home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

Подземные сюрпризы

Сопротивление пленки не исчезло совсем, но теперь она меня сквозь себя пропустила. По инерции я сделал еще несколько шагов вперед. Вот я снова между двух колонн, но моему проходу ничто не препятствует. Неужели я получил свободный доступ во все помещения? Маловероятно. До сура мне еще далеко. Сорок три бусины только по моему браслету силпина. И почему-то мне кажется, что выучить заклинания этого браслета будет недостаточно. Ведь помимо знаний целителя-кирата, которые я освоил, и силпина-мага земли (а возможно, и големостроителя), есть как минимум еще заклинания нааша-некроманта. Наверное, был также курс химеролога, ведь как-то же были созданы все эти измененные существа в Пустоши. Да и про то, что я знаю все из репертуара писца-ликхаха (артефактора), я не уверен. В общем, учиться мне еще долго, если я вообще сумею все курсы-браслеты собрать.

Между тем я все так же шел по прямой, ни во что не упираясь, только света совсем не стало. Пришлось запустить «аурный щуп». Ходить с ним в темноте на ощупь мне уже привычно, так что никакого дискомфорта я не испытал. Разве что на несколько секунд, пока не вспомнил все сопутствующие ощущения.

Через некоторое время я почувствовал впереди себя пленку. Не запрещающую: я был уверен, что смогу через нее пройти. А вот надо ли мне это делать?

Глупости! Можно пройти во что-то неведомое, а сам буду от этого отказываться? Да ни в жисть!

Шаг вперед — и я стою пред дверью. Собственно, этого я и ожидал. И, судя по пройденному расстоянию, эта дверь должна вести уже во дворец. В нынешний дворец.

Жаль только, что света больше не стало, дверь-то закрыта. Обследовал ее косяк и стену рядом с помощью «аурного щупа». Есть углубление для ключа!

Приложил перстень, но дверь и не думала подаваться. Ни наружу, ни внутрь. Вариантов два. Или уровня допуска моего перстня не хватило, или дверь с той стороны просто заколотили (замуровали).

Проверил «ощущением камня». Никакой магической пленки на двери нет, так что заклинание работает. Следов гвоздей, зафиксировавших дверь, не обнаружил. Каменной кладки за дверью тоже нет, наоборот, вверх от двери ведет лестница. Вроде той, по которой я спустился. Значит, все-таки ключ не подошел. Обидно. В смысле обиден сам факт того, что я дверь открыть не могу. Уверенности в том, что мне надо погулять по дворцу с риском напороться на патрули, которых там должно быть немало, у меня нет.

Двинулся в обход, стараясь держаться рядом с краем пленки. Она постепенно поворачивала, сохраняя форму ломаного многоугольника, так как каждый ее фрагмент обязательно располагался между двумя соседними колоннами (в ряд или по диагонали). Таким образом, я попытался обойти дворец по краю. Исследование того, что находится с противоположной от пленки стороны, отложил на потом. Не надо разбрасываться.

Насколько я помнил (а помнил я точно), следующим зданием рядом с дворцом было местное министерство финансов. Кстати, министерства тут мантраалями называют. От слова «мантра», что ли? Без молитвы концы с концами не сходятся? Но я буду использовать знакомые слова. Пусть будет Минфин. Так как пространственное воображение у меня хорошее, расстояние до министерства я прошел довольно точно. Между колоннами пришлось пробираться не по прямой, однако перегораживающей (или направляющей) мне путь пленки я не встретил. И дверь нашел почти сразу, ошибившись только на одну пару колонн. В нее меня уже пропустило, так что на освещенную лестницу, точную копию той, по которой я спустился из архива, имел удовольствие лицезреть. Но подниматься по ней не стал. Повернул назад, но место мысленно зафиксировал.

Так весь день и проходил. Нашел здания военного министерства, иностранных дел, юстиции, коммерции, образования. Отдельно от них стоял особняк канцлера — местного предсовмина. Казармы гвардии имели целых два входа. Во все эти здания я мог попасть без проблем, но пока воздержался.

Дойдя до входа в очередное министерство, возвращался к дворцу и предпринимал очередную попытку попасть и туда. И ведь сумел-таки открыть и эту дверь! Печатка моего «баронского» перстня входила в соответствующее углубление так, как будто размер специально по нему подгонялся. Но не отпирала замок. На очередной двери я обратил внимание на еще одну (помимо углубления под ключ) неровность стены рядом с ней. Точнее, на то, что вроде точно такая же неровность была и на предыдущей стене. И, кажется, на всех остальных. Она была довольно велика (по площади), в несколько раз больше углубления под перстень.

Скорее по наитию, чем вследствие логических рассуждений, я приложил к ней свой медальон-свастику. Если вы думаете, что замок после этого открылся, то вы заблуждаетесь. Но меня уже охватил азарт, я чувствовал, что стою на правильном пути.

В конце концов выяснилось, что перстень и медальон надо прикладывать не абы как, а особым образом. Медальон надо приложить четко по еле заметным контурным линиям, причем определенным лучом вверх. А перстень требовалось повернуть печаткой внутрь и приложить, закрыв его ладонью. И саму ладонь прижать, попав ею в еле заметный отпечаток пятерни на стене. Когда все это совпало, дверь открылась.

С чувством глубокого удовлетворения я ее закрыл (и запер) обратно. После чего вернулся в арендованный кабинет. Получается, все пути в королевском замке для меня открыты. Только нигде меня никто не ждет и вряд ли будет рад видеть.

