home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Вблизи Королевский остров произвел на меня сильное впечатление. Роскошно… одно слово: роскошно. Но и надежно, как в подземном бункере на глубине в пару километров. Просто так к замку не подъедешь – дорога всего одна, по длинному каменному мосту, защитить который при попытке вооруженного нападения не составит большого труда. А разрушить, чтобы не пропустить противника – и того проще. Три пары тяжелых арок и кованых ворот отделяли остров от собственно столицы. Три группы тяжело вооруженных стражей следили за тем, чтобы никто посторонний через них не прошел. Подъемный мост находился непосредственно перед входом в обиталище монарха, да еще были две крепостные стены, вложенные одна в другую, как детали детского конструктора; плюс многочисленные сторожевые башни, где даже в мирное время чутко бдели караульные… Да еще если вспомнить, что с других сторон на остров просто так не попасть (по камням и отвесным скалам, окруженным глубокими водами Тайры, не больно-то полазаешь)… М-да-а. Кажется, его величество Эннар Второй – параноик, помешанный на собственной безопасности. Вернее, это его отец был параноиком, раз выстроил этакую махину, а потом защитил ее так, как, наверное, у нас даже президентский дворец не защищают.

Только на воротах наши приглашения проверили трижды, а нас самих внимательно осмотрели! Внутрь карет, конечно, не полезли и под маски носы не совали – карнавал все-таки, благородные господа развлекаться изволят. Однако воины у арок стояли настолько внушительные, что даже скароны уважительно присвистнули.

– Королевские Драконы, – пояснил Эррей, когда мы наконец миновали последнюю преграду и въехали на подъемный мост. – Личная гвардия короля. Лучшие из лучших. А из них уже отбирают стражу для охраны собственно его величества. И воины там такие, что… короче, нечего даже и пытаться прорваться к нему силой.

Я пожала плечами.

Оно, конечно, понятно: дескать, король и все такое… беречь его надо и охранять, потому как это сокровище имеется тут лишь в единственном экземпляре. Запасных королей вроде бы нету. Но, по-моему, Эннар Второй ни фига не нуждается ни в какой охране. И вообще, я не удивлюсь, если вдруг выяснится, что претендентов на роль телохранителей он выбирает лично. После того как уложит их на обе лопатки и вымотает до предела своим чудовищным двуручником.

А между прочим, его величество тот еще гад – как ни удивительно, снова умудрился меня подставить. Не знаю уж, намеренно или случайно, но в свойственной монархам благородной рассеянности он позабыл прислать приглашение на бал. Сказать сказал, а вот удостоверяющей бумажки не выдал. Но поскольку эту бумажку (а по сути – просто белый конверт с королевским гербом на обороте) проверяли на каждых воротах, то я всерьез рисковала пропустить сегодняшнее мероприятие. Прикиньте, как бы это выглядело после того, как я просила о помощи и вдруг не явилась в указанное место и время? Вот-вот. Шиш бы мне тогда был с маслом, а не встреча с нужными людьми. И во второй раз уже никто не стал бы заниматься моими проблемами. Хорошо еще, что Лин выручил и с приглашения Эррея «накопировал» столько безупречно белых конвертиков, сколько требовалось.

Кстати, сами конвертики с незаполненными вкладышами означали лишь то, что каждый из приглашенных был волен самостоятельно вписать туда имя, титул и даже род деятельности. Причем мажордом на входе в бальную залу обязан был озвучивать именно эту писанину, а не реальные имена гостей. Даже если кого-то узнал. И в течение всего бала гости гуляли по дворцу, стараясь не выходить из принятого образа. Масок, разумеется, не снимали. А если желали что-нибудь перекусить или выпить бокал терпкого вина, то могли ее или чуть приподнять, или заранее заказать себе такую, чтобы оставить открытой нижнюю часть лица.

