home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

К путешествию Семен подготовился основательно, купил за четыре миллиона вездеход с кузовом на двенадцать мест, оборудовал под себя салон, установил на крышу дополнительный багажник, затарился провизией, патронами, канистрами. Вездеход гусеничный, с мощным мотором, глубокий снег для него — не помеха, но Семен все-таки установил крепление для отвала и лебедку. Он прихватил с собой карабин и помповое ружье.

Все это великолепие парень отправил в енисейскую тайгу на грузовой автомобильной платформе и сам вызвался быть вторым водителем. На месте Семен поставил машину на ход, прикрепил к ней отвал, совершенно незаменимую вещь для зимних таежных дорог.

Степан Вязов жил в поселке, расположенном недалеко от карьера. Дорогу на Улучье после недавнего снегопада расчистить не успели, поэтому отвал пригодился, хотя, конечно, можно было обойтись и без него. Семен остановил машину возле первого по счету дома, довольно нового, построенного относительно недавно.

Степан когда-то работал в охране на руднике, все у него было в жизни замечательно, на левом золотишке поднялся, дом новый поставил, женился на первой красавице, жить бы да не тужить. Ан нет, жена его спуталась с московским начальником, с ним и уехала, оставила Степана с носом. Тогда Вязов и запил, за что и вылетел с работы. Но мужиком он был серьезным, исполнительным. Поэтому начальство и пошло ему навстречу, взяло на службу его младшего брата Славу.

Дом у Степана был справный, из толстых бревен, на каменном фундаменте. Забор такой, что с ходу не перелезешь. Впрочем, Семен и не собирался проникать к нему в дом без спросу.

За воротами гавкал, зазывая хозяина, Енисей, овчарка особой сибирской породы. Семен еще только подходил к калитке, а она уже открылась. Звякнул засов, скрипнули петли, показалось знакомое женское лицо.

Семен бывал в гостях у Степана, в баньке парился под забористую кедровку, Слава со своей невестой приходил. Евдокия — девка ядреная, статная, крепкая телом и здоровьем, настоящая сибирячка. Да и на лицо очень даже недурственная.

— Привет! Узнаешь? — спросил Семен.

Евдокия смотрела на него с открытым ртом и рукой махнула, как это делают люди, отпугивая нечистую силу.

— Чур тебя!

— Значит, узнала. Степан дома?

— Баню топит. — Евдокия заметила вездеход и спросила. — Твой?

— Мой. Я его с того света пригнал, — ответил Семен и этим изрядно озадачил девушку.

Она уже почти поверила в то, что гость вполне живой, а он передернул ее сознание, как затвор трехлинейки.

Вместе с ней озадачился и Енисей. Пес сидел на задних лапах и настороженно смотрел на Семена. Он узнал его, поэтому даже не думал атаковать, но и ластиться к нему не рвался. А вдруг действительно покойник?

— Ладно, не с того света, но и не с этого. Из Москвы.

— Из Москвы?

— Мы так и будем здесь стоять? — осведомился Семен, развернул пакет, достал оттуда кусок мяса с костью.

Енисей оживился, высунул язык.

— Да ты заходи, — заявила Евдокия.

— Здорово, Енисей! — сказал Семен и бросил собаке кусок.

Тут из-за дома вышел Степан. Рослый, тяжеловесный, мощный. Бородатый, лохматый, без шапки, ватник распахнут настежь, под ним — морская душа, тельняшка в черную полоску.

— Семен? — как-то не очень удивился он.

— Здорово, Сергеич!

— А мы тебя уже похоронили, — пожав Семену руку, сказал Степан.

Семен нахмурился, с чувством вины глянул на Евдокию. Не уберег он ее жениха.

— Пропал ты, сказали.

— Даже не знаю, кто мог такое сказать. Разговор у меня к тебе, Сергеич, самый что ни на есть серьезный.

— Это ты как раз вовремя.

И дом у Степана лучший в поселке, и баня наверняка самая жаркая. Семен захмелел от удовольствия, усевшись на верхний полок. Любил он это дело.

— Что это? — Степан заметил свежие рубцы на его плечах.

— Вот это когда Славу убили, — тихо сказал Семен. — А это уже после.

