home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

Ночная схватка

Через пять минут после того, как они разделились, Алек заметил, что Магнус сунул руку в клетку, набитую демоническими обезьянами – ядовитыми тварями с острыми когтями. Алек стиснул ангельский клинок, но вмешиваться не стал.

Он был на Сумеречном базаре. Здесь свои правила, и он это знал.

К счастью, Магнус лишь рассеянно погладил рычащую тварь унизанной кольцами рукой, затем отошел от прилавка и направился к соседнему прилавку, который осаждали негодующие оборотни.

– Остановим угнетение вервольфов! – воскликнула какая-то женщина-оборотень, размахивая плакатом с надписью «Единение Нижнего Мира». Магнус взял листовку и улыбнулся женщине. Она уставилась на него большими глазами и еще долго провожала восторженным взглядом. Магнус всегда производил на окружающих такое впечатление. Алек вспомнил, как совсем недавно глазел на него торговец кровью в своей палатке. До встречи с Магнусом Алеку случалось время от времени украдкой бросать нервные взгляды на парней: на Джейса, на Сумеречных охотников, приходивших по делу в Институт, на смертных, спешивших по многолюдным нью-йоркским улицам. Но сейчас в присутствии Магнуса Алек не видел никого, кроме него. Интересно, размышлял он, замечает ли сам Магнус красивых мужчин, обращает ли внимание на привлекательных женщин? Алек ощутил внезапный приступ страха и жгучей ревности при мысли о том, сколько людей придет в восторг, если он провалит свой «тест на совместимость».

Алек натянул капюшон ниже на лоб и продолжал следить за другом издалека.

Тем временем Магнус свернул в лавку аптекаря и начал выбирать волшебные травы. После аптеки он задержался, чтобы поболтать с каким-то фейри с лиловыми волосами, который выпрашивал у прохожих золото – кормить своего ручного василиска. Перешел дорогу, остановился у прилавка очередного торговца и чуть ли не целый час спорил с ним о цене на товар, подозрительно напоминавший человеческие волосы.

Алек доверял Магнусу и считал, что тот знает, что делает. Магнус буквально излучал уверенность в себе; казалось, это не стоило ему ни малейших усилий. У него всегда был такой вид, словно он полностью контролировал ситуацию, даже если дело обстояло совершенно не так. Это было одним из качеств, сильнее всего восхищавших Алека в его возлюбленном.

Магнус двинулся дальше, и Алек прокрался вдоль соседнего торгового ряда. Он находился на достаточно большом расстоянии от мага, чтобы не вызывать подозрений у окружающих и не привлекать к себе внимание, но расстояние это можно было преодолеть за несколько секунд. Он наблюдал не только за бойфрендом, но и за остальными посетителями Базара – начиная от кучки дриад, пытавшихся заманить Магнуса в свою палатку, и заканчивая тощей маленькой карманницей с терновым венком на голове, которая следовала за чародеем с весьма недвусмысленными намерениями.

Когда воровка перешла к активным действиям, Алек выступил из укрытия и за долю секунды до того, как она забралась в карман к Магнусу, схватил ее липкую ручонку. Алек уволок ее в узкий проход между двумя палатками так быстро, что никто не заметил этого маленького происшествия.

Девчонка-фейри яростно дергалась и извивалась в попытках вырваться; перчатка соскользнула с руки Алека, и воровка увидела руны. Светло-зеленое лицо ее «побледнело» и стало пепельно-серым.

– Je suis d'esol'ee, – прошептала она, но, заметив, что Алек не понимает, повторила по-английски: – Мне очень жаль. Прошу, не трогай меня. Обещаю, я больше не буду этого делать.

Девочка была такой тоненькой, Алек мог бы обхватить ее талию большим и указательным пальцами. Фейри редко выглядели на свой возраст, но она показалась Сумеречному охотнику юной, как его брат, Макс, погибший недавно, во время войны. «Сумеречные охотники – воины, – говорил его отец. – Даже проигрывая, даже теряя близких, мы продолжаем сражаться».

