home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

– Тебе сейчас, наверное, и смотреть на меня противно. – Это были первые слова, которые Инна произнесла после того, как они выехали из Светлых Полян. Всю дорогу она проплакала, закрыв лицо руками.

Горе от потери Натуси, потрясение из-за слов Димы, стыд перед Володей – все смешалось в ее душе, и этот коктейль оглушил Инну, раздавил.

Автомобиль вырулил на трассу, которая вела к Казани. Полчаса – и они окажутся дома.

– Есть одно милое местечко, недалеко от нас. Давай сходим, посидим? Машину только поставим, – предложил Володя. – Там шашлык вкусный. Джин по дороге купим. Там со своим нельзя, но я хозяина знаю.

Инна повернула к нему заплаканное лицо:

– Я не говорила Натусе про нас с Димой. Никогда, ни за что не сделала бы такой мерзости. Ты мне веришь?

– Разумеется, – спокойно сказал Володя. – Думал, ты это понимаешь.

– Дима же не поверил.

– Он слишком сильно страдает. Ему нужно найти виновного в том, что он потерял семью. К тому же и совесть гложет. Так что Дима головой думать не в состоянии. – Володя обогнал ползущую впереди «Нексию». – Я видел твое лицо, когда он говорил все это. Ни одна оскароносная актриса так сыграть не смогла бы. Для тебя было шоком то, что он сказал.

Инна почувствовала прилив такой горячей благодарности, что не сумела справиться с собой, и слезы снова полились из глаз.

Впереди показалась знакомая огромная буква «М» – «миллениум», установленная на въезде в город в честь празднования тысячелетия Казани.

– Так пойдем в кафе?

Инна, конечно, согласилась.

Спустя час они уже сидели за столиком. Здесь были не стулья, а деревянные скамьи с высокими спинками, столы тоже деревянные.

Инна с Володей устроились в углу, подальше от барной стойки и входа. Хотели посидеть на улице, под навесом, но дождь лил уже вовсю, было сыро и холодно, так что выбора не осталось.

Народу было немного, шашлык оказался и вправду ароматный и вкусный, но Инна не получала от еды никакого удовольствия. Правда, джин помог немного исправить ситуацию.

«Так и спиться можно, – горько подумала она. – Что ни день, то новый удар. Страшно по утрам просыпаться».

– Только не вздумай опять улечься на диван и закрыться в комнате.

– Ты меня поэтому в кафе позвал? – слабо улыбнулась Инна. – Не бойся, не буду я этого делать. – Она покатала бокал между ладоней. – Знаешь, всегда считала, что я боец. Гордилась. А в последнее время так скисла.

– В такой ситуации сложно сохранять душевное равновесие.

– Я даже не понимаю, что вообще за ситуация. Это как оползень в горах: движется на тебя грязная волна – мутная вода, камни, стволы деревьев, а ты стоишь на ее пути и ждешь, когда тебя смоет, накроет с головой. И сделать ничего не можешь, потому что это стихия, как ей сопротивляться?

Володя обмакнул в кетчуп кусок баранины.

– Даже у стихийных бедствий есть причины, Инна. Что-то их вызывает, провоцирует. Здесь тоже что-то запустило процесс, даже если мы не понимаем природы происходящего.

– Все началось в Старых Полянах. В городе, которого не существует.

– В этот город не ходят автобусы с Центрального автовокзала, – поправил Володя. – Но, может, с Южного, например, идут. Или можно на «Ракете» по Волге доплыть. Или электричкой.

Инна поразилась, почему это ей самой не пришло в голову.

– Вернемся домой, попробуем поискать в Интернете, – продолжил он. – Это хоть какая-то точка отсчета.

Некоторое время они ели молча. Потом Инна прямо посмотрела на Володю и сказала:

– Мне стыдно за то, что произошло у нас с Димой. Это было чудовищно, и я презираю женщин, которые так поступают. Я и себя презираю. То, что это случилось один-единственный раз, меня не оправдывает.

