home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

«Багровая Рука»

Некоторое время в гостиной царило неприятное молчание. Алек отодвинулся на противоположный край дивана, как можно дальше от Магнуса. Сегодня вечером все шло совершенно не по плану.

– Тесса! – в изумлении повторил Магнус. – Какая неожиданная встреча. Между прочим, ты явилась без приглашения.

Тесса продолжала медленно, с совершенно невозмутимым видом пить чай. Они с Магнусом уже много веков были близкими друзьями, и он считал, что сейчас ей следует извиниться, хотя бы для вида, или изобразить слегка виноватое выражение лица. Но она не сделала ни того, ни другого.

– Ты как-то сказал, что не простишь меня до конца жизни, если я окажусь в одном городе с тобой и не загляну в гости.

– Я бы тебя простил, – фыркнул Магнус. – Еще спасибо бы сказал.

Тесса взглянула в сторону Алека, и тот покраснел. Уголки губ Тессы слегка приподнялись, но она была доброй и спрятала улыбку, поднеся чашку ко рту.

– Теперь мы в расчете, – заметила Тесса. – В конце концов, как-то раз в одной горной крепости ты застукал меня в весьма щекотливой ситуации с мужчиной.

Улыбка ее погасла, и она снова бросила быстрый взгляд на Алека, который унаследовал цвет кожи и волос давно умерших Сумеречных охотников, которых Тесса любила.

– Тебе пора уже забыть об этом, – посоветовал Магнус.

Тесса была чародейкой, как Магнус, и, точно так же, как Магнус, привыкла справляться с воспоминаниями о тех, кого когда-то любила и затем потеряла. У них существовала давняя привычка утешать друг друга. Она сделала еще глоток чая и улыбнулась, как ни в чем не бывало.

– Можешь мне поверить, я обо всем забыла, – ответила она. – Уже забыла.

Алек, который слушал этот разговор, подобно зрителю, наблюдающему за теннисным матчем, поднял руку.

– Прошу прощения, но ведь, если я не ошибаюсь, вы двое когда-то встречались?

Эта реплика заставила Магнуса и Тессу умолкнуть. Оба уставились на Алека с одинаковым потрясенным выражением на лицах.

– Кажется, тебя это предположение привело в еще больший ужас, чем меня, – обратился Магнус к Тессе. – И еще я почему-то чувствую себя глубоко уязвленным.

Тесса едва заметно усмехнулась, глядя на Магнуса, затем обернулась к Алеку.

– Мы с Магнусом просто друзья – вот уже более ста лет.

– Ясно, – протянул Алек. – Значит, это дружеский визит?

В его голосе послышалось напряжение, и Магнус приподнял бровь. Алек иногда чувствовал себя неуютно в обществе незнакомых людей. Магнус предположил, что легкая неприязнь в его тоне объясняется именно этим. Магнус был так очевидно влюблен, влюблен безумно, без памяти. У Алека не могло возникнуть никаких поводов для ревности.

Тесса вздохнула. Веселые огоньки в ее глазах погасли.

– Хотелось бы мне, чтобы это был дружеский визит, – негромко произнесла она. – Но, к сожалению, это не так.

Она неловко пошевелилась на своем диванчике. Магнус прищурился.

– Тесса, – заговорил он. – Тебя что-то мучает?

– Ничего такого, с чем я не могла бы справиться самостоятельно, – ответила она.

– У тебя неприятности?

Она окинула его долгим, странным взглядом.

– Нет, – сказала Тесса. – Неприятности у тебя.

– Что ты имеешь в виду? – воскликнул Алек с внезапной тревогой в голосе.

Тесса прикусила губу.

– Магнус, – произнесла она, – могу я поговорить с тобой наедине?

– Ты можешь говорить с нами обоими, – ответил Магнус. – Я доверяю Алеку.

Тесса очень тихо спросила:

– Ты доверил бы ему свою жизнь?

Услышав такие слова от кого-нибудь другого, Магнус подумал бы, что собеседник излишне сгущает краски. Но с Тессой все было иначе. Она всегда говорила совершенно серьезно и не любила преувеличений.

– Да, – твердо ответил он. – Я доверил бы ему свою жизнь.

Многие уроженцы Нижнего Мира ни за что не открыли бы своих тайн Сумеречному охотнику, что бы там ни говорил Магнус, но Тесса была не такой. Она взяла потертую кожаную сумку, лежавшую на полу у ее ног, вытащила какой-то свиток с восковой печатью и развернула его.