— Ну да, Славу убили, — сказал Степан и вздохнул.

— Похоронили вы его?

— А то как же.

— А вот я своего отца похоронить не смог.

Степан внимательно посмотрел на Семена.

Он явно ожидал подробностей и услышал:

— Морозов — мой отец.

— Морозов? Тот самый? Он что, погиб?

— На моих глазах.

— А почему не похоронил?

— Потому что напали на меня, отбиваться пришлось. Когда вернулся, тела уже не было.

— Но где-то ж оно есть.

— Найти его нужно. Я для этого сюда и приехал.

— Когда это было?

— Август заканчивался.

— А уже ноябрь начался. Много времени прошло.

— Но кто-то же увез тело.

— Кто?

— Вот это я и хочу узнать.

— А я-то тебе зачем?

— Мне помощник нужен.

— Помощник, говоришь, — буркнул Степан и смахнул со лба крупные капли пота.

— Ты должен знать, кто убил твоего брата.

— Малышевские, больше некому.

— И отца моего они убили. У тебя есть возможность отомстить за смерть брата.

— Отомстить? Ну да, это нужно сделать, — сказал Степан.

— И тебе нужно, и Евдокии.

— Все верно. Это и ей нужно.

— Я так понял, она у тебя тут за хозяйку.

— Да как-то само собой все срослось, — проговорил Степан и отстраненно усмехнулся.

— Тебе на хозяйство деньги нужны.

— Малыш куда-то сгинул, не слышно о нем ни черта. И люди его пропали. Никого нет.

— Совсем нет?

— Ну, может, кто и остался. Это если по деревням, по селам ездить, выковыривать. А банды нет. Их на карьере сильно побили, потом в лесу кто-то основательно потрепал.

— Может быть, — сказал Семен и безразлично пожал плечами.

Они с Надей хорошо постарались, на двоих положили восемь бандитских душ. А еще бой был, который стал спасением для отца. Неизвестно, сколько гадов там полегло.

— Может, и мстить уже некому, — сказал Степан.

— Тридцать тысяч в день. За месяц на весь год заработаешь.

Элен не обманула. Она открыла счет на имя Семена и сбросила туда для начала пятнадцать миллионов, так что с деньгами проблем не было.

— А если раньше управимся?

— Если найдем отца, получишь премию.

Они накупались, напарились и перекочевали в избу.

Евдокия накрыла на стол, но кедровочку не выставила. На Семена она посмотрела виновато, но вместе с тем взгляд ее взывал к пониманию. Ну да, Степану выпивать никак нельзя. Семен и слова не сказал, даже подумал, что неплохо было бы спрятать куда подальше канистру с чистым спиртом.

Семен выплатил Степану аванс, и на следующий день они отправились в путь.

— На Шаянку, говоришь? — усаживаясь в машину, спросил Вязов.

Он собрался в дорогу основательно — непромокаемый меховой комбинезон, тяжелый рюкзак, карабин с оптикой. Лыжи — это само собой, без них — никак. Только вот в путь мужик отправлялся без особой охоты. Очень серьезно у них с Евдокией, если он даже пить бросил ради нее. Степан не хотел с ней расставаться, но в то же время оставался охотником по своей сути, жить не мог без тайги.

— Памятник надо бы поставить там, где Слава погиб, Ваня и все остальные.

— Зачем? Там сейчас только волки ходят. А крутая у тебя машина, мощная.

— Жаль только, что по настоящей тайге на ней не походишь, — сказал Степан.

— А лыжи на что?

— Лыжи, говоришь. Ладно, приедем мы в Шаянку, что дальше?

— Да нам Шаянка не нужна, — сказал Семен.

Хотя в Шаянку он заехал бы. Жила там женщина, которая очень ему помогла. Надо и спасибо ей сказать, и деньгами отблагодарить. Ирина Петровна едва сводила концы с концами. Но все это потом.

— А что нам нужно?

— Место там у дороги есть. Где отец мой погиб. Оттуда поиски начнем.

— Как?

— Поставим трейлер, затопим печку, и кругами.

— Какие круги? Там в снегу все, что ты в нем найдешь?

— А вдруг повезет?

— Да и не будет тело там лежать.

