home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Поутру лен-лорд та Ларо вдруг решил осчастливить меня еще одним приглашением. На этот раз на семейный обед, видимо, посчитав, что я украшу его своим присутствием. На кой черт отцу Эррея это понадобилось, я не могла понять – мы вроде уже познакомились, мило пообщались… С того времени всего неделя прошла, а он, судя по всему, уже соскучился.

Или ему что-то понадобилось узнать насчет Фарлиона?

– Блин, где Эррей? – с досадой буркнула я, едва прочитала вежливое послание. – И почему не предупредил вчера, что мне опять придется надевать новое платье?!

«Благородной леди не положено два дня подряд выходить в свет в одном и том же, – наставительно заметил Лин, нежась на моей подушке. – Это дурной тон».

– Елки-палки! Мы купили почти два десятка платьев! Куда же больше?!

«А я говорил, что надо было три».

– Да?! – окончательно возмутилась я. – По платью на каждый день, что мы планируем провести в Рейдане?!

«Как минимум. И, между прочим, некоторые высокородные леди порой используют по несколько платьев за день».

– Плевать мне на высокородных леди, – отрезала я, решительно спихивая Лина с постели. – И плевать, сколько платьев они носят. Мне бы с моими разобраться как-нибудь. То, блин, подол пачкается, то туфлей наступишь, то кто-то в толпе норовит отдавить… Мы потратили на них целое состояние! Целое Айдово состояние! Нужно десяток хартаров пустить с молотка, чтобы оплатить их стоимость! А ты заявляешь, что этого мало!

Лин сладко потянулся, по-кошачьи выгнув спину, и мурлыкнул:

«Так что ты сегодня наденешь?»

– А что ты посоветуешь? – слегка остыла я.

«Ну-у-у… давай вот это, с серебряным шитьем».

– Оно же почти черное!

«Черное с серебром», – поправил меня шейри.

– Так основной же тон все равно черный! Как я надену его на обед?! Это же не вечерний прием и не бал!

«Ну и что? А ты возьми к нему белую шляпку и перчатки. Да еще туфли и сумочку в тон».

– Тогда уж пояс надо тоже… чтобы смотрелось. И вуаль, пожалуй, белую… что за мода тут дурацкая? Ненавижу шляпки!

Лин тихо хихикнул и поспешил убраться из комнаты, чтобы не слышать в очередной раз, как я поношу местные традиции и отзываюсь о вкусе здешних красавиц. Фу. Вульгарщина. Примитивизм. Кошмар, одним словом. В этих пышных юбках только запутаться можно. От корсета невозможно дышать. Шляпу то и дело сдувает, вуаль без конца норовит за что-то зацепиться. Шею открывать полностью низзя – не положено. Грудь открывать низзя тем более – срамно. Волосы показать можно, но краешком и то лишь самым смелым. Макияжа почти не знают. Брови подводить и выщипывать не умеют. О дезодорантах даже не слышали, из-за чего пользуются большим количеством благовоний… короче, жуть. Полный конец света. Если бы не магические прибамбасы, вообще было бы невозможно дышать!

Открыв шкаф, я мрачно оглядела свои парадные «доспехи» и со вздохом потянулась к серебристому платью.

Лен-лорд та Ларо славился своей необыкновенной пунктуальностью: экипаж с его гербом на дверцах подъехал к нашему крыльцу ровно в полдень. Красивый такой экипаж, раззолоченный, разукрашенный, весь в непонятных завитушках… проклятый гроб на колесах. Меня аж передернуло от мысли, что в этом катафалке придется опять трястись около получаса, подпрыгивая на каждой кочке, как больная.

«Пока-а, Гайдэ, – ехидно сказал мне вслед Лин, высунувшись из окна первого этажа. – Желаю тебе хорошо повеселиться».

«Четвертую», – мстительно пообещала я, но шейри только гнусно расхохотался.

«Я – демон, Гайдэ. Меня нельзя убить так просто».

Я мысленно погрозила ему кулаком.

«Ничего. У меня будет целых три часа свободного времени в гостях у лен-лорда, чтобы придумать тебе достойное наказание».

«Я буду ждать», – елейно отозвался Лин. Мне больше ничего не оставалось, как сделать вид, что не услышала, и гордо прошествовать в четырехколесный пыточный агрегат.