– Совет Спирального Лабиринта обращается к тебе с официальным требованием. Ты, Магнус Бейн, Верховный Маг Бруклина, должен нейтрализовать культ демона, отправляемый группой людей и известный под названием «Багровая Рука». Немедленно.

– Насколько я понимаю, Совету Спирального Лабиринта необходимы лучшие из лучших, – скромно заметил Магнус. – Но не могу сказать, что мне нравится подобный тон. Я слышал о «Багровой Руке». Это чушь собачья. Кучка людей, которым нравится отплясывать на вечеринках в масках демонов. Им гораздо интереснее прожигать жизнь, распивать текилу и тискать девчонок, нежели поклоняться демонам. У меня отпуск, и я не позволю, чтобы меня беспокоили по такой ерунде. Скажи Совету, что я занят: собираюсь искупать своего кота, Председателя Мяо.

Совет Спирального Лабиринта являлся в своем роде правящим органом магов, если ими вообще можно было управлять, но эта организация была секретной и не совсем официальной. В целом, у магов всегда были проблемы с властями. И у Магнуса – больше, чем у прочих.

По лицу Тессы пробежала тень.

– Магнус, мне пришлось чуть ли не на коленях умолять Совет, чтобы они разрешили мне прийти к тебе. Да, раньше «Багровая Рука» занималась глупостями. Но сейчас, судя по всему, у них появился новый руководитель, некто, заставивший их «взяться за ум». Они стали более могущественными, у них толстые кошельки, и они активно набирают новичков. На их совести несколько смертей и гораздо больше исчезновений. Недавно в Венеции обнаружена мертвая фейри, а рядом с ней – пентаграмма, начертанная ее кровью.

Магнус встрепенулся, но усилием воли заставил себя изобразить спокойствие. Тессе не нужно было ничего объяснять: оба знали, что при помощи крови фейри можно вызывать Высших Демонов, существ, которые до своего падения принадлежали к числу самых могущественных ангелов.

Несмотря на то, что Тесса и Магнус никогда не говорили об этом, оба знали, что они сами – дети двух разных Высших Демонов. В результате этого Магнус чувствовал некое родство с Тессой. В конце концов, в мире очень редко попадались отпрыски ангелов тьмы.

Магнус не сказал Алеку о том, что его отцом был Князь Ада. Ему казалось, что подобное сообщение способно помешать развитию новых отношений.

– Вот как? – заговорил Магнус, пытаясь сохранять невозмутимый тон. – Если этот культ как-то замешан в попытке вызвать Высшего Демона, это очень плохая новость. Для самих служителей культа, а также для множества ни в чем не повинных людей.

Тесса кивнула и наклонилась вперед.

– Члены «Багровой Руки», судя по всему, намерены посеять хаос в Сумеречном Мире, и поэтому Совет сначала отправил меня разобраться с ними. Проникнув в их штаб-квартиру в Венеции, я выдала себя за одну из служительниц культа и попыталась выяснить, каковы их планы и кто является их лидером. Но случилось так, что во время некоего ритуала я подверглась воздействию яда, который заставил меня потерять контроль над моей маскировкой. Я едва сумела уйти оттуда живой. Когда несколько дней спустя я вернулась в то место, организация уже забросила его. Тебе необходимо их найти.

– И, как всегда, у меня возникает один и тот же вопрос, – заметил Магнус. – Почему я?

Тесса уже не улыбалась.

– Я не очень-то верю в эти слухи, но в Нижнем Мире поговаривают, будто новый лидер «Багровой Руки» на самом деле не такой уж и новый. Болтают, что вернулся их основатель.

– Могу ли я спросить, кто является их основателем?

Тесса вытащила из кармана фотографию и швырнула ее на стол. На фотографии была изображена фреска – грубый, любительский рисунок, словно сделанный рукой ребенка. Он представлял собой изображение темноволосого мужчины, удобно расположившегося на троне. Двое рабов обмахивали его опахалами из пальмовых листьев, а третий опустился перед ним на колени. Нет, он не просто склонился в почтительном поклоне, он как будто бы растирал хозяину ступни.

Несмотря на примитивность фрески, Магнус без труда узнал черные, как смоль, волосы, четкие линии скул и желтые кошачьи глаза главы секты поклонников демона.