— Надежда умирает последней.

— А может, ты не тело ищешь?

— А что?

— Ну, не знаю.

— Я ищу приключения. На свою задницу.

— Приключения?

— Теперь у нас две задницы, — заявил Семен и усмехнулся.

— И кого ты хочешь на мою задницу приманить?

— Я всегда говорил, что ты — голова, Сергеич. Малышевские меня убить пытались. Не вышло у них. Тело забрали, а я выжил и сейчас вот вернулся. Как думаешь, им нужно меня убить?

— Зачем?

— А вдруг нужно?

— Нет больше малышевских. Это я тебе точно говорю.

— Ничетов что-то знает.

— Ничетов?

— Начальник охраны.

— Я знаю, кто такой Ничетов, — сказал Степан, плюнул на пальцы и зачем-то провел ими по бороде.

— Есть у меня подозрение, что он заодно с Малышом. Я поэтому обратно на базу и не сунулся, сразу в Москву подался.

Навстречу вездеходу шел грузовик, поэтому Семену пришлось съехать с расчищенной стороны в снег. Он нажал на рычажок под капотом, отвал опустился, начал отгребать снег в сторону. Для мотора это дополнительная нагрузка. Парню пришлось чуточку прибавить газу, чтобы сохранить прежнюю скорость.

— Ну, может, он и был заодно, а сейчас вряд ли, — в раздумье проговорил Степан.

— Малыша нет?

— Малыша нет.

— А алмаз остался.

— Ну да, слышал я про алмаз.

— Может, я знаю, где он?

— И где он? — Степан заметно разволновался.

— Не в курсе. Но Ничетов, наверное, думает, что я знаю.

— А как он узнает, что ты здесь?

— Ну, я уже позвонил кое-кому.

— А почему Ничетов?

— Там у дороги машины стояли. Мы их оставили, когда на Шаянку уходили. Ничетов об этом знал. Может, он тело моего отца увез.

— Так с него и надо начинать. Выследим, возьмем за гриву.

— Он побожится, что ничего не знает. А вот если мы его в лесу возьмем, тогда ему отвертеться не удастся.

— Значит, на живца будем ловить?

— На живца.

— Кругами ходить?

— Кругами.

— Сейчас еще не холодно. Завтра днем всего минус пятнадцать обещают.

— И мухи не кусают, — сказал Семен и улыбнулся.

Зима в тайге самое лучшее время года, хотя бы потому, что нет назойливых комаров и мошек. А мороз настоящему сибиряку не страшен. Белые мухи тоже.

Еще зимой лужи на дорогах замерзают. По хорошо укатанному снегу можно ездить, как по асфальту. Но это потом, а в ноябре, увы, не все так гладко. Всю осень лили дожди. Перед тем как лечь плотно и надолго, снег таял, вода переполняла лужи на дорогах-зимниках. Они пока еще промерзли не очень, лед не всегда выдерживал тяжесть гусеничного вездехода. Иногда тот проваливался, но ни разу не подвел.

Уже к обеду Семен прибыл к месту, остановил вездеход, вышел, осмотрелся. Кустарники сбросили листву, но снег покрывал их густо, пышно. Поэтому трудно было сказать, стоят за ними «Хантеры» или нет. Впрочем, парень в любом случае должен был побывать на том месте, где погиб его отец.

Семен забрался в салон, вытащил из-под сиденья деревянный ящичек, в который была запакована мемориальная доска. С этой ношей он и отправился в лес.

«Хантеров» за кустами не было, но дерево, под которым погиб отец, никуда не делось.

Семен сглотнул ком, подступивший к горлу, распаковал мемориальную доску, взял шуруповерт. Мощные саморезы входили в живую сосну с трудом, но все вкрутились до конца, плотно прижали доску к дереву.

— А если я жив? — послышался голос у него за спиной.

Семен дернулся, едва не выронил шуруповерт, обернулся, но увидел не отца, а Степана.

— Что ты сейчас сказал?

— Если он жив, спрашиваю. Вдруг Морозов Игнат Савельевич не погиб? — проговорил Степан, глядя на доску.

— Ты сказал, если я жив.

— Я сказал, если он жив.

— Значит, у меня галлюцинации.

