home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 15

Белый накрахмаленный халат с каждым шагом становился короче, все плотней облегал фигуру Элен. Она шла по коридору, покачивая бедрами, свернула в палату, переступила порог. Еще один шаг, и стремительно укорачивающийся халат не сможет закрывать незагорелые места на ее роскошном теле. Но это ничуть не смущало женщину. Она смело приближалась к Семену, в руке держала шприц.

Семен вздрогнул, открыл глаза. Он действительно увидел перед собой молоденькую медсестру, но не в белом халате, а в голубом. Эта девушка и в самом деле собиралась делать ему укол.

Он лежал в больничной палате, на койке, под потолком горел свет. Девушка симпатичная, но какая-то унылая, без огонька в глазах. Да и халат на ней вовсе не сексуальный.

— Эй, не надо! — Семен хотел поднять правую руку, чтобы закрыться от укола, но не смог этого сделать.

Ему помешали стальные браслеты.

— Тебе что-то приснилось? — спросила медсестра.

Она правильно все понимала, но при этом смотрела на Семена как на преступника, с которым совершенно не обязательно церемониться.

— Может, и приснилось.

— Я не кусаюсь, — сказала она, присела на краешек кровати, подняла одеяло и движением руки велела Семену повернуться на бок.

А он уже был в пижаме. Интересно, когда его успели переодеть? Кто это сделал? Может, эта самая сестричка и постаралась. А он вел себя с ней как с прокаженной.

— Что это? — спросил парень.

— Витамин.

— Не надо.

— Почему не надо?

— Сначала пусть наручники снимут.

— Ну, хорошо, — сказала девушка, пожала плечами, фыркнула и повернулась к Семену спиной.

Дверь ей открывать не пришлось. Это сделал за нее Ничетов. Он пропустил медсестру мимо себя, проводил взглядом, только затем переступил порог.

В больничном коридоре горел свет, но Семен мог бы узнать Ничетова и в сумраке — по его кривым «кавалерийским» ногам.

Ничетов подошел к Семену, посмотрел на него, в раздумье цокнул языком. Взгляд цепкий, подозрительный, холодный.

— Морозов?

— Морозов, — подтвердил Семен и ощупал пластырную наклейку на левой щеке.

Ну да, он, кажется, порезался, выпрыгивая через разбитое окно. И на лбу у него, похоже, что-то наклеено.

— А ведь мы тебя тогда не нашли. Ты понимаешь, о чем я?

— Да, вполне понимаю. Помню, как вы на меня все свалить пытались.

— Какой-то ты подозрительный, Морозов. Не такой, как все.

— Не такой.

— Не такой?

— Засланный казачок.

— Да? — Ничетов улыбнулся так, как будто расколол преступника.

Семен внимательно посмотрел на него. Похоже, этот мужик не знал, с кем имел дело. Хорошо, если так оно и есть на самом деле.

— Хотел посмотреть, как у вас тут изнутри все.

— Ты продолжай, говори, — заявил Ничетов, одобрительно улыбнулся, взял стул, подсел к Семену.

— Посмотрел, взвесил, сказал «да».

— Кому сказал?

— Отцу.

— Отцу?

— Он купил «Золото Енисея», компанию, которая так называется.

— Только компанию? Не все золото, нет?

— Только компанию. А потом сам приехал.

— Твой отец?

— Морозов Игнат Савельевич. Знаете такого?

— Морозов? Игнат Савельевич? — Ничетов завис в раздумье.

Или Семен умом тронулся, или у него самого вдруг шарики с роликами перепутались. А может, речь шла о каком-то другом Игнате Савельевиче?

— Он к вам приезжал, а вы не смогли обеспечить его охрану.

— Твой отец?

— Мой отец. А вы не знали?

— Рана у тебя не самая серьезная. — Ничетов провел пальцами поперек своей груди. — Но налицо сильное физическое истощение.

Судя по реакции Ничетова, он ничего не знал. Мало того, не хотел признавать родство Семена. С одной стороны, это хорошо. Можно надеяться, что Ничетов не вовлечен в большую игру. Но, с другой, выходило, что он мог стать для Семена очень серьезной проблемой.