Макс был слишком маленьким, чтобы сражаться. Теперь он никогда не станет воином. Алек всегда ужасно волновался за свою сестру и парабатая, которые бесстрашно, очертя голову бросались навстречу смерти. Он изо всех сил старался защитить, уберечь их. Но ему никогда не приходило в голову, что нужно беречь от опасности Макса. Он не сумел спасти жизнь своему младшему брату.

Макс был почти таким же худеньким. Он смотрел на взрослых снизу вверх, точь-в-точь как эта девочка, и глаза его казались огромными за стеклами очков.

У Алека на несколько мгновений перехватило дыхание, и он отвел взгляд. Девочка не воспользовалась благоприятной возможностью, чтобы вырваться из его ослабевших пальцев. Когда он снова посмотрел на нее, она все еще разглядывала его.

– Эй, Сумеречный охотник! – заговорила она. – Ты в порядке?

Алек усилием воли заставил себя вернуться к реальности. «Сумеречные охотники продолжают сражаться», – прозвучал у него в ушах голос отца.

– Все нормально, – сказал он девчонке, но голос его был слегка хриплым. – Как тебя зовут?

– Роуз, – ответила она.

– Ты голодна, Роуз?

У девочки задрожали губы. Она сделала попытку убежать, но Охотник поймал ее за рубашку. Она с силой ударила его по запястью и уже собралась его укусить, когда заметила в другой руке пачку банкнот.

Алек протянул ей деньги.

– Пойди, купи себе поесть.

Не успел он разжать пальцы, как пачка евро волшебным образом испарилась. Фейри не поблагодарила его, лишь кивнула и шмыгнула прочь.

– И прекрати воровать! – крикнул он ей вслед.

Теперь он истратил все деньги, привезенные из дома. Когда он покидал Нью-Йоркский Институт с бесформенным вещевым мешком на плече, отправляясь в свое первое путешествие, мать вышла вместе с ним на улицу и сунула ему деньги, хотя он отказывался их брать.

– Надо радоваться жизни, – сказала она тогда.

Алек подумал: а может быть, девчонка-фейри надула его. Ей могло быть сто лет от роду, а фейри известны своим пристрастием к надувательству. Но он постарался убедить себя в том, что она была такой, какой казалась – напуганной, голодной маленькой девочкой, – и почувствовал себя лучше оттого, что помог ей. В итоге, деньги были потрачены не зря.

Отцу очень не понравилось его сообщение о том, что он покидает Институт и отправляется в путешествие с Магнусом.

«Что он рассказывал тебе о нас?» – спросил Роберт Лайтвуд, расхаживая по комнате Алека, словно тигр в клетке.

Когда-то его отец и мать были последователями Валентина, Сумеречного охотника, который встал на путь зла и начал недавнюю войну. Алек понимал, что Магнус при желании мог бы наговорить ему о родителях немало неприятных вещей.

«Ничего, – сердито бросил Алек. – Он не такой, как ты думаешь».

«А что он рассказывал тебе о себе самом? – продолжал Роберт. Не дождавшись ответа от Алека, Роберт добавил: – Понимаю. Тоже ничего».

Алек не знал, какое у него в тот момент было лицо, но, наверное, в глазах его отец увидел отчаяние и страх, потому что взгляд его смягчился.

«Послушай, сын, ты же не думаешь, что это приведет к чему-то серьезному, – заговорил он. – У тебя не может быть никакого будущего с существом Нижнего Мира, к тому же с мужчиной. Я… я понимаю, что ты хочешь быть правдивым с собой, но иногда лучше поступить мудро и пойти иным путем, даже если ты… даже если у тебя возникает большой соблазн сделать по-своему. Я не хочу, чтобы твоя жизнь усложнилась еще больше. Ты так молод, ты не знаешь, как жесток этот мир. Я не хочу, чтобы ты был несчастлив».

