home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Когда закончилась вторая перемена блюд, леди Иэра чинно встала и предложила гостям пройтись по саду. Мудрое решение – надо растрясти закуски, чтобы влезло горячее и десерт.

Я с таким энтузиазмом приняла это своевременное предложение, что мне едва хватило терпения выйти из беседки величаво и степенно вместо того, чтобы вылететь оттуда пулей. Правда, причиной такой спешки стало не столько длительное пребывание на неудобном стуле, сколько искреннее желание выловить мерзавца-Эррея и начистить ему пятак за это дурацкое приглашение.

Оказавшись снаружи, я огляделась, лелея страшные планы мести, однако выяснила, что беднягу Рорна уже перехватила бойкая соседка-старушка и, притерев его к стенке, что-то активно выспрашивала. Господин «гусар» по традиции прилепился к леди Торраг (кажется, они давно и плотно общаются), старший та Ларо с супругой полностью оккупировали внимание короля, их дочери отошли к пруду, изображая две прелестные скульптуры, а я…

Я вдруг подумала, что точно тут лишняя, и, воспрянув духом от этой мысли, незаметно сдвинулась в сторонку.

– Рад вас снова видеть, леди Гайдэ, – испортил мне планы Лоррэй та Ларо, вывернувшись откуда-то, как черт из табакерки. – Скажите, как продвигаются ваши исследования?

– Неплохо, сударь, – прохладно отозвалась я, поняв, что настырный братец Эррея, кажется, нашел себе увлекательное занятие в антракте.

Лоррэй насмешливо улыбнулся.

– Вы все-таки выяснили, сколько корпусов у главной библиотеки Рейданы? Или успели посчитать количество ступенек на первой лестнице королевского замка?

Ах ты, язва…

Я мило улыбнулась в ответ.

– Не только, сударь. Еще я узнала, что ширина Тайры в самом узком месте в пределах столицы составляет порядка ста локтей. Что мост через нее имеет целых шестнадцать арок. Что высота Королевского острова в наивысшей точке составляет примерно полторы тысячи локтей. И что преодолеть их пешком можно примерно за два часа. Не считая времени, потраченного на крепостные стены, конечно. Что же касается библиотеки, то господин да Нейри был так любезен, что показал мне все шесть корпусов своего обширного заведения и заверил, что в любое время поможет высчитать глубину и тяжесть заложенного под ними фундамента.

– О, я вижу, что вы действительно многое успели, леди, – заметил молодой лен-лорд, источая фальшивое добродушие. – Так много, что я даже не знаю, на какие свершения вы замахнулись еще.

– У меня большие планы, – охотно заверила я наглеца.

– Не сомневаюсь. Вы не похожи на женщину, способную удовольствоваться малым.

Ого. А это уже скверный намек, гад ты этакий. И не надо так многозначительно коситься в сторону короля, который что-то живо обсуждает с твоим батюшкой. При этом настойчиво поглядывает в нашу сторону, когда-то успел приблизиться и хотя бы краем уха да подслушивает.

– У вас сложилось неверное мнение о моих планах, сударь, – парировала я, скрестив взгляд с Лоррэем.

Тот криво усмехнулся.

– Обычно я редко ошибаюсь, леди.

Ну все. Я его убью.

– Хотите, я покажу вам оранжерею, миледи? – очень вовремя спас мое стремительно портящееся настроение Эррей, которому наконец удалось отделаться от неудобной спутницы и отправить ее развлекать своих очаровательных сестричек.

Я незаметно перевела дух.

– Конечно, сударь. Окажите услугу.

Лоррэй недовольно нахмурился, явно раздраженный такой бесцеремонностью, но Рорн уже предложил свою руку, и я, одарив его поганого братца ледяным взглядом, неторопливо отошла в сторону виднеющейся за дальними деревьями стеклянной крыши.

– Прости, – шепнул Эррей, когда поляна с прудом и гостями скрылась из виду. – Он тебе надоел, да?

– Он меня достал, – честно призналась я. – И намеками своими, и этим тоном… Какой дурак придумал пригласить меня на этот обед?!

– Отец.

– Ему что, делать больше нечего?!

– Я сам не знал, что так получится, – виновато вздохнул Рорн, аккуратно придерживая мой локоть. – Все приглашения были отосланы три дня назад. Но сегодня утром он ни с того ни с сего взял и отправил еще одно.

Я фыркнула.