— Я в курсе.

— Следователь должен подъехать.

— На меня напали, я защищался.

— Кто напал?

— А кто у вас вертолет угнал?

— Ну, не то чтобы угнали…

— Эти люди охотились за мной.

— Зачем?

— Они похитили Морозова Игната Савельевича.

— Морозова похитили бандиты Малышева. Это уже доказано.

— Ну да, сначала похитили, а потом напали сами на себя.

— Бандиты Малышева напали на группу Гранина. Все погибли, один ты остался.

— Остался, да. И продолжил поиски отца.

— Нашел? — осведомился Ничетов.

— Нашел. Вернее сказать, он сам на меня вышел.

— На тебе был накомарник? — совершенно серьезно спросил Ничетов.

— При чем здесь это?

— Комары могут закусать до смерти. Или до галлюцинаций.

— Да, у меня иногда возникали галлюцинации, — подтвердил Семен. — Мне все казалось, что над нами кружат вертолеты. Думал, что нас ищут. Нет, не искали. А ведь вы знали, что Морозова повели на Шаянку.

— Было у меня такое предположение.

— Почему вы не выслали поисковую группу на маршрут движения?

— Была группа. И не одна.

— Не видел, не слышал.

— Дело не в этом.

— Нет, именно в этом! — отрезал Семен. — Вы не смогли организовать поиски господина Морозова, не пожелали его найти.

— Серьезные претензии, — с усмешкой проговорил Ничетов.

— Вы не смогли помочь Морозову, но можете помочь мне.

— Я тебе уже помог.

— Где Аксакова?

— Да, мы нашли документы на имя Аксаковой.

— А где она сама?

— Она утверждает, что ты напал на нее, угрожал расправой.

— Ее люди убили Евдокию. Фамилию не знаю.

— Евдокия Федорова. Она в тяжелом состоянии, пришлось отправить ее в Красноярск.

— Она видела, как Аксакова угрожала мне пистолетом.

— Может, видела, может, не видела.

— На Федорову напали люди Аксаковой. Я вынужден был открыть огонь.

— Это — к следователю. Думаю, у него к тебе будет много вопросов.

— Мне нужно в Москву. Я должен найти человека, который убил моего отца.

Семен уже понял, что на Ничетова надеяться глупо. Спасибо ему, конечно, за спасение, но ставку на него делать не стоит. Не тот он человек. Мутный тип. Совершенно непонятно, кому он подыгрывал, московским похитителям или Малышу. А может, этот вредный мухомор думал только о себе.

— Тебе нужно собраться с мыслями и дать мне объяснение, почему Гранин и твои товарищи погибли, а ты остался жив. Ну и у следователя к тебе очень много вопросов. А вот и он.

Ничетов услышал, как открылась дверь, но не глянул, кто переступал порог.

В палату зашел высокий мужчина представительного вида с благородной сединой в жестких, аккуратно уложенных волосах.

Семен не мог не узнать его. Белов приезжал к нему домой, спросил об отце, выразил почтение и заверил в своей благонадежности. Это был единственный визит, потому как Семен не проявил интереса к управлению корпорацией.

— Здравствуйте, Семен Игнатович!

Белов подошел к койке, положил руку на заднюю дужку и сжал ее так, как будто это была его, Семена ладонь.

Ничетов узнал Белова. Он стоял с таким видом, как будто его оглушило громом, грянувшим среди ясного неба.

— Рад вас видеть, Дмитрий Павлович. — Семен сделал вид, будто хочет обнять Белова, попытался поднять правую руку, но не смог этого сделать.

— А почему в наручниках? — Белов строго глянул на Ничетова.

— Э-э… Так следователь… — заелозил тот.

— Вы следователь?

— Нет, заместитель по безопасности. — Ничетов достал из кармана ключи, отстегнул наручники.

— Андрей Михайлович спас меня, — сказал Семен.

Он мог бы утопить Ничетова прямо сейчас, но пока не видел в этом необходимости. Да, за отца с него нужно спросить строго, но потом, если повезет и удастся встать у руля. А теперь ему нужен был союзник.