Я, между прочим, так и сделала, хотя проблема поиска маски встала для меня совершенно неожиданно. Мы ведь не рассчитывали ни на какие маскарады и этот вариант одежды не предусмотрели. Но если с платьем проблем не было (я запаслась ими на все случаи жизни), то остальной антураж… В общем, после недельной беготни и посещения соответствующих лавок мне пришлось удовольствоваться простой белой маской. Других в Рейдане в преддверии бала просто не осталось. Потом Бер, поколдовав с блестками, немного ее украсил. Затем поработала я со своей больной фантазией. Наконец, Лин притащил откуда-то белоснежное перо какой-то редкой птицы, и в результате получилось… что получилось. Поэтому сейчас я представляла собой редкий образчик нездешней красоты, облаченный в белое платье, сидящее строго по фигуре… никаких пышных юбок, летящий силуэт… длинные рукава с разрезами от самого локтя… искусная вышивка по краям… тонкая отделка почти невидными глазу серебряными и золотыми нитями… красивый пояс, деликатно подчеркивающий талию… ну и белые перчатки, конечно, закрывающие руки вплоть до самых локтей. Так, чтобы моя светлая кожа не бросалась в глаза и чтобы ни один маг, взяв меня за руку, не сумел определить, какие Знаки на ней присутствуют.

Именно для этого мне пришлось потратить бешеную сумму на особую, пропитанную редким составом ткань, скрывающую всякие проявления магии. Потом везти ее в другое место и просить сшить из нее перчатки… сразу десяток пар, чтобы больше не возиться. Потом некоторые из них снова красить, подгоняя под цвет остальных платьев… короче, морока. И денег на это ушло чуть ли не больше, чем на мой адароновый доспех. Зато теперь я была упакована не только красиво, но и с умом, и могла не опасаться быть уличенной во всяких нехороших наклонностях.

Оказавшись на территории замка, я прильнула к окну, с любопытством разглядывая разбитый вокруг парк, многочисленные кареты, спешащие разъехаться у парадных ворот, богато одетых дам и господ… все в масках, разумеется… Понять, кто есть кто, невозможно… Их наряды, манеру двигаться… короче, все, что можно, постаралась разглядеть, чтобы понять, как незаметно влиться в это высокое сообщество.

Карета, любезно предоставленная нам Эрреем, аккуратно подкатила к центральной лестнице, ненадолго остановилась, выпуская именитых пассажиров, а потом немедленно отъехала, позволяя причалить следующим гостям.

Нас учтиво встретили вымуштрованные слуги в бело-золотых ливреях. Вежливо поклонились, проводили по уложенному прямо на лестницу ковру к входу – роскошному, увитому зелеными лианами и ограниченному красиво выполненной деревянной аркой. Там же деликатно забрали приглашения, на которых уже были вписаны наши новые имена, и для тех, кто не знал, указали в сторону зала приемов.

Почти сразу Эррей, хитро блеснув глазами, оставил нас одних, сославшись на необходимость кого-то срочно повидать и на то, что нам не следует появляться всем сразу. Затем в разодетой толпе незаметно растворились скароны, совершенно неузнаваемые в глухих масках и со спрятанными под шляпами косами. Наконец я осталась одна на пару со стойким ощущением грядущего провала, но быстро отогнала ненужные сомнения, напомнила себе, что это – всего лишь очередная схватка, и шагнула к арке, как опытный боец на ристалище.

Остановившись на пороге, я невольно замерла.

Черт… красиво. Как же все-таки люди умеют делать красиво: огромный, убегающий вдаль зал, изящные витые колонны, расписанные барельефами так, что можно сутками напролет ходить и с восхищением разглядывать. Настоящий паркет на полу – не хуже, чем в Кремле. Многочисленные свечи на люстрах, создающие волшебную атмосферу праздника. Огромные окна, распахнутые навстречу вечерней прохладе. Ароматы цветущего сада, в котором утопало это крыло королевского замка. И люди… сотни и тысячи людей, прогуливающиеся по нему под легкую музыку живого оркестра. Роскошные наряды, блистающие блеском золота и драгоценных камней. Изысканные маски, прячущие лица избранных. А еще повсюду – многочисленные разноцветные огни, с которыми безуспешно соревнуются первые звезды, высыпавшие на небе.