— Место здесь такое.

— Ну да, и дороги тут нет, и леший всех путает. Слава говорил об этом.

— Проклятое место. Именно поэтому Слава здесь и погиб.

— Здесь много людей погибло, — сказал Семен.

— Вот видишь.

— Но леший здесь ни при чем. Все дело в алмазе.

— И куда ты его дел?

— А я его куда-то дел?

— Ты ведь не просто так сюда приехал, — не сводя с Семена глаз, сказал Степан. — И алмаз куда-то делся.

— Вот видишь, алмаз и на тебя действует. Спать ты будешь в кабине, место там есть.

— Если ты боишься, то зря. Вот когда найдешь алмаз… — Степан улыбнулся, давая понять, что шутит.

— Если алмаз был у меня, то что мешало мне отвезти его в Москву? Такой запас карман не тянет.

— Логично, — согласился Вязов.

— И не боюсь я тебя.

— Очень хорошо.

— А спать все равно будешь в кабине.

Семен действительно не боялся Степана, он всего лишь опасался его. Точно так же, как Элен, Белова и всех тех персонажей, которым выгодна была смерть отца. Он мог погибнуть там, в Москве, и здесь смерть ходила по пятам. Но бояться и зайцем прыгать в кусты при малейшем шорохе — это не про него. Оглядываться по сторонам он будет, а прятаться по зарослям — нет.

Семен вышел на дорогу, потянулся, задрал голову и не удивился, увидев орла, парящего в небе. Хотя бы потому, что это был вовсе не орел и даже вообще не птица. Но бояться было нечего. Во всяком случае, до тех пор, пока коричневый чемоданчик не окажется у Семена в руках.

Степану в салоне понравилось. Вроде бы ничего особенного — кресла, трансформирующиеся в спальные места, кухонный блок, состоящий из стола, электроплиты и кофемашины, телевизор со спутниковой антенной. Но для глухой тайги такие условия иначе как комфортабельными не назовешь.

Семен никуда не спешил, а Степан и вовсе не рвался в лес. Сначала они приготовили кофе, затем занялись обедом. То да се, а там и вечер наступил, стемнело. Спутниковая система связи обеспечивала надежный прием сигнала, автомобильный генератор исправно подавал энергию, и Степан этим пользовался. Он смотрел телевизор с таким восторгом, как будто только сегодня узнал о его существовании.

Семен не стал выгонять его из салона, сам обосновался там же, отгородился от своего спутника подъемным стеклом-шторой, опустил спальную полку, прикрепленную к потолку. Одеяло, подушка — все было в лучшем виде. Он даже простыню постелил, хотя спать ложился в одежде.

Парень приготовил оружие, закрылся на все замки, лег и прислушался к обстановке вокруг и внутри машины. Степан пиво не хлестал, но дверь хлопала частенько. Выйдет, вернется, потом снова идет.

Вышел он на мороз и после полуночи. Дверь на сей раз открылась еле слышно. Семен приготовился отразить вполне возможное нападение, но Степана понесло в лес. Время шло, а он все не возвращался.

Семен тихонько выбрался из машины и в полной готовности к внештатной ситуации направился по его следу. Парень усмехнулся, увидев Степана в роли Шуры Балаганова. Тот пилил гири, думая, что они золотые, а Вязов долбил мерзлую землю под мемориальной доской. Он считал, что алмаз находится там.

В машину Семен возвращаться не стал, пошел по дороге в обратном направлении. Он шагал и напряженно всматривался в темноту, пока не наткнулся на два внедорожника с усиленной ходовой частью. Колеса мощные, вездеходные. Одна машина была оборудована лебедкой.

Эти автомобили без особого труда могли преследовать Семена по бездорожью, которым он шел, но на месте, в отличие от гусеничного вездехода, разворачиваться не умели. Дорога узкая, в случае опасности быстро не крутанешься, поэтому водители сделали это заранее. Одну машину они оставили в покое, а другую развернули на сто восемьдесят градусов. Если вдруг что, то один внедорожник мог продолжить движение на север, а другой — взять курс на юг.