Все стрелки вроде бы показывали на Элен, но стоило допустить, что на самом деле Аксакова со своей «Скалой» работала на Белова. Или Элен с ним заодно. Не мог Семен доверять этому человеку. Да и Ничетов ненадежный. Но минус на минус, как известно, дает плюс.

— Да, мы успели вовремя, — заявил Ничетов. — Еще бы чуть-чуть…

— Коричневый чемодан у вас? — спросил вдруг Белов.

— Да, у нас.

Семен похолодел. Он же спрятал машину в лесу. Ее не должны были найти, во всяком случае, сразу. Но, видимо, кто-то заметил след, свернул с дороги, пошел по нему.

Алмаз Семен тоже спрятал, сунул его под куст кедровника, стряхнул с веток снег, засыпал свои следы. Но вдруг и до камня добрались?

— Принесите! — потребовал Белов.

— Э-э… — Ничетов щелкнул пальцами перед самым своим носом. — Да, конечно.

Он и хотел бы возразить, но разве ему позволена такая роскошь?

— Зачем вам блок управления? — спросил Семен, когда за Ничетовым закрылась дверь.

— Блок управления нужен вам, — сухо ответил Белов.

— Мне?

— Его нашли в вашей машине.

— Ну, на самом деле она не совсем моя.

— А блок управления? Вы же за ним ездили в тайгу?

— Вообще-то, я искал отца. Лучше бы я его нашел.

Насколько Семен помнил, он не делился своими планами с Беловым. Его могла просветить Элен, но зачем она это сделала? Может, они реально в сговоре?

— Не нашли?

— Нашел коричневый чемодан.

— Вас преследовали?

— Вы и это знаете?

— А разве вчера вас не пытались убить?

— Пытались.

— Как вы себя чувствуете?

— Вполне нормально. Могу вернуться в Москву.

— Вылет завтра утром.

— Очень хорошо.

Семена не покидало ощущение тупика. Если Белов ему враг, то шансов у него практически нет. Посадят в самолет, сделают укол, а потом сбросят с высоты без парашюта. Или убьют еще до вылета. Как? Вариантов полно. Да и возможностей тоже. Было бы желание.

— До завтра вам лучше оставаться здесь, — сказал Белов. — Под наблюдением врачей.

— Да, конечно.

Семен вспомнил недавний сон. Элен в укорачивающемся белом халате, шприц с ядом. Вдруг это действительно сон в руку? С летальным исходом.

— А я еще немного поработаю. — Белов поднял руку, как будто хотел глянуть на часы.

— Ваше право, — сказал Семен.

Против Белова говорило еще одно обстоятельство. Откуда он узнал, что Семен здесь? Кто ему позвонил, почему он сорвался с места и примчался сюда? Чтобы держать ситуацию под контролем?

В дверь постучали, в палату вошел Ничетов. Он тяжело дышал, давая понять, что выполнял приказ на грани своих физических возможностей. В руке этот тип держал коричневый чемоданчик.

Семен не очищал его от грязи, ему некогда было этим заниматься. Это кто-то сделал сейчас, но на скорую руку. Протер чемодан мокрой тряпкой, вода высохла, а разводы остались.

— Спасибо! — сказал Белов, забрал у Ничетова чемоданчик и взглядом показал на дверь.

Семен смотрел на него как на фокусника, который собирался достать кролика из шляпы. Но Ничетов не стал открывать чемодан, поставил его на тумбочку и отошел.

— Что это значит?

— Чемодан ваш, что хотите с ним, то и делайте.

— А чемодан мой?

— Если ваш отец оставил вам пароль, то да.

— А если нет?

— Если нет, то возьмите чемодан себе на память.

— А вам он не нужен?

— Нет.

— Но там же блок управления.

— И что? Управлять компанией можно и без чемодана.

— Тогда почему из-за него погибло столько людей?

— Возможно, кто-то хотел сократить срок моих полномочий.

— Кто?

— Пока не знаю, но надеюсь, что разберусь.

— А если у меня есть пароль?

