home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

– Ну что? – с надеждой спросила я, устало отложив последнюю книгу. – Что-нибудь нашел?

Бер покачал головой и тоже отодвинул в сторону тяжелый фолиант.

– О таких вещах в книгах не пишут, Гайдэ.

– Но что-то же должно быть?!

– Боюсь, Лин рассказал нам гораздо больше, чем тут написано.

Я вздохнула.

– Да. Написано много, но все не о том. Про то, что у вас есть старшие и младшие кланы, мы и так уже знаем. Как знаем о вашей неудобоваримой системе управления, жесткой иерархии, презрении к чужакам, маниакальной преданности долгу и полному подчинению вышестоящему начальству, вплоть до ненормального обожествления своих драгоценных владык. Которых по числу кланов тоже всегда четыре. Сильнейших. Про то, что старшие – не только воины, но еще и маги, мы уже тоже поняли. Гор – тому явное подтверждение. А Ас и того хуже – еще не проснулся, но глазищи уже пылают.

– Старшие – все без исключения боевые маги, – уточнил Бер. – Причем обучающиеся исключительно в школах клана. И имеющие особые техники, о которых Магистерия почти ничего не знает.

– Да, – снова вздохнула я. – Оказывается, вы у нас особенные. На мелочи вроде выращивания травки или призывания дождика не размениваетесь. У вас даже магия подчинена идее войны. Но что нам это дает?

– Ничего, – подытожил скарон. – Кроме нескольких ненужных подробностей о нашей прежней жизни.

– Ты так ничего и не вспомнил?

– Нет. И не хочу.

– А остальные?

– Если бы они хотели, давно бы к тебе пришли, – ровно отозвался Бер. – Но поскольку мы не хотим, то… извини.

Я грустно улыбнулась.

– Да я все понимаю. Но вдруг это могло бы помочь Гору?

– Думаю, он не захотел бы вспоминать прошлое даже ради знаний о своей силе, – так же невесело усмехнулся брат. – Мы умирали… кажется, не слишком хорошо. Я, например, помню только боль. Одну сплошную боль, льющуюся отовсюду. Боль, от которой можно сойти с ума. И которую испытываешь, когда твою душу отрывают от еще живого тела. Неудивительно, что Гор не стремится это ворошить: у всех нас есть воспоминания, которые хочется похоронить понадежнее.

– Вы попали в Тень вместе?

– Нет, – качнул головой Бер. – Ас был первым. Он дольше всех пробыл в браслете. Потом появился Ван. Затем я. Гор – последний.

– А сколько времени прошло между тем, как вас… ну…

– По-разному. Ас провел в браслете около десяти лет. Ван и я появились с очень небольшим промежутком. Гор опоздал примерно на два года. Так что, в общей сложности, лет пятнадцать разницы у нас есть.

– А сколько тебе было лет, когда это случилось?

Бер хмыкнул.

– Не помню. Но теперь это не имеет значения: когда сто лет просидишь внутри проклятого артефакта…

– Ясно, – я прикусила губу. – Извини, что спрашиваю. Просто пытаюсь зацепиться хоть за что-то. За любую мелочь, которая подсказала бы, как вам помочь. Мне не дает покоя мысль, что вы все равно от меня зависите. И что ваша жизнь, она… не совсем настоящая. В ней нет свободы. Нет крыльев, понимаешь?

– У нас есть все, о чем мы мечтали столько времени, – с мягкой улыбкой заверил брат. – Мы снова дышим, чувствуем, видим… Оказывается, уже одно это – бесконечно много, Гайдэ. Только понимать эту истину начинаешь лишь тогда, когда становишься Тенью и неожиданно лишаешься всего. Но при этом ты и не умираешь. Не забываешь до конца. И именно это – настоящая пытка.

– Прости…

– Тебе не за что извиняться. – Бер осторожно подсел ближе и погладил мои волосы. – Ты и так возишься с нами слишком много времени.

– Да? А мне, наоборот, кажется, что я уделяю вам слишком мало внимания.

– Это не так, – тихо рассмеялся он. – Сколько ты меня подушкой колотила? Сколько раз за бок ущипнула? Сколько угроз на меня высыпала, помнишь? Так что нет, сестренка – ты как раз уделяешь нам гораздо больше времени, чем мы того заслуживаем.