– Графиня де Монте-Кристо! – внезапно гаркнула какая-то сволочь у меня над левым ухом. Да так зычно, что я чуть не подпрыгнула от неожиданности и только через секунду вспомнила, что это, собственно, обо мне.

Ну да. Я же говорила: люблю Дюма. Вот и решила не ограничиваться одним персонажем. Правда, здесь не было никого, кто мог бы понять мой странный юмор, но оно и ладно. Главное, что я знала, почему выбрала это имя. И мои друзья знали, как меня найти.

Насчет титула я не переживала: на карнавале можно выдумывать какие угодно чины и звания. Причем чем незнакомее и необычнее, тем лучше. Так что и в этом смысле я выделяться не буду.

Едва удержавшись от того, чтобы не прочистить полуоглохшее ухо, я мрачно посмотрела на мажордома и, встретив его отсутствующий взгляд, махнула рукой. У человека большие сложности и без моего недовольства – надо прочитать незнакомый почерк так, чтобы правильно прозвучали и непонятные титулы, и вычурные имена важных господ, следующих уже один за другим. Ошибиться нельзя – выпорют. Промедлить тоже нельзя – за ожидание благородные господа удавят на месте. Особенно если знаешь, кто из них кто, и рискуешь споткнуться на каком-нибудь «сэре Барберюте», за которым может скрываться сам король.

Вздохнув, я приподняла длинный подол, чтобы не грохнуться с высокой лестницы, и начала осторожно спускаться.

– Графиня? – тут же вывернулся из толпы знакомый черно-алый камзол с ухмыляющейся зубастой маской. – Позвольте вас проводить?

Я перевела дух: Эррей. Молодец, а то я уже забеспокоилась.

– Конечно, сударь. Только не могли бы вы для начала представиться?

– Граф Дракула к вашим услугам.

Честное слово: я хихикнула, потому что никак не думала, что мое предложение будет воспринято на ура. Однако ему шло. И маска с двумя выдающимися клыками тоже была в тему. Не знаю, кем он собирался назваться пару дней назад, но я, когда увидела эту маскарадную страшилку, тут же окрестила лен-лорда Дракулой. Он заинтересовался. А когда узнал, что к чему, передумал насчет имени, исправил гардероб и теперь щеголял в черном плаще с алым подбоем и пугал гостей зловещим оскалом, в котором за версту чувствовалась многолетняя жажда.

Я протянула руку, ожидая, что меня вежливо подхватят под локоть, однако Эррей проворно наклонился, перехватив ее за пальчики, и деликатно коснулся губами тыла кисти. А когда я ошеломленно застыла, так же резво выпрямился и, едва сдерживая буквально выплескивающееся из ушей торжество, лукаво спросил:

– Скажите, леди: я правильно исполнил обычай вашей далекой родины?

Я самым натуральным образом обалдела. Целовать даме руку на Во-Алларе не принято – здесь просто не знали такого обычая. Поэтому я никак не ожидала подобного сюрприза. Более того, мне было крайне интересно знать, кто ему об этом сказал. Вернее, кто из моих Теней успел проболтаться.

– Э… да, граф, – наконец смогла я ответить. – Честное слово, вы меня удивили.

– Надеюсь, приятно, графиня?

– Безусловно, – улыбнулась я и рука об руку с этим нахальным хитрецом спустилась в зал.

– Пр-р-риветствую вас, дор-рогие гости! – тут же метнулось мне под ноги что-то мелкое, звенящее бубенчиками и разодетое в обтягивающее, кричаще-красное трико с желтыми и черными ромбами. – Тим-Тим безмерно р-р-рад видеть вас в кор-р-ролевском замке!

Опустив взгляд на шута, я улыбнулась.

– Здравствуйте, господин Тим-Тим.