Ас и Гор, не сговариваясь, пристроились на козлы и на подножку кареты, заставив кучера и одинокого мальчика-пажа испуганно подвинуться. А потом лошади взяли старт, и я с мученическим выражением лица вцепилась в сидение, клятвенно пообещав себе, что при первом же удобном случае подскажу господину лен-лорду идею рессор. И до тех пор, пока он не оснастит ими все свои экипажи, я буду или вежливо отклонять его приглашения, или же начну нагло являться в его дом на своей карете. А то и верхом приеду. Наплевав на правила приличия и бытующее в Валлионе мнение, что благородной леди не пристало садиться в седло.

Как и следовало ожидать, к тому моменту как карета остановилась, я была готова убивать каблуками от туфель первого же встречного. Моя улыбка превратилась в хищный оскал, в глазах горели недобрые огоньки, а пальцы так сильно сжимали поручни, что там, кажется, остались небольшие вмятины. Однако кучеру крупно повезло – его, к моему огромному сожалению, спас некстати появившийся дворецкий, который с поклоном открыл красивые двери и недвусмысленным жестом отвлек меня от кровожадных планов.

Что удивительно, на этот раз трапезничать лен-лорды пожелали не в доме, а в саду. Правда, роскошном и ухоженном, но все же. Я никак не думала, что у местной знати есть привычка перекусывать на свежем воздухе. Ну, рыбалка там, шашлычки… И пускай здесь, конечно, ни о какой рыбалке речи не шло, однако небольшой пруд имелся. И лебеди в нем тоже плавали. И бабочки вокруг порхали. В общем, тенденция определенно просматривалась. Хотя, разумеется, цветочные клумбы, мраморные статуи, тщательно вычищенные дорожки и большая беседка сильно отличали сад та Ларо от дикой природы, на которой я привыкла проводить пикники с друзьями. Но, с другой стороны, согласитесь: гораздо лучше, когда летящие с деревьев листья не надо вылавливать из своей тарелки, когда салфетки не улетают в суп от малейшего дуновения ветерка. И уж куда как лучше, когда сыплющаяся с веток труха не плавает на поверхности блюд, заменяя изысканную приправу.

Лен-лорд Норрэй и леди Иэра, как и положено хозяевам, поприветствовали меня у самого входа в беседку. Одетые почти как на королевский бал, благоухающие, официальные до невозможности и какие-то прямо торжественные.

Я мысленно подивилась, а потом и насторожилась, потому что вышедший к отцу Эррей тоже был разряжен в пух и прах. Кажется, он даже в прошлый мой визит не был настолько жестко упакован, как сейчас – в этот ужасно тесный церемониальный сюртук и неудобные брюки, которые, как мне показалось, ему жали. По крайней мере, выражение глаз у него было страдальческое. И это не понравилось мне еще больше.

Стол в беседке оказался уже накрыт – еще более пышно и пафосно, чем тогда. Белоснежная, безупречно гладкая скатерть, такие же белоснежные салфетки, накрывающие не менее белоснежные приборы; целый ряд разнокалиберных бокалов, терпеливо ожидающий гостей возле каждой тарелки; такой же страшноватый ряд ножей и вилок перед каждым местом; красивые резные стулья, выставленные вокруг длинного прямоугольного стола; светлые ткани, драпирующие беседку изнутри, заодно избавляя присутствующих от назойливого внимания комаров… Е-мое! Я почувствовала себя так, будто на свадьбе оказалась! Не хватало только невесты в белом платье и жениха во фраке!

Я кинула мимолетный взгляд на свой подол, на котором из-под богатой серебряной вышивки просматривалась черная ткань, и скептически поджала губы: м-да. У людей праздник намечается, а я одета, как на похоронах. И пусть вышивка действительно роскошная, пусть в моем облике некую мрачноватость разбавляют многочисленные белые пятна, однако все равно – в этой легкой и чистой беседке я выглядела не слишком уместно.

– Леди Гайдэ, – учтиво раскланялся Лоррэй та Ларо, едва зашел внутрь и увидел, как я мнусь на пороге. – Позвольте, я провожу вас?

Я с облегчением позволила исполнить ему роль заботливого хозяина и с нескрываемой радостью обнаружила, что на этот раз сидеть мне придется не у всех на виду, а в сторонке, подальше от входа. То есть я не буду отсвечивать своим странным подолом перед гостеприимными хозяевами. Верх платья у меня, слава богу, остался светлым – несколько черных вставок из тонкого шелка никоим образом его не портили, поэтому, если меня не попросят сплясать, то выбивающийся за рамки общего фона образ не будет нарушать гармонию этого званого ужина… то есть обеда.