— Тогда вы можете снять с меня полномочия и перевести управление компанией на себя. Сделать это, в принципе, не сложно.

— А если чемодан исчезнет?

— Через год с небольшим срок моих полномочий истечет автоматически. Если, конечно, ваш отец не отменит их раньше.

— Для этого ему не нужен будет чемодан.

— Для этого будет нужен он сам.

— Но его нет.

— Если его признают погибшим, то будет вскрыто завещание. Я не знаю, кто получит контроль над корпорацией, вы или другие наследники. В курсе только, что сменить код управления сейчас могут лишь два человека — вы и супруга вашего отца.

— А если чемодан нужен был Элеоноре… э-э… Максимовне?

— Я не могу вам ничего сказать, — проговорил Белов. — Сначала должен сам во всем разобраться. Если, конечно, вы не отмените мои полномочия.

— Как включается компьютер?

Семен помнил, что говорил ему отец перед смертью. Взять две даты рождения, из одного числа вычесть другое. Но дата рождения — вещь скользкая. День, месяц — с этим ясно, а как записывается год, четырьмя или двумя цифрами? Какими должны быть числа — шести- или восьмизначными? А если и то и другое? Может, вычитать нужно будет шестизначное из восьмизначного?

Впрочем, Семену и не придется ломать голову над этим. Сейчас Белов скажет, что не знает, как включается блок управления, на этом разговор и закончится.

Но Белов сопротивляться не стал. Он открыл чемодан, обнажил окошко на панели, где находилось черное стекло сканера, попросил Семена приложить к нему большой палец правой руки, после чего несколько раз нажал «S» на клавиатуре. Компьютер заработал, на мониторе высветились московские небоскребы.

— А без моего пальца никак?

— Отец тебе ничего не говорил? — спокойно, без эмоций спросил Белов.

— Не успел. Сказал только пароль.

— Компьютер включить могли только он, его супруга и сын.

— А если мой палец отрубить?

— Если отрубить и сразу же приложить, то возможно. Считыватель реагирует не только на температуру, но и на биотоки живого тела.

— Серьезно.

— Вы можете ввести пароль.

— Сколько раз его можно вводить?

— Один.

— А если я не уверен в том, что правильно понял отца?

— Ошибетесь один раз — и компьютер заблокируется.

— А у Элеоноры есть пароль?

— Не думаю.

— Доступ есть, а пароля нет?

— Пароль был только на выплату выкупа. За вашего отца.

— Она его вводила?

— Да.

— Может, через этот пароль можно было получить доступ к управлению?

— Теоретически да.

— А практически ничего не вышло.

— Но попытка была?

— Что-то вроде того. Я обязательно поделюсь с вами своими соображениями, но сначала должен кое в чем убедиться, — сказал Белов.

— В чем?

Семен и сам не прочь был убедиться в своих подозрениях. Зачем нужна была эта история с похищением? Заполучить доступ к активам корпорации, убить отца, а вместе с ним и его, Семена. Одним выстрелом сразу трех зайцев?

— Не буду вам мешать, Семен Игнатович, — сказал Белов, поощрительно улыбнулся и покинул палату.

Семен озадаченно посмотрел на компьютер. Зачем Белов отдал ему блок управления? Вверил свою судьбу в его руки? Хочет показать, насколько он честен? А может, только и ждет, когда Семен введет код, чтобы тут же отобрать у него компьютер и получить неограниченный доступ к активам отцовской корпорации?

Но не исключено, что такой доступ у него уже имелся. Вдруг просто не хотел лишаться полномочий, поэтому и устроил охоту за чемоданом? Блок управления уничтожить, Семена убить — и дело в шляпе.

Парень осторожно поднялся, босиком подошел к двери, открыл ее, выглянул в коридор. На кушетке в компании с вооруженным охранником сидел Ничетов. Увидев Семена, он быстро поднялся, заискивающе улыбнулся.

— А Белов где? — спросил парень.

— Так ушел. А ты… вы почему босиком?

— Ни обувки, ни одежды.