– Очень мило. Кажется, твой батюшка проникся ко мне неоправданными симпатиями!

– Да нет… я сам не понял…

– Скажи, а его величество давно собирался к вам в гости?

– Это было известно еще с дюжину дней тому. – Рорн пожал плечами. – О таких вещах, как ты понимаешь, предупреждают заранее, так что мы готовились. Даже на такой неофициальный обед требуются особые блюда и вина: короля никто не рискнет разочаровывать.

– Да? И часто он вот так запросто заходит в гости к своим подданным?

– Нет, конечно, – рассмеялся Эррей. – Но наш дом в хороших отношениях с правящей династией. Уже много-много веков.

Я кивнула.

– Иными словами, вы давно и прочно его поддерживаете. Как считаешь, надолго затянется этот обед?

– А ты спешишь?

– У меня вечером встреча с Драмтом. А до него я хочу успеть к да Нейри – он обещал мне достать какой-то редкий свиток. Плюс с ребятами надо кое-что обсудить. Бумаги еще разок просмотреть – за ними да Миро зайдет уже завтра… Короче, дел невпроворот. А я тут вино распиваю и беседы чинные веду, как будто заняться больше нечем.

Рорн тихо рассмеялся.

– Гайдэ, это – Рейдана. Здесь все, как ты выражаешься, только и делают, что распивают вина и ведут беседы. Заодно плетут интриги, заговоры, строят планы на будущее…

– Понимаю, почему ты отсюда сбежал, – насмешливо хмыкнула я. – Я тут еще двух недель не пробыла, а уже страшно хочется вернуться в Фарлион.

– Как у тебя продвигаются дела? – внезапно посерьезнел Эррей. – Нашла что хотела?

– Что-то, как-то… Заходи к нам вечером. Сам все узнаешь.

– А ты когда вернешься от мага?

– Поздно, – призналась я. – Но я обычно не ложусь раньше полуночи, так что, если хочешь, все равно приходи.

Эррей споткнулся на ровном месте и как-то растерянно посмотрел.

– Гайдэ… вообще-то к незамужней даме по ночам в гости не ходят. Это неприлично.

– Для кого неприлично? – невозмутимо уточнила я.

– Для тебя, конечно. Слухи пойдут…

Я только фыркнула.

– Эррей, после всего, что мы натворили в Долине, ты считаешь, что меня может смутить твое присутствие в моей комнате в темное время суток или какие-то дурацкие слухи? Вспомни Мейра – этого бессовестного нудиста! Или Лока с его вечными подзатыльниками, от которых у меня уже устала рука!

– Это – столица, Гайдэ, – криво улыбнулся он, подводя меня к огромной оранжерее. – Здесь другие правила. Я одним своим появлением могу поставить тебя в столь неловкое положение, что от тебя отвернутся все дома.

– Так ты поэтому у нас не светишься?

– Конечно.

– Вот же черт… Ладно, тогда приходи утром. Надеюсь, хотя бы это не запрещено?

Эррей облегченно вздохнул.

– Нет. Утренние визиты воспринимаются как должное.

– Какой бред, – вздохнула я. – Можно подумать, по утрам никто не занимается тем же, чем и по вечерам… Ладно, договорились. Ты, кстати, по книжкам ничем меня не порадуешь?

– Прости. У отца нет книг по магии.

– А по эарам?

– Ничего нет. Он не увлекается загадками прошлого.

– Эары – не прошлое, – прошептала я, заходя следом за другом в оранжерею. – Как бы не вышло, что из-за них мы лишимся будущего.

– Ты о чем? – удивленно обернулся Рорн.

– Завтра. Я расскажу тебе все завтра.

Он только кивнул, а потом протянул руку и увлек меня внутрь стеклянного купола, до отказа забитого зеленью.

В оранжерее оказалось влажно и немного душно, как в тропиках, но ничего – дышать можно. Зато цветов тут было так много, что у меня просто глаза разбежались.

– Ого! Эррей, это же настоящее зеленое царство!

– Матушка увлекается, – пояснил он, осторожно ведя меня по узкой дорожке между цветущими грядками. – Некоторые виды аж с юга выписывала, оттого и воздух душный – многим растениям холодно в нашем климате.

Я присела возле одного цветущего куста, усыпанного целыми гроздьями белоснежных соцветий, и широко улыбнулась.

– Квек. Эррей, это же квек!

– Да. Маги вывели какой-то новый подвид, который цветет такими шапками. Да и ягоды у него неядовитые, хотя есть я бы их никому не советовал.

