home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Тихо в деревне, даже собаки не брешут, а их тут немало, как минимум восемь, если брать из расчета по хвосту на один дом. А избы, надо сказать, солидные, все вытянулись в один ряд вдоль реки. Стены из толстоствольных лиственниц. Такие дома не одну сотню лет могут простоять. Крепкие они, основательные, за высокими заборами из толстых досок. Вроде бы глухомань, а ни одной заброшенной избы.

Объяснение этому, в общем-то, простое. Места здесь богатые, в реке рыба, в лесах пушнина, в земле тоже чего только нет. Не хочешь рыбачить и охотиться, «Золото Енисея» неподалеку. Работа, конечно, тяжелая, зато платят неплохо.

Но места здесь суровые, всякая нечисть по лесам шастает. Поэтому формулировка «мой дом — моя крепость» здесь актуальна, как нигде более. И заборы крепкие, и ружья в домах заряженные, и псы сторожевые в каждом дворе.

Но собаки молчат. Это значит, что в домах, охраняемых ими, находятся только свои люди.

Семен осторожно приблизился к ближайшему дому. Сначала за воротами зазвенела цепь, затем послышалось угрожающее рычание.

Шум поднимать было нельзя, поэтому Семен повернул назад и скрылся за пышным кустом ольхи, торчавшим у дороги. Там Ваня, Слава, все на взводе.

— Уходим.

Не хотела Надя оставаться в машине, но пришлось. Семен всего лишь поставил ее перед выбором, и она сдалась.

Глаза парня уже давно привыкли к темноте. Он видел деревья, кусты, замечал ветки под ногами, шагал быстро и тихо без всякого фонарика и не заблудился, вышел точно на Гранина.

— Ну и что? — спросил полковник.

Он курил, скрывая огонек в ладони.

— Чужие там не ходят.

— Уверен?

— Ну, можно разведку боем провести, — с усмешкой проговорил Семен.

— Разведку боем не нужно. Отдыхай пока.

Гранин организовал привал, выставил посты по всем правилам, отправил передовой дозор в деревню. Остальным приказал спать без костров и перекусов. До утра еще оставалось немного времени.

Но не успел Семен заснуть, как у Гранина заработал спутниковый телефон. Он кого-то выслушал, принял решение и дал команду «сворачивать удочки».

Оказывается, в эфире был перехвачен разговор между бандитами. Какому-то Базану предписывалось вести пленника в какую-то Шаянку. А кто мог быть пленником, если не господин Морозов, захваченный бандитами?

— Это восемьдесят верст на север, — сказал Гранин.

— Восемьдесят верст пешком, через тайгу, — произнес Семен, пожал плечами и добавил: — Вряд ли у них был при себе запас провизии.

Бандиты собирались уходить на машине. В таких случаях люди больше думают о запасе топлива, чем о сухих пайках.

— Съедят кого-нибудь, — сказал полковник и усмехнулся.

Семен качнул головой и недобро глянул на него. Не хотел бы он, чтобы его отца съели бандиты.

— Будет лучше, если мы их к этому времени нагоним.

— Возможно, они выйдут на дорогу, — проговорил Гранин.

— Пешком надо за ними идти.

— Откуда?

— Оттуда, откуда они могут выйти на дорогу.

— А где они могут выйти? Где они сейчас?

— Можно примерно вычислить.

— Примерно?.. Тут прочесывать надо, вертолеты поднимать.

— Так в чем же дело?

— Ночь. Завтра с утра все будет. А мы пока на Шаянку отправимся.

Короткий, казалось бы, переход к машинам занял целых полчаса. Семен спешил, ему хотелось скорее освободить отца, поэтому время тянулось долго. Хотя он понимал, что толку от спешки нет никакой. В любом случае в Шаянке они будут гораздо раньше, чем бандиты. Неизвестно, как долго им придется находиться в засаде, двое суток или трое.

Если, конечно, беглецы не будут перехвачены раньше. Предположительный маршрут их движения известен. Поднимутся вертолеты, будут брошены на прочесывание люди, возможно, удастся привлечь солдат. Не исключено, что уже утром Гранин получит примерные или даже точные координаты похитителей, и группа встанет в засаде на полпути к Шаянке. О том, что при задержании бандитов может погибнуть отец, Семен как-то не думал.