– Ты ничего не обязана мне объяснять.

– Но я все-таки объясню, – возразила Инна. – Мне нужно. Это было около четырех… – Она вспомнила, что еще один год прошел, не замеченный ею, и поправилась: – Пяти лет назад. У Натуси с Димой все только начиналось, а у меня с… одним очень дорогим для меня человеком как раз закончилось. – Инна сделала глоток из бокала и поморщилась: напиток вдруг показался ей противным. – Очень плохо закончилось. Мы любили друг друга по-настоящему, а я все испортила. Только я виновата. Как правильно сказал Дима, я сделала аборт, а Игорь был против. Он уговаривал меня не делать, предлагал пожениться, но мне казалось нелепым рожать так рано. У меня только-только начался карьерный подъем, «Эра» была для меня всем, я мечтала… – Инна махнула рукой, прервала сама себя. – Не важно. Глупость какая-то. В общем, я не послушала Игоря и сделала аборт.

В горле стоял ком. Говорить было трудно, но Инна сделала усилие над собой и закончила:

– Потом я узнала, что детей у меня больше не будет. Никому об этом не говорила, никогда – тебе первому. Понятия не имею, откуда Дима узнал. Тому, что Натуся скоро родит, я не завидовала. Она всегда мечтала о большой семье, мне же хотелось другого. А может, я боялась стать плохой матерью: как-то прочитала, что люди, выросшие в детдомах, не способны создать нормальную семью. Хотя, наверное, это чушь.

– Инна, не мне… – Володя хотел сказать что-то и взял ее за руку, но она выдернула ладонь из его руки:

– Погоди, дай договорить. Я после расставания с Игорем долго не могла прийти в себя. Старалась держаться, не подавать виду, но меня разрывало изнутри. С Димой все у нас так по-дурацки вышло… – Она опустила голову. – На даче были у его родителей. Август жаркий выдался, прямо как на юге. Мне не спалось, купаться пошла ночью, а он тоже был возле речки. Вечерний клев. Он рыбак заядлый. И вот мы с ним сидели, разговаривали, пиво пили. Меня как-то развезло, я ему про Игоря рассказывать начала. Господи, даже вспоминать тошно, пошлость какая-то. – Она допила джин. – Сказала бы, бес попутал, но я в такие вещи не верю. Все бесы – внутри нас. Вот и мой выполз откуда-то с самого дна. В общем, мы наутро и сами поверить не могли, как такое случилось. Ты сказать что-то хотел, я тебя перебила. Что?

– Не мне тебя судить. Я не святой, тоже делал всякое… И не так уж ужасен твой поступок, между нами говоря. Ты же не пыталась увести его у лучшей подруги, в отношения влезть. Это что-то вроде несчастного случая, и ты сама себя сто раз наказала. У каждого найдется то, о чем хочется забыть.

– Просто мой позор почему-то вылез наружу. Спасибо за утешение.

– Да не утешаю я тебя! – досадливо проговорил Володя. – Просто ни к чему сейчас эти самобичевания. Тебе и без того плохо. Нельзя бить лежачего, а ты сама себя готова до смерти запинать.

Вернувшись домой, они сразу взялись искать Старые Поляны.

Быстро выяснилось, что в Татарстане населенного пункта с таким названием нет, и тогда Володя расширил поиск.

Инна напряженно следила за его действиями. По названию «Старые Поляны» чего только не вылезало: от Ясной Поляны до Старой Станицы. Володя листал одну страницу за другой, пока, наконец, не наткнулся на сайт «Топ-10 мертвых городов России». Там, рядом с другими заброшенными городами, и отыскались Старые Поляны.

Инна с Володей молча переглянулись, и он щелкнул мышкой на название города, чтобы прочесть о нем подробнее.