Бродил я по проходам комплекса Ушедших довольно долго и чувствовал, что неоправданно рискую. Стоит служителю заглянуть в мой пустой кабинет, немедленно возникнут вопросы, на которые у меня не будет ответов. К счастью, это маловероятно. Новых материалов не ожидается, и не похоже, чтобы архивариусы очень уж рьяно искали их для меня. Аренда вперед проплачена, и ладно. Активность могут проявить ближе к концу срока, чтобы задержать меня подольше. Так что надо будет не забыть заплатить заранее. Но вот уборка помещений тут наверняка происходит, да и архивариусы кабинеты по вечерам проверяют. Так что если у меня бумаги на столе будут лежать без движения, могут обратить на это внимание.

В результате я стал не только папки и книги перекладывать, но и обязательно всякий раз новые листки с собственными записями сверху оставлять. Часа два в день на их изготовление убивал. А самому хотелось составить подробный план комплекса Ушедших, но такой листок уж точно никому показывать нельзя. Впрочем, никакие специализированные комнаты я в комплексе пока не нашел, только бродил по открытым для меня проходам. К сожалению, именно проходам. С другой стороны от них тоже была пленка, через которую меня пока не пропустило. Боюсь, что это «пока» — пока я суром не стану; но буду пробовать.

В архиве я, можно сказать, прописался. Заплатил еще за месяц вперед и стал планомерно прочесывать минус первый этаж комплекса королевского замка. Он же — часть уцелевшего комплекса Ушедших. Занятие на самом деле однообразное и не слишком интересное. Весь этаж был застроен колоннами, находящимися на равном расстоянии друг от друга. Где-то метра четыре. В отличие от комплексов, что я посетил в Запорталье, колонны были не четырехгранными, а круглыми, примерно полуметрового диаметра. По крайней мере в той части этажа, в которую меня пускали. Вот я и ходил между колоннами, максимально расширив свой «аурный щуп», определяя границы доступной мне территории. А так как она была совершенно неправильной формы, ходить приходилось очень много. Про «неправильность» формы я сказал неточно. Доступные мне проходы образовывали что-то вроде классической паутины. Ячейки с тонкими перемычками, образующие концентрические кольца. При этом размеры ячеек совпадают очень приблизительно, некоторые объединены, а другие, наоборот, разделены на несколько более мелких. Каждая перемычка-проход обрамлялась невидимой пленкой, через которую мои заклинания-радары не проходили, но при этом не было гарантии, что я сам не смогу сквозь пленку пройти. Как при проходе к дверям на лестницы. Все приходилось пробовать. Так что ходить мне пришлось очень много, по каждой стороне каждой ячейки собственными ногами протопал и стенки руками пощупал.

Получилось, что эта «паутина» охватывает не только весь замок, но и ближайшие окрестности. Торговые ряды — точно. И общая площадь уже, пожалуй, не в гектарах измеряется, а в квадратных километрах. Хотя бы два, но будет.

Пока бродил, целых три новых бусины загореться успели.

Одно заклинание — чрезвычайно полезное, «каменный щит». Создаваемый с его помощью щит не просто укреплял внешний слой ауры, но и подхватывал в него пыль и все твердое, до чего заклинание могло дотянуться. Вроде ничего специально не уродовало, но щит на вид действительно каменным делался. Сантиметров десяти толщиной и примерно метрового диаметра. То есть всего меня не защищал, разве что на корточки за ним присесть, но летящие в меня предметы должны были не просто в нем застревать, а рикошетить обратно. Жаль, проверить не могу, не буду же я специально кого-нибудь провоцировать выстрелить в меня. Тем более что стрелка очень даже может собственная пуля убить после этого.

Опробовать удалось только другое полезное свойство «каменного щита», да и то не в полном объеме. Щит можно было нести, передвигать вокруг себя и где-то на полметра двигать вперед-назад, стоя на месте. То есть щитом можно было что-нибудь толкнуть или во что-нибудь стукнуть. Довольно сильный удар получался. Но можно ли таким проломить стену или хотя бы дверь, я не пробовал. Но интересно.

Следующее заклинание — «чистая сила». Сначала не понял, что это такое, потом обрадовался. Если я «силой жизни» человеку жизненную энергию подкачиваю и снимаю усталость, «силой камня» заставил летать найденное ядро-артефакт, то «чистая сила» оказалась как раз той, которой заклинания в «яйцах» запускать можно. Есть надежда, что от него и портал сработать может. Если его починить предварительно, конечно…

Хотя про портал я немного загнул. Сам я, как маг, эту «чистую силу» немного произвожу автоматически. С помощью этого заклинания поток силы серьезно увеличивается. Но закачивать портал мне пришлось бы долго. Боюсь, несколько суток.

Все равно замечательно. Хоть какие-то перспективы появились. И даже не «какие-то», а вполне конкретные.

А вот последнее заклинание (на самом деле по порядку оно шло первым из этих трех) было «слышать камень». Это как? Пояснения не прилагались. «Послушал» камни мостовой. Ничего. Может, журчит что-то в глубине? Потом стук какой-то уловил. Как оказалось, ко мне карета приближалась, и лошади стучали копытами. Но я этот стук с помощью заклинания «острота чувств» с куда большего расстояния услышать могу. У заклинания «слышать камень» дальность действия даже меньше, чем у «ощущения камня», всего метров пятьдесят. На таком расстоянии стук копыт без всяких заклинаний слышен. В общем, что-то странное. Надо пробовать.