– Да? – слабо улыбнулась я. – А кто меня щекотать взялся при каждом удобном случае? Кто хихикает нагло в спину, когда я пытаюсь выглядеть как знатная дама? Кто меня каждый день из вредности катает по буеракам так, что у меня потом зад по полдня болит?

Бер хмыкнул.

– Ну да. Я такой. Но это лишь потому, что у меня раньше не было сестры. И потому, что я, если честно, не представляю, что с ней делать.

– Просто будь рядом, как сейчас. И просто иногда поговори в тишине безо всякой насмешки.

– Я стараюсь, – скарон осторожно наклонился и коснулся губами моей макушки. – Хотя и не всегда получается. А ты не переживай по пустякам. Мы выживем. Что бы ни случилось, все равно выживем: находиться в Тени нам не привыкать. Главное, чтобы с тобой все было в порядке, а остальное мы как-нибудь переживем.

Я грустно улыбнулась.

– Вы-то, может, и переживете, а мне как быть? Как я буду без вас? Кто мне будет двери открывать? Кто «госпожой» каждый день называть станет? Кем я буду народ удивлять при каждом появлении? А?

– Ничего, – хихикнул брат. – Если мы снова станем Тенями, ты удивишь всех еще больше.

– Не смешно. Не хочу я больше никаких Теней. Хочу живых. Настоящих. И навсегда хочу… чтобы можно было больше не думать о резервах.

– Ну, лет десять и правда можно будет не думать. А там… – Бер хитро прищурился. – А там, может, ты еще что-нибудь придумаешь?

Я усмехнулась.

– Куда ж я денусь?

– Ладно, пойдем, что ли? – со вздохом поднялся брат. – Все равно это – бесполезная трата времени. Ни о каких обрядах и ритуалах Адаманта мы тут ничего не найдем. Это – слишком закрытая информация. О ней наверняка даже в клане не все знают. Сама же читала, что написано про «черных»: самый закрытый клан.

– И самый сильный.

– Нет. Самым сильным всегда был Рубин. Адамант никогда не лез в первые ряды.

– Но и от власти никогда далеко не отходил, – возразила я. – За три тысячи лет существования Скарон-Ола еще не было такого, чтобы Адамант утрачивал свои позиции. С Изумрудом – да, бывало, даже Сапфиры однажды сдавались, но «черные» – никогда.

– Как и Алые, – кивнул Бер. – Ты права. Значит, скорее всего, для Гора надо будет искать учителя.

– Ехать в Скарон-Ол?

– А куда еще? Я, правда, не знаю, как нас там примут: чужаки, которых никто никогда не видел и о которых уже даже не помнит… ты знаешь, как у нас относятся к чужакам?

Я поежилась.

– Но вы ведь все равно скароны. Этого не отнять, сколько бы времени ни прошло. Вас ни с кем не перепутаешь, даже Мейр подтвердил. Значит, должны принять. Правда, столь длительное отсутствие вам будет трудно объяснить, но все равно – мне кажется, главы кланов должны вас хотя бы выслушать. А если Гор действительно так силен, как говорит Лин, то Адамант должен быть заинтересован в том, чтобы его заполучить.

– Не скажи, – вздохнул Бер. – Для кланов самое главное – иерархия. Подчинение. Верность клану и долгу. А мы кто? Может, когда-то для нас это и имело значение, но теперь все изменилось. Мы уже никогда не будем такими, как ждут от нас кланы. Мы стали чужими, Гайдэ. Мы много лет провели вне родных стен. Мы забыли о них так же, как и они забыли про нас. Для нас потеряли значение прежние ценности. Мы больше не будем зубами сражаться за свои кланы. Наконец, мы стали кровными братьями… когда-то чуждые друг другу, но сейчас ставшие ближе, чем родные… такого ни один клан не допустит. И, наверное, уже не простит.

Я нахмурилась.

– Почему? У вас ведь даже владык всегда четверо? Специально, чтобы из разных кланов?

– Да. Но это вовсе не означает полного согласия. И вовсе не говорит о том, что между кланами нет соперничества. Как может выжить государство, построенное, как идеальная военная машина?

– На войне, – не подумав, брякнула я.