Шут озадаченно наклонил голову, позволив гостям вдоволь налюбоваться размалеванным краской лицом, своим невысоким ростом, атлетической фигурой и дурацким колпаком с бубенчиками, которые от каждого движения начинали мелодично позвякивать.

– Леди назвала меня «господином»… – озадаченно произнес он, изучая мою маску. – Леди, наверное, плохо видит?

– У леди прекрасное зрение, – заверила я шута. – И очень хороший слух. Тогда как у вас, господин Тим-Тим, кажется, трудности с восприятием. Да, я действительно обратилась к вам именно так, как вы услышали. И не вижу в этом ничего необычного.

– Гм… а почему леди вдруг вздумалось меня так назвать?

– Потому что она уважает умных людей, – хмыкнула я.

– А я не умный! – шут вдруг шлепнулся на зад и смешно задрал ноги кверху, сложившись пополам с такой легкостью, что даже я оценила по достоинству. – Я – дурак! Шут! Болван! И никакой не господин! Вот так-то!

Я улыбнулась шире.

– Знаете, господин шут, есть мнение, что дураки не знают о своей ущербности, поэтому прилюдно называть себя болваном может только очень умный человек. А уж о том, что из-под такой удобной маски вы имеете возможность сказать неприглядную правду даже королю, не стоит даже вспоминать… Впрочем, как вам угодно, сударь. Если вы желаете, я больше не стану вас так называть.

Шут тренькнул бубенчиками и вдруг хитро прищурился.

– А как зовут госпожу графиню? Госпожа пришла с графом Дракулой. Возможно, ее зовут графиня Дракула? Или графиня Дракулетта? Может, графиня Дракулина?

– Графиню зовут де Монте-Кристо, господин Тим-Тим, – спокойно сказала я. – Граф Дракула лишь изволит меня сопровождать.

– О… – Шут почему-то искренне развеселился. – Леди, выходит, не находится замужем за таким неприятным типом, как граф Дракула?

– Почему же сразу неприятным? – фыркнул из-под маски Эррей.

– А я сейчас покажу! – Тим-Тим ловко подскочил с пола, извернувшись совершенно диким образом и разом оказавшись на ногах, а потом вцепился в мой подол и решительно потащил к огромному, обрамленному красивой золотой рамой зеркалу.

Что самое забавное, с его пути знатные господа и дамы отходили с завидной поспешностью, как будто шут был тут как минимум полновластным хозяином. Нас плавно обходили, аккуратно расступались в стороны, огибали по хорошей дуге, откровенно не желая сталкиваться. Из чего я сделала вывод, что шут был горазд на всякие шалости. И то, что он бесцеремонно дернул меня за платье, едва его не порвав, лишний раз это подтверждало. А когда я перехватила брошенной какой-то дамой в маске лисицы злорадный взгляд, то стало понятно: симпатяшка Тим-Тим мог создать серьезные проблемы.

– Вот! – с гордостью указал на зеркало шут, когда мы наконец оказались на месте. – Смотрите, госпожа, какое чудовище досталось вам в спутники! Раз уж вы не смогли распознать его истинное лицо, то Тим-Тим готов помочь! И откроет вам глаза на эту неприглядную правду!

Я бросила взгляд в зеркало и едва не расхохоталась.

Боже… мы с Эрреем смотрелись, как главные герои к фильму ужасов про вампиров! Он – в своей жутковатой маске и черных одеждах, и я – белоснежная овца, трепетная и невинная. У него была длиннополая шляпа, бросающая густую тень на лицо, у меня – милая шляпка, украшенная «страусиным» пером, придающим образу легкость и нежность. На Рорне красовались плотно обтягивающие кожаные штаны, а на мне – тонкая летящая юбка, мягко обнимающая бедра. Он был выше меня на полголовы за счет каблуков и казался гораздо массивнее из-за плаща. Кроваво-красная подкладка придавала ему зловещий вид, а сверкающие из-под маски глаза горели какими-то жутковатыми отсветами. Игра света и тени, конечно, но впечатление было сильным. И вот представьте рядом с этим ожившим кошмаром меня – в легком платьице, с волосами цвета расплавленного золота, которые покрывала прозрачная и почти незаметная глазу вуаль. С широкими рукавами, тонким поясом, еще больше подчеркивающим мою хрупкость, в загадочно мерцающей блестками маске… Ну прямо невинная жертва стоящего рядом злодея!