Еще упомяну, что в своем кабинете я наловчился принимать некоторые меры не скажу, что безопасности, но определенную страховку придумал. Дверь в кабинет открывалась, как и положено в нормальных учреждениях, внутрь. Уходя на минус первый этаж, я ее стал не только запирать, но и подпирать изнутри пуговицей, скрепкой, карандашом, ластиком, в общем, каким-нибудь мелким предметом. Проделывал это с помощью «частично застывшей ауры» прямо сквозь закрытую дверь (наконец-то мне и это заклинание пригодилось!). Не волос же мне поперек дверного зазора клеить, как это в шпионских детективах советуют… От такой страховки уборщица избавит одним движением тряпки. А так, если кто войдет и увидит лежащую на полу пуговицу, ничего плохого не подумает. Саму дверь я при этом запирал. То есть если какой служащий архива зайдет меня проверить, отбрехаюсь, что выходил, просто дежурный на входе не заметил.

Еще одним способом минимизации риска стало то, что свои походы на минус первый этаж я старался синхронизировать с графиком работы архивариусов. Специально для этих целей часы себе завел. Обычные механические со стрелками, других здесь не делают. И принято их носить не на руке или в кармане, а на цепочке на шее. Там у меня уже много чего накопилось. Хорошо все разной формы, на ощупь не перепутаешь.

Приходя утром в архив, я прямо на вахте обязательно несколько минут трепался с дежурным, узнавая новости и между делом о планах сотрудников на сегодня и ближайшие дни. Затем пару часов проводил в кабинете. В первые часы после начала рабочего дня сотрудники архива иногда проявляли активность. Могли, например, зайти и спросить, не надо ли какие книги и иные материалы убрать, а вместо них принести что-нибудь другое. Обычно все это происходило в первый час, но я пережидал два. Потом часа два (до полудня) довольно спокойно проводил свои исследования проходов и помещений комплекса Ушедших. Затем возвращался, проверял кабинет и шел обедать в город. Естественно, снова переговорив с дежурным. Вернувшись, еще часок ждал, пока все успокоятся, после чего снова шел вниз уже часа на три. Возвращался. А там уже время окончания работы архива (для посетителей вроде меня) приближалось. Приходилось сворачиваться и уходить.

Результаты моих поисков были не сказать, чтобы совсем удручающими, но неожиданными. Большая часть выявленных комнат минус первого этажа так и осталась для меня закрытой. Но в некоторые меня все-таки пустило. Вот только не было там никаких тренировочных комплексов или лабораторий. Вообще ничего связанного с магией. Хотя я уверен, что под теми же казармами какие-нибудь тренировочные залы есть обязательно. Но ни под казармы, ни под королевский дворец я пройти не сумел.

А вот под военным министерством оказалось что-то вроде небольшого храма и, как я его назвал, Зала славы. Две смежные комнаты были украшены чьими-то бюстами, в одной — восемь (по четыре с каждой стороны), в другой — семь. Одно место вакантно? Бюсты (головы были выполнены вроде в натуральную величину) стояли на круглых полутораметровых постаментах вдоль стен, так что смотрели на одинокого посетителя немного сверху вниз. Именно смотрели, ибо были выполнены хоть и из белого камня (мрамора?), но очень реалистично, с живыми, как будто следящими за тобой глазами. Есть такой прием в скульптуре, забыл, как называется. А увидеть я все это смог потому, что при моем появлении под потолком сами собой зажигались магические светильники. На самом деле свет был неяркий, какой-то лунно-серебристый, но в первый момент, после долгого хождения в полной темноте, он меня буквально ослепил. И силуэты былых вождей (а кроме неясных контуров, я в первый момент и разглядеть ничего не мог) показались какими-то небожителями. Возможно, так и задумывалось?

Проморгавшись, я обнаружил, что стены и потолки этих комнат украшены фресками. В основном на батальную тему. Причем бои велись явно с применением магии. Похоже, заклинания из «Астра видье шастрике» тут использовались. Может, мне тоже стоит начать экспериментировать с музыкой и мантрами из индийского эпоса? Но явно лучше делать это не здесь. Еще дворец на себя обрушу, а он — памятник архитектуры. Вот выберусь как-нибудь снова в Пустыню…

Поскольку на арках между смежными комнатами с обеих сторон была надпись: «Помни и равняйся на великих раджей» на языке Ушедших, можно было догадаться, что все представленные бюстами личности были местными правителями. Или военными вождями; по моим ощущениям древнего языка, эти понятия тогда совмещались. Впрочем, гарантий нет, с носителями языка я не общался, знаю только то, что мне артефакт в голову вложил.

К сожалению, в остальном бюсты вождей давней эпохи были малоинформативны. На постаментах были выбиты их имена, но они мне ничего не говорили. Даже к какой эпохе они относились, было непонятно. Скорее всего, жили они уже после Ушедших, но до катастрофы трехсотлетней давности, когда в результате непонятной мне Великой войны магических орденов мир пришел в упадок, от которого до сих пор не оправился. Временной интервал в пяток тысяч лет получается. Даже для археологии, где точность датировок часто хромает, оценка неудовлетворительная, а для истории — совсем никуда не годится.

Все были изображены дядьками в расцвете сил. Интересно, тут все правители той эпохи представлены или только избранные? Пятнадцать человек на пять тысяч лет… это на каждого лет по триста получается. При наличии магов-киратов это ни то ни се. Правитель вполне может быть бессмертным или у них было ограничение срока правления по конституции? Или конституцию заговоры заменяли? Однозначно не скажешь.

Кроме того, на постаментах были их гербы. Читать я их, к сожалению, не умею. То есть знаю кое-что из европейской геральдики, но она с местной плохо коррелирует. Так что предположения строить можно, но уверенности в их правильности нет. Зато среди пятнадцати вождей гербы у четверых совпадали с моим «баронским» перстнем на три четверти. А на одном так и вовсе было почти полное совпадение. Герб также разделен на четыре части, только два последних квадрата идут в обратном порядке. Если я правильно понимаю, то по «моему» перстню получается, что среди недавних предков его прежнего (законного) владельца были представители королевского дома Угры. А вот по гербу на бюсте получается наоборот, что королевский род от рода владельцев перстня произошел. В принципе в феодальном обществе такое очень даже возможно. Например, можно жениться на собственной троюродной бабушке, и невеста при этом будет моложе жениха. А уж на двоюродной тете — так и вовсе в порядке вещей.

