home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

Столица. Первые шаги

(в разные места)

Дорога в столицу? С одной стороны, ничего особенного за время моего путешествия не случилось. С другой — наелся я романтики конного похода по самые уши. Насколько же комфортнее путешествовать в самолете, поезде или автомобиле! Не говоря уж о том, что намного быстрее. А ведь еще недавно на Земле тоже другого транспорта, кроме четвероногого, не было. Ах да! Были еще корабли, но это не мой случай.

Как ни странно, пешком с ослицей в поводу я передвигался даже быстрее — в километрах не в час, а в день. Раньше я шел от рассвета до заката, а теперь от одного постоялого двора до другого. А они по столичному тракту расставлены с интервалами в двадцать пять — тридцать километров. Этим и ограничивался мой дневной переход. Конечно, в этом имелись определенные плюсы. Весь месяц пути я ночевал на кровати, мог заказать горячую воду для мытья, был избавлен от готовки, стирки и даже обихаживания своих лошадей. На постоялых дворах имелись, говоря современным языком, соответствующие сервисные службы.

К сожалению, уровень сервиса был невысок. Кровати неудобные, белье подозрительной чистоты, удобства во дворе, еда тоже весьма однообразная, как будто все трактирные повара учились в одном кулинарном техникуме и исключительно на тройки.

В принципе я довольно неприхотлив, в экспедициях приходилось жить в куда более спартанских условиях. Но там и даже здесь при путешествии с ослицей (что-то я ее часто вспоминаю) я был весь день занят. Так что ворчу я не столько на плохие условия, сколько от скуки. Дневной переход на неплохих и хорошо откормленных лошадках я преодолевал часа за четыре. И потом двадцать часов не знал, куда себя деть.

Бесконечно медитировать или повторять заклинания не имело смысла. С «абсолютной памятью» я и так все запоминал с первого раза. К тому же после того, как я покинул место силы, скорость активации новых бусин упала. За весь путь — всего две новых, причем одно заклинание — «большой бур» — мне вообще показалось ненужным. Не собираюсь я рыть колодцы, а других его возможных применений я не придумал. Другое было более толковым — «сплав». Теперь я мог не просто растопить два камня или куска металла, но и получить из них один. Кусок однородного материала, полученного из сплава исходных. Идеально перемешанный на молекулярном уровне сплав, даже если первоначальные материалы сами были неоднородными по составу.

Продолжил зубрежку бесконечных вариантов «метронома» из арсенала ликхаха. (Или у писца не «арсенал», а «пенал»?) На все путешествие хватило, и еще осталось. Но по времени это занимало меня не очень надолго. Как я уже отмечал, сразу много заклинаний учить нельзя. Не больше пяти-шести в день, даже если они во многом однотипны, как «метроном» (240 вариантов) или «чтение звука» (144 варианта). Так что раз в сутки, обычно с утра, доставал я артефакт-справочник, запускал «абсолютную память» на пять минут, и за это время выучивал пять новых заклинаний, каждое исполняя по минуте. Потом еще некоторое время их повторял. Но, сами понимаете, бесконечно наигрывать гаммы — занятие далеко не самое интересное.

С другими развлечениями в дороге дела обстояли еще хуже. Попутчиков я избегал, предпочитая ехать в одиночестве, а встречи на постоялых дворах интересными собеседниками не обеспечивали. В общем зале все больше простые стражники и караванщики «культурно общались» под дешевое алкогольное пойло, которое меня совершенно не вдохновляло. Купцы или иногда встречавшиеся состоятельные дворяне предпочитали есть и отдыхать в своих номерах. Так что поговорить мне было не с кем. А подслушивать? Зачем? Это мне в первый день повезло на канцлера нарваться, а что полезного я могу извлечь из пьяных бесед простых стражников? Разве что адреса борделей. Да и то я в одни с ними бордели идти побрезгую.

Кстати, о борделях. Что-то я в новом мире совсем целибат блюсти стал. Понятно, что в Пустыне или Пустоши удовлетворять плотские потребности было не с кем, а в деревнях по пути я останавливался редко. И симпатичные селянки там толпами не ходили. То есть иногда ходили, но какие-то все грязноватые, усталые и отнюдь не красавицы. В Бипине меня местные кумушки как-то сразу оженить нацелились, так что пришлось вести себя очень осторожно. Наверное, и это тоже повлияло на мое желание поскорее тот городок покинуть. А в Удаке, где, казалось бы, были все условия для приятного проведения времени в женском обществе, меня самого угораздило влюбиться. Впервые в жизни. И на других женщин банально смотреть не хотелось. В дороге немного отошел, но мысли все равно регулярно возвращаются к графине Савитра. Так что надо будет меры принять. Когда до столицы доберусь. Конкурировать за служанок постоялых дворов с уже упомянутыми пьяными стражниками мне интересным занятием не показалось. Моются они куда реже, чем с постояльцами уединяются. К тому же возможный бонус в виде кабацкой драки меня тоже не привлекает. Без магии меня, скорее всего, побьют, даже сильно побьют, а с магией вся моя легенда пойдет насмарку.

В результате моим основным развлечением было почитать старую газету, если таковая на постоялом дворе находилось, да наблюдать, как из кровати, а потом и из номера после моего заселения разбегаются насекомые.

Странно, но никакие крупные поселения мне за все время пути не встретились. Даже деревушки, как правило, были хотя бы немного, но в стороне от дороги. А про то, что в королевстве Угра существуют и другие города, кроме столицы и курорта Удаки, я узнавал из указателей на перекрестках дорог. Часто именно на таких перекрестках располагались и постоялые дворы. Странно. На Земле дороги в объезд городов стали только в двадцатом веке строить, а здесь проблем с выхлопными газами пока нет. Или когда-то были? А дороги так и остались на старых местах?