Алек пристально смотрел на отца.

«Выходит, ложь должна сделать меня счастливым? Я не был счастлив прежде. Но я счастлив сейчас».

«Как это возможно?»

«Я счастлив, когда говорю правду, – ответил Алек. – Я счастлив рядом с Магнусом. Пусть это сложно и трудно, мне все равно».

Лицо отца выражало бесконечную печаль и тревогу. Всю жизнь Алек боялся сделать что-то не так, боялся увидеть у отца такой взгляд. Он приложил столько усилий для того, чтобы не волновать и не расстраивать своего отца.

«Алек, – прошептал Роберт. – Я не хочу, чтобы ты уходил».

«Папа, – прошептал Алек в ответ. – Я не могу остаться».

Рефлексы Сумеречного охотника заставили его оторваться от воспоминаний – он машинально заметил промелькнувший вдалеке алый вельветовый блейзер Магнуса. Алек вернулся к реальности и поспешил в том направлении, где скрылся хозяин пиджака.

Он едва успел догнать Магнуса – тот свернул в какой-то темный угол позади торгового ряда. Внезапно из укрытия между киосками появилась фигура, закутанная в плащ, и, стараясь держаться незаметно, прокралась вслед за чародеем.

У Алека не было времени на то, чтобы незаметно проследить за неизвестным: он уже потерял из виду Магнуса и понимал, что фигура в плаще тоже скоро скроется из виду. Поэтому он бросился бежать, протиснулся между обнимавшимися вампиром и пери, растолкал кучку оборотней, игравших в какую-то игру с деревянными палочками. Добравшись до входа в переулок, Охотник прижался спиной к стене. Он осторожно выглянул из-за угла и увидел примерно посередине переулка темную фигуру, которая направлялась к ничего не подозревавшему Магнусу.

Он вложил в лук стрелу и нырнул в переулок.

Затем заговорил, совсем тихо, так что его мог слышать только враг.

– Ни с места. Повернись, только не дергайся.

Неизвестный в плаще замер и медленно развел руки в стороны, словно собирался подчиниться приказу. Алек подобрался ближе, хотел обойти противника слева, чтобы рассмотреть его лицо. Он успел лишь мельком разглядеть острый подбородок – это был человек, и, судя по всему, женщина, с загорелой кожей, – а в следующий миг она резко развернулась к нему, растопырив пальцы. Алек, пошатываясь, отступил, когда у него перед глазами возникла слепящая вспышка, и все вокруг заволокло мерцающей пеленой. На фоне этой светящейся завесы выделялся только черный силуэт женщины. Алек выпустил стрелу наугад, положившись на свои инстинкты и многолетние навыки. Однако в последнюю секунду перед тем, как стрела поразила цель, неизвестная женщина просто исчезла. «Испарилась» – это единственное слово, которым можно было описать происшедшее. Только что стрела летела ей прямо в грудь, а мгновение спустя силуэт ее исказился, задергался, и вот она уже стояла у противоположной стены.

Загадочное явление повторилось, и женщина очутилась совсем рядом с Алеком. Он отскочил в сторону, едва успел избежать удара зловещего на вид клинка. Следующий выпад он отразил, выставив перед собой лук. Дерево, покрытое адамасом, не сломалось, лишь зазвенело при столкновении с металлом, и Алек, все еще наполовину ослепленный, опустил лук, сделал взмах, зацепил щиколотки противницы и, дернув, сбил ее с ног. Затем он высоко поднял лук и собрался изо всех сил ударить ее по голове, но она снова растворилась в воздухе и на этот раз появилась у входа в переулок.

Порыв ветра сорвал с ее головы капюшон, и Алек в свете уличного фонаря сумел разглядеть левую часть ее лица. Да, это была женщина, с темными карими глазами и тонкими губами. Прямые волосы до плеч закрывали уши, и четко очерченные края загибались внутрь, обрамляя лицо. В руке она сжимала трехгранный корейский меч, оружие, предназначенное для того, чтобы наносить человеку незаживающие раны.

