home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

Осень, конец сентября, дождь. Прохожие шлепают по лужам, проклиная такую погоду. Их бы сейчас в тайгу. Там уже холодно, но комары все еще лютуют. И смерть с косой по лесным дорогам бродит. Семен едва от нее ушел.

Машина остановилась у подъезда, таксист глянул на пассажира с сомнением, близким к отвращению. Выглядел он, мягко говоря, неважно. Старые джинсы, убогая брезентовка, разбитые ботинки. Скажи сейчас таксисту, что перед ним сидит сын миллиардера!

С деньгами у Семена было туго, с таксистом он расплатился чуть ли не последними. У него осталось рублей двести. Вся надежда на Яну. Возможно, она уже вышла замуж за своего Константина, но так ведь он же не жениться на ней приехал.

Яна открыла дверь сразу, стоило ему только нажать на кнопку звонка. В глазах — предвкушение восторга, губы уже растягивались в улыбке. Но ждала она явно не Семена.

— Ты? — выдохнула женщина.

Нет, она не расстроилась, но и не обрадовалась.

— Привет!

Из квартиры пахло домашней выпечкой. Сама Яна была в переднике поверх нарядного платья. Волосы закручены, уложены, глаза и губы накрашены. Видимо, Константина своего ждала. На огонек. Или даже на ночлег.

— Здравствуй, — сказала она и скользнула по нему озадаченным взглядом.

— Извини, что без приглашения. И без денег.

— Без денег?

Он кивнул и глянул на нее с тревожным ожиданием. Неужели пошлет к черту?

— Тогда заходи! — Она распахнула дверь.

Семен зашел в дом.

Яна снова просканировала его взглядом, приложила палец к губам и прошептала:

— Тихо, Юлька спит.

Или дочка действительно спала, или Яна не хотела, чтобы Семен подходил к ней. Зачуханный он, грязный, зато, считай, в самой Москве. Денег в обрез было, а все-таки добрался.

На кухне чистота. Мойка пустая, на столе только миска, накрытая накрахмаленным полотенцем. В ней наверняка что-то печеное.

— Как Юля?

— Все хорошо. А ты в отпуск?

— Уволился.

— Да?

— Больничный оплачивать не хотели.

Семен провел ладонью по больной руке. Рана уже затянулась, но до полного выздоровления было еще далеко.

— А что там у тебя?

— Производственная травма. В неслужебное время. Страховка, сказали, не полагается.

За страховкой он не обращался. От Шаянки вышел к Енисею, водным путем добрался до железнодорожной станции, потом с пересадками доехал до Москвы. Натерпелся, настрадался.

А до Шаянки Семен вообще мог не дойти. Антибиотики помогали плохо, раненая рука стала распухать. Он вовремя сообразил, что нужно вытаскивать пулю, сделал это ножом, без наркоза. Ничего, справился, хотя потом три дня отлеживался в палатке, на руках у смерти. Выкарабкался, добрался до Шаянки. Бандитов там не было. Добрые люди помогли выйти на Енисей. За помощью парень не обращался. Руководство компании сейчас наверняка считает его погибшим.

— И что теперь?

— Не знаю.

— А жить где?

— На гостиницу денег нет, — ответил Семен и развел руками.

— У нас поживешь. Чай будешь? — Яна сняла полотенце с чашки.

Там действительно лежало внавал домашнее печенье.

— Да у меня уже тут слюнки…

Дверь открылась, и на кухне появилась Ольга Алексеевна. На Семена она посмотрела с явной неприязнью, потом глянула на его одежду и усмехнулась. Дескать, правильный выбор сделала моя дочка. Константин — куда более интересный мужчина.

— Мама, Семен немного поживет у нас, — набравшись решимости, сказала Яна.

— Как у нас? А как же Константин?

— Константин поживет пока у себя.

— У него ремонт в квартире.

В дверь кто-то позвонил. Ольга Алексеевна метнула в Семена молнию и пошла открывать. Она еще только выходила из кухни, а уже сложила на груди ладони, как будто собиралась ахнуть от восторга.

— Константин!.. А у нас тоже для вас сюрприз!.. — донеслось из прихожей. — Правда, не совсем приятный. Но мы обязательно все уладим! — Ольга Алексеевна нарочно говорила громко, чтобы Семен все слышал.

— Мама, иди к Юле! — сказала Яна. — Ну, пожалуйста.

— Константин, вы уж тут сами, без меня. И не забывайте, наш дом — ваш дом!

Семен не выходил из кухни, но видел, как Ольга Алексеевна открыла дверь в детскую. Еще он заметил, как Яна поцеловала своего Константина в щеку.

— И что у нас там за сюрприз!

Семену вовсе не улыбалось объясняться непонятно с кем, но все же он приготовился к этому. При этом парень призвал себя к сдержанности.

Константин выглядел как старый, но до блеска начищенный пятак. Модная прическа, стильный костюм, белозубая улыбка. Он первым протянул Семену руку, причем сделал это без принуждения. Во всяком случае, изобразил, что рад гостю.

