home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Сумеречный базар

– Добро пожаловать на Арены Лютеции, – тоном заправского гида объявил Магнус. – В римские времена в этом цирке проходили бои гладиаторов. Позднее здесь устроили кладбище. Эта достопримечательность занимает шестьдесят восьмое место в Париже по популярности среди туристов. А сегодня вечером сюда прилетит фейри тетушка Марта, чтобы пополнить запасы запрещенных к продаже тритоньих глаз.

Они стояли у входа на Базар, в узком коридоре, ограниченном с двух сторон каменными стенами; справа и слева за стенами тянулись ряды древних скамей римского амфитеатра. Для тех, кто не обладал Зрением, проход заканчивался просторной, посыпанной песком круглой площадкой, расположенной ниже уровня квартала. По арене блуждали несколько случайных гуляк. Но существа Нижнего Мира и рыночные торговцы видели лабиринт торговых рядов, киосков, прилавков, над которыми плыли экзотические запахи и между которыми с шумом и гамом толкались различные волшебные существа.

Не успев войти, они стали объектом пристального внимания. Алек это понимал; он находился в напряжении и был готов в любую минуту перейти к обороне. Какой-то селки, проходя мимо, с опаской взглянул на них и демонстративно отошел подальше.

Алек был в кожаной куртке и опустил капюшон толстовки на лицо. Чтобы скрыть руны на руках, он надел перчатки из тонкой кожи. Но окружающих этим было не обмануть. Алек никогда не сумел бы сойти ни за смертного человека, ни за существо Нижнего Мира. Его походка, манера держаться, грация, взгляд говорили о том, что он – дитя Ангела.

Нефилимам не запрещалось посещать Базар, но их здесь не слишком жаловали. Магнус был рад, что друг рядом, однако присутствие Сумеречного охотника осложняло задачу.

В этом темном узком коридоре, ведущем к входу на рынок, их на несколько минут зажала плотная толпа посетителей, и оба испытали краткий, но острый приступ клаустрофобии. Пахло мокрой псиной, стоячей водой, и посторонние находились слишком близко. Магнус и Алек не привыкли к такой давке. Но через некоторое время они очутились на открытом пространстве, залитом ослепительным светом – завсегдатаи Базара называли его La Place des Ombres[7]. Здесь пахло древесным дымом, пряностями, благовониями, травами, которые сушились на солнце. Этот аромат был хорошо знаком Магнусу и вызывал у него приятные воспоминания, оставаясь неизменным десятки, даже сотни лет.

– Парижский Сумеречный базар отличается от других. Он самый старый в мире и знаменит длинной кровавой историей. Почти каждый крупный конфликт, в который жители Нижнего Мира вступали с простыми людьми, нефилимами или друг с другом до конца восемнадцатого века, начинался именно здесь. – Магнус помолчал, взвешивая слова. – Это я все к чему: будь очень осторожен.

Они двинулись вдоль ближайшего ряда лавок, и Магнус заметил, что покупатели расступаются с испуганным видом. Существа Нижнего Мира перешептывались, пятились, не желая оказаться рядом с нефилимом и чародеем. Некоторые бросали в их сторону злобные взгляды; два или три торговца, заметив их приближение, опустили шторы и закрыли окна ставнями.

На лице Алека застыло мрачное выражение, он держался напряженно. Магнус остановился, демонстративно взял друга за руку и сжал его пальцы. Какой-то вервольф прорычал в их сторону ругательство и захлопнул ставни своего ларька.

– Мы все равно не собирались там ничего покупать, – бросил Алек.

– Разумеется, нет, – усмехнулся Магнус. – Кому же захочется перекусить в забегаловке «Вольфбургер». Так недолго и каннибалом прослыть, дружище.

Алек улыбнулся, но Магнусу эта улыбка показалась натянутой. Сумеречный охотник обшаривал взглядом толпу; бдительность, которой его обучали с рождения, после долгих тренировок превратилась у него в рефлекс. Магнус отпустил руку друга, тот отстранился немного и шел теперь позади. Чародей понимал, что Алек делает это, чтобы иметь лучший обзор и контролировать ситуацию, насколько это возможно.

Первой остановкой Магнуса была просторная красная палатка в одном из центральных рядов. Она выделялась среди прочих внушительным видом и размерами. Длинная, высокая и узкая палатка была разделена на две части: переднюю часть, приемную, и расположенное позади большое главное помещение. Слева от входа была укреплена вывеска в виде винной бутылки, наполненной алой жидкостью, с подписью: «Кровь – это жизнь. Живите в роскоши».