Ну а знак обратной свастики в гербах встречался в двух случаях из трех. Наверняка связан с кем-то из легендарных прародителей. А оставшаяся треть примерно поровну поделена между «мировым деревом» и знаком Индры. То есть на «моем» гербе сплошь глубокая древность. Только в непонятном сочетании. Пожалуй, надо будет этот вопрос исследовать подробнее. Еще окажется, что я тут изображаю «претендента на престол»… Оно мне надо? Но и снимать перстень не хочется. Положено аристократам что-нибудь подобное носить, а я же бароном представляюсь. К тому же не знаю чем, но нравится мне перстень. Как-то очень уютно он на палец сел. Почти как медальон, лежащий на груди. Кстати, металлы, из которых они сделаны, тоже ощущаются похоже. Не идентично, но есть что-то общее.

Случилось и еще одно очень приятное открытие. Причем совершенно неожиданно. Я опять пытался прорваться внутрь очередной ячейки сетки. И снова упирался в невидимую пленку. Но на этот раз мои попытки закончились появлением надписи: «Вход разрешен при квалификации не ниже мадхи-ликхаха».

Мадхи на языке Ушедших означает «средний». А у меня официальная квалификация книш-ликхах, то есть писец-артефактор начального уровня, или младший писец. Но знаю-то я уже больше! Целый Малый справочник ликхаха освоил (я все заклинания из него все-таки выучил). Только сдать на квалификацию было негде. Так что я продолжил уныло давить на пленку.

Надпись появлялась еще несколько раз, а потом я вдруг понял, что знаю, где здесь можно подтвердить квалификацию. Более того, я вообще знаю, где что на минус первом этаже расположено.

Не скажу, что к месту сдачи я помчался бегом, все-таки свет тут был только в Зале славы, но и с помощью «аурного щупа» я научился ориентироваться и передвигаться довольно быстро. Но уже по мере передвижения во мне стало нарастать беспокойство. Нужная мне секция находилась за пределами исследованной мною «паутины». Вот я прохожу (под землей) рядом с Министерством коммерции, а дальше уже внешняя стена замка, и холм заканчивается. Нет здесь никаких помещений. Впереди — обрушенная порода. Именно — не завал, а как будто все было перекопано, засыпано и утрамбовано. Кто-то в свое время постарался и эту часть замкового холма просто уничтожил. Недаром внешняя стена здесь какой-то странный изгиб делает. То есть не «странный», а в соответствии с измененным рельефом местности. Облом. В переносном и буквальном смыслах.

Было ужасно обидно, но сделать я ничего не мог. Мелькнула было надежда, что сам учебный артефакт под завалом мог и уцелеть. В эту часть минус первого этажа (а возможно, и на весь этаж) пускали только тех, кто имел подтвержденную квалификацию артефактора. То есть некромантам сюда вход, скорее всего, был закрыт. Так что уничтожали комплекс они не изнутри, а снаружи. И по каким-то причинам весь холм уничтожить у них не получилось. Что им помешало? Либо особо надежная постройка комплекса Ушедшими, либо политическая обстановка. Ведь дворец местных королей мог находиться здесь уже в те времена. И одно дело — уничтожить «рассадник ереси» (думаю, отношение к учебным артефактам было именно такое), и совсем другое — снести полностью королевский дворец. Пришлось уменьшить аппетиты.

Но наличие здесь дворца не только дает надежду, но и полностью лишает меня возможности заняться тут археологическими раскопками. Какому королю понравится, когда «под него копают»? Так что сдать экзамен на более высокую квалификацию у меня не получится. Здесь не получится. Но это не значит, что не получится никогда. Я по натуре оптимист. И упорный.

Зато неизвестно откуда взявшийся в голове план комплекса Ушедших (или хотя бы его значительной части) дал массу пищи для размышлений. И массу разочарований при попытке ему следовать. Меня почти никуда (из интересных мест) не пускало, а комнаты, куда удавалось прорваться, одна за другой оказывались абсолютно пустыми. А ведь здесь когда-то были и мастерские (целых шесть!), и два исследовательских центра (лаборатории?), и полигон (!), и четыре тренировочные площадки — по одной для воинов, големостроителей, некромантов и химерологов (!). А также архив, библиотека, четыре учебных кабинета и склады неизвестно какого оборудования. И, возможно, сокровищница (!) или хранилище казны.

Кстати, расположение древних помещений более или менее соответствовало нынешнему. Так, прежний архив располагался под этим архивом, учебные классы — под Минобром, библиотека — под Минюстом, склады, в большинстве своем, под Минторгом. Сокровищница (?), естественно, под Минфином. Под министерством иностранных дел почему-то располагался зверинец (?), а под особняком канцлера — тюрьма. Вот в последние помещения меня пропустило без малейшего сопротивления. Только сам никак решиться не мог: а вдруг назад не выпустит? Но обошлось. А внутри ничего интересного не было. Коридор и комнаты-клетки по бокам. Точно так же, как в зверинце. Кстати, клетки и тут и там были одинакового размера. Абсолютно целые и столь же абсолютно пустые и чистые. Никаких следов того, что в них кто-то когда-то сидел, не сохранилось.

Все клетки были заперты, но, как оказалось, в конце коридора было что-то вроде поста с артефактным пультом, откуда можно было открыть любую дверь. Все работало. Потрясающе! Ведь сколько лет прошло. Но внутрь клеток я все-таки заходить не рискнул: а вдруг решетка закроется? Ограничился внешним осмотром.

