home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Большую половину дня я снова провела в библиотеке. Частью – копаясь в книгах и старых картах, частью – в кабинете господина да Нейри, вздумавшего пригласить меня на ланч. Как оказалось, господин смотритель тоже знал немало интересного, хотя, к сожалению, не по нужной мне теме. Однако я неплохо провела время, выпросила несколько карт для сравнения с моей, срисованной у короля, клятвенно заверила, что верну в том же виде, и благополучно отбыла.

После обеда примчался Эррей, откуда-то прознавший о том, что я вернулась, и вытащил-таки меня в зеленую зону, расположенную тут же, в Золотом Квартале, где любили отдыхать «богатые и знаменитые». Парк, к слову, оказался ничего – мне понравилось, но незаконченные дела так раздражали, что уже через час я попросила вернуть меня к бумагам и потом вплоть до самого вечера мы на пару ковырялись в архивных картах, стараясь отыскать совсем старый, почти доисторический Невирон, чтобы выяснить хотя бы детали ландшафта, которые могли бы сохраниться до наших дней.

Работали по уже известной схеме, к которой я быстро подключила Бера и Вана. Иногда приходилось накладывать карты друг на друга, иногда, ругаясь, пересчитывать масштаб и отмечать карандашом то, что могло бы пригодиться. Иногда я так же раздраженно все стирала, а в итоге дело закончилось тем, что мы создали не одну, а целых три карты: первую, которую я рисовала собственноручно и куда мы добавили всего несколько достоверных ориентиров вроде протяженных холмов на севере и большой реки, пересекающей Невирон с запада на восток; вторую – очень похожую, только маленькую, в ином масштабе; наконец третью – куда заносили всевозможные догадки и предположения, дабы не портить лишний раз первые две. Но за это время я так умаялась, что чуть не забыла про грядущий урок.

Мастер Драмт встретил меня уже на пороге, явно сгорая от нетерпения, и с ходу поприветствовал на эйнараэ, приятно удивив всего двумя ошибками в произношении.

Надо сказать, у эаров издревле сохранялась довольно простая структура общества и такая же простая система опознавательных знаков в зависимости от статуса, положения и возраста собеседника. У них был один повелитель, которого испокон веков называли «Эа», его наследники (один или два), к которым уважительно обращались «эал», как к Ли-Кхкеолу. Более или менее значимые для Эа сородичи носили почетное звание «эарасс» или «эарасса» (для дам), а остальных называли «эори». Чужаков – просто «ри». Чужаков-друзей «э-ри», но таких, насколько мне известно, в последние несколько сотен лет просто не было.

В общении с магом мы решили использовать именно эту систему, так что со вчерашнего дня я стала «эарассой», а он соответственно «эарассом». Обращались на «ты», как принято у эаров, и, кажется, у Драмта это не вызывало большого протеста. По крайней мере, вчера. А вот сегодня он меня с ходу огорошил не только вполне приличным приветствием, но еще и решительно заявил, что, подчиняясь правилам эйнараэ, просит отныне звать его по имени. Безо всяких там «господинов» и «мастеров».

– Хорошо, эарасс Драмт, – тут же кивнула я. – Меня устраивает это предложение.

– Риг, – с улыбкой поправил меня маг. – Просто Риг. Второе имя ни к чему.

Я мысленно хмыкнула: Риг Драмт… ну и имечко у него! Впрочем, у меня вообще только одно, да еще без толкового титула. Так что сочтемся. К тому же у магов так принято: дополнительных титулов они на себя не вешали, никаких родовых приставок к имени также не имели, вроде «да» у лордов или «та» у лен-лордов. В Валлионе считалось, что обладающие магическим даром стоят как бы выше обычной иерархии, поэтому в их имени всегда было только два элемента: первое имя простое, правом называть которое обладали лишь родные и самые близкие друзья, и второе – родовое, которое носили все члены данной фамилии. А все остальное заменялось на звание «мастера», и это воспринималось обществом как данность. Однако то, что мастер Драмт позволил называть себя, опуская все эти элементы, просто по имени, говорило о том, что он готов перевести меня из категории «просто знакомых» в категорию «друзья», что, конечно, не могло не радовать и не могло не повлечь за собой ответного жеста.

– В таком случае, – улыбнулась я, – можешь называть меня просто Гайдэ.

Маг учтиво поклонился и самолично проводил меня в гостиную. Но на этот раз он был более расслаблен и гораздо более внимателен, чем вчера: на столике стояли фрукты, какое-то печенье, тарелка с пирожными и даже кувшин с легким вином.

– Я должен извиниться, – сконфуженно пояснил маг, когда я удивленно обернулась. – Вчера я слишком волновался из-за твоего прихода и совсем забыл о положенном гостеприимстве. Угощайся, пожалуйста. В моем доме можешь чувствовать себя спокойно.