– Благодарю вас, – так же учтиво кивнула я, впервые подумав о том, что у Эррея не такой уж гадкий братец. На что он, как услышав мои мысли, насмешливо улыбнулся и вернулся к родителям, которые как раз изволили встретить кого-то еще.

Я не стала прислушиваться к доносящимся снаружи голосам – незачем: все равно скоро узнаю, по какому поводу у та Ларо сегодня организуется такое серьезное мероприятие. Зато меня весьма заинтересовал материал, из которого была сделана драпировка беседки. Сперва я решила, что простая ткань – шелк или что-то похожее, однако, потрогав и погладив необычную штуку (потихоньку, пока никого не было), все-таки пришла к выводу, что ткань-то весьма непростая. Кажется, обработана таким же образом, как мои перчатки, и практически не пропускает через себя магию. Зачем это вдруг сдалось лен-лорду, да еще именно сегодня, абсолютно непонятно, но хозяин – барин. Красиво жить, как говорится, не запретишь. Хотя стоила такая драпировочка очень немало. Я потратила порядка сотни золотых на кусок подобной ткани, а здесь ее было… мм-м… Кажется, у Эррея очень состоятельный батюшка.

Минут через пять в беседку медленно зашла сопровождаемая Эрреем дородная, но весьма пожилая леди в очень дорогом платье и с тяжелым бриллиантовым колье на морщинистой шее. Шла она с видимым трудом, часто отдыхала, и было видно, что приезд на этот обед стал для нее сродни подвигу. Вряд ли в свои сто-надцать лет дама часто выбиралась из дому. И вряд ли ее подрагивающие пальцы смогли бы самостоятельно удержать полный бокал игристого вина. Тем не менее, она упорно доползла до беседки и с помощью Эррея тяжело опустилась на жалобно пискнувший стул.

Нас представили, познакомили (леди оказалась эр-тассой та Торраг) и тут же оставили одних. Но еще через минуту, за время которой мы успели обменяться вежливыми фразами ни о чем, в беседку зашел немолодой, но весьма крепкий господин с роскошными черными усами, в колоритном мундире какой-то бесконечно далекой эпохи и в самой настоящей треуголке. Этакий гусар в отставке. Моя соседка обозвала его лордом да Нолу и тут же переключила на него свое внимание. Тем более что господин был усажен все тем же Эрреем как раз напротив нее. И буквально впритык ко мне.

Следующим гостем оказалась еще одна старушка неопределенного возраста, про которую я почти ничего не услышала: когда ее представляли, господин гусар так громко говорил насчет какой-то общей знакомой, что я бездарно прослушала имя и титул пожилой гостьи. Отметила только, что старушка гораздо более приятна, чем леди Торраг, и что сидеть ей придется справа от меня.

Затем на пороге снова нарисовался Лоррэй та Ларо. Один, как ни странно, и, видимо, уже насовсем, потому что оглядел дальний угол стола, хитро улыбнулся и встал возле ближайшего свободного стула. Видимо, чего-то ждал.

Я быстро подсчитала оставшиеся места: один, два, пять, семь… да. Ждали всего семерых. Из них два места во главе стола явно отведены для хозяев дома, еще четыре для их детей, а вот последнее…

В этот момент в беседку зашли младшие сестры Эррея, заставив меня оторваться от догадок и невольно ими залюбоваться. Ох и красавицы же подрастают в доме та Ларо. А сегодня над ними явно поработали руки умелых мастеров: щечки так и пылают, глазки так и горят, русые волосы уложены по-разному, но девчонки все равно очаровательные. Правда, корсеты, на мой взгляд, им надевать рановато – шестнадцать лет всего, да и то неполных, совсем юные, свежие, чистые, как едва распустившиеся бутоны. Куда им там что-то утягивать? Они и так тростинки. Хрупкие, тонкие, нежные… а сегодня кажутся еще нежнее и уязвимее, чем всегда. Просто нетронутый цветок, который так и хочется рассмотреть поближе.

Я невольно улыбнулась.

А потом услышала снаружи еще один голос, растерянно уставилась на разом поднявшихся со своих мест гостей. Ошарашенно воззрилась на низко склонившегося Лоррэя, с которого слетели недавняя слащавость и самодовольство. После чего увидела последнего гостя и вздрогнула от неожиданности.

– Добрый день, – небрежно кивнул Эннар Второй, решительным шагом заходя в беседку.

Я сжала зубы и, беззвучно выругавшись, медленно поднялась со стула.


* * * | Слово Ишты | * * *







Loading...