Надя спала в машине, откинув спинку сиденья.

— Хорошо устроилась, — буркнул Яша, открывая дверь.

Он и сам хотел бы остаться в машине, но Гранин заставил его идти вместе со всеми. Намаялся хлопец.

— А что, уже все? — Надя встрепенулась, посмотрела на Яшу, перевела взгляд на Семена, заметила кого-то у них за спиной и нахмурилась.

Семен обернулся и увидел Вересаева. Этот тип тоже ходил к деревне вместе с ними. В тайге он чувствовал себя не очень уверенно, но не отставал, за всю дорогу ни разу не пикнул.

Вересаев молча смотрел на Надю.

— Тебе чего? — спросил Семен.

Тот глянул куда-то сквозь него и повернул к своей машине.

Семен посмотрел на Надю и спросил:

— Что он хотел тебе сказать?

— Он хотел мне что-то сказать? — удивилась она.

— А разве вы не вместе? — усаживаясь в машину, спросил он.

— Да пошел он!

— Чего так?

— Не на ту нарвался!

— Приставал?

— Нет. Просто денег предложил. За секс. Как будто я проститутка какая-то.

— Вот козел! — возмутился Слава и даже открыл дверь, как будто действительно собирался выйти из машины, чтобы набить Вересаеву морду.

— Думал, если я на дверях стою, то со мной можно как с последней…

— Где ты стоишь? — спросил Ваня.

— Проехали! — заявил Семен.

Он-то понял, о чем говорила Надя, но ни Ване, ни Славе совсем не обязательно было знать подробности.

— Холодно что-то, — сказала Надя и поежилась.

— Эй! — Слава хлопнул по спине Яшу, который был в теплой куртке.

— Так это, едем уже, — проговорил тот.

Головная машина уже и в самом деле набирала ход.

— Давай-давай!

Яша психанул, торопливо снял куртку и чуть ли не швырнул ее Наде. Она цокнула языком, косо глянула на него, но в куртку закуталась тут же.

— С нами не пропадешь, — сказал Слава.

— Ага, с вами! — буркнул Яша.

— Надежда Александровна, печенье будешь? — спросил Ваня, с усмешкой глянув на него.

Ни печенья у Яши не было, ни колбасы, а у них два полных пакета, так что пусть водила не задается.

— С чаем! — Яша сунул руку под сиденье, вынул оттуда термос.

Ваня возмущенно глянул на него. Не думал он, что его так нагло умоют.

Семен и сам бы не отказался от чайка, но в термосе было совсем чуть-чуть, еле хватило на одну кружечку, конечно же, для Нади. Парни и печеньем ее угостили.

— А куда мы едем? — спросила она.

— На Шаянку, — ответил Яша и ткнул пальцем в навигатор.

— На машинах? — удивился Слава.

— Как видишь.

— На Шаянку дороги нет. На колесах не пройдем, только на гусеницах.

— Да нет, вроде ведет ниточка. — Яша кивком показал на навигатор.

— Зимник это. Зимой дорога, летом — направление. Только пешком.

— Но пешком по зимнику быстрей, чем ломиться через лес, — сказал Семен.

— Ну, наверное.

Хорошо, если похитители выберут путь по дороге, разбитой в хлам. Тогда и преследователям не придется далеко идти. Перекроют, затаятся, будут ждать. А бандиты тем временем мимо пройдут. Тайга огромная, дорог нет, зато направлений — хоть отбавляй.

— А почему в Шаянку? — спросила Надя.

— Разговор перехватили, про Шаянку сказано было.

— Кем сказано?

— Ну, там же не одна группа, — сказал Семен.

На ум ему пришла та парочка в маскхалатах, которая обстреляла их на обходе.

— А переговоры как перехватили?

— Подробности опустили.

— Где перехват, там и локализация.

— На точные координаты вертолет нужен. С десантом.

— Так в чем же дело?

— Утром будут. Немного осталось, — глянув на часы, сказал Семен и приложил голову к стеклу.