Переглянувшись с Эрреем, мы, не сговариваясь, прыснули.

– Он прав, – наконец вздохнул Рорн, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться в голос. – Кажется, я – не самый подходящий для вас спутник на этот вечер, графиня.

– Увы, – согласилась я, тоже старательно сдерживая смех. – Полагаю, каждый встречный будет указывать вам на несоответствие и пытаться испробовать ваши клыки на прочность.

Эррей снова вздохнул и, вежливо откланявшись, тут же испарился, всем видом изображая вселенскую скорбь. А я с улыбкой повернулась к «спасителю» и сделала легкий реверанс.

– Благодарю, господин Тим-Тим, вы только что избавили меня от серьезной ошибки.

Шут гордо подбоченился и выпятил грудь, однако при этом его темные глаза блеснули не только хитро, но и оценивающе.

– Вы правы, леди. Граф Дракула вам совершенно не подходит. Но зато наверняка подойду я! Давайте потанцуем!

Я кашлянула. Потанцевать с шутом. В королевском замке. Под сотнями любопытствующих взглядов. Ха-ха… интересно, он всем такие заманчивые предложения делает или я одна удостоилась высокой чести?

Тем временем шут подошел грациозной походкой опытного гимнаста и дурашливо поклонился, едва не стукнувшись лбом об пол. Заодно показав стоящим неподалеку дамам свой крепкий, обтянутый эластичной тканью зад.

– Госпожа графиня, я приглашаю вас на танец! – пафосно заявил он, вернувшись в вертикальное положение. Да так громко, что люди начали оборачиваться.

Я улыбнулась.

– Благодарю, господин шут, за любезное предложение. Но, боюсь, чтобы выглядеть парой, или мне придется научиться кривляться, как вы, или же вам – умыться, одеться соответственно случаю и предстать передо мной в своем истинном виде. Поскольку же ваше безусловное искусство для меня недостижимо, и я при всем желании не сумею повторить ваши движения, то… простите меня, сударь. Мы будем негармоничной парой. Но как только вы смените облик, я с удовольствием с вами потанцую.

Вокруг нас стало удивительно тихо. Шут ошарашенно моргнул, кажется, впервые не найдя достойного ответа. А может, просто озадачившись моей манерой вести диалог. Я ведь не фыркнула, не плюнула и не топнула возмущенно ногой, как, наверное, делали местные красавицы. Нет. Я ему даже не отказала. А просто предложила принять приличный вид. Только и всего.

– Хорошо сказано, леди, – вдруг обласкал меня со спины знакомый баритон. – Раз уж Тим-Тим не нашелся, что ответить…

Едва не вздрогнув от неожиданности, я повернулась и сделала глубокий реверанс.

– Добрый вечер, ваше величество.

Эннар Второй, одетый в изысканный бело-золотой камзол и закрывший лицо глухой серебряной маской с искусно выполненными, но совершенно незнакомыми чертами, досадливо поморщился.

– Это маскарад, леди. Никаких титулов, никаких имен.

– Прошу прощения, сударь, – тут же исправилась я и поспешила выпрямиться. А про себя подумала, что короля никакая маска не спрячет. И никакой костюм, даже рванье нищего, не скроет ни царственной осанки, ни гордой посадки головы. Ни тем более его властного голоса или пристального взгляда, от которого, как всегда, по спине пробежали беспокойные мурашки. Ледышка. Вот уж и правда – настоящая ледышка. Белая. Опасно острая на гранях. И совершенно бесчувственная. В нем даже сейчас было столько холода, что казалось – это просто машина, а не человек.