Так или иначе, до столицы я добрался. Что можно о ней сказать? Довольно большой город. Так как ни стен, ни кольцевой автодороги вокруг него нет, то четкий размер указать трудно, но километров пять-шесть из конца в конец идти придется. То есть площадь где-то пятнадцать — двадцать квадратных километров. Застройка все больше индивидуальная. Ближе к центру — городские усадьбы, дальше — частные дома с небольшими участками. Так что вдоль улиц тянутся сначала заборы, потом — кованые ограды. Но сами улицы относительно прямые и довольно чистые. Потом специально справки навел, город на месте древнего поселения построен, так что канализация и водопровод в нем чуть ли не Ушедшими еще построены. По крайней мере основа — с тех времен.

Административный центр — королевский замок на невысоком холме в центре города. Вот вокруг него стены есть, но скорее как дань памяти о периоде анархии и упадка, чем оборонительное сооружение. Стены относительно невысокие, в эпоху огнестрела задирать их в небеса нет никакого смысла. К тому же в них в более поздние годы ворота превратили в нормальные проезды и, наверное, понаделали их больше, чем было первоначально предусмотрено.

Замок занимает изрядную площадь, помимо королевской резиденции в нем все дворцовые (читай, государственные) службы расположены. Отличие от земных министерств только в том, что они одновременно являются дворцами их руководителей. Или наоборот, руководители служб их разместили в своих дворцах. Гримасы феодализма, однако.

Других зданий на территории замка нет, даже архив и библиотека находятся в замках соответствующих вельмож.

Мне понравилось, что вход на территорию замка абсолютно свободный. При въезде на каждой улице есть небольшой блокпост, но стражники из них даже не показываются.

Королевский дворец (резиденция) расположен на самой высокой части холма, не совсем в центре, а ближе к его южному краю. Большое квадратное здание; судя по всему, с внутренним двором. Но во дворец обычный люд уже не пускают. Перед дворцом довольно большая площадь, с которой в праздники можно увидеть короля, выходящего на балкон.

За площадью (она как раз с южной стороны) никаких зданий больше нет, от стены тоже только одни фрагменты остались. За стеной — торговые ряды. Ряды вовсе не лотков, а вполне стационарные. Где-то половина выглядит так и вовсе культурно. Типа гостиных дворов, чьи здания до сих пор сохранились в провинциальных русских городах. Вторая половина — тоже здания, но уже попроще. Вроде старых рыночных павильонов, которые традиционно называют «рядами». Длинные одноэтажные бараки, в которых по центру и по краям столы-прилавки со всякой снедью. Есть мясные ряды, есть овощные и так далее. Судя по всему, со снабжением в столице дела обстоят неплохо.

Еще здесь было довольно много мест, где можно поесть. Самого разного уровня, от забегаловок до довольно пафосных ресторанов. Было два театра, один из них — чисто балетный, другой — условно драматический, так как основной репертуар состоял из водевилей. Еще цирк, городской парк (скорее, сад) с простейшими аттракционами.

Улицы в Угре (напомню, названия королевства и столицы совпадают) обычные, жилые с периодическим вкраплением лавок с товарами повседневного спроса. Никаких средневековых улиц ткачей, кожевенников и прочих тут нет. Производство сосредоточено в фабричных цехах, разбросанных по всему городу. Кроме аристократических кварталов, естественно.

Фабрики небольшие, заводов-гигантов тут нет, но заводские трубы кое-где возвышаются. Похоже, пар тут снова освоили. Или снова вернули в эксплуатацию. В уровне развития местной науки и технологий я пока разбираюсь плохо.

Как я и надеялся, мой «торжественный» въезд в столицу прошел практически незаметно. В отличие от коня д’Артаньяна, лошади мои были самой обычной гнедой масти и ничем не выделялись. Ворот у города не было, пошлину за въезд не собирали, а внимания стражников, хранивших покой горожан (встретил два наряда из трех человек каждый), я не привлек. В общем, въехал и въехал.

Сначала остановился в гостинице недалеко от центра, но сразу понял, что надо будет искать другое жилье. То ли мне так «повезло», то ли здесь действительно такие цены, но за ночь в номере класса «одна звезда» с меня содрали ползолотого. Без ужина и прочих услуг, хотя за такие деньги вполне могли и девочек предложить. Но не предложили.

Ужинать пришлось идти в общий зал местной едальни (на ресторан не тянула). Наверное, можно было и в номер заказать, но не у кого. Дежурных на этаже (я был поселен на третий) не оказалось, пришлось спускаться вниз. А если уж спустился, проще за столом подождать, здесь хотя бы видно, как официантки по залу ходят. Обслужат явно быстрее.

Еда ожидаемо тоже оказалась дорогой, причем от блюда и ее количества цена почти не зависела. Прямо как в некоторых местах общепита, куда люди поговорить заходят, а не пожрать. Но я-то как раз поесть пришел. В результате заказал целого поросенка с гарниром.

Даже странно, но подали мне его очень быстро. И помимо заказанного девушка принесла мне на стол большой кувшин. Как выяснилось, с пивом. Попросил заменить его на морс в таком же кувшине, но пришлось заказывать дополнительно. Пиво, видите ли, к поросенку в комплекте идет. Как и тушеная капуста, которую я, кстати, тоже не заказывал.

Раз уж принесли, попробовал. Тем более будет странно, если провинциальный дворянин, которого я изображаю, окажется трезвенником. Но местное пиво не одобрил. Мутное, горчит, но градусы присутствуют. Мечта алкаша. Хорошо, что морс все-таки принесли, дальше я уже его в кружку наливал. Тоже ничего особенного, но хотя бы пить непротивно.

Уровень сервировки стола, как говорится, тоже оставлял желать. Кувшины и кружка — глиняные, довольно грубой работы. Но хотя бы не текут. Вместо тарелки — деревянная доска (интересно, как их моют?), роль вилки играют деревянные палочки (хорошо, что я ими пользоваться умею) и еще нож типа «тесак». Видимо, поросенка резать, в тарелке таким не поковыряешься. В общем, какой-то китч.