Алек прищурился. У нее было самое обычное человеческое лицо, но почему-то оно показалось ему странным. Дело было в выражении, во взгляде – он был пустым, отстраненным, как будто женщина все это время смотрела куда-то вдаль, на нечто, видимое только ей одной.

За спиной Алека раздался пронзительный скрежет металла о кирпичную стену, и Сумеречный охотник на мгновение отвлекся.

Загадочная женщина не замедлила воспользоваться своим кратковременным преимуществом. Она начала вращать мечом над головой, произнесла несколько слов на незнакомом Алеку языке, затем направила на него острие клинка. Из острия возникла оранжевая спиралевидная молния, а затем земля задрожала, и Алек едва не упал. Пригнувшись, он бросился прочь, выхватил из колчана новую стрелу, вложил ее в лук. Прицелился, направив стрелу в то место, где только что находилась женщина, но оказалось, что она снова исчезла.

Алек, держа стрелу наготове, развернулся к выходу из переулка и заметил противницу – она сидела на карнизе ближайшего здания. Он выстрелил и устремился вслед за стрелой. Когда он очутился под карнизом, женщина снова «испарилась» и возникла уже на другом карнизе того же здания, на верхнем этаже. Бесполезная стрела зазвенела, ударившись о каменную стену. Женщина в плаще спрыгнула на крышу расположенного внизу киоска, упала, перекатилась, грациозно вскочила на ноги и побежала прочь. В мгновение ока она перепрыгнула через пару соседних ларьков.

Алек устремился в погоню: он несся по узкому проходу, тянувшемуся позади торгового ряда, перебирался через мешки с мусором, коробки с товарами, какие-то ящики, веревки и колья, державшие палатки. Женщина двигалась быстро, но Алек черпал силы из сверхъестественного источника, дарованного ангелами. Расстояние между ними неуклонно сокращалось.

Женщина добралась до какого-то тупика на краю Базара и при помощи того же магического трюка спустилась на землю. Когда она начала произносить очередное заклинание на демоническом языке, воздух перед ней замерцал, затем в нем образовалась «дыра». Алек различил бледные очертания Портала.

Сумеречный охотник вытащил из колчана стрелу и сжал ее в пальцах. Он бросился к женщине, и она обернулась к нему, ожидая нападения. Но вместо того, чтобы ударить противницу, он проткнул стрелой край ее плаща и пригвоздил ее к стене ларька.

– Попалась. – В руках Алека, словно по волшебству, появился лук. Новая стрела была направлена прямо в грудь чародейки.

Но та лишь покачала головой.

– Я так не думаю.

Он не сводил взгляда с ее меча, и это было его ошибкой. Из ладони другой руки женщины возник луч света, и Алек почувствовал, что летит, беспомощно размахивая руками, падает куда-то. Он увидел перед собой быстро приближавшуюся стену и изогнулся всем телом так, чтобы коснуться ее ногами. Проделав сальто, он приземлился на корточки прямо в грязь.

Алек сразу же выпрямился; оказалось, что лук его каким-то чудом остался цел, и он машинально вложил в него стрелу и натянул тетиву. Но той женщины – чародейки – нигде не было видно. Алек успел заметить лишь тень Портала – он закрылся и растворился в воздухе. Алек, держа лук наготове, развернулся вокруг своей оси. Убедившись в том, что таинственная женщина сбежала, он позволил себе немного расслабиться.

Женщина была чародейкой, но в то же время отнюдь не являлась новичком в бою. Она представляла серьезную опасность.

– Магнус, – ахнул Алек. Внезапно ему пришло в голову, что чародейка вполне могла действовать с кем-то на пару. А что, если все это время она старалась увести его подальше от Магнуса? Он побежал обратно, в тот самый переулок; не заботясь об осторожности, он ломился по узкому проходу между киосками, расшвыривал коробки, задевал подпорки и веревки, обрушивал палатки. Он не обращал внимания на возмущенные крики и брань, которыми провожали его разъяренные рыночные торговцы.