– Что, невкусные?

– Горькие, как желчь, – доверительно шепнул Эррей, наклонившись к самому моему уху. – Только матушке не говори, а то она даст мне по шее.

– А это что за штука? – указала я на соседний куст.

– Без понятия. Это матушка тут хозяйничает. Ну и садовник наш, конечно.

– А это?

– Я же говорю: не знаю…

– Это – гверций, леди Гайдэ, – холодно сказала леди Иэра, внезапно появившись в оранжерее. Эррей аж вздрогнул от неожиданности и едва не подскочил, как ужаленный, но тут же опомнился и с достоинством поклонился, а я спокойно поднялась.

– Гверций?

– Совершенно новый подвид, который был привезен к нам из Хеора этой весной. Очень капризный, но довольно красивый цветок. Его назвали королевским.

– Он чудесен, леди, – искренне признала я, едва удержавшись от того, чтобы не тронуть крупные белые лепестки. – И, кажется, неплохо себя здесь чувствует.

– Шерин, мой садовник, следит за ним каждый день. И делает все, чтобы наши усилия не пропали даром.

– Ваш садовник – настоящий волшебник, леди, – учтиво поклонилась я, краем глаза заметив, как напрягся Эррей: матушка у него была довольно жесткой дамой. Такой, что он при всей своей выдержке опасался вызвать ее неудовольствие. И причину этого, глядя на ее подчеркнуто бесстрастное, уже не юное, но все еще красивое лицо, я хорошо понимала.

– Эррей, вернись к гостям, – едва поведя бровью, велела госпожа та Ларо, и мой доблестный «Фантом», даже не пикнув, испарился. – Леди Гайдэ? Я так поняла, вас заинтересовала оранжерея?

Я вздохнула.

– Мне нравятся цветы и вообще зелень. Особенно лес. Никакого шума, споров, ничего лишнего… самое лучшее место, чтобы отдохнуть душой.

Матушка Рорна пристально на меня посмотрела.

– Вы поэтому покинули остальных гостей? Вам что-то не понравилось за обедом?

– Что вы, леди. Все чудесно. Я просто захотела прогуляться, а ваш сын охотно предложил сопроводить меня в оранжерею. Это было очень любезно с его стороны.

– Мне кажется, Эррей вами несколько увлекся.

Ну вот. Я же говорила!

– Вам совершенно не о чем беспокоиться, – невесело хмыкнула я. – Мой визит в Рейдану носит исключительно деловой характер. Можете не тревожиться: я не намерена обзаводиться ухажерами. Для этого… простите… у меня нет времени: я должна вернуться домой не позднее, чем через месяц.

Леди Иэра взглянула на меня еще острее.

– Вы собираетесь вернуться в Фарлион? К брату?

– Да. Гай очень ждет моего возвращения.

– Эррей в последние дни часто о нем говорит.

– Ваш сын довольно впечатлительный молодой человек. Ему простительна некоторая эмоциональность.

– Вы и сами, насколько я вижу, весьма молоды, – наконец усмехнулась благородная госпожа та Ларо, видимо, успокоившись за будущее младшего отпрыска. Но я только покачала головой.

– Порой возраст измеряется не годами, леди. Можно уже в двадцать лет почувствовать себя стариком, а можно и в семьдесят остаться беззаботным мальчишкой.

Леди Иэра странно наклонила голову.

– А сколько лет вам, леди Гайдэ?

– Немного, вы правы, – грустно улыбнулась я. – Хотя порой кажется, что и этого чересчур.

Мы в молчании дошли до конца дорожки и так же молча повернули обратно.

– Вас не удивило наше приглашение, леди? – внезапно спросила матушка Эррея, заставив меня изумленно повернуться.

– Вообще-то, удивило. Признаться, я до сих пор чувствую себя тут лишней.

– Мой супруг неожиданно переменил решение о составе гостей и пожелал видеть вас на этом обеде в самый последний момент.

Вот как: мой супруг. Не она, не они вместе, а только он.

Я как можно спокойнее спросила:

– А это было его собственное решение, леди Иэра?

Госпожа та Ларо многозначительно усмехнулась.

– Кто знает? Он на этот счет ничего не говорил.