А вот поросенок оказался неплох. Жарили, видимо, на вертеле, а при такой технологии мясо испортить трудно. Если есть кому вертел поворачивать. Судя по результату, здесь нашлось кому это делать.

Нож, правда, пришлось доставать свой. Но я еще в Удаке, готовя образ барона из Пограничья, обзавелся мечом (который оставил в номере, так как все равно не умею им махать) и небольшим кинжалом, которые в этом мире немного финку напоминают. Резать мясо в тарелке вполне сойдет, тем более что я его хорошо наточил и укрепил «уплотнением».

Жуя первый кусок, оглядел зал. Народу немного, судя по виду и поведению — все приезжие. Единственная официантка прислонилась к косяку дверей на кухню. Так и будет стоять? Вроде никто ее не подзывает. Впрочем, учитывая цены, ожидать наплыва сюда местных жителей было бы странно. Что печально. Не мешало бы начать собирать информацию о столице и местных особенностях, а делать это лучше всего как раз в разговорах с теми, кто тут живет.

Как будто услышав мои мысли, провидение (или кто-то еще) направило к моему столу пару каких-то мужиков, которые, не спросив разрешения, спокойно уселись напротив меня. Бросил на них вопросительный взгляд, ведь пустых столов вокруг полно.

— Приветствую юного патима. Из Пограничья? — не столько спросил, сколько констатировал факт один из них.

С чего это он меня юным назвал? Понятно, что тридцати мне еще нет, но на мальчика тоже давно не похож. Или в Пограничье народ рано взрослеет и в восемнадцать на тридцатник выглядит? Возможно.

Пригляделся к неожиданным соседям повнимательнее. Были они вроде и разные (один повыше, с бородой, другой лысый), но в чем-то и похожие. Оба средних лет (скорее всего, между тридцатью и сорока, но выглядят старше), одеты в нечто с военным уклоном — куртки с металлическими вставками, на поясе с одной стороны по мечу, с другой — по кинжалу. Я примерно так же одет, только у меня все новее и дороже. Наемники?

А вот глаза этих ребят мне не понравились. Ни на грош приветливости в них не было. Вопреки сразу появившимся улыбкам на губах. Срочно запустил «ощущение эмоций». Нет, резать меня они не собираются. Тогда что? Свои услуги предложить? Или просто так поболтать сели? Не верится. Впрочем, раз конфликта не ожидается, послушать их будет даже неплохо. Может, что интересного про местную (столичную!) жизнь узнаю.

— Позволено мне будет узнать, как зовут юного героя?

Вежлив, однако. Не ожидал.

— Барон Накула. — Я слегка наклонил голову.

— Просто Накула?

— Пусть будет просто барон Накула. — Я выделил голосом «барон» (патим). Но вообще-то это мой прокол. Кажется, они решили, что Накула — мое имя, а какой у меня род, я не придумал. Впрочем, если эти ребята информированные, лучше не фантазировать. Может, барон не желает называть свое родовое имя, особенно пока он в столице не устроился нормально. Чтобы честь свою не умалить. Мужики эти, кстати, тоже не представились. Хотя здесь, кажется, и не принято, чтобы простолюдины сами представлялись аристократам, пока те их об этом не спросят. А я не спрашивал. И не уверен, что мне это надо делать. Нанимать я пока никого не собираюсь.

Незнакомец меж тем пристально разглядывал мой перстень. Тот, который я в кладе нашел, а теперь нацепил на средний палец правой руки. Для полноты образа.

— Что же, представитель столь древнего рода имеет право не называть его в столь убогом месте.

Вот и хорошо, что ничего выдумывать не стал. Получается, моя догадка, что кольцо — не просто кольцо, а аристократическая регалия, оказалась верной. Теперь надо будет в библиотеке поискать, чей это все-таки герб. Должна же в столице быть библиотека!

— Неужели тот самый барон Накула?! — с восхищенной интонацией включился в разговор второй незнакомец. — Герой Пограничья, чья слава бежит впереди него?!

— А ты что думал, — немедленно отреагировал первый, — так ли уж много в Пограничье представителей древних родов, чьи имена гремели еще до всех катаклизмов?

— Действительно, все сходится! Молод, древнего рода… Почтенный Накула, ведь это вы добыли целый пук перьев птицы рурх, разорив ее гнездо?

Птица рурх? А я их стимфалийскими называл, взяв аналог из греческой мифологии. И не поправлял меня никто. И вообще, откуда они о перьях узнали? Я же только что приехал и уж точно ни перед кем не хвастался:

— Нет, никаких гнезд я не разорял. Мне только посчастливилось собрать перья, оставшиеся на земле после их атаки на огров.

— Которых вы перед этим сами били! За это надо выпить!

Мужики вытащили откуда-то по глиняной кружке и быстро наполнили их пивом из кувшина. И, приветственно подняв, разом выпили.

Пиво вообще-то мое, но мне такую гадость не жалко. Я его пить не собирался, так что пускай.

Дальше пошло что-то непонятное. Мужики сыпали комплиментами, восхищались моими подвигами (совершенно неискренне), а вот на интересующие меня темы переходить не желали. Точнее, говорили, но на уровне тех же комплиментов. Мол, такого орла, как я, в гвардию короля не просто возьмут, а сразу в личные телохранители запишут. С бешеным окладом и возможностью перетрахать всех дам двора. Которые сами такому красавчику на шею вешаться будут.

При упоминании «красавчика» я невольно поморщился. На внешность никогда не жаловался, но уж «красавчиком» никогда не был. Но тут вспомнил, что внешность-то я себе подправил. Может, переусердствовал?

А песня на два голоса продолжала литься. О том, что мои выдающиеся способности будут несомненно замечены и отмечены. Что скоро король меня начнет выделять, а потом сделает личным порученцем. А там и до наместника провинции недалеко. Так что не миновать мне стать графом, а то и герцогом. А уж выдающимся генералом — это даже не обсуждается.

В общем, все «вкусняшки», которые только могут достаться королевскому фавориту, были мне обещаны и расписаны.

