Напротив, я уверен, что можешь, – возразил чародей. – Что это у тебя на тыльной стороне ладони?

Алек поднял руку и внимательно осмотрел кисть, как будто видел ее в первый раз.

– Это руна. Ты же видел их прежде.

– Я знаком с основной идеей. Ты рисуешь руны у себя на теле, и это дает тебе могущество, сверхъестественные способности, – сказал Магнус. – Но детали мне до конца не ясны. Сделай мне одолжение. Эта Метка у тебя на руке – она первая, которую вы получаете, верно?

– Да, – медленно произнес Алек. – Руна Ясновидения. Ее обычно наносят детям самой первой, и она служит для проверки того, что ребенок вообще сможет стать Сумеречным охотником. Кроме того, она позволяет видеть сквозь Маскировку. Что никогда не помешает.

Магнус взглянул на расплывчатое изображение глаза, видневшееся на бледной коже Алека. Маскировка, или гламор, защищала жителей Нижнего Мира от взглядов посторонних. Сумеречным охотникам требовалось проникать сквозь Маскировку потому, что существа Нижнего Мира представляли собой потенциальную угрозу для человечества.

Разве не эта мысль промелькнула у Алека в мозгу, когда он смотрел на Метку у себя на руке? Но он не выразил ее вслух – наверное, по доброте душевной. Он старался беречь чувства Магнуса, точно так же, как уберег его самого от удара во время катастрофы воздушного шара. «Странно, – подумал Магнус. – Но мило».

– А как насчет этой? – продолжал он и, сам того не осознавая, провел указательным пальцем по бицепсу Алека. Лишь мгновение спустя он заметил, что Алек вздрогнул от этого неожиданного интимного прикосновения.

Алек посмотрел прямо в глаза другу.

– Аккуратность, – произнес он.

– Значит, именно ее я должен благодарить за твою исключительную ловкость в обращении с луком? – Не отпуская предплечье Алека, маг привлек его к себе, и они очутились совсем близко друг к другу посередине тротуара, под серебристыми лучами луны. Он наклонился и быстро поцеловал руку Алека.

– Спасибо, – прошептал он. – А эта?

На сей раз он слегка коснулся пальцами шеи Алека. В ночной тишине было слышно хриплое, прерывистое дыхание молодого человека. Рука его обвила Магнуса за талию, они тесно прижались друг к другу, и Магнус даже сквозь одежду услышал, как гулко бьется сердце его возлюбленного.

– Руна Равновесия, – почти беззвучно прошептал Алек. – Помогает мне твердо держаться на ногах.

Магнус наклонил голову и нежно коснулся губами серебристой руны, почти выцветшей, едва заметной на гладкой белой коже шеи Алека. Алек резко втянул воздух сквозь зубы.

Магнус провел губами по теплой, нежной коже и, добравшись до уха Алека, промурлыкал:

– Мне кажется, она не действует.

– А я и не хочу, чтобы она действовала, – пробормотал Алек.

Он повернулся лицом к Магнусу и коснулся губами его губ. Алек целовался точно так же, как делал все в своей жизни – отдавался этому занятию страстно, самозабвенно, и Магнусу показалось, что его уносит куда-то прочь могучая река. Он отодвинул ворот кожаной куртки и, взглянув на горло Алека из-под опущенных ресниц, увидел в лунном свете кое-что новое. Очередная руна, напоминавшая музыкальную ноту, была начертана в ложбинке между ключицами.

Магнус очень тихо спросил:

– А что это такое?

Алек прошептал:

– Стойкость.

Магнус уставился на него во все глаза.

– Ты серьезно?

Алек усмехнулся.

– Ага.

– Правда, вот как? – произнес Магнус. – Мне хотелось бы прояснить это до конца. Ты говоришь это не просто для того, чтобы казаться более сексуальным?

– Нет, – хрипло пробормотал Алек и судорожно сглотнул. – Но я рад, что это кажется тебе сексуальным.

Магнус прижал унизанные кольцами пальцы к коже Алека под ключицей и увидел, что молодой человек вздрогнул от прикосновения прохладного металла. Он провел рукой вверх, к затылку Алека, и затем снова притянул к себе его голову.