Раздвинув алые драпировки, Магнус заглянул в темные недра палатки. Там за антикварным столом из красного дерева сидел первый (и, возможно, единственный) в мире сомелье, специализирующийся не на винах, а на сортах крови. Пенг Клык выглядел как молодой человек лет двадцати пяти с широким приятным лицом и блестящими проницательными глазами. Прядь волос, выкрашенная в ярко-желтый цвет, выделялась на фоне черной гривы и делала его похожим на дружелюбную пчелу. Закинув ноги на стол, торговец мурлыкал какую-то веселую мелодию.

Магнус был поверхностно знаком с Пенгом Клыком с начала восемнадцатого века, когда все буквально помешались на переливании крови. Магнус восхищался предприимчивыми людьми, а Пенг Клык был прежде всего бизнесменом. Он обнаружил нишу на рынке – в том числе и на Сумеречном – и поспешил ее занять.

– Неужели передо мной сам Верховный Маг Бруклина? – произнес Пенг Клык, медленно расплываясь в улыбке. – Заглянул поболтать? Обычно в рабочее время я говорю только о делах, но в твоем случае дела превращаются для меня в удовольствие.

Пенг Клык заигрывал со всеми подряд. В этом он был на удивление постоянен. Иногда Магнусу казалось, что торговец кровью действительно испытывает к нему интерес. Разумеется, сейчас это не имело никакого значения.

– Боюсь, я пришел именно по делу, – пожал плечами и улыбнулся Магнус.

Пенг Клык тоже пожал плечами, не переставая улыбаться в ответ.

– Никогда не откажусь от возможности заключить выгодную сделку. Ищешь ингредиенты для зелий? У меня есть флакончик крови демона-дракона. Стопроцентная огнестойкость.

– Увы, мне ежедневно приходится волноваться о том, как бы моя собственная кровь не воспламенилась, – рассмеялся Магнус. – Но вообще-то, сегодня я не собирался покупать у тебя товар. Мне нужна информация о «Багровой Руке».

– В последнее время я немало о них слышал, – начал Пенг Клык, но тут его взгляд остановился на чем-то за спиной Магнуса, и он замолчал. Обернувшись, Магнус увидел Алека, который нерешительно топтался у входа в палатку. Пенг Клык поднялся с кресла и хмуро уставился на него.

– Прошу прощения, Сумеречный охотник. Как видишь, я занят с клиентом. Возможно, если ты зайдешь позже, я смогу тебе чем-нибудь помочь.

– Он со мной, – вмешался Магнус. – Александр Лайтвуд, это Пенг Клык.

Пенг Клык прищурился.

– Только не надо острить по поводу моего имени. Мои родители совершенно не ожидали, что их малыш станет вампиром, когда вырастет. Шутки на этот счет не кажутся мне смешными.

Магнус решил не напоминать хозяину лавки о том, что среди друзей он был известен просто как «Клык». Пенг Клык явно не собирался заводить дружбу с Алеком. Он не сводил взгляда с Сумеречного охотника и, судя по его лицу, боялся в любую секунду стать его жертвой. Опасения Клыка можно было считать в некоторой степени оправданными: рука Алека покоилась на эфесе клинка серафима, висевшего у него на боку.

– Привет, – сказал Алек. – Я пришел вместе с Магнусом. Я пришел ради Магнуса. Никто из Сумеречных охотников не знает, что я здесь. Мы просто хотим получить кое-какие сведения о «Багровой Руке». – И, помолчав, добавил: – Это очень важно.

– А что я, по-твоему, могу о них знать? – возмутился Пенг Клык. – Уверяю тебя, Сумеречный охотник, с сектами я дел не имею. У меня все честно и открыто. Я простой торговец, продаю лучшую, лицензированную, разрешенную к продаже кровь. Среди моих клиентов – только законопослушные обитатели Нижнего Мира. Если хочешь купить кровь, Верховный Маг, я с радостью выберу для тебя подходящий товар. А больше ничем не могу помочь.

– Говорят, у них новый лидер, – сказал Алек.

– Ничего о нем не знаю, – твердо ответил Пенг Клык.

– О нем? – повторил Магнус. – Это уже кое-что.

Пенг Клык недовольно скривился.

– Мне показалось, несколько минут назад ты хотел что-то мне рассказать.

В палатке воцарилось тяжелое молчание, затем Пенг Клык уселся обратно за письменный стол и принялся шуршать бумагами.