При этом рассказчики не забывали подливать себе пива (промочить горло), а количество кувшинов перед ними росло как-то само собой. Поросенка они тоже почти полностью сами оприходовали, хорошо еще я с самого начала успел себе изрядный кус отрезать, так что совсем уж голодным не остался. И на морс они не покушались.

Их сольное выступление закончилось исключительно по техническим причинам. Назюзюкались они изрядно, но, главное, обоим срочно потребовалось облегчиться. Что неудивительно, кувшины были литра по три. Договориться, кто пойдет первым, они не смогли, так что пошли вместе. А я позорно за это время сбежал. Но содрать с меня денежку за дополнительные кувшины официантка не забыла.

В номере я первым делом запер дверь на щеколду, после чего наконец смог задуматься, а что это такое было. И пришел к выводу, что сам виноват. Надо было «ментальный щит» ставить. Нет, магически эти мужики меня не обрабатывали, но спектакль у них проработан до мелочей, а искусство с магией в близком родстве.

Правда, успокоился по поводу того, что обо мне все известно. Ничего обо мне эти «артисты» не знали. Просто увидели молодого провинциального барона и решили угоститься за его счет. А подвиги? Они мне приписали абсолютно все, что только может случиться в Пограничье. Оно ведь от остального королевства Пустошью отделено, значит, тамошним баронам в это опасное место волей-неволей заезжать приходится.

Обещание придворной карьеры? Был у меня один знакомый, который обожал так над первокурсниками издеваться, уговаривая их не тратить время зря, а идти в армию. Они же ребята образованные, культурные, на общем фоне сразу выделяться будут. Лычки и награды им обеспечены. Дальше все это описывалось в вариациях.

В общем, знатно по ушам ездил. И ведь некоторые даже всерьез задумываться начинали, чем дико повышали ему настроение.

Но это так, вспомнилось.

Сейчас же я отделался небольшими финансовыми потерями, а также провалом эксперимента «Смогу ли я съесть поросенка целиком?». Для меня некритично. Жаль, что про столичную жизнь ничего полезного не узнал, зато в качестве первоочередного дела наметил выяснить, что же это за герб у меня на перстне. Надо же «свое» родовое имя выяснить.

Утром я отправился на поиски другого жилья и в результате снял целый флигель в пустующем доме какого-то аристократа за пять золотых в месяц. Тоже дорого, но не умею я торговаться, да и не с кем было. Я догадался обратиться за помощью в городскую управу, и за пару серебряных меня к этому дому привел какой-то мелкий клерк.

Дом, как я сказал, был пуст, даже сторожа не было, так что бонусом к снятым комнатам (целых четыре) шли не только конюшни, но и небольшой сад, оказавшийся в моем полном распоряжении. Дополнительным расходом стал наем соседского подростка — ухаживать за лошадьми и присматривать за домом в мое отсутствие. «Соседского» — в смысле, что он был сыном семейной пары слуг, работавших в одном из особняков по соседству. Думаю, что именно в том доме мальчик и будет проводить большую часть времени, но меня это не слишком беспокоит. Лошадей он точно накормит и почистит, а какой-никакой пригляд за домом обеспечит вместе с родителями.

Была у меня мысль обзавестись слугой, как это сделал д’Артаньян, приехав в Париж, но я от нее отказался. Конечно, так было бы солиднее и даже правильнее. Дворянину положено иметь слуг. Но мне выпендриваться не перед кем, а обзаводиться домочадцами я еще не готов. В столицу я приехал ради сбора информации. Не собираюсь я здесь ни придворную, ни военную карьеру делать. Я тут временно и должен быть готов уехать в любой момент, возможно, снова сменив облик. А просто рассчитать при этом слуг и послать их на все четыре стороны мне будет банально неприятно. Как говорится, мы в ответе за тех, кого приручили, а слуги, нанявшись к аристократу, рассчитывают остаться в его семье надолго. То есть на поколения. И увольнение для них трагедия. Так что приходящий мальчик-конюх меня вполне устраивает.

Плюсом столицы для меня стало наличие в нем банка. Не совсем банка, я уже говорил, что банков в современном земном смысле этого слова тут нет. Скорее банкирского дома. Так и не понял, частный он или королевский. Называется «Национальный Банк Угры» — все с большой буквы (на вывеске). В принципе в нем можно было бы мои слитки на монеты поменять, но я не стал с этим спешить. Зато снял сундук в хранилище. Они здесь роль банковских ячеек выполняют. Вот туда почти все свои ценности и сложил, за исключением нескольких перьев, которые на продажу оставил. Думаю, что нет смысла хранить большое их количество в качестве трофеев или сувениров. Если понадобится, я их еще добыть сумею. Хотя нет, лучше бы не понадобилось.

Несколько дней ушло у меня на экскурсии по городу. Небольшой он на самом деле. За неделю я себя стал чувствовать если не старожилом, то по крайней мере свободно ориентирующимся в нем человеком. В зажиточных кварталах, естественно. В трущобы не совался. Не похоже, что там можно найти что-нибудь интересное, разве что возможность помахать мечом, когда какие-нибудь местные жители рискнут поправить собственное благополучие за счет чужака. Но меня подобные развлечения совершенно не интересуют.

А вот наличие здесь места силы, наоборот, сильно заинтересовало. Плохо только, что его эпицентр оказался как раз под королевским дворцом, единственным местом столицы, куда посторонних гарантированно не пускали. В отличие от остального замка. Правда, и там здания можно было только снаружи обходить, экскурсии в местные присутственные места не проводятся. А жаль. В британский парламент и Госдуму РФ туристов пускают; правда, только группами и с сопровождением.

Мои регулярные прогулки по королевскому замку все-таки дали некоторый результат. Не скажу, что только положительный. Осмотр дворца с разных сторон укрепил меня во мнении, что построен он на месте базы Ушедших. Возможно, подземные этажи как раз и являются приспособленными к современным нуждам помещениями этой базы.