Зачем здесь сидели люди и звери — можно было только строить гипотезы. Самые разные. Вплоть до хранения биоматериала для опытов. Но проверить не удалось, в мастерские меня не пропустило. Ни в одну.

Зато удалось найти проходы в архив и библиотеку, но все — зря. Во все их помещения пройти все-таки не удалось, а там, куда удалось, было совершенно пусто. Даже столов или полок не осталось: голые пол и стены. Так что мои надежды разжиться здесь информацией не оправдались. Впрочем, информации для размышления и анализа все равно набежало очень много. Можно было смело сделать вывод о связи современной культуры Угры и той, что существовала здесь до последней войны магических орденов. А вот насколько эта культура была преемственна культуре Ушедших, судить было сложно. Наверняка была, но все-таки ею не являлась, так как возникла уже после них.

Кстати, для определенности в дальнейшем буду называть ту древнюю (пять тысяч лет назад) войну, после которой Ушедшие действительно куда-то ушли, Войной Богов. Они в ней, по легенде, принимали участие. А войну триста лет назад, после которой местная культура пришла в ее нынешнее, не особо цветущее состояние, а путь силпина оказался под запретом, — Войной магических орденов.

Территорию вокруг мастерских я облазил особенно тщательно. Очень хотелось туда попасть. Обнаружил, что одна, самая дальняя мастерская тоже располагалась в месте обрушения, рядом с артефактом, которому мне не удалось сдать экзамен. Еще немного погрустил по этому поводу.

Последние дни я ходил по минус первому этажу уже без особенной цели. Вроде уже всюду побывал (куда пустили), но смириться с тем, что ничего интересного больше не найду, у меня никак не получалось. И, как это почти всегда и бывает, оказалось, что самые ценные открытия лежали, можно сказать, на самом виду.

Зайдя в очередной раз в Зал славы, я прошел его до конца. Тупиковая стена была полностью покрыта великолепно выполненной фреской. Опять битва. Люди и непонятные существа сражаются на земле и в воздухе. Точнее, вот-вот сойдутся в смертельной схватке, а пока застыли перед решающим броском. Видимо, предстоит битва за какой-то замок, и наблюдать эту битву зрителю предлагается из окна довольно высокого здания, наверное башни, так что обрамлением батального сюжета стал абсолютно мирный интерьер комнаты. В центре — край стола с изящным набором для письма и несколькими книгами, лежащими стопкой на его углу. Слева — дверца книжного шкафа, справа — что-то вроде стеллажа, частично прикрытого портьерой. Все эти вещи занимали не более десяти процентов всего полотна, но на контрасте изрядно усиливали атмосферу напряжения, облекающую всю картину.

Я некоторое время рассматривал полотно и вдруг заметил, что маленькая дверца в стеллаже вовсе не нарисована. Она есть. И углубления под перстень и медальон сбоку от нее вполне реальны. Естественно, я подошел к картине и приложил свои ключи. Дверца открылась.

Пролезать пришлось изрядно согнувшись, так как дверца была маленькая, но оно того стоило. Дальше оказалась еще одна комната. Совсем небольшая, что-то вроде подсобки. Не пустая! И находились в ней не ведра со швабрами, а, как я это понял, запасное оборудование. То есть артефакты.

Во-первых, на полке стояли целых три магических светильника, один в разобранном состоянии. Оказывается, они еще и разбираются. Лучше не придумаешь. С учетом того, что я могу «читать мелодию», есть шанс разобраться, как они сделаны. Я с сожалением посмотрел по сторонам. Никакой сумки у меня с собой не было, здесь тоже не видно ничего подходящего. Да и не положено в архив с сумками ходить. Надо будет придумать, как мне отсюда эти предметы выносить. Это не книги и не папки, конечно, но проверить на выходе могут.

Во-вторых, там оказалось много всякого разного инструмента для, как я понимаю, ремонтных и реставрационных работ. Сложенные стопками плитки из металла (отдельно) и разноцветных камней, банки и шкатулки с пылью разного цветового оттенка серого (какие у меня только надежды не теплились, пока я их открывал!), даже большой плоский ящик — как я понял, с набором красок. И инструменты типа шпателей, стамесок с зубилами, кистей, сверл и буравчиков, молоточков разного размера и формы, вплоть до чего-то вроде топориков и чеканов. Это богатство мне тоже очень хотелось бы прибрать к рукам, но с выносом будут те же проблемы.

Наконец, в углу комнатки стояли два постамента под бюсты, а два бюста находились на полке. Только какие-то странные: вместо лиц — гладкие шары, да и нижняя часть тоже совершенно не проработана. Зато по бокам оказались отметины, как для моих ключей в дверях. С одной стороны — под перстень, с другой — под медальон.

Мне стало интересно, и один из бюстов я с полки снял. Он оказался не особенно тяжелый; пустой внутри, что ли? Так-то на ощупь он мраморный.

Снять-то снял, а вот куда его поставить, чтобы можно было рассмотреть нормально? Столов в кладовке не имелось, одни полки, причем на нижние бюст не втиснуть, не пролезет по высоте. После некоторого колебания поставил его на один из пустых постаментов. Все равно больше некуда.

Обошел полученную композицию вокруг. Явно заготовка под еще одного правителя, только непонятно, как ее обрабатывали. Неужели зубилами и сверлами вручную? Вынести отсюда все подчистую захотелось еще больше.