– Вообще-то да, но… видишь ли, я не могу допустить, чтобы здешние болтали… болтали, что я сливаю информацию Сумеречным охотникам.

– Мы с Алеком давно знакомы, – сказал Магнус. – Если доверяешь мне, можешь доверять и ему.

Пенг Клык поднял взгляд от своих бумаг.

– С тобой я могу быть откровенным, но это вовсе не означает, что я рискну довериться Сумеречному охотнику. Сумеречным охотникам доверять нельзя.

Снова повисло напряженное молчание. Наконец, Алек сухо произнес:

– Хватит, Магнус. Пошли отсюда.

Магнус, прежде чем развернуться и уйти, попытался поймать взгляд Пенга Клыка, но тот, не обращая на чародея внимания, делал вид, будто прилежно изучает документы. Алек пропустил Магнуса вперед, и они вышли из лавки. Охотник скрестил руки на груди и некоторое время стоял у палатки торговца кровью, пристально глядя на проходивших мимо. Со стороны его можно было принять за вышибалу Пенга Клыка.

– Извини, что так вышло, – пробормотал Магнус.

Магнус не мог осуждать гражданина Нижнего Мира за то, что он с подозрением отнесся к Сумеречному охотнику. С другой стороны, он прекрасно понимал состояние Алека, оскорбленного подобным приемом.

– Послушай, – заговорил Алек. – Так ничего не получится. Лучше тебе пойти вперед одному. Я постараюсь держаться в тени, а когда ты раздобудешь информацию, мы где-нибудь встретимся.

Магнус кивнул.

– Если хочешь вернуться в квартиру…

– Нет, я не это имел в виду. Я хотел сказать: встречайся с кем надо, а я буду незаметно следовать за тобой, пока ты ходишь по Базару. Я не буду приближаться, только если увижу, что ты в опасности. – Алек помолчал и неуверенно продолжал: – Конечно, если ты предпочитаешь, чтобы я ушел…

– Нет, – возразил Магнус. – Я хочу, чтобы ты оставался рядом.

Алек в некотором смущении огляделся вокруг, затем привлек Магнуса к себе. Голоса, шум шагов, звон посуды и прочие звуки слились в невнятный гул и растаяли вдали. Напряжение, в котором Магнус находился уже сутки, несколько ослабло, раздражение исчезло. Он прикрыл глаза. Его охватило чувство безмятежного покоя. Он был счастлив.

– Убирайтесь от моей лавки! – внезапно раздался рядом пронзительный вопль, и Магнус с Алеком отшатнулись друг от друга. Обернувшись, Магнус увидел Пенга Клыка, который злобно смотрел на них из-за полога алой палатки. – Нечего лапать Сумеречных охотников около магазина, на виду у моих клиентов! Кто купит кровь у торговца, который устроил рядом со своей палаткой уголок для обжимания с Сумеречными охотниками? Пошли вон отсюда!

Алек шагнул прочь, в сторону прохожих, спешивших по своим делам. Прежде чем исчезнуть, он протянул руку и провел рукой по плечу чародея.

– Я буду рядом, – пообещал он так тихо, что слышал его только Магнус. – Если что, я тебя прикрою.

Он отпустил руку друга, и реальность обрушилась на Магнуса, подобно лавине. В следующее мгновение Алек смешался с толпой.

Магнус закатал рукава шелковой рубашки бутылочно-зеленого цвета.

Он изо всех сил попытался подавить тревожное чувство, которое возникло у него после слов Алека: «Так ничего не получится».

Примерно полчаса Магнус бродил среди прилавков чародеев и фейри, прикидывая, у кого бы купить информацию. Сейчас, когда Алека не было рядом, никто не обращал на мага ни малейшего внимания. Он попытался принять свой обычный беззаботный вид, чтобы окружающие не подумали, будто его подозревают неизвестно в чем, и у него каждая минута на счету. Он заглянул в «Les Changelings en Cage»[8] – киоск, в котором угрюмый маг торговал амулетами против фейри, затем в «Le Tombeau des Loupes» (или в «Могилу Волков», где продавали магические средства для защиты от оборотней). Хозяевами последнего магазина, судя по всему, являлись вампиры. Он погладил и почесал за загривком несколько странных тварей, торговля которыми явно была незаконной, и которым, как он подозревал, вскоре предстояло превратиться в ингредиенты для колдовских снадобий.