Этот результат можно считать положительным. А вот отрицательным было то, что примелькался я многочисленным постам охраны, расположенным в замке. В конце концов, командир очередного патруля меня прямо спросил, что я тут забыл. Пришлось врать, что хожу и думаю, как бы в гвардию устроиться. Был довольно грубо высмеян и получил рекомендацию больше тут не шляться. А то, может, я какое покушение на короля готовлю…

Качать права не стал. Не факт, что со мной считаться будут, если повернуть дело как обеспечение безопасности государя. Да и делать там мне по большому счету было больше нечего. Внутрь все равно не пустят, а снаружи я уже все осмотрел и даже на громкость звучания яиц-артефактов проверил.

Была идея попроситься поработать в архиве. Он на территории замка расположен, и туда посторонних пускают. Но не просто так, а по рассмотрении прошения. И тут у меня сразу возникла проблема. Я уже решил, что представляться буду бароном, чей герб у меня на перстне выгравирован. Прошение нужно печатью заверять, то есть тот же перстень как печатку использовать. А я-то как раз и надеялся в архиве узнать, чей это герб я ношу. Замкнутый круг получился.

Пришлось в обычную библиотеку отправиться, благо и такая в городе нашлась. Туда без разговора пустили, только заплатить пришлось. Пять серебряных за месячный абонемент (это если в привычных терминах). Кинул регистратору монету в половину золотого мухра и сразу же стал уважаемым клиентом.

Как позднее выяснилось, очень правильно сделал. Здешняя библиотека оказалась зданием из многих комнат, в которых по стенкам стояли книжные шкафы, а в центре — несколько высоких конторок без стульев. Нашел книгу — вынул, положил на конторку и читай, пока ноги стоять не устанут. Можешь и выписки делать, но бумага и писчие принадлежности должны быть свои. Убирать книги с конторок не надо, в конце дня это делают служители.

В общем, все замечательно, но никакого каталога в библиотеке нет, а книги разложены по шкафам не по тематике, не по авторам, а по годам поступления. А так как книгопечатание давно изобретено и используется, то этих книг тут очень много. Найти что-нибудь нужное без помощи библиотекаря можно только случайно. Если искать что-то конкретное, как я это делаю.

Не особо ценную (в смысле недорогую) литературу разрешалось выносить с собой, так что народу в комнатах было немного. Или просто место не пользуется популярностью, не знаю. Главное, что регистратор сам вызвался меня проводить. Я вначале не понял зачем, но без него все равно пришлось бы искать какого-нибудь другого сотрудника.

В результате я получил целых шесть томов местной «Бархатной книги», а также пару трактатов по древней истории.

Сразу же возник вопрос, а насколько мне нужна информация по местным дворянским родам. Надо ли все читать, или меня только гербы интересуют? И надо ли мне это учить? С «абсолютной памятью» — не проблема, но не будет ли это ненужным засорением мозгов?

Решил, что все-таки надо выучить. Хотя бы наиболее значимые роды. Открыл первую книгу:

«Шанти призываю я — во главе поставленного, Бога жертвы и жреца Света обильнейшесокровищного.

Набур-раджа, обладавший всей вселенною, разделил вселенную в содержание братии своей. Брата своего Пати-Агра поставил царем над Нагаром, и брата своего Упала-Кана Кусум-Апура властодержцем положил, брата ж своего Гая-Гхора предводителем Асур-Агни учинил…»

Кое-какие названия мне знакомы. У Ушедших была империя Хасти-Набур, а столица Шанти-Нагар называлась. Только вот где они, понятия не имею. Читаю дальше:

«А от Асур-Агни четырнадцатое колено Мазуд Раджаникап».

Уже легче. Сразу кучу поколений проскочили. А Мазуд этот, наверное, царь-основатель. Только чего? Угры или того государственного образования, что триста лет назад погибло?

Так и не понял. Ибо дальше пошло тоскливое перечисление детей этого царя. Точнее, с этим царем ничего страшного не было: трое сыновей, и двое помечены как бездетные. А вот начиная с правнуков пошла полная катавасия. Сначала они перечисляются по порядку. Потом дети каждого из них. Потом для каждого из детей — его дети. И это все — царская семья. Или царский род. Причем изредка идут пометки, что от такого-то пошел род герцогов таких-то.

Затем оказалось, что не все герцоги от Мазуда Раджаникапа произошли. Были и из других земель от других прародителей. Где-то на двести тридцать шестом роде я читать бросил. Имен — куча, толку — ноль. Большинство из родов, про которые я прочитал, сначала плодились, потом делились, а потом большинство ветвей (если не все) засыхали. Нет сейчас никаких герцогов Ямбупадских. То есть они есть, но совсем из другого рода, просто владеют этим герцогством, которое им прапрадед нынешнего короля пожаловал.

Пришлось снова звать уже знакомого регистратора и по-новому ставить ему задачу. Получил «Гербовник». Но тома «Бархатной книги» все-таки не вернул. Решил их дочитать, но не сразу.

В результате застрял я в библиотеке недели на две. Рыскал по книгам, рисовал генеалогические деревья ведущих родов, запоминал гербы. Как ни странно, в основном разобрался. Жаль, что в гербовых книгах политические союзы не описаны, а просто знание дворянских родов мне может понадобиться, если я сам в высший свет попаду. Что очень сомнительно. Зато я теперь знаю, что графиня Савитра по происхождению (графиня Куула) к древним родам не относится. Первым дворянином в роду был ее прапрадед, получивший баронский титул за какие-то военные заслуги. А вот прадед уже сделал придворную карьеру и получил графа (за что — не нашел). Дед тоже был на различных высоких гражданских постах, а отец так и до канцлера дослужился. Сам же род Савитра, графиней которого она стала по мужу, наоборот, очень древний. Можно сказать, царский, но так как шел от младших ветвей, сначала был выделен в герцогский, а потом — еще раз — уже в графский. Может, их поэтому в заговор потянуло? По происхождению у короля прав на престол как бы не меньше, чем у них. Тоже от младших ветвей происходит.