А потом мне захотелось похулиганить. Или даже не знаю, как это назвать. В общем, поставил я бюст обратно на полку, а постамент перетащил в зал, поставив его на остававшееся свободным место. Там на полу даже специальный кружок цветом был под него выделен, так что встал как влитой. Во вторую ходку приволок бюст и водрузил его на место. Теперь во втором зале, как и в первом, стояло ровно восемь бюстов, только у последнего не было лица. Зато пустым местом больше не зияло.

Тащить из подсобки найденные богатства я так и не решился, надо будет лучше подготовиться. Тщательно прикрыл дверцу. Вроде кроме меня никто по этим местам не ходит, но следы лучше не оставлять. Возможно, про эту подсобку просто забыли, ведь из других комнат когда-то все вынесли, а в ней столько всего осталось. Меня ждало. Вот пусть еще немного подождет в том же схроне.

Перед уходом я снова остановился перед новым «бюстом». Для чего же на нем все-таки отметины под ключи? Может, внутри что-нибудь ценное спрятано? Приложу перстень с амулетом, и голова откинется. А внутри сокровища…

Произнеся про себя «сокровища», я невольно рассмеялся. Никакие королевские брильянты внутри спрятаны быть не могут, даже наличие там какой-либо записки маловероятно. Но хоть что-то же должно лежать? Не зря же на нем «замочные скважины» сделаны? Надо проверить.

Я перевернул перстень печаткой внутрь и высвободил из-за пазухи амулет, который носил на цепочке. Так, не снимая цепочки с шеи, его и приложил к нужному месту, потом приобнял бюст правой рукой и дотянулся до отметки под перстень и ладонь. Немного поелозил рукой, нащупывая правильную позицию.

Неожиданно я почувствовал, как из меня потоком потекла энергия. В амулет и перстень и далее, видимо, в бюст. Причем поток был как бы не сильнее, чем при «полном исцелении», когда серьезные повреждения выправлять приходится. Невольно чуть не отшатнулся, и даже не знаю, что меня не пустило — собственная решимость или я к бюсту временно прирос? Так или иначе, минут на десять я полностью завис, почти полностью утратив контроль над телом и связь с реальностью. Даже не видел почти ничего, так как прижался лицом к бюсту. Наверное, все-таки мог бы вырваться, но мне было интересно посмотреть, чем же дело закончится.

Пока так зависал, попытался анализировать ощущения. Нет, когда я целительские заклинания накладываю, поток маны немного по-другому ощущается. Там «сила жизни» идет. А здесь? «Сила камня»? Или вообще «чистая сила»? Наверное, и то и другое попеременно. И тянет из меня эту силу знатно.

Наконец меня отпустило. Жуткая слабость по всему телу, я сел на пол прямо там, где стоял, обнимая теперь уже не бюст, а его постамент.

Хорошо, что дворец — «место силы». В другом месте последствия могли быть более тяжелые, возможно, даже летальные. А тут я за полчаса почти полностью пришел в себя. Полчаса! Целых полчаса! Никогда раньше со мной ничего подобного не случалось.

Обнимать постамент уже не было смысла, и я от него отстранился. Так, на нем же надпись появилась: «Накула Апати Индрасур». Что-то знакомое, однако. И в довершение под именем — копия герба с моего перстня.

Приехали.

Я довольно резво вскочил на ноги и вгляделся в лицо бюста. Именно лицо. Вместо гладкого шара на меня благожелательно взирал некий благородный красавец. Не я? Блин! Где зеркало взять? Наверное, это все-таки мое новое лицо, к которому я никак не привыкну. Но, следует признать, получилось (лицо) у меня неплохо. Вроде не так и сильно я себе внешность подправлял, но по совокупности совсем другое впечатление. А тут и вовсе благородный правитель получился. Надо будет перед зеркалом потренироваться такое же выражение лица поддерживать.

Как это у бюста получилось так преобразоваться, я не знаю. Не проходил я еще таких заклинаний. Но — впечатляет. Хорошо, что смотрители архива сюда не заходят. Так что сличить изображение с оригиналом будет некому. Может, мой портрет лучше обратно в подсобку убрать?

А вот и хрен! Бюст прирос к постаменту, а тот — к полу. Наверное, полностью его разрушить я смогу, но… жалко. И есть что-то забавное в том, что теперь и мое скульптурное изображение тут стоять будет. Раньше и в голову не приходило, что когда-нибудь меня в мраморе высекут. Разве что сам закажу такой портрет; но я знал, что делать этого не буду. И вот надо же! По недоразумению, но появился. Правда, любоваться на мой бюст, кроме меня, некому. Что хорошо. Хотя я и привык к тому, что на минус первом этаже, кроме меня, никто не ходит, но своими «радарами» окрестности на всякий случай регулярно проверяю, чтобы вдруг на кого не наскочить. Но ни разу никаких следов чужого пребывания тут не видел. Хотя объективности ради следует признать, что и моих следов тут до сегодняшнего дня не оставалось. Чисто в бывшем комплексе Ушедших, следы на полу не остаются. Зато теперь целый бюст остался…

Особо по поводу случившегося я не переживал. Возможно, будущие историки и будут гадать, кто такой был Накула Апати Индрасур и в какое время он правил могучей империей (не знаю какой). Нехорошо, конечно, коллег мистифицировать. Но записки с извинениями рядом оставлять не буду. Вдруг ее не далекие потомки найдут, а в обозримом будущем? Да и мало ли подобного случалось в истории? Взять того же нумизмата и резчика печатей Джованни Кавини, жившего в шестнадцатом веке в Падуе. Знаменит тем, что резал новые штемпели по старым монетам и чеканил подделки, так что во многих музея мира сейчас вместо оригинальных монет хранятся его «падуанки», как их прозвали. Это я в книге Г. А. Федорова-Давыдова «Монеты рассказывают» прочитал. Так что моя шутка — еще из разряда невинных.