Дорога дрянная, машину трясет, качает, но если хочется спать, то это не помеха. Пока есть возможность, почему бы не покемарить?

— А пока вертолетов нет, идем на Шаянку.

— Это далеко? — спросила Надя.

— Очень, — сказал Слава.

— И ста километров не будет, — добавил Яша.

— А это смотря какой дорогой.

— Ты же сказал, что одна дорога.

— Прямая одна, а если леший путать начнет…

На этом разговор оборвался. Как будто все лешего испугались. Вроде уже где-то рядом, дороги путает, шипы под колеса бросает. На самом же деле всем хотелось спать. Даже Яше, который крутил баранку. Именно поэтому за ним нужен был глаз да глаз.

— Надя, расскажи Яше что-нибудь, — не открывая глаз, сказал Семен.

— Зачем?

— Чтобы не заснул.

— Ну, хорошо. Яша, а у тебя девушка есть? — спросила Надя.

— Девушка?.. У меня жена есть!

— Где?

— В Новосибирске.

— Ты ее бросил?

— Почему бросил? Вахта у меня.

— А ты когда-нибудь с девушками в ночном клубе знакомился?

— Ну, не в ночном клубе. В ресторане было. Хотя там не совсем ресторан…

— А ты мог бы познакомиться с девушкой в ночном клубе, переспать с ней, а утром подло бросить?

Семен усмехнулся. Интересную шпильку выбрала Надя, чтобы уколоть его.

— Подло?.. Нет, вот подло не мог бы.

— Ты не можешь, а кто-то смог.

— Кто?

— Надеюсь, он в этом раскаивается.

Семен кивнул. Он раскаялся в содеянном сразу же. Может, поэтому в Сочи у него и не заладился курортный роман. Была там одна девчонка, подавала ему знаки внимания, а он не захотел. Подумал о том, что ее придется бросить, и перегорел. Потом, правда, нашел одну, замужнюю, для которой секс был не более чем развлечением, крутил с ней два дня. Пока муж не приехал.

Неплохо было бы вернуться сейчас в Сочи. Жаркое небо, прохладное море, свежий бриз. Лежишь себе в шезлонге, девушки в бикини ходят, гузками трясут. Стоило бы Надю с собой взять. Фигурка у нее более чем.


Проснулся Семен, когда за окнами было уже светло. Машина медленно переваливалась с боку на бок. Дорога плохая, колея кривая, лужи глубокие, ветки деревьев шлепали по кузову, но, как бы то ни было, «Хантер» шел без остановок. А вот о том, где они, каким курсом идут, парню оставалось только догадываться и надеяться на Гранина, у которого были Интернет и спутниковая связь. Семен мог поговорить с ним по обычной рации, но делать этого не стал. Видно же, что дорога совсем никакая. Еще чуть-чуть, и головная машина точно увязнет в грязи. Гранин вынужден будет остановиться, тогда Семен с ним и побеседует.

Но время шло, а машины не останавливались. Гранин на связь не выходил. Зато где-то вдалеке, шумно взбивая воздух, прошел вертолет. Это значило, что полковник выводил группу в точку, откуда должно было начаться прочесывание местности. Возможно, она уже на месте. Если так, то вот-вот головная машина остановится и начнется изнурительный марш-бросок через лес. Трудности Семена не пугали, но в машине было очень уютно, и комаров здесь кормить не приходилось. Парню уже и не хотелось останавливаться.

Семен закрыл глаза. Вот-вот все начнется, но вдруг удастся поспать хотя бы пять секунд.

Но проспал он больше часа. Машины и не думали останавливаться. Ваня спал, навалившись на Славу. Надя кемарила на переднем сиденье. На часах — половина десятого. Слышно, как двигатель работает, а над головой тихо. Не летают вертолеты над головами.

Семен окончательно проснулся, встряхнулся и спросил:

— Где мы?

— Ну, так на Шаянку идем, — ответил Яша.

— Сколько прошли?

— Да километров двадцать осталось.

— Всего-то.

— А что, с пяти утра, считай, идем без остановок.

— Без остановок, — повторил Семен и связался с Граниным.