Не знаю, зачем я все это изучил, наверное, просто увлекся. Соскучился по научной работе. А тут такая тема, о которой я раньше даже не подозревал. Как и об этом мире…

С гербом на перчатке перстня дело оказалось еще сложнее. Нет, царским он не был. Поле на четыре равные части разделено, так что это не основная ветвь, а ее третье ответвление. Только вот предпоследнее по значимости место на моей печатке занимала «двойная луна» — герб королей Угры. А на первом и главном — обратная свастика. Точь-в-точь как у меня на медальоне. На втором месте — «мировое дерево», а на последнем — тройная ломаная зигзагом линия «грозового дождя». В пантеоне ариев — знак Индры. Среди гербов существующих родов был похожий — двойная волнистая линия дождя. Род — графов Паржани. Но у них младшие ветви — одиночная линия со сглаженными углами, различаются числом волн. Бароны Ванада, Варсана и Исти.

А мне как теперь назваться? То есть Накулой я уже представлялся, но это стало личным именем. А родовое? На языке древних лучше всего подходит Хариндер. «Управляющий грозой». Был когда-то такой род. Герцогский. Почему бы тогда просто Индрой не назваться? Ха-ха!

Стал искать ответвления этого герцогского рода, кстати пресекшегося уже давно. Все какие-то вариации на тему «дети Индры», слишком претенциозно. Может, род из-за этого и пресекся?

В конце концов решил стать Апати — «сыном». Не важно чьим. Барон Накула Апати. Вроде просто «сыновей» баронов не было. Обычно сыновья — чьи-то. Скорее всего, подумают, что я свой род полностью не называю. Меня это вполне устраивает. Если, конечно, кто-нибудь на эту тему думать будет.

От этого имени и стал сочинять прошение допустить меня в архив.

Сочинил, лично отнес и совершенно неожиданно получил разрешение в тот же день. Буквально через полчаса начальник архива все подписал. Видимо, феодальная бюрократия работает на других принципах, не как в России. Там по регламенту на любую, даже самую очевидную бумагу две недели отводится. А если ее с кем-нибудь согласовывать надо, то не меньше месяца. И ни один чиновник раньше установленного срока свою работу сдавать не будет.

Как я потом узнал, начальником архива является какой-то граф. На работе его не бывает, так что и бумаги он не подписывает. Но печать доверена старшему клерку, вот тот ее и ставит. И с дворянами, которые платят за посещение наличными, предпочитает сотрудничать.

Никакого официального пропуска в архив мне не выдали. Подошел ко мне какой-то совсем уже немолодой человек, принял от меня десять серебряных за день работы (расписки не дал) и повел внутрь.

Здание явно было очень старым. Но удивительно хорошо сохранившимся. Стены сплошь покрыты плитами декоративного камня, в основном гладкого, но периодически встречались и плиты с барельефами. С явно мифологическими сюжетами. На потоке — тоже рельефы и свисают магические светильники в форме белых матовых шаров. Захотелось задержаться и осмотреть все внимательнее, но мой сопровождающий вел меня хоть и небыстро, но целеустремленно.

Все, что я успел заметить, это то, что все здание является артефактом. Оно уже относилось к дворцовому замку, и место силы на него распространялось. Вот все вокруг и было пропитано заклинаниями. Тогда становилась понятна высокая сохранность всего вокруг. В комплексах Ушедших в Запорталье тоже все было цело. Даже в том, где многие поколения обитали обезьяны. Максимум, что они смогли сделать, это покрыть пол спрессовавшимся слоем мусора.

Так это что, тоже часть комплекса Ушедших, получается? Или все-таки более поздняя постройка, но того времени, когда знания еще не были потеряны, а силпины не стали изгоями? Без их мастерства тут явно не обошлось.

В коридор, по которому мы шли, выходили многочисленные двери. Все закрытые, так что узнать, что там за ними, не было возможности. На мой вопрос сопровождающий ответил лаконично:

— Вам туда не надо.

Я в этом не был уверен, но спорить не стал. Если повезет, постараюсь сам тут походить.

Коридор закончился проходом в довольно большой, но совершенно пустой зал. С кучей закрытых дверей по всем стенам. К одной из них мы и подошли. Дверь оказалась незапертой, и за ней был небольшой кабинет. Комнатка метров пять квадратных, внутри письменный стол с магической лампой на нем и даже не стул, а целое кресло с резными ручками и высокой спинкой рядом. На столе полный набор письменных принадлежностей и даже пачка бумаги. По сравнению с библиотекой — небо и земля.

— С какими конкретно документами вы хотели бы поработать? — Вопрос был задан абсолютно корректно, а вот в эмоциях чувствовалась издевка. Служитель был абсолютно уверен, что барон из Пограничья сам не знает, чего хочет.

А действительно? Пришел я сюда исключительно с целью оказаться поближе к королевскому дворцу. Снова «Гербовник» попросить, только более полный? Или не стоит привлекать внимание к своему перстню? Здесь служители наверняка более квалифицированные, чем в библиотеке. И очень может быть, что более любопытные. Так что не стоит.

— Видите ли… — начал я немного неуверенно, — у меня целых две цели посещения вашего храма знаний. Независимых цели. Во-первых, мне бы хотелось посмотреть отчеты об экспедициях в Пустошь. Не все, конечно, а те, в которых столкновения с местными тварями описаны. Я имею в виду успешные столкновения, а не такие, где от них сломя голову драпали. Не самые приятные соседи для нас, как вы понимаете. Как-то отбиваемся, но любая информация, как с ними бороться, мне очень нужна. Если есть какой-нибудь обобщающий труд на эту тему, было бы совсем замечательно.

Архивариус посмотрел на меня с интересом.

— Я что-то не так сказал? — забеспокоился я.

— Все так. Я прямо на семинаре в университете Сураты себя почувствовал. Что-то и не припомню, чтобы меня так кто-либо просил материалы подобрать. Четко, образно, по делу. Вот уж не думал, что в Пограничье так говорят.