– На непрерывной войне, – кивнул скарон. – Между собой или с каким-нибудь внешним врагом – не имеет значения. Для нашего народа важна сама война, как факт. Скароны живут этим. Они не видят иной жизни, кроме как стать воином и умереть во славу своего клана. Это почетно. Это – важно. Это – большая честь… но не для нас четверых, понимаешь? Уже не для нас. И это так явно видно, что я сильно сомневаюсь, что нас примут обратно. Да, наверное, нам это уже и не нужно?

– И что же делать? Как тогда быть с Гором?

– Не знаю. Ты, конечно, можешь ему приказать все вспомнить… ты ведь все еще наша хозяйка… даже без браслета… поэтому, если ты велишь, он, наверное, вспомнит, как управлять своей силой?

Я неожиданно замерла.

– Приказать?!

– Да, – невесело согласился Бер. – Не думаю, что есть еще какой-то выход. Ведь даже если искать учителя, то до Скарон-Ола еще добраться надо. А там… вся твоя затея с Невироном затянется неизвестно на сколько времени.

– Погоди! – меня вдруг, что называется, осенило. – А что, если я прикажу ему вспомнить не все?! Что, если я прикажу вспомнить только то, что касается его силы?! Ведь для этого необязательно поднимать из могилы все свое прошлое? Достаточно того, что Гор вспомнит обряд и восстановит прежние знания! А, Бер? Как считаешь, это возможно?!


Домой мы неслись как сумасшедшие, распугивая прохожих и грозя отдавить ноги всем, кто не успел вовремя отпрыгнуть с дороги. Причем если в библиотеку я ехала со страшными проклятиями на устах и злобной мыслью о том, «когда же закончится эта дикая тряска?!», то теперь едва не покрикивала на брата, чтобы подстегнул лошадей.

Мы с грохотом пронеслись через треть Верхнего Города, пока добирались до затерянного в одной из тихих улочек дома. Едва не стесали каретой все углы. Оставили после себя толпы ошарашенных подобной наглостью людей, причем кто-то даже порывался прокричать вслед что-то неприличное. Но мы просто не обратили внимания и вихрем влетели в распахнутые ворота, которые из-за отсутствия слуг пришлось открывать Вану. Еще в тот момент, когда колеса загрохотали в начале длинной улицы.

Не дождавшись, пока брат закроет тяжелые створки, я пулей вылетела из экипажа, едва не снеся по пути дверцу, вздернула повыше подол и бегом ринулась в дом, уже с порога крича ребятам о том, что у меня идея. Потом торопливо объясняла. Убеждала. Однажды даже затопала ногами, когда выяснилось, что они не до конца поняли. Наконец устало плюхнулась в кресло и, содрав с головы надоевшую шляпку, с надеждой посмотрела на напряженно размышляющего Гора.

– Ну, как тебе моя мысль? Рискнешь?

Гор задумчиво пожевал губами и вопросительно взглянул на Лина.

– Как считаешь, получится? Ты у нас по ритуалам – спец.

Шейри аж раздулся от похвалы.

– Думаю, шансы есть. Если, конечно, ты доверишься Гайдэ.

– Да я не об этом, – отмахнулся брат. – Меня другое интересует: мне ведь придется снова призывать Тень, верно?

– Скорее всего, – важно ответил Лин.

– Так вот в этом-то и проблема: что, если я не удержусь?

– А мы присмотрим, – тут же отреагировал Бер. – Глупостей тебе сделать не дадим. И Лин проконтролирует, чтобы ты никуда больше не свалился. Лин, сделаешь?

– Мр-р… попробую.

– Так и в чем тогда дело?

– Ни в чем. – Гор решительно поднялся и спокойно посмотрел на меня. – Где ты хочешь провести ритуал?

Я пожала плечами.

– Пошли, наверное, наверх. Вдруг кто припереться надумает? К тому же тебе лечь придется, а тут неудобно. Лучше, если ты на своей кровати и устроишься. А мы рядышком.

– Я запру двери, – тут же умчался Ван, и во дворе послышались громкие хлопки.

– А я проверю дом, – следом за ним убежал шейри. – Вдруг опять «сигналки» кто прилепил на забор?