Несколько раз он из профессионального любопытства останавливался посмотреть магические представления чародеев из далеких стран. Он приобрел редкие ингредиенты для снадобий, которые можно было найти лишь на Сумеречных базарах Европы. Теперь он мог осчастливить одну стаю оборотней из Мексики; им было нужно зелье, чтобы восстановить обоняние вожака.

Магнус даже нашел себе новую работу – разумеется, он собирался приступить к ней лишь после того, как закончится эта досадная история с культом. У рыболовного флота из Амстердама возникли проблемы со стаей русалок, которые заманивали матросов и заставляли их прыгать в море. Магнус пообещал быть на связи.

Однако он не сумел разузнать ничего нового о «Багровой Руке».

Время от времени Магнус оглядывался в поисках Алека, но ни разу не заметил его.

В какой-то момент, когда Магнус в очередной раз украдкой бросил взгляд через плечо, ему снова стало не по себе, точно так же, как во время прогулки после падения аэростата. У него возникло странное ощущение, будто за ним наблюдает недруг. Ему стало холодно и даже страшно, он чувствовал опасность, как животные чуют приближение грозы.

Он вполголоса пробормотал заклинание, которое должно было оповестить его о нежелательном внимании к его персоне, и быстро провел руками по ушам. Он немедленно почувствовал «щекотку» в мочке левого уха – как будто по ней легко провели перышком. Мимолетные равнодушные взгляды, ничего из ряда вон выходящего. Наверное, это просто Алек наблюдает за ним.

Проходя мимо палатки с плащами, Магнус почувствовал более сильное прикосновение к уху, точнее, два бесцеремонных рывка, которые заставили его буквально подскочить на месте.

– Натуральный мех селки, – с надеждой обратился к нему торговец. – Из этичного сырья. А как насчет вот этого? Шерсть оборотней – тех, которые добровольно согласились обриться наголо, чтобы ощущать движение воздуха, понимаете?

– Очень мило, – пробормотал Магнус, не оборачиваясь.

Он нырнул в переулок, который вел прочь от центра Базара, потом повернул еще раз и очутился в тупике. Щекотка в ухе не прекращалась, за него снова сильно дернули.

Руки его охватило магическое пламя, и он обратился к пустоте.

– Весьма польщен, но, может, будет лучше, если мы оставим все это жеманство и увидимся лицом к лицу.

Никто не ответил.

Магнус подождал несколько секунд, затем позволил пламени в ладонях угаснуть и направился к выходу из тупика. Не успел он вернуться в более оживленный переулок, как его снова с силой дернули за ухо. Судя по всему, неизвестный пристально наблюдал за ним.

– Магнус Бейн! Я так и знал, что это ты.

Магнус обернулся.

– Джонни Грач! Что ты делаешь в Париже?

Джонни Грач был одним из немногих простых смертных, обладавших способностью видеть Сумеречный Мир. Обычно Джонни торговал на Базаре в Лос-Анджелесе.

Магнус разглядывал Джонни без особого восторга. Торговец был в черном плаще и солнцезащитных очках, несмотря на ночное время; у него были темно-русые волосы, остриженные, как у римского легионера, щеки покрыты короткой щетиной. В его лице было что-то неуловимо странное. По слухам, Джонни нанимал фейри, чтобы они постоянно изменяли его внешность, делали его моложе и привлекательнее. Даже если это было правдой, Магнус считал, что Джонни зря тратит деньги. Но Джонни, так же известный как Джонни-Плут, считал себя неотразимым.

– То же самое я собирался спросить у тебя, – с нескрываемым любопытством отозвался Джонни.

– Я тут отдыхаю, – небрежно произнес Магнус. – Как поживает твой сын? Кот, если не ошибаюсь?

– Кит. Хороший мальчик. Взрослеет на глазах. У него ловкие руки – очень полезно в нашем бизнесе.

– Ты заставляешь ребенка лазать по карманам?

– И это тоже. Учу его всяким пустякам, вроде того, как вскрывать замки, таскать бумажники. Всего понемногу. У него множество талантов.

– Ему, кажется, всего десять лет, – заметил Магнус.

Джонни пожал плечами.

– Он очень развит для своего возраста.

– Вижу.

– Ищешь здесь что-то особенное? Может, я могу помочь?

Магнус закрыл глаза и медленно сосчитал про себя до пяти. Но затем, проигнорировав голос здравого смысла, он равнодушным тоном спросил:

– Тебе что-нибудь известно о «Багровой Руке»?

Джонни закатил глаза, изображая невыносимую скуку.