Прокол, однако. А я-то думал, что говорю отнюдь не интеллигентно. Даже простонародное слово «драпать» употребил. Или тут интонации важнее слов? Впрочем, намеренно поменять манеру говорить я все равно не могу. Не артист, вжиться в роль у меня не получится.

— У меня в семье именно так и говорят. А в других семьях… честно говоря, не обращал внимания. Понимаем мы друг друга без проблем. Но так как насчет материалов?

— Давайте я вам для начала суратский «Бестиарий» дам. А сам посмотрю, какие еще интересные результаты есть из относительно недавних походов. Вы ведь к нам не на один день зашли? Я правильно понял?

— Поняли вы правильно. Хотя бы на полмесяца я у вас засесть планировал. Ведь, как я сказал, у меня и вторая цель есть. Видите ли, отец загорелся идеей из нашего баронства графство сделать. Вот я и хотел посмотреть, какие для этого условия должны быть выполнены, прецеденты изучить, а заодно что-нибудь о существующих графских родах почитать.

Уважения во взгляде архивариуса как-то сразу убавилось. Судя по реакции — задача нереальная. Но через секунду он ответил вполне нейтрально, что подборка материалов потребует немного больше времени, но дня через три он постарается мне их предоставить. А пока я вполне могу «Бестиарием» заняться. Он его прямо сейчас принесет.

— Если вы мне что-нибудь дополнительно по истории древнейших родов королевства принесете для общего развития, тоже буду благодарен.

Кажется, последняя моя заявка архивариусу понравилась больше. Наверняка идеалом молодого человека для него является «ботаник». Так что несколько дополнительных очков я заработал. Чувствую, именно эти книги (или в каком там виде эти материалы хранятся) принесет в первую очередь. После «Бестиария», понятно. Его, наверное, искать не надо. Просто взять с полки.

Служитель еще раз меня оглядел, вздохнул о чем-то о своем и резво двинулся из кабинета, прикрыв за собою дверь. Мне стало интересно, куда он направился, и я тихонько выглянул следом.

Вот он. Подошел к одной из дверей, но открыл ее не сразу. Сначала что-то на цепочке из-за пазухи вытащил и приложил к стене рядом. Подождал пару секунд и открыл дверь уже после этого. Похоже, на ней что-то вроде земного кодового замка стоит. Только тут он, наверное, на основе магии сделан. Очень интересно. Жаль, видно плохо. Не только оттого, что далеко, архивариус большую часть своих манипуляций спиной от меня закрыл.

Как я и предполагал, вернулся он минут через десять и принес именно «Бестиарий». Толстый, иллюстрированный, но явно не являющийся раритетом. Издание печатное, вышло в свет десять лет назад, книга необтрепанная. То есть в архиве этот экземпляр не единственный.

Не скажу, что книга совсем не представляла для меня интерес, но по сравнению с прочитанным ранее нового в ней было мало. А полезных советов — и того меньше. Но я сделал вид, что внимательно изучаю материал, так как архивариус за этот день подходил ко мне еще три раза. Принес несколько папок с материалами по древним родам. Одному герцогскому и трем графским. Все — не исконно угрского происхождения, а перебравшихся сюда уже в последний период истории. Спросил, чем эти рода так примечательны.

Оказалось, действительно древние. Древнее королевского. Точнее, королевский род, конечно, самый древний, но документального подтверждения его происхождения от отца-основателя в виде выписок из храмовых книг о рождении всех его легендарных предков нет. Реально — только за последние двести лет, даже не сразу после магической войны трехсотлетней давности, во время которой очень многое было утрачено. А вот у этих — по пятьсот с лишним лет подтвержденной истории.

Поблагодарил и попросил сохранить на несколько дней за мной этот кабинет, чтобы не таскать книги туда и обратно. Пришлось сразу за заявленные две недели вперед заплатить. После чего получил ключ от арендованной комнаты. Оказалось, что-то вроде кольца с печаткой. Тонкое кольцо и маленькая печатка. Мой «баронский» перстень много массивнее и печатка больше, но что-то общее есть. Похоже, металл одинаков. Вроде серебро, но какое-то необычное. И «ощущением камня» воспринимается не совсем как металл в монетах. Хотя похоже. А у нового «ключа» так и вовсе оказалось, что из этого металла только маленькая печатка сделана, колечко — обычное серебро.

Естественно, все эти исследования я уже дома проводил, при архивариусе старался свой перстень не выпячивать. Еще углядит что-нибудь ненужное для меня…

Так вот, как оказалось, дверь в кабинет запиралась так же, как и та, в которую архивариус за книгой пошел. Такое же углубление в стене, в которое надо было приложить печатку. Кстати, диаметр углубления был значительно больше, чем выданный мне «ключ». Но невидимый замок послушно срабатывал.

Почти до конца срока я вел себя как примерный школяр. Приходил утром в одно и то же время и сидел в кабинете весь день, делая выписки из просмотренных книг и папок. После чего вежливо прощался с дежурным на входе и шел обедать. Не знаю, заглядывали ли архивариусы в мои бумаги (я их тоже оставлял на столе) после моего ухода, но ничего подозрительного в них не было. Я честно делал выписки из «Бестиария», изредка снабжая их собственными замечаниями. Ведь кое-что в Пустоши я успел увидать. Впрочем, заимствования из книги с аналогичным названием, но уже А. Сапковского, я тоже иногда использовал. Может, зря перестраховывался, но лучше побыть параноиком, чем вляпаться в неприятности. В столице наверняка хватит таких сил, что мне не по зубам.

Сперва все тот же архивариус посещал меня довольно часто, но по мере роста стопки книг и папок на моем столе наши встречи делались все реже, пока и вовсе не сошли на нет. Материала он натаскал мне много, нормальному человеку их и за год не переварить, а про свою «абсолютную память» я ему, естественно, не сообщал. Поблагодарил за помощь золотой монетой (взял без разговоров) и сказал, что пока с меня достаточно. Заодно еще две недели аренды кабинета оплатил.