– Пойдемте, – ровно предложил Ас, первым двинувшись на второй этаж. – Пока они носятся, Гор как раз успеет настроиться. Гайдэ, а тебе лучше переодеться.

Я запоздало вспомнила, что все еще щеголяю по дому в выходном платье, и умчалась переодеваться. Ас прав – мало ли что случится? Вдруг в обморок упаду или Гор случайно дернет за рукав? Как я свой наряд потом реанимировать буду? Лучше в домашних штанах приду – их не жалко. И рубашку какую попроще натяну – с ней все меньше мороки, чем с дорогой парчой или бархатом.

Когда я пришла в комнату, которую на двоих делили Гор и Ван, ребята уже вовсю готовили рабочую площадку: кровать Вана сдвинули в дальний угол, чтобы не мешала, вторую кровать (тяжелую, массивную, из цельного дерева) вытащили, напротив, на середину комнаты, чтобы можно было подойти с любой стороны. Окна задернули плотными шторами. Колющие и режущие предметы убрали подальше. Гор разделся, оставшись в одних штанах, улегся по привычке так, как делали все скароны: на спину, головой строго на восток.

– Красавчик, правда? – голосом опытной путаны спросил Бер, кивая на Адаманта и пытаясь разрядить обстановку. – Гайдэ, тебе нравится?

– Угу, – рассеянно кивнула я, мельком посмотрев на красивый пресс и пластины грудных мышц. – Очень сексуально. Может, нам его привязать?

– Как хотите, – равнодушно отозвался Гор.

– Тогда привяжем, – обрадовался Бер и тут же вытащил откуда-то крепкую веревку. – Я как знал, что пригодится!

Ас хмуро покосился.

– Хватит дурачиться. Ноги зафиксируй, чтоб не дернулся.

– Лучше и руки тоже, – подал голос Гор. – Не уверен, что смогу улежать на месте.

Я закатила глаза.

– Боже… вы готовитесь так, словно пытать его собираетесь!

– Лучше предусмотреть все, – ровно отозвался Ас, и я поняла, что спорить сейчас бесполезно. Более того, страховали они вовсе не Гора, нет – это они обо мне беспокоились, чтобы меня не цапнули, как в прошлый раз, и не утащили в Тень. Реакция у Гора была отменной, так что братья всерьез опасались, что могут не успеть. Вот и нервничали.

Я вздохнула и присела в изголовье кровати на коленки.

– Ну что, брат, попробуем?

«Сейчас ему будет труднее призвать Тень, – неожиданно сказал из-за двери Лин. – Но зато и ей труднее его сломать. А я все равно снаружи подожду, ладно? Чтобы он меня не видел».

– Жди, – кивнула я. – Если что не так, крикнешь.

Гор поднял глаза, отыскивая мое лицо, и совершенно спокойно кивнул.

– Давай. Я постараюсь не сопротивляться.

– Ага. А я постараюсь ничего не испортить, – пробормотала я, нервничая, кажется, в сто раз больше, чем он. – Ладно, работаем… Лин, мне надо говорить что-то особенное? Ну, фразу какую-нибудь ритуальную?

– Зачем? Просто смотри ему в глаза и постарайся слиться с его разумом, как делала, когда он был Тенью. А когда получится, то приказывай. Он должен послушаться. Хотя я, конечно, не уверен, что в таком состоянии он тебя быстро узнает. Тебе придется сильно постараться: чужой разум – потемки. А уж разум Адаманта…

Я вздохнула.

– Тогда… хватит тянуть. Гор, давай. Мне очень нужно, чтобы ты впустил меня внутрь.

Он открыл глаза, пылающие светом далеких звезд, и на мои плечи тут же навалилась странная тяжесть. А потом меня утянуло в чужое сознание и с головой окунуло в непонятную вязкую массу.


Сперва вокруг было просто темно. И изрядно прохладно. Но потом дискомфорт прошел, я снова оказалась в уже знакомой уютной пустоте, в которой не было ни шума, ни боли, ни страха, ни даже чувств. В которой хотелось забыться, раствориться, пропасть и утратить индивидуальность. Стать ее частью. Крохотной песчинкой под ногами Вечности. Маленькой, невесомой и одновременно такой же всеобъемлющей, как она сама.