В свой кабинет вернулся полный впечатлений.

На следующий день приступил к операции по изъятию из подсобки найденных ценностей. На самом деле, если подавить стереотипы мышления, вынести что-либо из архива для меня было несложно. Проблема была в том, что вынести хотелось многое, а люди благородного сословия, увешанные сумками, по улицам не ходят. В этом случае за ними багаж слуги несут. Мне же привлекать кого-либо к переносу тяжестей от дверей архива до собственного дома было как-то совсем не в кассу. Бессловесную лошадь тоже не привлечешь, по территории королевского замка верхом могут разъезжать только те, кому положено. Конногвардейцы всякие. Вельможи в каретах проезжают.

В результате купил я себе этюдник максимально большого размера и стал по утрам, до прихода в архив, делать зарисовки королевского замка с разных сторон. Как я говорил, рисую я относительно неплохо, так что эскизы даже довольно симпатичными получались. Немного необычное увлечение для барона из Пограничья, но и ничего предосудительного в нем нет. Тем более что я свои рисунки дежурному на входе показал и заодно имел с ним довольно долгую беседу на тему истории замка и красоты его видов. Так что тот очень стеснялся, когда стал объяснять мне, что с такими «чемоданами», как мой этюдник, внутрь архива ходить не положено. Я не стал спорить и попросил принять мое имущество на хранение до вечера. За серебряную монету (а она — за беспокойство). Естественно, получил согласие, и мой этюдник был торжественно помещен на полку за спиной у дежурного.

Днем я прихватил некоторую часть трофеев из кладовки с расчетом, чтобы они влезли в этюдник, в котором большую часть места занимала коробка, якобы с красками, а на самом деле — пустая. Самый минимум необходимых красок был уже нанесен на палитру. Как же я рисовал? В основном дома, по фотографиям, которые я заранее (и незаметно) сделал во время своих прогулок.

Расписание смен дежурных на входе я изучил достаточно подробно, равно как и поведение каждого из архивариусов. Никакой охраны здесь не было, одни и те же служащие работали с архивами и сидели на входе. Народ был в основном в годах, так что, когда я, оставаясь незаметным, так как находился еще за углом, усыпил дежурного с помощью «здорового сна», ничего необычного на вахте не произошло. Разве что при моем приближении дежурный не проснулся, и я спокойно поместил принесенные артефакты в этюдник за его спиной.

После чего уже сыграл ему «силу жизни» и слегка кашлянул. Этюдник я уже держал в руках.

— Не хотел прерывать ваш отдых, но сегодня я решил уйти немного пораньше.

Я говорил самым дружелюбным тоном, даже с легким сочувствием, но архивариус все равно смутился.

— Ничего страшного, — остановил я его порыв, — взять с полки этюдник для меня было несложно. Спасибо, что сберегли его в целости и сохранности.

Добавлять еще монету я уже не стал. Было бы странным, ибо не за что.

Подобную операцию я повторил несколько раз. Вариации были только в том, когда конкретно я усыплял текущего «вахтера» и загружал этюдник. Пару раз я оставлял намеченные к выносу артефакты в пакете в коридоре за углом (убедившись, что никто не собирается сюда приходить), давал возможность дежурному подать мне мои вещи, благодарил его монетой и выходил. «Здоровый сон» на него я насылал уже из-за двери, после чего быстро возвращался, загружал этюдник и снова выходил на улицу. В этом случае я предоставлял усталому труженику проснуться самому когда-нибудь позже.

Был среди архивариусов совсем древний старичок, который спал на вахте весь день и без моих заклинаний. В знак уважения к его сединам я позволял ему не вскакивать и возиться с моим этюдником, а ставил его на полку и забирал при выходе самостоятельно. Но монету все равно давал. Так вот этого старика я усыплял еще в середине дня и заранее загружал этюдник предназначенным к выносу добром.

Таким образом, за неделю в подсобке стало значительно меньше вещей. Все под ноль я выносить не стал. Надо и будущим исследователям оставить хотя бы некоторое количество из хранившихся здесь образцов и инструментов. Но и себе выбрал неплохой набор, а в ящике с краской оставил полупустые баночки, переместив их содержимое в новую посуду.

По моему рассказу может сложиться впечатление, что я только и делал, что бродил по минус первому этажу королевского замка, а остальное время готовился к этим походам. И да и нет. Исследование того, что стало с древним комплексом Ушедших, было моей основной задачей, но решал я ее не круглосуточно. Собственно, в архив я ходил как на работу. Причем рабочий день у меня получался по земным меркам укороченным. Это у архивариусов он был часов девять-десять в сутки, но открыт для посетителей архив был гораздо меньшее время, часов семь. И если приходил я почти к открытию, то уходил несколько раньше, чтобы меньше пересекаться с остальными «исследователями». К тому же приходил не каждый день (хоть и платил за все), чрезмерная одержимость со стороны аристократа выглядела бы подозрительно. Я и так расположил к себе всех архивариусов, которые умилялись, что барон из Пограничья может тратить свое время в таком скучном месте и вообще может стремиться к знаниям по истории и юриспруденции. И быть таким вежливым.