Вот тебе и приглашение на легкий перекус. Получается, до сегодняшнего утра лорд Норрэй совершенно не собирался делать ничего подобного. Обед планировался как семейный, только для самых близких друзей и, наверное, родственников. Однако этим утром что-то случилось. После чего в спешке было сделано еще одно приглашение, количество гостей за столом увеличилось на одного человека, а мое место за ним появилось не где-нибудь, а…

– Скажите, леди, вы сильно огорчитесь, если я раньше времени покину ваш дом, сославшись на недомогание? – внезапно спросила я, придя к весьма неприятным выводам.

Леди Иэра, спокойно встретив мой прямой взгляд, поощрительно улыбнулась.

– Мне будет грустно огорчать супруга известием о вашем внезапном отъезде.

– Но вы окажете мне эту услугу?

– Безусловно. Я предупрежу людей: вас доставят домой по первому требованию.

– Благодарю вас. – Исполнив положенный реверанс, я быстро отвернулась и вышла из оранжереи, решив больше не испытывать судьбу и не показываться на глаза высокопоставленным гостям. Намек госпожи та Ларо был весьма прозрачным, так что, если я не хочу столкнуться нос к носу с крупными неприятностями, следовало как можно скорее покинуть этот «гостеприимный» дом.

Проскользнув за деревьями и безошибочно отыскав дорогу к выходу, я юркнула на какую-то аллею, проскочила мимо тихо журчащего фонтана. Задержавшись на мгновение, настороженно прислушалась, а потом облегченно вздохнула: ну вот, сейчас надо пару минуток переждать, а потом пройти к дверям. За это время леди Иэра так же тихо отдаст нужные распоряжения, для меня выгонят из «гаража» карету, и я буду надолго избавлена от необходимости общаться с…

– Почему вы покинули нас, леди? – вдруг бархатным голосом спросили меня из-за спины, мгновенно похоронив надежды на бегство.

Я беззвучно ругнулась, а потом обреченно повернулась и, изобразив нужное выражение лица, коротко наклонила голову:

– Ваше величество…

Эннар Второй, вывернувшись из-за какого-то дерева, бесшумно шагнул к фонтану, просочившись сквозь тесные ряды аккуратно подстриженных кустов, как привидение. Весь в белом, блистающий и насквозь величественный, прямо-таки сочащийся недоумением и искренним желанием пообщаться.

Я только зубы сжала, отлично понимая, кто попросил лен-лорда та Ларо написать это дурацкое приглашение. И что ему нужно, спрашивается? В прошлый раз мало пообщались? Забыл о чем-то спросить? Ой, зря я не поспешила на выход сразу. Ну, потолкалась бы у дверей, ничего бы со мной не случилось. Там все-таки Ас, Гор и почти прямая дорога на улицу. Мне с его величеством совершенно не хочется общаться. И еще больше не хочется, чтобы он начал выяснять подробности моего бурного прошлого.

– Вам не понравилось общество, леди? – проницательно глянул король, когда я наконец выпрямилась и подняла уже совершенно спокойный взгляд. – Или утомили соседи по столу?

– Просто захотелось поближе осмотреть сад господина Норрэя. Такую красоту редко где встретишь. Тем более в большом городе.

– И вы поэтому ушли так далеко от беседки?

– В тишине всегда лучше дышится, сир.

– В таком случае я, пожалуй, подышу тоже, – бесцеремонно навязался Эннар Второй. – Пойдемте, леди, подышим вместе. Вы составите мне компанию.

Я чуть сузила глаза, но с места не сдвинулась. А когда увидела протянутую руку, готовую требовательно ухватить меня под локоть, чуть отступила и внутренне подобралась:

– Ваше величество, это – приказ?

Король озадаченно замер.

– Что?

– Я спрашиваю, сир: вы приказываете мне составить вам компанию?

У него нехорошо сверкнули глаза, а голос мгновенно стал холоден, как лед:

– Что, если и так?

– Хорошо, сир. – Я отвесила подчеркнуто церемониальный поклон. – Как вам будет угодно.

Он на мгновение нахмурился, но потом неожиданно хмыкнул:

– Вы все еще сердитесь на меня, леди?

– Что вы, сир, – ровно отозвалась я, нацепив бесстрастную маску безликой придворной дамы. – Разве на короля можно сердиться?

– Почему бы нет?

– Король – это символ, ваше величество, – так же ровно пояснила я. – А на символ сердиться бесполезно. Ему положено сиять, поражая воображение и склоняя чужую волю себе на службу. В этом его предназначение.

Правитель Валлиона чуть сузил глаза.