– Как добрались, леди? – уже другим тоном спросил король, подавая мне руку.

Вместо того, чтобы подать свою, я мысленно показала ему фигу и сделала еще один реверанс. Щас. Буду я ему напоминать о приглашениях! Если бы он просто забыл, то не спросил бы! Но, кажется, он опять решил меня проверить. Да еще смеет нагло интересоваться, легко ли мне было попасть сюда без приглашения!

– Благодарю. Неплохо. В аварию по пути не попали.

Окружающие нас придворные тут же навострили уши, но одного взгляда его величества оказалось достаточно, чтобы народ подался в стороны и занялся своими делами.

На мой ответ король нахмурился (в смысле, наверное, нахмурился – под маской не видно), но я уже поняла, как действовать, и деликатно коснулась его ладони кончиками пальцев, как бы обозначая согласие его сопровождать.

– Вам нравится замок? – снова спросил он, сразу двинувшись куда-то в центр зала.

– Да, сударь. Он очень красив.

– А танцевать вы любите, графиня?

– Бывает, – понимающе улыбнулась я. – Все зависит от партнера.

Его величество остановился посередине зала и внимательно на меня посмотрел.

– Я вам подойду в качестве партнера, леди? Или вы откажете мне так же, как бедному Тим-Тиму?

Я с неслышным вздохом наклонила голову.

– От такого партнера грех отказываться, сударь.

Король хмыкнул, сделал какой-то незаметный жест, и музыка стала громче, постепенно приобретая иную тональность и приглашая гостей к движению. Ритм оказался похож на тот, который принят у нас в вальсе, никакой попсы, никакого рока, разумеется: тусоваться тут было принято чинно и размеренно. Хотя до тех пор, пока король изволил гулять по замку и беседовать с нужными ему людьми, насчет танцев даже не заикались. А вот теперь, когда его величество пожелал размяться, весь зал как по команде пришел в движение, разбиваясь на пары и освобождая место для танцев.

Черт.

Черт, черт и черт.

Я не за этим сюда пришла!

– Прошу вас, леди, – нейтральным тоном сказал повелитель Валлиона, перехватывая мою руку и уверенно вводя в бальный круг. Пришлось идти, а куда деваться? Кто откажет королю в его доме? Вот именно. Поэтому я тоже не стала. И с неохотой заняла место напротив своенравного монарха, позволяя ему держать себя за правую руку, но при этом деликатно положив свою левую ладонь ему на плечо. Так, чтобы она была открыта кнаружи и касалась его рукава только тылом кисти. Знаю, тут так не принято, но коснуться своего партнера Знаками я бы не рискнула даже через замагиченную перчатку. Король слишком проницателен, чтобы играть с ним в эти опасные игры. Пришлось импровизировать и мысленно возблагодарить Эррея за то, что он заставил меня выучить принятые в высшем свете танцы. Даже этот – медленный и нудный риодр, во время которого так удобно у всех на виду вести неспешную и обстоятельную беседу.

Как только король сделал первый шаг, увлекая меня в танец, многочисленные пары вокруг нас тоже пришли в движение. Платья и костюмы были такими разными, что просто глаза разбегались, пытаясь увидеть их все. Зеленые, золотые, красные, рыжие… чего там только не было! Пышные юбки, тугие корсеты, длинные шляпы и аккуратные крохотные шляпки, призванные лишь соблюсти приличия и не открывать женских макушек. Полуоткрытые лифы, глубокие декольте, деликатно прикрытые прозрачными шелками. Тонкие лебединые шеи, украшенные нитями крупных бриллиантов. Изысканные вуали. Сложные прически. Разноцветные тона, от которых начинало быстро рябить в глазах. И только белого нигде не было видно. Никто не рискнул заявиться на бал в цветах королевского дома. Одни мы, как две белые вороны, кружили по залу, вызывая многочисленные, порой – не самые приветливые взгляды.

Ну, неприветливые – это, конечно, относилось ко мне, потому что на его величество коситься не смели.