В какой-то момент я слегка поплыла, очарованная бесконечной пустотой выглянувшей из небытия Тени. Инстинктивно потянулась навстречу, завороженно вздохнула, захотела коснуться этой невыносимо притягательной черноты. Едва не потерялась там без остатка. Чуть не растворилась, испытывая ни с чем не сравнимое, острое наслаждение от покалывания по телу миллионов ледяных иголочек. Но потом обо что-то споткнулась – видимо, о какую-то мысль – вспомнила, куда и для чего пришла, затем встряхнулась, огляделась и попыталась позвать того, ради кого сюда явилась.

– Го-о-ор… Го-о-ор… ау, ты где? Ты меня слышишь?

Как в тоннеле кричала: долгое эхо разнесло мой голос далеко во все стороны, заставляя его отражаться от невидимых стен бессчетное количество раз. Я не знаю, был ли то действительно чужой разум, или же мое богатое воображение вдруг сыграло очередную шутку. Однако через какое-то время (миллион? миллиард лет?) кто-то мне все же ответил. А ответив, каким-то неведомым образом оказался рядом, встав за спиной, как бесформенный призрак, и негромко спросил:

– Звала, Хозяйка?

– Звала, – с облегчением призналась я, оборачиваясь и с беспокойством изучая бесформенный черный клубок, из которого послышался знакомый голос. – Только я – Гайдэ, помнишь?

– Помню, – равнодушно ответили мне. – Ты – Хозяйка. Я должен слушаться.

– То, что ты живой, помнишь?

– Я не живой, – возразила Тень, но потом подумала и добавила: – Хотя уже и не мертвый. Это ты сделала?

– Да. И я хочу, чтобы ты об этом вспомнил.

Тень задумчиво покачнулась, а затем начала меняться, обретая уже знакомые очертания, меняя туман на зрелую мужскую фигуру, а полупрозрачные складки небытия – на смуглую кожу, загорелое лицо, пышную гриву распущенных волос и весьма удивленное лицо, на котором наконец проступило смутное узнавание.

– Гайдэ? – неуверенно позвал «Гор», приняв вполне приличный облик.

Я оглядела его и кивнула.

– Точно. Только оденься, пожалуйста. Второго бесстыдного нудиста моя психика может не выдержать.

Тень озадаченно оглядела свое тело, снова подумала, качнувшись на босых пятках, но, видимо, нашла требование выполнимым и накинула сверху вырванный прямо из пустоты длинный плащ.

– Так лучше?

– Намного, – снова кивнула я. – Итак? Ты помнишь, зачем мы здесь?

– Смутно. Но вроде бы я почти живой и почти получил прежнюю силу.

– Ты действительно живой. И действительно вернул себе силу. Но совершенно не умеешь ею управлять.

– Да, – шевельнула плечами Тень. – Теперь помню. Но тут трудно сосредоточиться на чем-то одном. Если я отвернусь, сразу забуду. Даже тебя. В Тени нельзя долго находиться.

– Тогда стой здесь, смотри на меня и не вздумай забыть. Второй раз я тебя вылавливать не собираюсь. Ответь: кто ты? Или что ты? Какая часть того Гора, которого я знаю?

– Небольшая. В Тени его разум не может тебя слышать – он не существует в этом месте. Зато существую я. Поэтому говори со мной.

– Хорошо. Тогда ответь: ты был с ним с рождения?

– Нет, – странно усмехнулась Тень. – Собственно, я – и не он даже. Просто часть, которая перешла к нему во время ритуала. Из-за меня он уцелел в этой пустоте. И из-за меня же не истаял полностью: сильную Тень очень нелегко уничтожить, а благодаря мне он теперь всегда будет наполовину Тенью.

– Даже если я избавлю его от зависимости от моего Знака?

– Да. Такова сила Адаманта.

Я задумчиво оглядела «Гора».

– Значит, он получил тебя в клане? Не сразу? Выходит, во время обряда воины клана призывают такую вот Тень?

– Да.

– А для чего ты нужен? Что это дает Адаманту?

– Простой смертный не выживет в Тени. А воины клана могут.

– За счет таких, как ты?

– Верно.

– Хорошо. А что это дает тебе?

– За счет смертного я тоже частично живу. Точно так же, как он во время ритуала частично умер.