– Они называют своего основателя и предводителя «Великий Отравитель», – сообщила Тесса. – Ничего не напоминает? Магнус, говорят, что именно ты являешься родоначальником культа «Багровая Рука», и что теперь ты – их новый лидер.

Магнус похолодел от ужаса, но в следующую секунду негодование взяло верх.

– Тесса, я тебя уверяю, я не основывал никакого культа! – возмутился он. – Мне вообще не нравятся поклонники демонов. Это занудные идиоты, которые поклоняются занудным адским созданиям. – Он помолчал. – Правда, я бы, наверное, подшутил над этими людишками. – Он снова прикусил губу. – Хотя нет, вряд ли. Даже в качестве милой шалости. Я бы никогда… – Он не договорил.

– Ты готов шутить насчет основания секты поклонников демона? – спросил Алек.

Магнус беспомощно развел руками.

– Я готов шутить насчет чего угодно.

У простых людей имелась такая фраза, которую они употребляли, признаваясь в своем неведении: «мне это ни о чем не говорит». Сейчас с Магнусом произошло нечто совершенно противоположное. Культ под названием «Багровая Рука»… шутка, которую кто-то отпустил давным-давно. Это название сказало Магнусу многое, очень многое.

В мозгу забрезжил свет. Это произошло несколько веков назад. Рагнор Фелл присутствовал при этом, он был почти уверен. Он вспомнил жаркий день и очень долгую ночь. А больше он не помнил ничего.

Магнус сделал глубокий вдох и заставил себя успокоиться. Его старый друг Рагнор был мертв – он погиб в недавней войне. Магнус с того дня пытался не думать об этой потере слишком часто. И вот теперь этот провал в памяти. Нелегко было более или менее четко помнить несколько столетий прожитой жизни, но Магнус мог отличить потускневшие воспоминания от воспоминаний, которые были стерты в результате вмешательства извне. Ему самому прежде приходилось при помощи заклинаний «затуманивать» или уничтожать воспоминания. Маги иногда оказывали друг другу подобную услугу; это помогало справиться с испытаниями, с которыми сталкиваются бессмертные существа.

Но зачем же он сам попросил кого-то стереть воспоминания о дурацком культе демона? И кто их стер? Он не смел взглянуть в сторону Алека.

– Тесса, – осторожно начал он, – ты уверена в том, что тебя не ввело в заблуждение красивое лицо Великого Отравителя и его эффектная манера держаться?

– Вон там на стене висит картина, – вмешался Алек. Голос его был бесстрастным, сухим. – Ты одет в точно такой же камзол.

Чтобы не смотреть на Алека, Магнус обернулся к картине – это был его собственный портрет в компании друзей-магов, Рагнора Фелла и Катарины Лосс. Автором картины был один знакомый оборотень с артистическими наклонностями, поэтому маги были изображены без маскировки. Катарина была одета в платье с низким вырезом, щедро открывавшим ее прекрасное тело с голубой кожей; среди густых напомаженных кудрей Рагнора торчали витые рога, и его зеленое лицо резко контрастировало с белым галстуком, словно весенние листья на фоне снега. Сам Магнус улыбался, и в уголках его светящихся кошачьих глаз образовались морщинки. Магнус дорожил этой картиной.

Да, он действительно был одет в тот же самый камзол, что и на фреске.

Конечно, существовала вероятность того, что Великий Отравитель совершенно случайно обзавелся точно такой же одеждой, но маг тут же отмел это предположение. Камзол был сшит личным портным русского царя в единственном экземпляре, специально для Магнуса, в качестве жеста благодарности. Вряд ли Дмитрий мог изготовить второй такой камзол для какого-то случайного лидера секты.

– Ничего не помню насчет «Багровой Руки», – признался Магнус. – Но воспоминаниями можно манипулировать. Мне кажется, мою память кто-то стер.

– Магнус, – заговорила Тесса. – Я прекрасно понимаю, что ты не являешься лидером демонической секты, но не все в Спиральном Лабиринте знают тебя так же хорошо, как я. Они считают, что ты вполне мог заварить всю эту кашу. Они хотели обратиться к Сумеречным охотникам. Я уговорила Спиральный Лабиринт дать тебе шанс ликвидировать культ и доказать свою невиновность, прежде чем они задействуют все Институты. Я хотела бы сделать для тебя больше, но это не в моих силах.