– Как вы находите бал, леди? – наклонившись к моему уху, негромко спросил король, когда я немного освоилась.

– Хорошо, ваше величество. Как долго он продлится?

– Обычно гости разъезжаются к утру.

Хреново. Я должна управиться до полуночи.

– Почему вы выбрали такой цвет платья? – Рука Эннара Второго словно невзначай соскользнула с моей спины на талию. – Белое редко кто позволяет себе надеть, идя на бал в замок короля. Это очень смело даже для самых верных моих сторонников. Белый – церемониальный цвет.

Ну да. Как его камзол, например. Черт. Ладно, учту на будущее.

Я чуть сдвинулась, чтобы не дать ему повода обнимать себя у всех на виду.

– Так ведь маскарад же, ваше величество. Здесь можно все и всем. Разве не так? Вплоть до того, что нахально назваться вашим величеством и сделать это совершенно безнаказанно?

– Официально – да, – с усмешкой кивнул он.

– Что, никто ни разу не рискнул? – удивилась я, настороженно следя за чужой рукой. Но она была на месте – больше никуда не сползала и не порывалась заходить в неположенные зоны. Так что я перевела дух и успокоилась: так принято, все нормально. В вальсе иногда танцуют и ближе. А в ламбаде так вообще… стоп. Не о том думаю. – Неужели никто не пытался вообразить себя королем? Хотя бы на один вечер?

– Один раз. Очень давно.

– И что же?

– Больше не рискуют, – жестко усмехнулся король, и из-под серебряной маски недобро сверкнули глаза.

Я поежилась.

– В таком случае мне, наверное, следует извиниться, ваше величество?

– Пожалуй… нет, – странно хмыкнул повелитель Валлиона. – Вы приехали издалека и негласных традиций двора просто не знаете, поэтому ваша оплошность простительна.

– Благодарю вас, сир.

– Скажите, вы не передумали насчет своего недавнего намерения?

Я удивленно дрогнула, когда серебряная маска внезапно приблизилась и обожгла мне кожу на правой щеке. А вместе с ней приблизился и король, обдав легким ароматом дорогих благовоний и ореолом непередаваемой властности.

– Вы действительно готовы на все, чтобы добиться своего?

– Я не привыкла отступать, сир, – насторожилась я. – Почему вы спрашиваете?

А потом почувствовала, как королевская длань настойчиво притягивает меня к себе, и внезапно прозрела: ах вот оно что… Кажется, кто-то превратно понял мои слова. И, кажется, ищет себе на вечер симпатичную подругу. На один-единственный и очень короткий вечер. Скажем, на полчаса. Тут, недалеко. Видимо, его величеству мало фавориток или же просто захотелось свежатинки. Наивной, провинциальной и еще не тронутой грубыми реалиями дворцовой жизни.

– Вы не хотели бы осмотреть замок, леди? – вкрадчиво поинтересовался король, ненавязчиво пройдясь пальцами по шнуровке платья и выжидательно замолчав, предоставляя мне додумать все остальное.

А я вдруг почувствовала острое разочарование.

Бли-и-ин. Вот тебе и стальной человек, вот тебе и король… кобель коронованный. Чтоб тебя, Твое Озабоченное Величество! Что, девок вокруг мало? Именитых дам не хватает? Мало желающих запрыгнуть в твою постель по первому зову?!

Я тоскливо покосилась по сторонам, но перехватила несколько раздраженных взглядов и огорченно вздохнула. Вот тебе, леди Гайдэ, и весь маскарад. Вот тебе и обещанный разговор. Вот тебе и куча полезных встреч… козел. Такой же, как озабоченный братец Эррея.

Дождавшись первого попавшегося пируэта, когда стальные руки короля разомкнулись и позволили мне выскользнуть на свободу, я сделала быстрый шаг, развернулась, отпустила его ладонь и, оборвав незаконченное движение, присела в глубоком реверансе.