Тот все подтвердил. До Шаянки действительно осталось совсем ничего. Если повезет, то через час они будут на месте.

— А дальше? — спросил Семен.

— Посмотрим, что там, в поселке, если чисто, пойдем навстречу.

Семен кивнул. Да, такой вариант его вполне устраивал. Возможно, в Шаянке уже находились бандиты Малыша, и кто-то должен был дать им бой. А если там никого нет, то всегда можно повернуть назад. Дорога, как оказалось, вполне нормальная, запас хода приличный.

— Двадцать километров осталось? — зевая в кулак, спросил Ваня.

— Типа того, — ответил Яша.

Ваня толкнул Славу в бок и осведомился:

— И где твой леший?

— В багажнике глянь, — посоветовал ему Семен.

Гранин и не думал останавливать движение, а время идет, есть хочется. Не пора ли подкрепиться? Чая нет, зато есть чистая вода. Да и хлеб еще относительно свежий. Каждому — по баночке «Завтрака туриста» и по кружке воды. Девочкам еще и печенье.

— Дело! — сказал Ваня, улыбнулся и сунул руку за сиденье.

Именно в этот момент машина и остановилась.

— Леший! — сказал, как выстрелил, Слава.

Вряд ли Ваня испугался, но руку из-за сиденья выдернул.

— Да ну тебя!

Головная машина лежала чуть ли не на боку, настолько глубоко ушли в грязь колеса. Они как будто в болото угодили.

Семен бросился к машине, но Гранин обошелся без его помощи. Он ловко выскочил из «Хантера» и отряхнулся с таким видом, как будто пыль с дорог на одежду налипла. Вересаев тоже выбрался из авто своими силами.

«Хантер» лежал на боку с креном на нос, но в топь больше не погружался.

Семен обошел машину, глянул вперед. Сплошная грязь, как будто селевой поток дорогу накрыл. Метров через сто она поднималась вверх, выползала из лужи, но можно ли по ней ехать? Издалека было видно, что глубина колеи зашкаливала, а объездного пути просто не было. Такое препятствие только на гусеничном болотоходе можно взять.

Гранин отправил людей на разведку. Пока те ходили, все остальные поставили его машину на колеса. Как и предполагал Семен, зимник больше не мог служить дорогой. Гранин распорядился увести машины с дороги и спрятать их в лесу.

Дальше они двинулись пешком. Оружие, припасы — все на себе. Одиннадцать бойцов, включая Гранина. Вересаева и Надю в этот список Семен не включал. Кирилл держался неплохо, но мог ли он так же хорошо стрелять, как ходил по тайге? А Надя со своей специальной подготовкой и вовсе могла стать обузой.

Днем по тайге передвигаться куда проще, чем ночью. И от веток легче уворачиваться, и через сухолом переступать. Красоты природы, опять же.

Первое время они шли по гиблому лесу с чахлыми соснами и кривыми лиственницами. Почва болотистая, под ногами то и дело хлюпало, клюква, брусника на каждом шагу. Комаров налетело целое море. Семен не выдержал, полез в рюкзак, достал-таки свою сетку. Но эти сволочи норовили залезть под нее, жалили в руки и ноги, противно жужжали над ухом.

Но вскоре за рекой с болотистыми берегами начались холмы. Деревья выровнялись, их стало больше — сосны, лиственницы, ели, стволы в лишайниках. На земле — торфяной мох и багульник пышным белым цветом. Комарья поубавилось.

А потом группа оказалась в самых настоящих джунглях. Деревья все те же, зато папоротник местами в человеческий рост, хоть тесаком его руби. Комары исчезли, зато мошкары налетело преизрядно. Эта липкая кусачая гнусь имела свойство проникать сквозь противомоскитную сетку.

Папоротник закончился, все больше стало попадаться берез и белых тополей. Люди вышли к обрыву, на дне которого по широкому каменному руслу струилась тонкая река. Здесь сильно дуло, но ветер приносил не только прохладу, но и спасение от гнуса.

Тут Гранин и объявил привал.

— Это какой-то кошмар! — сказала Надя, сначала обняла березку, а затем сползла по ней на землю.