– Но ведь за символом всегда кроется что-то еще: какая-то идея, мысль или же чья-то личность. Разве нет?

– Вы правы, ваше величество. Но идея и мысль нематериальны. Сегодня они есть, завтра нет… Они не бывают хорошими или плохими – таковыми их делает только человек. Однако я, наверное, была слишком ослеплена их ярким блеском, поэтому человека за ними, увы, не увидела.

– Осторожнее, леди. Вы рискуете вызвать мой гнев, – вкрадчиво заметил король, подойдя почти вплотную.

– Простите, ваше величество, – снова поклонилась я, заодно отступив на шажок. – Я ничем не хотела вас задеть.

– И тем не менее… вы отказываетесь от моего предложения?

– Хотите, я расскажу вам сказку, сир? – совсем холодно улыбнулась я, внезапно почувствовав, что он начинает сердиться. Более того, источает прямо-таки ледяное напряжение. И повод для этого действительно был – я позволила себе неслыханную дерзость дважды ему отказать.

Но у меня не было никакого желания проводить время с человеком, которому нет дела ни до чего, кроме собственных амбиций. Если прикажет – да, погуляю под ручку и даже буду улыбаться, скалясь ему, как кахгар из зарослей Харона. Даже беседу светскую поддержу, если надо, но вряд ли ему это понравится: фальшь он чуял на раз. И уже сейчас видел, что я собираюсь послать его далеко и надолго. А это, полагаю, ему сильно не по душе.

Его величество снова нахмурился.

– Что?

– Сказку, сир. Про золотую антилопу?

Он мгновение смотрел в упор, а потом так же холодно, как и я, кивнул.

– Извольте, леди. Было бы интересно послушать.

Я на мгновение задумалась, потом отошла к фонтану и, подчеркнуто равнодушно уставившись на мерно льющуюся воду, начала говорить:

– Когда-то давно жил на свете один мальчик, ваше величество. Был он очень беден, можно даже сказать нищ, потому что владел лишь крохотным наделом земли, который едва мог его прокормить. Но при этом у мальчика было благородное сердце. И чистая душа, которой даже в наше время редко кто может похвастать. В те годы страной правил старый и жадный раджа – правитель, который больше всего на свете ценил золото. Чем больше у него было золота, тем счастливее он себя чувствовал и тем больше стремился им обладать. Но вот однажды случилось так, что крестьянский мальчик увидел, как по лесу скачет золотая антилопа – прекрасная и свободная, как солнце, а за ней гнались слуги раджи. Он была так красива, что мальчик решил ей помочь и укрыл в своей старой лачуге, а охотникам указал неправильную дорогу, чтобы они никогда не поймали волшебное создание. Когда они ушли, антилопа вышла наружу и, поблагодарив за спасение, спросила, что желает ее маленький брат получить в награду за помощь. Но мальчик ответил, что ему ничего не нужно и что он просто был бы рад когда-нибудь увидеть ее снова. Антилопа подумала и создала из поющего тростника волшебную дудочку, а потом сказала, что когда понадобится, он всегда может в нее подуть, и тогда она вернется. После чего стукнула копытом и исчезла…

Я мельком покосилась за спину, но его величество молчал и внимательно слушал, не порываясь перебивать, правда, старательно выискивая двойной смысл.

– Золотая антилопа не знала, что вместе с охотниками мальчика видел один хитрый и коварный слуга, который прятался во время разговора в джунглях. Он подслушал ее слова и помчался к радже, рассказав и про мальчика, и про дудочку, и то, как бедняк нагло обманул охотников. Раджа сначала не поверил в волшебство и велел привести мальчишку во дворец. А когда его приказ исполнили, потребовал от бедняка пять золотых монет – несуществующий долг, который тут же и выдумал. Мальчик испугался и сказал, что у него никогда не было таких денег, но раджа не пожелал ничего слушать и пригрозил отрубить ему голову, если тот на следующий день не заплатит положенную сумму. Мальчик, отчаявшись, ушел домой. Но по дороге вспомнил о дудочке и позвал золотую антилопу, рассказав ей о своей беде. Он ни о чем ее не просил, однако она сказала: «Не бойся, маленький брат», – а потом стукнула копытом и выбросила из-под него пять золотых монет. На следующий день мальчик с радостью вернулся к радже и показал ему золото, после чего жадный правитель понял, что золотая антилопа действительно существует, и потребовал от мальчика ее позвать. Честный бедняк отказался и попытался сбежать, но не успел – хитрый слуга раджи выхватил у него из-за пазухи волшебную дудочку и отдал повелителю. Раджа был безмерно рад заполучить в свои руки такое сокровище, но только воспользоваться им не смог: едва он попытался дунуть в дудочку, как та выскользнула у него из рук и сломалась, заставив мальчика рассмеяться от облегчения. Но тогда уже рассердился раджа, приказал схватить упрямого мальчишку и отрубить ему голову. И он бы убил бедняка, если бы все тот же коварный слуга не подсказал ему мысль, что, возможно, мальчишка знает, как найти золотую антилопу. После чего раджа передумал и пригрозил мальчику, что отрубит головы всем его знакомым, если тот в срок не приведет во дворец волшебную подругу, умеющую делать из воздуха золотые монеты…