Двигатели включены, фары потушены, габариты не горят. На крыше одной машины был установлен пластиковый багажник, на другом Семен разглядел предмет, похожий на птицу с расправленными крыльями. Это был тот самый беспилотник, который он видел днем. Эта штука могла работать и ночью, но, видимо, передышка нужна была и ей, и оператору. Да и зачем нагружать технику, если объект наблюдения отправился спать? Не пойдет же он ночью за чемоданчиком.

Хотя почему бы и нет? Семен знал, где спрятаны чемодан, алмаз и оружие, в том числе пистолет с глушителем. Ну да, камень он тогда выбросил, однако тут же вернулся за ним и схоронил.

Но незаметно уйти Семен просто не мог. Если только на лыжах, через лес. На его вездеходе стоял маячок, и он точно это знал. Как и то, что бойцы невидимого фронта шли за ним от самой Москвы.

Эти ребята считали себя охотниками, но Семен должен был сделать их жертвами. Именно поэтому он и находился здесь.

В каждой машине было по два бойца. Без шума их оттуда не выкурить. Пока он будет заниматься одной парой, вторая прихлопнет его, как таракана. Машины можно было заминировать, но для этого нужна была как минимум взрывчатка. Во-вторых, Семен не мог позволить себе роскошь убить всех. В-третьих, машины могли быть окружены датчиками на движение. В-четвертых, он еще не обезопасил тылы.

Семен вернулся к машине, осторожно приблизился к ней, убедился в том, что кругом тихо и в салоне пусто.

Степан заканчивал свой сизифов труд. Землю он уже вернул на место, осталось только присыпать снегом.

Семен незаметно подкрался к нему и спросил:

— Ну что, ничего не нашел?

Степан всполошенно дернулся, повернулся к нему, схватился за карабин.

— А ствол-то зачем? Я еще не нашел чемоданчик, — сказал Семен и усмехнулся.

Все это время он держал Вязова на прицеле.

— Какой еще чемоданчик?

— А тот самый, который ты должен отдать.

— Кому отдать?

— Кто тебе заплатил, тому и должен.

Семен хорошо помнил свой первый разговор с Элен. Неспроста он тогда поделился с ней своими планами, про Вязова сболтнул. Скорее всего, замануха сработала.

— Кто мне заплатил?

— Тот, кто знал, что я обращусь к тебе за помощью. Почему ты не удивился, когда я сказал тебе, что Морозов — мой отец?

— А я должен был удивиться? — осведомился Степан и задумался.

— А про алмаз откуда ты знаешь?

— Ну, об этом все знают.

— Но никто не знает, сколько тебе за меня заплатили. Скажи, и я дам больше.

— Я смотрю, тебе голову надуло.

— Ты работаешь на людей, которые убили твоего брата.

— Ни на кого я не работаю.

— Ты в курсе, что за нами следят?

— А за нами следят?

— За нами. И за мной следят, и за тобой. Это значит, что ты не уйдешь отсюда живым.

— Почему же?

— Никто не должен знать о чемодане, который ты собираешься у меня отобрать.

— А я собираюсь отобрать у тебя чемодан?

— Твои убийцы уже наготове. Их машины сейчас стоят в двух километрах отсюда.

— Это ты так шутишь?

— Весь день над нами кружил беспилотник. Ты его видел?

— Ты шутишь.

— Ты не видел. Именно поэтому станешь легкой добычей.

— И что ты предлагаешь?

— Я же сказал, что заплачу тебе больше, чем они обещали. Ты сможешь купить дом на берегу теплого моря. С террасами и бассейном. Только не говори, что тебе это не нужно, — произнес Семен.

— Ну-у…

— Кто тебя купил? — резко спросил парень.

— Да не покупали меня.

— Нет?

— Сказали, что это ты убил Славу.

— Ты сделал вид, что не поверил.

— Почему сделал вид?

— Чтобы тебе еще и заплатили. — Семен пытался сдерживать эмоции, но презрение к собеседнику переполняло его. — Кто тебе заплатил?

— Ну, подъезжал мужик…

Семен сначала кивнул, а затем качнул головой. Все-таки раскрутил он Степана на признание. На этом допрос можно было и закончить.

Какой-то мужик, о котором говорил Степан, не мог вывести Семена на Элен. Но сам факт существования этого типа говорил о многом. Только Элен знала, к кому Семен собирался обратиться за помощью. Лишь она могла принять меры.