Шляпа ее зацепилась за ветку и слезла с головы вместе с москитной сеткой, но Надя этого как будто и не заметила.

Зато Слава все увидел. Он и шляпу вернул на место, и Надю на свой рюкзак посадил.

Гранин не забывал о секретах. Одну пару бойцов он выслал вперед, другую отправил назад, третья ушла влево. Со стороны реки опасности полковник не видел, слишком уж крутой был обрыв. Без шума по нему не подняться, да и сама река — как на ладони.

Вересаев держался молодцом, нагрузки переносил спокойно, не роптал. Гранин даже доверил ему боевое охранение. Парень ушел в секрет в сторону от реки.

А вот Семена начальник не тронул. Возможно, Гранин держал его группу на случай внезапного нападения. Хотя как оно здесь могло произойти? До Шаянки километров десять, не больше, но вряд ли там сейчас бандиты. А если вдруг, то им не нападать надо, а обороняться.

И, вообще, Семена не оставляло чувство, что они угодили в тупик. Ну вот какого хрена им надо в Шаянке? Они ведь наверняка значительно опередили беглецов. Им сейчас не удаляться от них надо, а, напротив, идти навстречу.

Но у Гранина имелись свои соображения, возможно, продиктованные обстановкой, сведения о которой он черпал через спутниковый телефон. Полковник делился ими неохотно, а пытать его Семен не хотел. Все равно, как он скажет, так и будет.

Семен расположился удобно. Под головой рюкзак, лямками закрепленный на плечах, слева под рукой карабин прикладом к земле, справа Надя, которая сама прижалась к нему в поисках уюта. Какое-то время Семен сканировал взглядом пространство вокруг себя, а потом вдруг стал засыпать. Веки потяжелели, глаза закрылись. А спать нельзя. Это всего лишь дневной привал. Отдыхать нужно, не теряя бдительности.

Семен открыл глаза и чуть не вздрогнул, увидев Вересаева. Парень стоял в нескольких шагах от него, спокойный, как удав, глаза холодные. Пистолет прикреплен к бронежилету стволом вниз. На нем почему-то глушитель. Еще он заметил, что Надя смотрела на него.

— Ты откуда взялся? — спросил Семен, и его палец как будто сам по себе лег на спусковой крючок.

Ответить Вересаев не успел. Что-то вдруг звонко хлюпнуло, во лбу у него появилась дырка размером с пулевое отверстие. Парень еще не упал, а вокруг загрохотало.

Семен видел, как вскочил Слава. Одна пуля попала ему в грудь. Парень подался назад, пытаясь восстановить равновесие. Вторая угодила в голову и не оставила никаких шансов на спасение.

Семен видел, откуда прилетели пули, туда и выстрелил. В ответ из огненной вспышки примчалась граната, сопровождаемая смертельными трассерами. Она рванула под ногами у Вани. Его тело закрыло Семена от ударной волны, но все равно долбануло сильно. Он упал на Надю, которая все пыталась, но никак не могла подняться.

Сознания Семен не потерял, силы никуда не делись. Ему немного мешал рюкзак, который так и оставался за спиной, но все равно он довольно быстро поднялся на ноги и тут же понял, что шансов у группы нет. Противник бил чуть ли не в упор, с двух сторон. Гранин уже лежал на земле. Ваня погиб, Славы больше нет. Отстреливаться бесполезно, только уходить.

— Давай за мной! — заорал Семен, схватил Надю за руку и потянул за собой.

Прыгать с обрыва он не рискнул, но взял этот вариант на заметку. С южной стороны не стреляли, туда он и рванул. Пули свистели над ухом. Одна пробила рюкзак и чиркнула по плечу.

— Давай! Давай!

На пути им попались два трупа. Семен видел, как Антон и Саня уходили в дозор. Здесь их и сняли. Парень, не останавливаясь, наклонился, смахнул с земли брошенный карабин. Подумал он и о патронах, но на них времени точно не было. Пули шли за ними по пятам, а метрах в десяти за спиной рванула еще одна фугасная граната.