– Все нормально, – сказал Магнус. Ему не хотелось волновать Тессу, поэтому он заставил себя говорить беззаботным тоном, хотя в душе его бушевала настоящая буря. – Я в состоянии сам с этим разобраться.

Он все это время не смотрел на Алека. И спросил себя, хватит ли у него смелости вообще когда-нибудь взглянуть на друга. В соответствии с Соглашениями, Сумеречных охотников следовало немедленно поставить в известность о возникновении культа демона, убийствах и подозрениях относительно мага.

На Алека взглянула Тесса.

– Магнус этого не делал, – стараясь говорить как можно убедительнее, произнесла она.

Алек отвечал:

– Мне не нужно слышать об этом от других.

Тесса, казалось, вздохнула с облегчением. Она поставила чашку на низкий столик и поднялась. Взгляд ее задержался на Алеке; она улыбнулась по-настоящему, и в улыбке этой была радость и тепло. Магнус понял, что она видела в юноше не только Уилла, но и Сесили, и Анну, и Кристофера – несколько поколений любимых людей, давно ушедших из этого мира.

– Было очень приятно познакомиться с вами, Александр.

– Алек, – поправил Сумеречный охотник, пристально изучая лицо Тессы.

– Алек, – повторила Тесса. – Я хотела бы остаться и помочь вам, но я должна немедленно возвращаться в Лабиринт. Они уже открывают для меня Портал. Пожалуйста, позаботьтесь о Магнусе.

– Прошу прощения? – вздрогнул Магнус.

– Конечно, позабочусь, – пообещал Алек. – Тесса, еще один вопрос, пока вы не ушли. Ваше лицо кажется мне… знакомым. Мы не встречались прежде?

Тесса некоторое время смотрела на него. Выражение лица ее было серьезным и в то же время ласковым.

– Нет, – произнесла она. – Но я надеюсь, что мы встретимся снова.

Она отвернулась к дальней стене, в которой в этот момент открывался Портал, озарявший мебель, лампы и окна зловещим потусторонним светом. В дверном проеме, за аркой, обрамленной светлой каймой, Магнус заметил печально известные неудобные стулья приемной Спирального Лабиринта.

– Кем бы ни был этот новый лидер секты, – добавила Тесса, остановившись перед Порталом, – будьте осторожны. Мне кажется, это какой-то маг. Мне не удалось многое узнать, но в качестве служительницы культа я видела, как могущественные чары и заклинания их противников рассеивались, словно пепел. Они говорили между собой о какой-то священной книге, она называется «Красные свитки магии». Но я не смогла достать экземпляр.

– Я поспрашиваю на Парижском Сумеречном базаре, – ответил Магнус.

– Они регистрируют признаки использования магии, так что избегай перемещений при помощи Портала, насколько это возможно, – посоветовала Тесса.

– Но ты же собираешься прямо сейчас использовать Портал, – усмехнулся Магнус. – Я понимаю, у тебя всегда одно и то же: «делай, как я говорю, но не так, как я делаю». А ты уверена, что для тебя это безопасно?

Тесса появилась на свет больше ста лет тому назад, но она была гораздо моложе Магнуса, и он знал ее практически всю жизнь. Он до сих пор в глубине души считал ее юным беззащитным существом.

– Я направляюсь в Спиральный Лабиринт и намерена в ближайшее время остаться там. Со мной ничего плохого не случится. В отличие от меня, тебе, скорее всего, придется путешествовать в более опасные места. Удачи. И еще… извини, что испортила тебе отпуск.

– Не стоит извиняться, – возразил Магнус. Тесса послала ему воздушный поцелуй, переступила через порог Портала и исчезла из гостиной Магнуса вместе со светящейся аркой.

Несколько мгновений Магнус и Алек стояли неподвижно. Магнус все еще никак не мог заставить себя посмотреть в глаза Алеку. Он слишком сильно страшился того, что мог увидеть на лице своего молодого друга. Итак, он находился в своей парижской квартире вместе с человеком, которого любил, и чувствовал себя абсолютно несчастным.

Магнус возлагал такие надежды на эти каникулы! Их путешествие только начиналось, и вот теперь Магнус вынужден вместе с подругой из Нижнего Мира скрывать от Сумеречных охотников ужасную тайну. Хуже того, он не мог бы с чистой совестью поклясться Алеку в том, что совершенно не замешан в создании культа. Он просто ничего не помнил.