— Константин!

— Семен.

— Да, я знаю. Просто в прошлый раз нас не представили.

— Мы тогда спешили, — будто оправдываясь, сказала Яна.

— Да, мы спешили. Потом я думал, что у вас роман. А вы, оказывается, друг покойного… — Константин кивком показал на женщину.

— Да, я друг ее покойного мужа.

— Да-да. Теперь у Яны будет другой муж. Осталось совсем чуть-чуть. Да, дорогая? — Константин обнял Яну за плечи, прижал к себе.

— Скоро свадьба, — сказала она и как-то не очень счастливо улыбнулась.

— Чисто формальности. Ладно, иду мыть руки, — проговорил Константин, вышел из кухни и закрыл за собой дверь.

— Чисто формальности, значит? — Семен совсем невесело улыбнулся.

— Ну да, все уже решено. Мы даже ресторан заказали.

— И живете вместе, да? — Семен и сам понимал, что нельзя быть таким назойливым, но обида тянула его за язык.

— Только не надо!.. — как-то вяло возмутилась Яна.

— Не надо, — сказал он и кивнул, соглашаясь с ней.

— Тебе должно быть все равно, — еще тише сказала она.

— А если не все равно?

— Раньше надо было думать.

— Что думать?

— Ничего! — Яна резко повернулась к Семену спиной, достала из шкафа чашки с красными яблоками на зеленом фоне, потянулась к заварнику.

— Проблемы у меня, — сказал он.

— Я это уже поняла.

— Но я обязательно со всем разберусь. Все наладится.

Семен должен был спросить за отца, для этого и приехал в Москву. Была у него одна задумка. Он собирался проверить некую версию. Если его догадка окажется верной, то из этого факта можно будет делать далеко идущие выводы.

— Не сомневаюсь.

— Хотелось бы на Юлю посмотреть.

— Мне все равно, во что ты одет, но сам видишь, мама дома.

— Скоро у нее будет новый зять. Они одного возраста?

— Одного возраста вы с Леней. Были. И возраста, и роста. Примешь душ, я принесу тебе одежду.

— Если честно, я думал об этом, — сказал Семен.

— Джинсы почти новые.

Яна подала чай и застыла, глядя куда-то вдаль. Взгляд ее затуманился, нижние ресницы намокли.

— Ты его все еще любишь.

— И всегда буду любить.

— А говоришь, раньше надо было думать, — взяв ее за руку, сказал Семен.

— Он нам не мешал бы, — едва слышно сказала она.

— Что?

— Ничего! — Яна выдернула руку и повернулась к нему спиной.

Красивая она, нежная, очень уютная и домашняя. Поселиться бы с ней где-нибудь в тихом месте на берегу моря. Только он, она и Юля. Никто больше не нужен.

С Надей такого энтузиазма у него не было. С ней тихое счастье могло бы только сниться. Не та она девушка, которая ему нужна.

— Может, ты не будешь торопиться с Костей? — спросил он.

— И останусь у разбитого корыта?.. Мне уже двадцать четыре года. У меня ребенок. Кому я такая нужна?

— Мне.

— Где ж ты раньше был?

Разговор все ближе и ближе подходил к самому главному, но Константин как будто почувствовал это и нарушил их уединение.

— Воркуете, голубки?

Голос его звучал вроде бы и добродушно, но на Яну он глянул с подозрением.

— Леню вспоминаем, — сказала она.

— Ну да, со мной вспоминать неинтересно, — заявил Константин, усмехнулся и подмигнул Семену.

Дескать, мы с Яной о пустяках не болтаем. Наши разговоры заканчиваются постелью, а там мне равных нет.

Семен жутко захотел врезать как следует этому самовлюбленному болвану.

— Что-то выглядишь ты неважно, — с намеком на свое превосходство заметил Константин.

— Бывают в жизни ситуации.

— Семен сейчас душ примет, — сказала Яна.

— Дело нужное.

— Я ему на кухне постелю.

— Ты здесь хозяйка, тебе решать.

— Семен, иди, я белье принесу, — Яна кивком показала в сторону ванной.

— А у тебя ничего с собой нет? — спросил Константин.

— На пожаре так бывает. В чем выскочил, в том и ходишь.

— Пожар — это плохо. А добрые люди — хорошо, — думая о чем-то своем, проговорил Константин и натянуто улыбнулся.

Яна принесла белье, одежду.

— Если не брезгуешь, — не смог промолчать Константин.

— Не брезгую. — Семен глянул на него в предчувствии подвоха.

— У вас там, в армии, все общее было.

— Было.

— Одна портянка на двоих, один парашют…

— Яна, я его сейчас ударю. — Семен умоляюще глянул на нее.

— Константин Авдееевич! — Яна увела свое недоразумение, а Семена отправила в ванную.

В Шаянке он парился в бане, на вокзале принял душ, но это было на прошлой неделе.