Я благодарно кивнула.

– Сегодня ты говоришь гораздо лучше. Сколько пришлось наложить вчера исцеляющих заклятий?

– Три, – неловко кашлянул маг.

– А сегодня с утра?

Риг изумленно вскинул голову.

– Как ты узнала?!

– У тебя голос опять охрип, – со смешком пояснила я. – И это не очень хорошо. Если будешь терзать голосовые связки, рискуешь замолчать на всю оставшуюся жизнь.

– Я хотел только проверить…

– Проверять буду я, если не возражаешь. Твоя задача за вечер и ночь как следует отдохнуть, чтобы не тратить мое время впустую.

Маг прикусил губу.

– Хорошо. Больше не буду.

– Расскажи мне о темном жреце, – тут же перевела я разговор на другую тему, чтобы сгладить эту небольшую шероховатость. – Кто он? Откуда? Кем был? Как жил? И как вышло, что он вдруг решил стать некромантом?

– Мне немного известно, – огорченно вздохнул Риг. – Пожалуй, мой учитель мог бы рассказать больше, но ты не захотела его привлекать.

– Может быть, позже. Что знаешь ты сам?

– Когда-то жрец был магом. Обычным. И принадлежал Школе Огня… Магистерии тогда не было, как ты, наверное, помнишь, поэтому юные маги обучались у простых чародеев, которые соглашались брать себе учеников. Таких было не слишком много, поскольку чаще всего знания передавались внутри одного рода и считалось позором, если их тайну удавалось узнать чужакам. Это только потом, когда угроза темных магов стала больше, чем взаимная неприязнь, мастера разных школ решили объединиться и построить Магистерию, чтобы одаренные могли познавать все доступное нам искусство. Но триста лет назад ее, как я уже сказал, не было. И тогда еще жил где-то самый обычный маг по имени Невирон, закончивший обучение у одного из малоизвестных мастеров и решивший стать сильнейшим.

– Но он же не сразу вот так стал некромантом?

– Нет, конечно. В то время среди магов разных школ было принято проводить своего рода состязания. Как королевские турниры для мечников. В которых выявлялся сильнейший и после которых лучшие из лучших могли основать свою собственную школу.

Я удивленно приподняла брови.

– Хочешь сказать, что Невирон – и есть темный жрец?

– Невирон теперь – только место, которое он захватил силой. А человека по имени Невирон уже давно нет, – грустно улыбнулся маг.

Ага. Зато мания величия, по-видимому, осталась. Назвать целую страну именем самого себя…

– Ну, хорошо. А что там с турниром? Он его выиграл?

– Нет.

– Неужели сил не хватило?

– Совершенно верно, – серьезно кивнул Риг. – Но это лишь потому, что будущий жрец был слишком молод, а его последний противник, напротив, очень опытен. Это был мастер Шор, основатель Школы Огня и бывший учитель Невирона. Поэтому шансов у молодого мага Огня просто не было.

Я нахмурилась.

– Он что, этого не понимал?

– Не могу сказать. Мне, если помнишь, всего шестьдесят четыре года.

– Хорошо. Что с ним случилось дальше?

– Никто не знает. После поражения Невирон покинул страну, и очень долгое время его никто не видел. Но мастер Двир считает, что в то время он учился у какой-нибудь ведьмы. Долго учился. А после того как она умерла (или же он ее убил?), забрал ее шейри – демона, благодаря чему и получил то, чего так жаждал: новую силу и знание.

Я невольно вздрогнула.

– Считаешь, что это шейри сделал его таким?

– Так считает мой учитель, – кивнул маг.

– А ты?

Риг нахмурился.

– Честно говоря… не знаю. Обычно шейри, призываемые ведьмами, очень слабы. Настолько, что не способны перебороть волю ведьмы и ее заклятие удержания. Поэтому мне кажется маловероятным, что Невирон использовал именно такого шейри. Хотя обратиться к Дабараэ ему никто, конечно же, не мешал.

– А другого шейри он мог призвать? К примеру, используя формулу ведьмы, но вложив туда гораздо больше сил, чтобы Воронка в Тень получилась шире и пропустила не мелкого беса, а настоящего демона?

– Откуда ты знаешь о Воронках? – настал черед вздрогнуть магу.

Я замерла (блин, чуть не проболталась!), а потом прикусила губу и с досадой отвернулась.

– От эаров, Риг.

– Они знают, как их открывать?!

– Да.

– Ты уверена?!

Я только вздохнула: еще бы я не была уверена, если именно благодаря такой Воронке сама сюда попала. Если бы не Ли-Кхкеол и его дар, я бы так и болталась в Тени, в темноте и вечном покое. А какие-нибудь Твари-Тени со временем сожрали бы мою душу, которая была там совершенно чужой. Ни Аллару не известна, ни даже Айду не нужна. Грустно, да?