Я снова покосилась за спину, однако король по-прежнему хранил ледяное молчание, и продолжила:

– Мальчик отправился на поиски антилопы. Куда идти, он знал очень смутно, но ему помогли лесные звери: могучий тигр, детенышей которого он спас из ловчей ямы, мудрый слон, из ноги которого он выдернул острое копье, и птица, от чьего гнезда он отогнал большую змею. Поэтому, в конце концов, мальчик отыскал волшебную подругу в ее неведомом, но благословенном краю. А найдя, спросил совета: как ему быть, когда он не хочет потерять ни ее, ни своих знакомых? «Не бойся», – сказала антилопа, после чего подхватила его и одним махом перенеслась во дворец. Оказавшись в тронном зале, она подошла к радже и спросила, что он хочет получить в обмен на жизнь мальчика. Раджа тут же закричал: «Золота! Я хочу много золота!» И тогда она спокойно уточнила: «Сколько именно ты хочешь?» На что он рассмеялся и заявил, что золота много не бывает и что глупое животное просто не может этого понять. Золотая антилопа так же спокойно сказала: «Хорошо. Я дам тебе золото. Но учти: как только ты скажешь "довольно", все твое золото обратится в черепки». Раджа, конечно же, согласился: он не мог представить ситуации, когда золота оказалось бы слишком много. А потом антилопа вихрем промчалась по тронному залу, и на каждый шаг из-под ее копыт горстями начали сыпаться золотые монеты. Их было так много, что скоро и сам раджа, и все его слуги кинулись собирать сокровища, распихивая их по карманам и торопясь схватить как можно больше. А антилопа скакала дальше, засыпая пол монетами под громкий смех осчастливленного раджи. Золото все сыпалось и сыпалось, образуя целые горы. Раджа с криками носился по залу, требуя у нее еще и еще. И тогда антилопа начала скакать еще быстрее. И уже целые горы монет взлетали из-под ее копыт, осыпая жадного правителя с ног до головы. Но потом настал тот миг, когда золота стало так много, что раджа не удержался на ногах и упал на блестящие горы. А золото продолжало сыпаться сверху, не давая ему подняться. Сперва он мог только радостно кричать о том, каким стал теперь богатым. Потом ему стало трудно пошевелиться. Затем он не смог дышать. Но все равно кричал: «Еще! Я хочу еще!» И лишь когда его засыпало почти полностью… когда золото погребло его под собой, он вдруг понял, что умирает, и испуганно прошептал: «Довольно». И в тот же миг все его золото обратилось в черепки. После этого все поняли, что некогда богатый раджа стал нищ, как портовая крыса, и тут же бросили его, отправившись на поиски другого правителя, побогаче. А золотая антилопа подхватила мальчика и увезла в свою волшебную страну, чтобы он никогда больше страдал от человеческой жадности… Конец сказки. Вам понравилось, ваше величество?

Когда я замолкла, король довольно долго стоял без движения. Я не видела его лица – из-за спины рассматривать собеседника весьма нелегко, но мне показалось, что о чем-то он все же задумался. И, задумавшись, даже успел забыть, что сердился. А когда молчание стало совсем уж тяжелым, я наконец повернулась и спокойно спросила:

– Вы все еще мне приказываете, сир, вас сопровождать?

Эннар Второй долгое мгновение смотрел мне прямо в глаза, а потом странно усмехнулся.

– Нет, леди. Это всего лишь просьба.

– В таком случае прошу меня извинить, – вежливо присела я. – Всего доброго, ваше величество.


* * * | Слово Ишты | Глава 15







Loading...