– Прошу прощения, ваше величество. Мне кажется, я не подхожу вам в качестве спутницы на этот вечер, и полагаю, что слишком долго злоупотребляю вашим вниманием.

Пошел бы ты лесом, короче говоря!

– Еще раз прошу меня извинить. – Резко выпрямившись, я отвернулась и проворно выскользнула из танцевального круга. До того, как меня успели задержать, до того, как король опомнился от такой невероятной дерзости, и до того, как ближайшие пары шарахнулись прочь при виде моего белого платья.

Я исчезла так быстро, как только позволяли высокие каблуки. И так решительно, что, наверное, первый, кто рискнул бы заступить мне дорогу, тут же схлопотал бы по морде. Разочарование было так сильно, что, кажется, проступало даже сквозь маску, а растущее внутри раздражение прямо-таки стелилось впереди невидимым шлейфом. Передо мной расступались с такой поспешностью, будто по залу мчался скорый поезд Москва-Ленинград: с ревом, грохотом и искрами из-под колес. Нет, конечно, я не бежала и не изрыгала проклятия. Но народ, видимо, что-то почувствовал. И Знаки, кстати, чувствовали тоже, сопровождая мой уход едва ощутимой дрожью, прокатившейся под полом.

Ладно. Хрен с ним, с королем. Кажется, я просто зря потратила время. И, кажется, теперь мне придется делать все самой. Больше не привлекая никого, кроме Эррея, и не рассчитывая на чью-либо помощь.

Неожиданно на моей дороге мелькнуло ярко-красное пятно.

– Госпожа графиня, куда же вы?! – огорченно вякнул шут, когда я почти достигла выхода из зала. – Так быстро уходите? Вам у нас не понравилось?

– Я в полном восторге, господин шут, – сухо ответила я, обойдя его кругом. – Но, простите, мне уже пора.

Разрисованное лицо карикатурно скривилось, будто он собирался заплакать, а потом с обидой протянул:

– Ну вот. Какая нехорошая леди… А вы, между прочим, мне едва не понравились! Я уже хотел назвать вас королевой бала!

Я резко остановилась и повернулась к шуту, которому вдруг пришла в голову не слишком удачная мысль шлепнуться на пол, поджав под себя ноги и скрестив их по-турецки.

– Что, передумали? – хитро прищурился он, но мне уже было не до шуток. Неторопливо вернувшись, я присела, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, и, позволив платью белоснежным цветком распластаться по паркету, тихо сказала:

– Не стоит меня так принижать, господин шут. И не нужно присваивать мне недостойных званий.

Тим-Тим ошарашенно разинул рот.

– Почему это?!

– Каждая женщина в душе своей – королева, – так же тихо сказала я. – Поэтому, называя леди королевой всего одной ночи, вы, господин шут, рискуете ее смертельно оскорбить.

Он изумленно моргнул и не нашелся, что возразить. Только и спросил растерянно:

– Ну… прямо-таки и смертельно?

Я хищно улыбнулась, на мгновение вернувшись в недобрый образ Фантома, и вкрадчиво спросила:

– Разве вы не знаете, господин шут, что женщины по природе своей гораздо более опасные существа, чем мужчины? И никогда не замечали, что порой от хлесткой пощечины вас спасает только белая перчатка?

Под моим тяжелым взглядом он вздрогнул, отполз назад и уставился, как кролик на удава.

– П-почему, почему именно белая?

– Чтобы не запачкаться, – серьезно ответила я, а потом протянула руку и под ошарашенными взглядами собравшихся вокруг придворных неожиданно попросила: – Проводите меня к выходу, господин шут. Здесь очень душно, а я бы хотела подышать свежим воздухом.

Тим-Тим медленно, как во сне, качнулся навстречу, робко обхватил мою кисть своими узкими, тонкими, но поразительно сильными пальцами. Неуверенно встал, зачем-то оглянулся на танцующие пары, а потом тяжело вздохнул:

– Конечно, леди. Пойдемте, я покажу вам свободную террасу.


* * * | Слово Ишты | Глава 9







Loading...