Ничетов выразительно посмотрел на охранника, но тот лишь нахмурился, пытаясь расшифровать значение этого взгляда.

— Ну, и чего сидишь? Давай к Смородникову, одежду принеси!

— И документы, — добавил Семен.

— Так они у меня.

Семен не стал ждать, когда Ничетов отдаст ему документы. Пол холодный, а простуда ему на пользу точно не пойдет. Он вернулся на койку.

Ничетов зашел в палату, положил на тумбочку бумажник.

— Вот, тут документы, деньги, карточка. А ты… вы и правда Семен Игнатович. Как же оно так вышло?

— Не стучал я ни на кого.

Семен открыл бумажник. Наличность вроде бы вся на месте, и банковская карточка тут же.

— Так никто и не говорит. А отца мы вашего искали, да.

— Где?

— Информация прошла, что Морозова на Югорку обратно повели.

— От кого информация?

— Радиоперехват. Мы на Югорку все силы бросили. Потом уже Шаянкой занялись, тела две недели пролежали, Гранина с трудом опознали.

— А «Хантеры» наши нашли?

— Нашли. Все три.

Дверь открылась, в палату зашел охранник, сгрузил одежду на свободную койку.

Ничетов на него даже не глянул. Все его внимание было обращено на чемоданчик.

— А это блок управления, который у Морозова был?

— Был. — Семен взял ботинки, вынул из них носки.

— Теперь у вас?

— Теперь я вами буду управлять.

— А Белов?

— Когда он к вам приехал?

— Да три дня уже ходит, смотрит, производительность повышать хочет.

— Производительность — это хорошо, — натягивая брюки, сказал Семен.

Повышение производительности могло быть всего лишь предлогом для того, чтобы контролировать Аксакову на месте. Об этом Семен вслух говорить не стал.

— А охрана у нас уже будь здоров! — Ничетов гордо расправил плечи.

— Я в курсе, — с усмешкой сказал Семен.

Неспроста Ничетов занялся саморекламой, переживает за себя, за свою должность. Или всего лишь вид делает. Может, он человек Белова и ведет игру в его пользу?

— А что не так? Нападение на хранилище мы отбили. Морозова не смогли найти, но так искали же!

— Мне в Улучье сгонять надо, — сказал Семен. — Поможешь, Андрей Михайлович?

— Ну, если надо, отвезу. — Ничетов хлопнул себя по карману, в котором лежали ключи от машины.

— Мне самому нужно. Туда и обратно.

— Ну, можно и самому. — Ничетов достал ключи, положил на тумбочку.

Семен кивнул в знак благодарности.

— Там, кстати, твои вещи. Ну, из твоей машины. Следователя ждали, он посмотреть хотел.

— И где он?

— Так это, Белов сказал, никаких следователей. Ну а что? Никто не видел, как ты стрелял. А как в тебя стреляли, видели.

— Аксакова где?

— Так отпустили мы ее.

— Как это отпустили? — Семен опешил.

— А что с ней нужно было делать? Она же ни на кого не нападала, лежала себе связанная.

— А разве следователь не должен был ее допросить?

— Так она сказала, что в гостинице будет.

— И где она теперь? Неужто и правда в гостинице?

— Нет ее там, — сказал Ничетов и развел руками.

— Ладно!

Аксакова наверняка рванула домой. Малой авиацией до Красноярска, а оттуда уже первым классом в Москву. Спрашивать с Артема из «Скалы».

Семен решил сейчас же рвануть в аэропорт. Тут недалеко, всего-то двести километров. Если дорогу снегом не засыпало, завтра будет на месте.

В багажнике «Хантера» действительно лежали трофейные пожитки из внедорожника. Сухпайки Семена интересовали постольку-поскольку. Гораздо больше он обрадовался своему карабину и запасу патронов.

Ничетов отдал ему документы на машину, выписал пропуск, без которого с охраняемой территории нельзя было выехать. Но Семен все равно не верил, что ему так просто дадут уйти. Возможно, Ничетов только и ждал, когда он выедет за ворота.

Ничетов или волки Белова.


Глава 14 | Золотая обойма | Глава 16







Loading...