Не услышав ответа, маг растерянно откинулся на спинку кресла.

– Гайдэ… но если это так, то… Невирон ведь тоже мог узнать о Воронке от эаров!

– Что?! – вздрогнула я снова. – Как ты сказал?!

– Воронки… ты говоришь, что эары умеют их создавать, хотя изначальная магия и эйнараэ вообще не должны касаться этих сил. Это противоестественно! Неправильно! Эйнараэ противна по сути этим силам! И мы всегда считали, что для обитателей Эйирэ эта часть искусства неподвластна! Но если то, что ты сказала, правда, то тогда получается, что эары… знают и дабараэ?!

Я так же растерянно на него посмотрела.

Черт… как же я раньше не подумала?!

– Получается, ты прав: чтобы открыть Воронку в Тень, одного эйнараэ не хватит. А чтобы призвать оттуда демона, как он хотел… Но, Риг! Ведь тогда выходит, что источник этих знаний все время был здесь? Источник дабараэ?! На Во-Алларе, а не в Тени! Не у шейри, не у демонов… а у самих эаров?!

– Возможно, – прошептал маг. – Мы просто этого не знали. Нам никто про это не говорил. Никогда не учил. Мы всегда были твердо уверены, что дабараэ – запретное знание. Чуждое нам. Чуждое всему живому. А эары… они ведь были и Иштами, они несли жизнь, они и сейчас хранят свои Леса, как живое существо… Нет… не могу поверить…

Я помрачнела.

Вот гадость. А мне раньше даже в голову не приходило подумать об этом с такой точки зрения. И даже мысли не возникало сравнить хотя бы названия: эйнараэ… дабараэ… корень-то один и тот же! «Раэ», что в переводе означает «знание». «Эйна» звучит как «чистое», а «дабаэ»… Боже. Неужели вот она, причина?! Неужели Невирон был тем, кого эары принимали в Эйирэ в числе последних смертных?! И неужели он сумел получить от них знания дабараэ?! Без всяких демонов, помощи ведьм и других подсказок?

Твою маму….

А мы тут головы ломаем – что, как и откуда! Все причину ищем, соседей в предательстве подозреваем. А он, выходит, и не учился ни у кого, кроме эаров. И некромантов не искал… вот же подстава! Оказывается, все было так просто! Ответ-то перед самым носом лежал! Только взгляни повнимательнее! Блин, я – дура! Но тогда становится понятным, как он смог привести на свои алтари несколько сотен нелюдей: они знали его! Просто хорошо знали – как человека, как друга, как ученика! Он был для них э-ри! Другом-чужаком, которому верили, которого воспринимали как младшего брата! Если уж его взялись учить, если он отсутствовал в Валлионе не один год, то явно у них прижился! Больше просто негде! Кажется, он все это время тихо-спокойно просидел в Эйирэ, постигая эйнараэ и то, что сверх него! А когда узнал то, что хотел…

Я устало прикрыла глаза.

Ну конечно. С помощью истинного дабараэ, а не тех жалких обрывков, известных разбросанным по всему Валлиону ведьмам, он мог призвать любого демона, какого только был способен удержать. А если он постиг дабараэ и овладел его силой хотя бы вполовину так, как Ли-Кхкеол… О-о… я даже думать не хочу о том, кого он мог перетащить через Воронку в этот мир. И кого так усиленно подпитывает регулярными человеческими жертвами.

Господи… Ли-Кхкеол… Что же ты не поговорил со мной об этом?! Почему умолчал о самом важном?! И ни слова не сказал о том, что в появлении темного мага виноваты именно вы?! ВЫ! ЭАРЫ! Мудрые и обманутые! Сильные и уставшие! Разочаровавшиеся, потерянные и такие уязвимые перед человеческой подлостью! Получается, ВЫ САМИ взрастили темного жреца. Своими руками отдали ему запретные знания. В надежде на что? На благосклонность Эо? На то, что ваше время еще когда-нибудь вернется? Или на то, что Невирон отыщет для вас способ снискать себе прощение?!

Хотя… может, поэтому ты и не сказал ничего, брат. Может, поэтому и смолчал, не желая озвучивать очевидное. И даже потом, когда Печати оказались взломаны, а ваши души свободны… Эх, брат мой бледнокожий… ну что же ты не сказал?!

Я опустила плечи и закрыла лицо руками.

– Боже мой…

– Гайдэ? – вдруг встревожился мастер Драмт. – Гайдэ, что с тобой?

– Плохо, – прошептала я, внутренне содрогнувшись. – Все плохо. И, кажется, даже хуже, чем я думала…


* * * | Слово Ишты | * * *







Loading...