Сейчас Магнус не стал бы винить Алека, если бы тот решил его бросить. «Давай со мной встречаться, Алек Лайтвуд. Твои родители меня ненавидят, я не вписываюсь в твою картину мира, а тебе не нравится моя вселенная. Вдобавок ко всему, теперь наши романтические каникулы омрачены призраком моего темного прошлого, и наше будущее висит на волоске».

Магнус хотел, чтобы они лучше узнали друг друга. Магнус был высокого мнения о себе, и не на пустом месте, но еще более высокого мнения он был об Алеке. Он-то думал, что раскопал все до последнего темные секреты, поборол всех демонов, смирился со всеми своими недостатками. Перспектива обнаружить в собственном прошлом некие новые, неожиданные секреты немало тревожила его.

– Тессе не нужно было извиняться, – заговорил он в конце концов. – Это я должен просить у тебя прощения. Мне очень жаль, что наши каникулы безнадежно испорчены.

– Ничего не испорчено, – возразил Алек.

Именно повторение этих слов, сказанных Магнусом совсем недавно, около горящего аэростата, заставило его, наконец, взглянуть на друга. И он обнаружил, что Алек слегка улыбается.

Беспомощная, жалкая правда сорвалась с губ Магнуса – так часто бывало с ним в присутствии Алека.

– Я не понимаю, что происходит.

И Алек ответил:

– Мы это выясним.

В жизни Магнуса бывали моменты непреодолимой ярости, жгучего отчаяния. Возможно, он и не помнил «Багровую Руку», но он помнил, как в первый раз убил человека – это случилось, когда он был ребенком, носил другое имя, в стране, которая теперь называлась Индонезией. Магнус теперь сожалел о том, что он стал тем, кем стал, но он не мог стереть с рук кровавые пятна.

Он не желал, чтобы Алек увидел эти пятна, не желал, чтобы его темное, бурное прошлое коснулось юноши. Он прекрасно знал, какого мнения придерживаются о нем другие Сумеречные охотники, и не хотел, чтобы Алек думал так же.

В жизни Магнуса бывали возлюбленные, которые при подобных обстоятельствах уже давно бросили бы его, а ведь Алек, ко всему прочему, был Сумеречным охотником. У нефилима имелись свои обязательства, более священные для него, чем любовь.

– Если ты чувствуешь, что обязан сообщить о происшедшем Клаву, – медленно произнес Магнус, – я тебя пойму.

– Ты шутишь? – возмущенно воскликнул Алек. – Я не собираюсь повторять Клаву эти лживые, глупые россказни. Я никому ничего не намерен сообщать. Магнус, я обещаю тебе это.

На лице Алека промелькнуло выражение ужаса. Магнус сам удивился тому, насколько сильным оказалось пережитое облегчение; он был до глубины души потрясен тем, как много значило для него мнение Алека, то, что Алек не поверил в самое худшее.

– Клянусь, я действительно ничего не помню.

– Я тебе верю. Мы с этим разберемся. Нам просто нужно найти и остановить того, кто действительно руководит «Багровой Рукой». – Алек пожал плечами. – Цель ясна. Теперь за дело.

Магнус подумал: интересно, Алек Лайтвуд когда-нибудь перестанет его удивлять? Он надеялся, что нет.

– Кроме того, мы выясним, почему ты ничего не помнишь. Мы найдем того, кто это сделал, и узнаем, зачем. Меня это не пугает.

Магнус, напротив, был напуган. Тесса верила в него, потому что у нее была добрая душа. Удивительно, но Алек в него тоже верил. Магнус чувствовал себя так, будто у него гора с плеч свалилась, у него даже закружилась голова от радости, но, несмотря ни на что, он не мог полностью избавиться от неотступной, грызущей тревоги. Прошлое скрывалось в тумане, и было возможно – возможность была ничтожной, но все же существовала, – что тогда он сотворил нечто такое, чего сейчас будет стыдиться. Магнус отчаянно желал заслужить доверие любимого. Как хотелось ему поклясться Алеку в том, что он никогда не совершал тяжких, непростительных грехов!

Но он не мог в этом поклясться.


Глава 2 Твое имя начертано среди звезд | Красные свитки магии | Глава 4 Нет, не все ушло [4]







Loading...