Событий за время моего сидения, естественно, произошло немного. Выучил два новых заклинания из бусин — «извлечение сферы» и «форма камня». Первое заклинание оказалось сродни «извлечению камня», только если раньше я мог извлечь (условно, из-под земли) нечто однородного материала произвольной формы, то теперь я мог заставить «выбраться наружу» шар произвольного состава. Как если бы я в жидкости выделил шар невидимой пленкой, а потом вытащил его к себе. При этом окружающая жидкость как бы обтекала его, не оставляя пустых мест. Проделать я это мог не только с водой, но и со скалой или слитком металла. С расстояния до пятидесяти метров. Пока шар был не очень велик, не больше теннисного мячика, но была надежда, что с ростом контроля мне удастся существенно увеличить его размер. Наверное, дальность действия заклинания тоже удастся увеличить.

А вот второе заклинание осталось мне непонятным. Применение «формы камня» действительно делало мне понятной форму любого предмета в мельчайших деталях. И все. Создать копию этого предмета с его помощью было невозможно. Наверное, соответствующее заклинание мне только предстоит выучить.

Еще я протоптал дорогу в шикарный магазин, куда стал мелкими партиями (по две-три штуки) продавать свои перья и копья. Почему не все сразу? Только цену собью. Пока же мне за каждое по тридцать золотых отвалили. На прилавке они не появились, так что продажную цену так и не узнал, но я на них ведь не разбогатеть собирался, а деньги на жизнь получить. Так что был доволен.

Кстати, магазин сам по себе был довольно интересен. Специализировался на предметах роскоши. То есть на всем, за что можно было большие деньги содрать. Чего там только не было! Но если всевозможные предметы украшения (как себя, так и интерьера) меня интересовали слабо, то рукописные книги явно древнего происхождения я бы с удовольствием полистал. Особенно те, что на языке Ушедших написаны. Но в руки их не давали, а цены были такие, что пришлось зажать волю в кулак и пойти на выход. В принципе, использовав слитки, мог бы себе позволить себе их купить; возможно, даже все… Но слишком мало я о здешних порядках знаю, чтобы такие суммы демонстрировать. Жизнь для меня все-таки дороже научного интереса. Такой вот я неправильный исследователь.

Удостоверившись, что в архиве за мной никакого пригляда больше нет, я потихоньку стал его исследовать. Сначала проверил «определением жизни» наличие людей в соседних кабинетах. Как ни странно, нашлось еще трое посетителей. Но вели себя смирно, работали за столами, положения не меняли.

Затем уже «ощущением камня» проверил, что скрывается за многочисленными дверями по стенам центрального зала. Оказалось, в большинстве своем это были такие же кабинеты, как и у меня. Но три комнаты (по одной с каждой стены, не считая направления на выход) от них отличались. В них еще двери были. Вот в одну из них архивариус мне за книгами и ходил.

К ней первой я и подошел. Заперто. Приложил выданный мне «ключ». Подошел, дверь открылась. Комната была небольшой, с диванчиком у одной из стен. Больше в ней ничего не было, только еще одна дверь в противоположной стене.

Эта дверь моим «ключом» отпираться уже не пожелала. Погрустив некоторое время, я приложил к выемке уже свой «баронский» перстень. В конце концов, он ведь того же металла, что и печатка на «ключе». И ведь сработало! Непростой у меня перстень, однако!

Дальше уже был лабиринт комнат со шкафами и стеллажами вдоль стен. Разделенных запертыми дверями, которые мой перстень успешно открывал. В документах я сразу рыться не стал, а вот план помещений старался мысленно нарисовать. Вроде получилось. Благодаря не столько моему неплохому чувству пространства, сколько заклинаниям. Все-таки несколько «радаров» в моем распоряжении имеется.

Комнаты были довольно большими и, как правило, шли анфиладой, что наводило ассоциации с планировками дворцов восемнадцатого века. Вечером, перед уходом, осторожно расспросил служителя о прежнем использовании этого здания.

Оказалось, да, я был прав. Когда-то архив входил в здание дворца. И было это еще до последней магической войны. Строили тогда надежно, и все последовавшие катаклизмы дворец пережил почти без разрушений. Недоступными оказались только проходы от этого здания к центральной части комплекса. Собственно, и всех остальных тоже. Дворец с самого начала состоял из отдельных зданий, соединенных подземными переходами. Нынешние же короли предпочли надстроить центральное здание, а в оказавшихся отделенными от него строениях разместить различные службы. Вот в этом конкретно теперь архив.

Что же, очень интересно. Дал ему за рассказ пару серебряных. Похоже, зарплата у здешних служителей отнюдь не заоблачная.

Следующие несколько дней прошли в изучении «служебных» помещений. Комнат было много, но с Зимним дворцом все-таки не сравнить. Немногим больше сотни. И, как выяснилось, из любой из них можно было пройти также в любую, не выходя в общий зал. То есть, войдя в любую из трех дверей, ведущих в эти помещения, при желании можно было выйти через любую из двух оставшихся дверей. Как-то я это коряво сформулировал, но, в общем, ясно.

Была еще одна особая дверь, за которой располагалась лестница вниз. До другой такой же двери. Обе из них мой перстень открыл.

А вот дальше возникла до боли знакомая картина. Невидимая упругая пленка, перекрывающая проход, и появляющаяся перед глазами надпись: «Только для суров». Вау!

Фонарика у меня с собой не было, а висевший над лестницей магический светильник позволял посмотреть очень недалеко. Но, похоже, впереди был очередной «колонный зал».

Я застыл, привалившись к пленке, пытаясь разглядеть, что там дальше. Минут на пять, не меньше.

И вдруг надпись сменилась. «В связи с отсутствием в комплексе в течение длительного времени суров старшему упсуру временно разрешен проход».

Три раза «вау»!!!


Глава 8 Хорошо отдохнул? | Лучший друг големов | Глава 10 Подземные сюрпризы







Loading...