Как выяснилось, городок, расположенный на границе Башкирии и Южного Урала, вырос из небольшой деревеньки. Активно строиться он стал в тридцатые, когда рядом со Старыми Полянами нашли месторождение полиметаллических руд. К 1980 году население городка достигало двенадцати тысяч человек, и жизнь здесь текла вполне размеренно. Умирать, как и многие другие российские города, Старые Поляны начали в девяностых. Добыча становилась нерентабельной, месторождение постепенно иссякало, производство сворачивалось, люди уезжали в поисках работы.

Сейчас, по всей видимости, город дышал на ладан. Поэтому там было столь малолюдно, подумалось Инне.

– Статья была написана в 2014-м. Возможно, сейчас дела обстоят еще хуже, – сказал Володя. – Но, как я понимаю, люди там еще живут. Так что город не вполне «мертвый», как тут написано.

– Угу, – отозвалась Инна, размышляя, как она могла там очутиться и почему именно в этом месте. В том, что она побывала в Старых Полянах, сомнений не было: к статье прилагалась фотография, и Инна безошибочно узнала улицу Жукова, которая упиралась в школу.

– Как тебя могло занести туда? От Казани до Старых Полян больше семи сотен километров. Это часов десять на автобусе, наверное. Неужели ты умудрилась проспать…

Этот вопрос почему-то напугал Инну, и она поспешно перебила Володю:

– А еще что-нибудь там есть об этом городе? На других сайтах?

– Поищу, – пообещал Володя и попросил Инну сварить ему кофе.

Спустя полчаса он сдался. Больше никакой информации о Старых Полянах не было. Никто из составителей всевозможных «топов» не включал в свои списки этот городок. Википедия молчала. Сайты с перечнями городов России обходили Старые Поляны стороной.

– Зато я понял, как туда добраться. Сначала надо ехать до Уфы. Оттуда – уже в Поляны. Дорогу «Гугл» прокладывает.

Они перешли на кухню. Инна достала творожный пирог, который испекла вчера. От него осталась еще добрая половина. Голова немного побаливала: видимо, было легкое похмелье. У нее даже от малого количества спиртного болела голова. Как это люди пьют и не мучаются? Тот же Володя.

– Что ты обо всем этом думаешь?

– Не знаю. Это настолько странно, – Инна поежилась, – и страшно. Сначала я думала, что города такого нет, но теперь знаю, что город вполне реален. Мне нужно поехать туда.

– Это может быть опасно. Если все это время тебя там держали… Кто были эти люди? Зачем ты им понадобилась?

– Сидя тут, я не смогу это выяснить. И помочь Гарику не смогу, а я же ему обещала. Одному богу известно, что с ним там делает этот отморозок.

– Одной ехать нельзя.

– Полиция мне не поможет, сам понимаешь. Что я им скажу? Бесполезно пытаться.

– Я не о полиции. – Володя улыбнулся одними губами, продолжая смотреть на Инну. Она поняла, что он нервничает. – Помощь тебе пытаюсь предложить, если ты еще не поняла. Можем отправиться вместе.

– Зачем тебе это? – вырвалось у нее. – Тащиться черт-те куда… Туда ехать полсуток! А в городишке этом, сам говоришь, опасно, что там делать – непонятно. У тебя нормальная жизнь, любимая работа, все наладилось. Ты жил себе и жил, так почему…

Не отвечая, Володя перегнулся через стол и поцеловал Инну. От неожиданности она не успела отстраниться, а когда сообразила, что происходит, было уже поздно: оказывается, она уже отвечала на Володин поцелуй.

Стол их больше не разделял: они вдруг оказались на ногах и стояли теперь, тесно прижавшись друг к другу. Поцелуй все длился и длился, и голова кружилась, и по телу волной разливался давно забытый сладкий жар.

– Что мы делаем? – прошептала она, задыхаясь.

– Целуемся, – пробормотал он.

Инна обвила его шею руками, словно боясь, что Володя отпустит ее от себя. Напрасно боялась: он обнимал Инну крепко, но бережно, как самое драгоценное сокровище, и не намерен был разжимать рук.


Глава 10 | Город мертвецов | Глава 12







Loading...