Я хмыкнула.

– Да? А ты, случаем, верх взять над ним не пытаешься?

– Пытался, – совершенно спокойно кивнул «Гор». – И мы боролись. Но теперь я принадлежу ему. Так же, как он принадлежит мне.

– А кто сильнее?

– Глупый вопрос, – усмехнулась Тень. – Мы друг без друга не выживем, так что к чему меряться силами? К тому же когда-то я тоже был живым. И когда-то тоже был Воином Тени. Адамантом. Как Гор. Потом умер. Но меня снова призвали. И мои умения перешли к тому, кто сумел их полностью принять. Такова участь всех воинов клана: мы не погибаем безвозвратно. Мы просто уходим в Тень. До поры до времени. И когда нас кто-то зовет, когда звучат слова древнего ритуала, возвращаемся к своим потомкам. Однако не ко всем – эту честь еще нужно заслужить. Но мой новый брат заслужил: он оказался сильнее.

– А если бы он не устоял? – тревожно спросила я, чувствуя бегущий меж лопаток холодок.

– Тогда бы он умер.

– И ты бы возродился вместо него?

– Нет, – неожиданно тоскливо отозвалась Тень. – Мертвым не место среди живых. Я просто вернулся бы обратно – ждать того, кто станет для меня новым вместилищем. И кто смог бы с моей помощью служить клану дальше.

Я оторопела.

Ничего себе! Это что же получается? Адамант нашел какой-то способ изменить свое посмертие?! Каким-то образом его воины не умирают до конца и не растворяются в неизвестности, а после смерти попадают в Тень, откуда потом маги могут снова их призвать и частично вернуть к жизни! С тем условием, что они меняют часть чужой души на свою собственную и потом всю оставшуюся жизнь существуют в этом своеобразном симбиозе! Причем реципиент получает прежние знания и умения Тени (соответственно, чем Тень старше и опытнее, тем сильнее становится воин), а сама Тень получает возможность не просто служить своему клану и потомкам, не просто возвращает им древние знания, но еще и время от времени получает шанс ощутить вкус прежней жизни!

Ничего себе заявочки!

Это ж как надо было свихнуться, чтобы даже после смерти стремиться не просто в кого-то вселиться, а вселиться еще и в достойного, по их мнению! В того, кто сильнее! Чья воля крепче твоей собственной! Параноики… нет, скароны – точно параноики!

Я ошарашенно моргнула.

– Так. Насчет тебя я поняла. Тогда скажи мне, где сейчас настоящий Гор?

– В своем теле. Как и должен.

– А я?

– И ты в своем теле.

– Ага. А как тогда я могу с тобой говорить? И как вообще сюда забралась, если, как ты утверждаешь, смертные не живут в Тени?

– А ты здесь уже была, – усмехнулся «Гор». – На тебе есть метка: ты умирала. И пробыла в Тени достаточно долго, чтобы Она тебя признала и пропустила обратно. Но не обольщайся: долго ты тут не пробудешь. Она или отпустит тебя к живым, или заберет с собой. Так что не испытывай ее терпение и не привлекай лишнего внимания.

– Спасибо за совет. Скажи еще вот что: что Гор получает от соседства с тобой?

– Силу, – не задумываясь, ответила Тень. – Через меня он может в любой миг зачерпнуть ее и выкинуть наружу столько, сколько сможет уместить в ладони.

– Что за сила? Энергия смерти?

– Нет. Тень – просто сила. Без знака. Может стать и тем, и другим.

– Очень мило, – впечатлилась я. – Тогда в чем же состоит сила самого Гора?

– В том, что в его воле перебрасывать эту силу в любом направлении. В темное или светлое, в белое или черное… как ему угодно. И отдать ее кому угодно, хоть простому магу, хоть темному. И так часто, как это потребуется.

– А демонов призывать он может?

– Может. Но не всех.

– Хорошо. Тогда кого может? И не опасно ли это для него?

Тень только глухо рассмеялась.

– Это опасно только для меня, потому что он никого не призывает на самом деле – это я для него охочусь в Тени, когда он просит. Приношу тех, кого способен одолеть сам. И, конечно, кого способен в любой момент забрать обратно. Иначе в этом не было бы смысла.