Парень с удовольствием натирал себя мочалкой, сдирал грязь со всего тела. При этом он представлял себе, как выходит из ванной, Яна обнимает его и ведет в спальню. А ведь они могли бы жить в роскошном доме, начисто стереть из памяти этого вот подленького Константина.

Яна его не обняла и повела в детскую.

Ольга Алексеевна преградила им путь.

— Юля спит, — сказала она, сердито глядя на Семена.

— Я все понял, Ольга Алексеевна.

— Это хорошо, что ты понял. Не рады тебе здесь.

— Бывает.

— Другой собрал бы свои вещи. Да у тебя и нет ничего. — Женщина презрительно хмыкнула.

— Мама!.. — возмутилась Яна.

— Что — мама? Думаешь, если он деньги тебе высылал…

— Мама, сейчас Семен уйдет! — ощетинилась Яна. — И я вместе с ним!

— Что?! — От возмущения Ольга Алексеевна стала задыхаться.

Семену вдруг захотелось надеть на нее кислородную маску. На всю голову.

В дверь кто-то позвонил.

— Кого там еще принесло?.. — Ольга Алексеевна скривилась.

Константин открыл дверь.

— Вам кого?

Этот вопрос остался без ответа.

Мужчина плотного сложения с каменным лицом вошел в квартиру, не спрашивая на то разрешения. Он сдвинул Константина в сторону и проложил путь для своего коллеги, такого же атлета в черном костюме. Появился и третий бугай. Первые двое, не разуваясь, принялись осматривать квартиру, а третий взял под наблюдение Семена.

— И что все это значит? — оторопело протянула Ольга Алексеевна.

Константин недоуменно пожал плечами, глядя на нее. Он и сам ничего не понимал.

Люди в черном неторопливо, но быстро осмотрели комнаты, дали знак, и в квартиру зашла Элен. Семену понадобилась целая секунда на то, чтобы узнать ее, настолько она изменилась.

Элен и раньше была более чем хороша собой. Особенно выделялись ее глаза с изумрудным оттенком и глубоким бриллиантовым блеском. На них отец, видимо, и купился. У нее появились деньги, а вместе с тем и возможность подкорректировать свою внешность. Пластические скульпторы подправили ей нос, губы, скулы.

Обычно женщины, подкачав себе губы, становятся похожими на карикатурных рыб, но Элен избежала этой участи. Они у нее были как натуральные — пухлые, четко очерченные, даже как будто горячие изнутри. Во всяком случае, помада едва ли не плавилась на них.

Фигурка у нее — эталонная. Деловой костюм безупречен, как будто его шил личный портной английской королевы.

Об этом Семен подумал, уловив запах духов. «Ее императорское величество» — двести с чем-то тысяч долларов за флакончик.

Она смущенно обрадовалась, увидев его.

— Семен!.. Ну, здравствуй.

Элен подошла к нему, взяла за руку и потянулась, как будто собралась подставить щеку для поцелуя, но, видимо, решила, что это лишнее.

— Здравствуйте, Элеонора Максимовна! — сказал он.

— Зачем же так официально? — проговорила женщина и тепло улыбнулась, скрывая легкую обиду.

— Да вот, ходят тут, тоску навевают. — Семен выразительно посмотрел на цербера, который не сводил с него глаз.

— Они уже уходят, — сказала Элен.

Телохранители поняли ее с полуслова и очистили помещение. А Элеонора осталась.

— Может, кто-то объяснит мне, что здесь происходит? — Ольга Алексеевна зачарованно посмотрела на нее.

Элен повела ухом, но в ее сторону даже не глянула.

— Да, мне тоже интересно, почему ты здесь, — сказала она Семену. — У тебя дом на Рублевке, ты там — полный хозяин.

— У кого дом на Рублевке? — Ольга Алексеевна захлопала глазами.

Яна же далека была от восторга. Она с подозрением смотрела на Элен.

— Там все как раньше. Из прислуги, правда, только экономка.

— В принципе, я помирился с отцом, — произнес Семен.

— Так он с тобой и не ссорился. А когда ты с ним помирился? — Элен подняла руку и приложила палец к губам.

Она не призывала его к молчанию, а всего лишь просила повременить с ответом.

— Может быть, мы поедем домой? — спросила Элен. — Там обо всем и поговорим.

Яна кашлянула в кулак, пытаясь привлечь к себе внимание.

— Элеонора Максимовна, вы привели тут всех в замешательство, — заявил Семен и усмехнулся.

— Да, наверное. — Элен смущенно улыбнулась.

— Элеонора Максимовна — моя школьная учительница и жена моего отца, — сказал Семен.

У Яны, похоже, отлегло от сердца. Она медленно выдохнула.

— Мы уже уезжаем, — сказала Элен и оценивающе глянула на нее.

— Яна, я тебе сегодня позвоню, — проговорил Семен.

Элен без понтов не могла. Внизу ее ждал самый настоящий эскорт — «Майбах» и два «Гелендвагена» с охраной. Семена она пригласила к себе в машину.


Глава 9 | Золотая обойма | Глава 11







Loading...