Семен должен был выяснить, кто стоит за похищением отца. Именно поэтому он и отправился в Москву. Да и к Яне на постой парень напросился не только потому, что ему негде было переночевать. Он почти уверен был в том, что за этой женщиной пристально наблюдают. Вряд ли Константин был внедрен к ней. Скорее всего, ему просто хорошо заплатили.

А вот Надя появилась в жизни Семена неспроста. Он хорошо помнил тот день, когда Яне потребовалась помощь. Парень сказал, что найдет деньги, и отправился в Москву. Константин мог узнать об этом. Не исключено, что Надя именно поэтому ждала его у входа в офис отцовской компании. А потом она появилась в клубе, разыграла перед Семеном нехитрую сцену и оказалась у него в постели.

А деньги на операцию Юли? Почему Яна их получила сразу же, как только Семен отправился в Москву? Кто-то очень не хотел, чтобы он встретился с отцом?

Возможно, этот кто-то заменил учебную гранату на боевую, а затем заблокировал Семену парашют, из-за чего погиб Ленька. Кто-то не хотел, чтобы он после армии вернулся домой. Кто именно, кому это было нужно?

Надя знала, где работает Семен. Она всего лишь изобразила удивление, встретив его в енисейской глуши. И с Вересаевым была заодно, и с отцовской охраной помогла ему справиться. А на поиски отца отправилась, чтобы не допустить его возвращения на Большую землю.

Для начала они с Вересаевым должны были уничтожить группу Гранина. Семена вместе со всеми. Но в дело вмешался случай. Одновременно с московскими наемниками активизировались лесные братья. Сначала Малыш помог им, а потом уничтожил. Начал с Вересаева и закончил той группой, которая вела заложника через тайгу на Шаянку. Малыш, сам того не ожидая, помог отцу сбежать.

Напрасно Надя пыталась удержать Семена в доме без крыши. Она не хотела, чтобы он нашел отца, но тот сам вышел на него. И все-таки эта девица сделала свое черное дело. Это ведь она застрелила отца, а потом пыталась убить Семена. И тело увезла.

Семен долго думал о том, зачем Наде нужно было инсценировать свою смерть. Наконец он вспомнил про спутниковый телефон, который обнаружил в рюкзаке у бандита, застреленного им. Такой же телефон могла раздобыть и Надя. Она связалась с Москвой, получила распоряжение убить Морозова и списать его смерть на бандитов Малыша.

Потом ей было приказано прикончить и Семена. Она не заманивала его на болото. Это дополнительное распоряжение поступило в тот самый момент, когда он оплакивал ее смерть, глядя на шляпу с накомарником. Скорее всего, так все и было. Семен правильно решил задачку на сообразительность.

Только вот где была его голова, когда Надя змеей подкрадывалась к отцу? Почему он не раскусил ее раньше, не вырвал ядовитый зуб? А ведь мог бы догадаться, что на гвоздь спрыгнул не случайно.

— Да я и не собирался тебя убивать, — сказал Степан.

— Хотел просто забрать чемодан?

— Ну да. Им нужно было только это.

— Им?..

— Их было двое. Один сидел в машине…

— Так ты знаешь, что за нами следят?

— Да, ты говорил.

— А сам не знал?

— Нет.

— Это плохо. Для тебя.

— Почему?

— Потому что тебя точно должны убить.

— Ну, если за нами и правда следят.

— Можешь сходить и глянуть. Два «Гелендвагена», беспилотник. Сколько там людей, не знаю, но думаю, человека по два на машину. Не вповалку же им спать.

— И что с ними делать?

— Надо что-то предпринять, — сказал Семен. — Пока они с нами не управились.

— Машины у них бронированные?

— Вряд ли.

— Они сейчас там?

— Скорее всего.

— Пусть там и остаются. Навсегда.

Семен кивнул. Уверенности в Степане у него не было, но если тот пойдет с ним, то за тылы можно будет не опасаться. Главное, за самим Степаном поглядывать. Для этого и нужно постоянно держать его под рукой.


Глава 11 | Золотая обойма | Глава 13







Loading...