– А, эти дурачки-сектанты, поклонники Асмодея…

Магнусу показалось, что сердце у него остановилось, а потом забилось, как бешеное.

– Асмодея?

Джонни с подозрением уставился на него.

– Такое имя не каждый день услышишь, – добавил Магнус, надеясь, что этого объяснения будет достаточно.

Имя Асмодея Магнус слышал гораздо чаще, чем хотелось бы. Оставалось лишь уповать на то, что это простое совпадение: ведь Асмодей и был тем самым Князем Ада, который имел непосредственное отношение к его появлению на свет.

Неужели он когда-то основал культ, чтобы поклоняться своему отцу? Не сказать, чтобы они были особенно близки. Магнус представить себе не мог подобного поступка со своей стороны, даже в качестве шутки.

Неужели теперь ему придется сообщить Алеку о том, что Асмодей – его отец? Алек никогда не спрашивал у него имя его родителя-демона, а у Магнуса не возникало ни малейшего желания это обсуждать. Отцами и матерями большинства чародеев являлись обычные, рядовые демоны. Магнусу просто не повезло: он оказался сыном одного из Девяти Князей Ада.

– Асмодею? – повторил он, обращаясь к Джонни. – Ты уверен?

Джонни лишь пожал плечами.

– Не думал, что это такой уж большой секрет. Просто слышал где-то.

Значит, оставалась еще вероятность того, что это неправда. А если это всего лишь предположения и слухи, тогда нет смысла рассказывать Алеку, подумал Магнус. Ведь Тесса не упоминала это имя, а она обязательно предупредила бы Магнуса, если бы узнала, что члены секты поклоняются его отцу.

Магнус вздохнул свободнее. Увы, на лице Джонни появилось коварное выражение, которое чародей знал слишком хорошо.

– Возможно, мне известно кое-что еще, – небрежно бросил Джонни.

Магнус щелкнул пальцами. У него на ладони возник небольшой светящийся желтый шар; шар начал увеличиваться в размерах, и вскоре они оба очутились внутри огромного «пузыря». Далекий шум Сумеречного базара исчез; в волшебном шаре царила полная тишина.

Магнус тяжко вздохнул. Все это происходило между ними уже не один раз.

– Сколько?

– Ты получишь информацию по исключительно низкой цене. В обмен я лишь попрошу тебя о небольшом одолжении, которое ты сделаешь мне как-нибудь потом. А какое именно это будет одолжение, я пока не могу сказать.

Джонни улыбался от уха до уха, изображая полное бескорыстие. Магнус смотрел на него и надеялся, что ему удалось принять покровительственный вид.

– Мы оба знаем, к чему приводят необдуманные обещания оказать «какую-нибудь небольшую» услугу, – произнес он. – Однажды я точно так же пообещал кое-кому помочь и в результате семь месяцев провел под действием заклинания в аквариуме одной дриады. Я не собираюсь это обсуждать, – быстро добавил он, когда Джонни открыл рот. – Никаких неопределенных одолжений!

– Ладно, – буркнул Джонни, – тогда как насчет определенной услуги, причем прямо сейчас? Тебе известно средство, скажем, для того, чтобы отвлечь внимание нефилима от чего бы то ни было? Или от кого бы то ни было?

– Ты собираешься совершить нечто такое, что вызовет неодобрение нефилимов?

– Само собой, – усмехнулся Джонни, – но на этот раз неодобрение будет особенно сильным.

– Могу дать тебе одну мазь, – предложил Магнус. – Она отвлекает внимание от человека, который ею намазан.

– Мазь? – разочарованно протянул Джонни.

– Именно так, мазь, – с легким нетерпением в голосе произнес Магнус.

– А может, у тебя найдется что-нибудь, что можно съесть или выпить?

– Нет, – отрезал Магнус. – Это мазь. Или так, или никак.

– Просто я терпеть не могу, когда кожа покрыта чем-то жирным.

– Увы, за все в жизни приходится платить, – хмыкнул Магнус. – Тем более за возможность проворачивать темные делишки.

Джонни пожал плечами.

– И сколько этой мази ты можешь мне дать?

– Зависит от того, сколько ты знаешь, – фыркнул Магнус.

Магнуса удивило, что Джонни не стал сразу предъявлять ему требования, хотя обычно он пытался контролировать переговоры. Судя по всему, Джонни по какой-то неизвестной причине отчаянно нуждался в колдовской мази. Но причина эта не касалась Магнуса. Желание избегать внимания Сумеречных охотников не являлось преступлением. Магнус сам предпочитал избегать многих из них. Не все они были такими приятными, как Алек.