Они с Надей вышли из-под обстрела, но опасность еще не миновала. Бандитам ничего не мешало отправиться за ними в погоню.

Надя отставала, Семен повернулся к ней, закинул карабин на плечо, освободил руку, взял девушку за локоть и заявил:

— Давай-давай! Не тормози!

Надя кивнула, бросила на землю рюкзак, который все это время держала в руках, и пошла за ним.

Семен сделал несколько шагов и остановился.

— Ты чего? — спросила девушка.

Он повернул назад, схватил рюкзак и продолжил путь уже с двойной поклажей. Погони за ними вроде бы не было, но вокруг тайга, по которой бродит леший. Вдруг он их запутает и они заблудятся? А в рюкзаке консервы, соль, спички. Если, конечно, это тот самый рюкзак, который Наде одолжил Слава.

Они шли на юг, обратной дорогой, но знакомый папоротниковый лес им почему-то не попадался. Это значило, что они сбились с пути. Однако Семена это не останавливало. Он шел, пока Надя не выбилась из сил.

— Все, больше не могу! — прохрипела она, опустилась на землю и уронила голову на грудь.

— Ты села на змею, — сказал парень.

В ответ она без сил мотнула головой.

— Плевать.

Семен усмехнулся. Похоже, она действительно дошла до ручки.

Он опустился рядом с ней, но голову не склонил. Вокруг тихо, только птицы меж собой перекликаются, сообщают одна другой о двух непрошеных гостях.

— Это что было? — спросила Надя.

— Это было, — ответил он и усмехнулся.

Не зря, оказывается, Гранин опасался нападения. Но вряд ли он думал, что это будет не бой, а самая настоящая резня. Слава и Ваня даже понять ничего не успели. Одного снял снайпер, другого — гранатометчик. Но до этого бандиты уничтожили боевое охранение, в котором должен был находиться Вересаев.

— Что было?

— Вересаев охранял нас с запада, — в раздумье проговорил Семен.

— При чем здесь Вересаев?

— Почему он вышел к нам с юга?

— К нам вышел?

— Ты не видела, как его убили?

— Видела. А почему с юга?

— А кто убил Саню и Антона? С их стороны не нападали.

— Какого Саню?

Семен снял с плеча карабин и протянул Наде, но она едва глянула на него.

— Что это? — Ее внимание приковано было к его ране.

Пуля лишь слегка зацепила плечо, даже мясо не вырвала, но крови было много, рукав до локтя намок. Кровотечение остановилось само по себе, но рана-то не зажила.

— Бандитская пуля.

— Понятно, что бандитская.

— А мне уже ничего не понятно. Зачем Вересаев убил Саню и Антона?

— А он их убил?

— И пистолет у него был с глушителем.

— Да?

— И вернулся он к тебе.

— Ко мне?.. Хочешь сказать, что он хотел меня убить?

— Не знаю.

— Теперь я понимаю, почему он на меня смотрел.

— Почему?

— Это он убил телохранителей Морозова.

— А Фильчаков?

— Спроси что-нибудь полегче. Я знаю только то, что Филя не мог убить. Он даже в муху не выстрелит.

— А Вересаев?

— Вересаев — циничная сволочь. Пятьсот долларов за ночь предложил. Скажи, я похожа на дешевую шлюху? Ну да, ты же взял меня за бесплатно!

— Это уже не имеет значения.

— Неужели?

— Это уже в прошлом, а нам с тобой нужно бороться за настоящее. Если мы хотим попасть в будущее. Вставай!

Семен помог Наде подняться, и они продолжили путь. Телефон у Семена был, и планшет валялся где-то в рюкзаке, но без Интернета и сотового сигнала все это — лишь никчемные безделушки. Даже карту местности не откроешь, если она не скачана в отдельную папку.

Карта у Семена была, но там — крупный масштаб, и местность, где они сейчас находились, оставалась за кадром. Можно было идти только по компасу — на юг. Или на север? Если бандиты доставят отца в Шаянку, кто-то же должен будет его освободить.

Но сейчас не до компаса. Им прежде всего нужно было тупо уйти от погони.


Глава 3 | Золотая обойма | Глава 5







Loading...