– Кхм, – задумчиво покосилась я. – Выходит, сила Гора напрямую зависит от твоей? А насколько силен ты сам?

Тень хмыкнула.

– Если я скажу, что за последнюю тысячу лет из нескольких сотен претендентов рядом со мной выжил только Гор, ты поверишь?

Я кашлянула.

– Получается, ты крут…

– Что-то вроде того.

– Ладно. И, как я понимаю, Гор прекрасно сознавал, на что шел, когда соглашался на обряд?

– Все воины клана его проходят, хотя и не все после этого выживают. Но он справился. Он сильный. И я остаюсь силен вместе с ним.

– Вот-вот, – кивнула я. – Существуете вы, судя по всему, в полном мире и согласии. Взаимовыгодное сотрудничество, так сказать. Которое произошло еще задолго до его смерти. Но тогда как вышло, что Гора тоже вышвырнуло в Тень? Как он мог умереть с такой поддержкой? Почему ты ему не помог?

– Я не всесилен, – невесело развел руками призрак. – И почти не касаюсь того, что происходит в мире живых. Моя власть только в Тени. Его – только в Свете. Так уж мы устроены. Я смог сохранить его душу, и то лишь потому, что он просил о помощи. И потому, что во время обряда он не стал меня подчинять, а предложил стать кровным братом. Призраком, духом, но братом. Я стал. Поэтому мы до сих пор не разделились и поэтому же оба остались относительно живы… ну, если можно так назвать то существование, которое у нас было. Однако ты…

Он странно на меня посмотрел.

– Я не думал, что кто-то способен сделать то, что сделала ты. Отдать часть своей души… доверить самое сокровенное чужаку, который уже позабыл, как на самом деле выглядит… Но ты не испугалась. Ты даже не почувствовала, что нас на самом деле двое. И что мы могли тебя разрушить.

– А зачем? – Я спокойно пожала плечами. – Что бы вам это дало?

– Верно – ничего. Поэтому мы ждали. Он и я. Но теперь ты пришла к нам снова. Сперва вытащила его. А теперь явилась за мной. Почему?

– Ты же хочешь жить?

– Хочу, – охотно призналась Тень.

– Ну так и живи спокойно. Вернись к Гору. Станьте тем, кем вы были раньше. Без тебя он не справится с Тенью. Ты ему нужен.

– Ему? – еще более странно наклонил голову «Гор». – А тебе?

Я тяжело вздохнула.

– Гор – мой брат. Получается, что и ты тоже. Хотя я даже не знаю, кем ты был и давно ли умер. Но мне, впрочем, все равно. Ты был с ним до меня и должен остаться после. Я не хочу смотреть, как каждый из вас умирает по отдельности. Не хочу видеть, как он страдает. А раз так, то… – я протянула руку, – пойдем домой, брат? Ты – часть Гора, хоть когда-то и был ему чужим. Ты разумен. Ты – человек. В каком бы виде ни был и где бы ни находился. Поэтому я не приказываю. Просто прошу: вернись, пожалуйста. Ты нам очень нужен.

Тень вздрогнула.

– Нужен?

– Хватит уже мертвых душ и разбитых сердец. Хватит разочарований и сомнений. Пожалуйста, пойдем обратно. Пожалуйста, помоги мне, брат.

Призрак качнулся навстречу, но вдруг нерешительно замер.

– Ты стала нам Хозяйкой… ты держишь нас обоих на грани… от тебя мы питаемся… и нам время от времени будет нужна твоя дейри. Это – цена за воскрешение. Ты согласна ее платить?

– Да, – твердо сказала я.

– Нам иногда будут нужны твои сны…

– Хорошо, приходите.

– Сны – это якорь, – шепнула Тень. – Без них даже я могу потеряться. Когда-то они были у Гора – так я его находил. Но теперь он – такая же Тень, как и я. И он больше не видит снов: все они остались здесь, похороненные и забытые.

Я пожала плечами.

– Я уже сказала, что согласна. Если для него это важно, я пойду на все.

Тень наконец улыбнулась.

– Мой брат нашел хорошую сестру… я тебя принимаю.

А в следующий момент меня что-то с силой ударило в грудь и вышвырнуло прочь из темноты.


* * * | Слово Ишты | Глава 21







Loading...