Благодарение Ангелу, Магнус находился в полной безопасности и, судя по всему, так ничего и не заметил. Стоя в конце переулка, в темном тупике, маг разговаривал с каким-то подозрительным типом в длинном пальто и солнечных очках. Заметив Алека, человек вздрогнул и поспешил скрыться. Алек понимал, что жители Нижнего Мира и Охотники не всегда ладили между собой, но реакция посетителей и торговцев Сумеречного базара на его появление все-таки задевала его за живое.

Магнус радостно улыбнулся при виде Алека и жестом подозвал его. Алек почувствовал, что суровое выражение его лица смягчилось. Он слишком сильно волновался. Но в его жизни всегда было достаточно поводов для волнений. Нападения демонов. Попытки защитить людей, которых он любил, от нападений демонов. Незнакомые люди, пытавшиеся завести с ним разговор. Иногда тревожные мысли словно давили ему на плечи, превращались в невидимое бремя, которое Алек едва мог вынести, от которого невозможно было избавиться.

Магнус стоял, протянув к Алеку руку. В полумраке тускло поблескивали драгоценные камни в его кольцах, и на мгновение он показался молодому человеку чужим и загадочным, но затем на губах чародея появилась нежная улыбка. Все тревоги Алека испарились, осталась только безграничная любовь, и еще чувство благодарности за необыкновенную удачу, за то, что любовь эта оказалась взаимной.

– Привет, милый, – заговорил Магнус. – Что нового?

– Ну, – начал Алек, – за тобой следила какая-то женщина. Я погнался за ней и напал на нее. Это была чародейка. Причем в бою она не уступает мне.

– Думаешь, она из «Багровой Руки»? – спросил маг.

– Не уверен, – ответил Алек. – Мне кажется, если бы культ начал охоту на тебя, они отправили бы не одного человека, а целый отряд.

Магнус помолчал.

– Да, обычно так и происходит.

– Ты нашел то, что искал?

– В некотором смысле, да. – Магнус, не обращая внимания на грязь, которой была заляпана куртка Алека, взял его под руку и повел прочь. – Я все расскажу тебе в подробностях, когда мы вернемся домой, но вкратце, суть такова: мы отправляемся в Венецию.

– А я, признаться, питал слабую надежду на то, что мы все-таки сможем отдохнуть, – протянул Алек. – И поедем в Венецию завтра.

– Да-да, – засмеялся Магнус. – Будем спать допоздна, а потом я целую вечность буду собирать чемоданы, так что мы уедем только завтра вечером и прибудем в Венецию к утру.

– Магнус. – Алек, в свою очередь, рассмеялся. – У нас опасное задание или мы все еще на отдыхе?

– Что ж, я надеюсь, будет понемногу и того, и другого, – отвечал чародей. – Венеция особенно прекрасна в это время года. Но что я говорю? Венеция особенно прекрасна в любое время года.

– Магнус, – повторил Алек. – Мы отправляемся вечером и приедем туда наутро? Разве мы не воспользуемся Порталом?

– Нет, – ответил Магнус. – Тесса предупредила, что «Багровая Рука» отслеживает использование Порталов. Придется обойтись без удобств и комфорта, как всем простым смертным, и ехать на самом роскошном и дорогом поезде, который только можно найти для романтической ночной поездки через Альпы. Видишь, на какие жертвы я готов пойти ради нашей безопасности!

– Сумеречные охотники в таких случаях пользуются постоянными Порталами Идриса, – заметил Алек.

– Сумеречным охотникам приходится думать о том, как потом оправдать накладные расходы перед Конклавом. У меня не существует подобных проблем. Так что готовься. Нет такой опасной миссии, которую нельзя выполнять с шиком.


Глава 5 Сумеречный базар | Красные свитки магии | Глава 7 «Восточный экспресс»







Loading...