– По имеющимся у меня сведениям, «Багровая Рука» недавно покинула свою штаб-квартиру в Венеции, – заговорил Магнус. – Есть мысли насчет того, куда они могли отправиться?

– Нет, – буркнул Джонни. – Но мне известно, что в этой штаб-квартире у «Багровой Руки» есть тайное святилище, где они раньше хранили свою священную книгу. Оно называется «Комната». – Улыбка Джонни стала еще шире и зубастее. – Чтобы попасть внутрь, нужен пароль. Я скажу его тебе в обмен на десять бутылок напитка.

– Это мазь.

– Десять бутылок мази.

– Одну.

– Три.

– Договорились. – Они пожали друг другу руки. Это бизнес, что поделать.

– О’кей. Итак, ты должен найти каменную голову козла и произнести слово «Асмодей».

Магнус поднял бровь.

– Чтобы попасть в логово секты служителей Асмодея, нужен пароль «Асмодей»?

– Не знаю, в курсе ли ты, – задумчиво произнес Джонни, – но обычно сектанты – не самые умные представители мира смертных.

– Это я заметил, – усмехнулся Магнус. – А теперь мне нужно знать, кто твой источник.

– Я не сказал, что назову тебе имя! – воскликнул Джонни.

– Назовешь, – спокойно ответил Магнус, – потому что тебе нужно три бутылки мази, и еще потому, что вероломство у тебя в крови.

Джонни помедлил, но его раздумья продолжались недолго.

– Один маг по имени Мори Шу. Бывший член «Багровой Руки».

– Какого черта маг забыл в секте смертных? У него что, совсем с головой плохо?

– Откуда мне знать. Говорят, он оскорбил нового лидера и сейчас в бегах. Ему нужна защита. Думаю, он знает о «Багровой Руке» больше любого постороннего. Недавно он был в Париже, но я слышал, что сейчас он на пути в Венецию. Он расскажет тебе все, что захочешь, если ты поможешь ему скрыться от них.

Итак, через пару дней после того, как «Багровая Рука» бежала из своего логова в Венеции, Мори Шу отправился именно туда.

– Спасибо, Джонни. Я отправлю тебе в Лос-Анджелес посылку с мазью сразу, как только вернусь из отпуска.

Желтый пузырь начал распадаться и превратился в облако блестящих золотистых хлопьев, которые унес прохладный ночной ветерок. В последний момент Джонни вцепился в рукав Магнуса и, к изумлению мага, взволнованно прошипел:

– В последнее время на Сумеречных базарах слишком часто исчезают фейри. Все на взводе. Говорят, это «Багровая Рука». Мне очень не нравится мысль, что кто-то охотится на фейри. Останови их.

Магнус не помнил, чтобы когда-нибудь ему приходилось видеть такое выражение на лице Джонни – гнев и страх.

Внезапно все звуки Парижского Сумеречного базара обрушились на него разом.

– Ладно, – пробормотал Магнус. – Где же Алек?

– Это твой Сумеречный охотник? – спросил Джонни, зловеще ухмыляясь. Затравленное выражение исчезло, и он стал прежним наглым, самоуверенным Джонни. – Ты знаешь, как вызвать переполох в общественном месте, друг мой.

– Мы с тобой не друзья, Джонни, – рассеянно заметил Магнус, оглядывая спешивших мимо людей. Джонни хрипло рассмеялся.

Алек возник, словно чертик из табакерки, из-за ближайшего ларька. Выглядел он так, словно только что вылез из лужи.

– Твой Сумеречный охотник весь в грязи, – заметил Джонни.

– Ничего, мыться он умеет, – сказал Магнус.

– Уверен, он – нечто исключительное, голубая мечта и все такое, но вот удивительное совпадение – у меня как раз сейчас важная встреча в другом месте. До встречи, Верховный Маг.

Джонни небрежно помахал чародею рукой и смешался с толпой. Магнус не стал его удерживать. Его гораздо больше заботил вид и состояние бойфренда. Он осмотрел Алека с ног до головы, заметил, что его одежда покрыта комьями грязи, и даже в волосах запутался мусор и какая-то дрянь. Алек прижимал к себе лук, его грудь вздымалась от волнения.

– Привет, милый, – сказал Магнус. – Что нового?


* * * | Красные свитки магии | Глава 6 Ночная схватка







Loading...