В этот момент Магнус прошептал:

– Боже, я обожаю Сумеречных охотников.

Алек повторил:

– Я рад.

Губы его были нежными и горячими, в отличие от его сильных рук – но вскоре это противоречие перестало существовать, и поцелуй давал им обоим и нежность, и ласку, и тепло, и одновременно разбудил жгучее нетерпение. В конце концов, Магнус отстранился, хватая ртом воздух, потому что иного выбора у него не было – разве что увлечь Алека за собой, на траву, в темноту.

Он не мог так поступить. Алек никогда прежде не делал ничего подобного. В первую их ночь в Париже Магнус проснулся еще до рассвета и обнаружил, что Алек, который так и не сумел уснуть, расхаживает по комнате из угла в угол. Он понимал, что иногда Алека охватывали растерянность и тревога при мысли о том, во что он ввязался. И поэтому решение насчет того, заходить ли им дальше, должно было принадлежать исключительно ему.

Алек напряженным тоном произнес:

– Как ты думаешь, мы можем обойтись без кабаре?

– Какого кабаре? – прошептал Магнус.

Они двинулись дальше, покинули парк и зашагали по направлению к квартире Магнуса; дважды им пришлось останавливаться, потому что узкие улицы уводили их в сторону, и еще пару раз они заблудились в лабиринте неосвещенных аллей. Они забрели бы в противоположную часть города, если бы не сверхъестественное чувство направления, присущее Алеку. Сумеречные охотники были полезными спутниками в путешествиях. Магнус не собирался больше покидать дом без такого «компаса».

В этой квартире ему приходилось бывать и революционером, и плохим художником; здесь в восемнадцатом веке у него отняли деньги и имущество, накопленные за долгую жизнь. Тогда он впервые стал богатым и потерял все. С тех пор Магнусу еще несколько раз приходилось терять все.

Сейчас дом его находился в Бруклине, а парижская квартира пустовала – здесь не было ничего, кроме воспоминаний. Но он сохранил ее из сентиментальных соображений, и еще потому, что попытки найти номер в отеле во время парижской Недели моды служили испытанием похлеще последнего круга Ада.

Чтобы не тратить время на возню с ключами, Магнус щелкнул пальцами перед входной дверью и заставил ее отвориться при помощи немногих остававшихся у него на тот момент магических сил. Они с Алеком вошли в дом, не переставая целоваться, и, время от времени натыкаясь на стены, кое-как преодолели четыре лестничных пролета. Дверь квартиры распахнулась с громким стуком, и они ввалились внутрь.

Вельветовый блейзер даже не добрался до квартиры – Алек сорвал его и уронил в холле неподалеку от входной двери. В тот момент, когда они переступали через порог, он как раз срывал с Магнуса рубашку. Послышался далекий звон запонок и пуговиц, рассыпавшихся по паркету. Магнус, трясущимися руками расстегивая кожаную куртку, прижал Алека к подлокотнику дивана и затем толкнул его на подушки. Алек изящно, легко упал на спину и притянул Магнуса к себе.

Магнус поцеловал руну Равновесия, затем руну Стойкости. Тело Алека устремилось навстречу ему, и пальцы его впились в плечи Магнуса.

Алек что-то настойчиво повторял, его имя и что-то еще, чего Магнус не мог разобрать.

– Александр, – прошептал, в свою очередь, Магнус и почувствовал, как Алек вместо ответа прижался к нему всем телом. Руки Алека по-прежнему крепко сжимали его плечи. Магнус, внезапно встревожившись, внимательно посмотрел на возлюбленного.

Алек широко раскрытыми глазами уставился куда-то в сторону.

– Магнус. Там.

Магнус, проследив за взглядом Алека, обнаружил, что они не одни. На пурпурном диване напротив них кто-то сидел. В неверном свете уличных фонарей, проникавшем сквозь шторы, Магнус рассмотрел женщину с пышными каштановыми волосами, серыми глазами, в которых промелькнуло нечто вроде удивления, и прекрасными губами, изогнувшимися в знакомой лукавой усмешке.

Магнус произнес лишь одно слово:

– Тесса?


Глава 1 Встреча в Париже | Красные свитки магии | Глава 3 «Багровая Рука»







Loading...