Для меня это было самым трудным. Как я говорил, артист из меня неважный, так что разговаривать с работниками науки, каждый из которых был как минимум вдвое меня старше, свысока давалось мне с трудом. Но я старался: при встрече снисходительно похлопывал собеседника по плечу, иногда даже за ухо потрепать получалось. В разговоре мог резко оборвать, а иногда даже нахамить. Хотя мои собеседники, похоже, воспринимали все это как отменную баронскую вежливость…

Вечера же у меня были свободны, и, дабы совсем не выпасть из образа, приходилось развлекаться. Не буду врать, что делал это через силу. Я нормальный человек, работа меня увлекает, но отдыхать я тоже люблю. Вопрос в том, как отдыхать. Пьянки, мордобои (вариант — дуэли), сплетни и пустое хвастовство меня не интересуют. Особенно когда описываемые подвиги совершенно нереалистичны, а тематика весьма убога. Так что кабаки я предпочитал посещать только те, где вышибалы следили за порядком. В основном среднего уровня и выше. Дороже, но в деньгах я пока недостатка не испытывал. Впрочем, в самые модные места и аристократические салоны я не лез. Во-первых, туда не попадешь без приглашения, а во-вторых, не было у меня цели делать приличную молодому дворянину карьеру в столице. Этот образ у меня только на время. Я все-таки надеюсь как минимум вернуться к целительству. И вообще расти как маг и исследователь, а не как чиновник или военный служака. Так что искать подходы к местному дворянству от имени барона из Пограничья мне было не нужно, а сами они меня к себе не больно-то и звали.

Но были и общедоступные относительно культурные развлечения. «Относительно» — потому что все они были все-таки ориентированы исключительно на секс. В театрах шли даже неожиданно неплохие спектакли, немного непривычные по стилю, но достаточно интересные. Обязательно с пением, танцами и почти всегда — развлекательной направленности. Ближе всего к водевилям, но обычно несколько грубее по сюжету и откровеннее по сценам. По крайней мере, нижнее белье не носили не только танцовщицы, но и все остальные актрисы, даже примы. И очень ловко умудрялись это демонстрировать даже в сценах, которые подобного никак не предполагали. Фактически шла торговля телом, но без грубого принуждения. «Восторженные» поклонники после спектакля свободно устремлялись за кулисы, разбредаясь по гримеркам, но выбор (если он был) оставался за артистками, и они имели право отказать кавалеру, если он им не нравился. Впрочем, это происходило редко и зависело скорее от щедрости театрала.

Кстати, подобная «тусовка» была и способом познакомиться с другими «театралами», так как кулисы были все-таки не публичным домом, а скорее клубом определенной направленности. Но я ограничился исключительно просмотром спектаклей. Не по соображениям морали, а потому что не стремился к лишним знакомствам. Общество ради общества мне не особенно нужно, а заводить друзей или хотя бы приятелей я не собирался.

К тому же здесь были и другие клубы аналогичной направленности, а именно — бани. По сути — публичные дома, но с повышенным уровнем чистоты и комфорта. Нечто типа средневекового Pont Troucat в Авиньоне. Но только там сейчас музей, а здесь все действовало. К услугам клиентов была довольно большая парная и целых три больших общих бассейна, где можно было поплавать. По краям каждого из них располагались номера, некоторые с небольшими бассейнами, соединенными с основным узкими протоками. Во всех номерах обязательно также были довольно большие ванны и еще большего размера кровати. Кровати и подушки были обиты водонепроницаемым материалом, но обычные простыни также предоставлялись по заказу.

Девушек можно было заказать в номер или выбрать на краю бассейна (вариант — в воде) или даже в парной. Если она еще не занята, конечно, но стесняться спрашивать тут было не принято.

Можно, кстати, было приходить и со своей дамой, но отчисление за секс с ней приходилось делать в пользу заведения так же, как если бы она была местной работницей. Впрочем, были ли все доступные в бане женщины профессионалками или пришедшими сюда подработать (развлечься) горожанками, я не знаю. В качестве рекламы указывалось, что есть шанс за смешную цену поиметь и герцогиню. Буде такая здесь окажется, а повезет с ней именно тебе.

Не уверен, что меня такое везение интересовало, но бани я стал посещать довольно регулярно. Разврат, конечно, но обязательств у меня ни перед кем нет, обставлено все тут было достаточно культурно, а естественные потребности организма никто не отменял. Так что в первый раз я немного стеснялся, но там не только мужчины выбирали девушек, но и те сами следили за клиентами. Мои затруднения были быстро замечены, и одна из них сама подошла ко мне. Не скажу, что очень красивая, но не уродина и относительно молодая. В общем, для первого раза с таким гидом все прошло замечательно.

Дама тоже была довольна. Надеюсь, по совокупности причин. Все-таки внешность я себе немного подправил, так что реально стал довольно красивым. Мужское достоинство тоже немного увеличил (не уверен, что это было нужно, но подобный комплекс есть, думаю, почти у всех мужчин, у которых член все-таки меньше, чем у знаменитых порноактеров). Мои физические возможности и так заметно подросли благодаря симбиоту и тренировкам, к тому же есть еще заклинания вроде «идеального самочувствия» и «малого восстановления» (действуют и в этой области, проверено). Наконец, воздействовать можно и на партнершу, как тем же «идеальным самочувствием», так и «трансляцией эмоций», добиваясь нужного настроя. В общем, магия дала мне много возможностей. Но не уверен, что решающим фактором не стали щедрые чаевые…

Кстати, обычных публичных домов в Угре не оказалось, как не было и уличной проституции. Были проститутки разного уровня в кабаках, но там они изображали официанток. Но свое место сброса напряжения я нашел в бане.

Среди городских развлечений был еще цирк. Один раз сходил и обнаружил, что принцип работы у него тот же, что и у театров. То есть гимнастки и прочие артистки — продаются.

Пожалуй, единственным общественным местом, где торговля телом не шла так явно, оказался ипподром. Но мне там было неуютно, так что сходил только раз. Не из-за лошадей, а из-за публики на трибунах. Она там размещалась по секциям и ложам строго по сословным принципам. Заезды (скачки) проводятся с интервалами, позволяющими сделать ставки и обсудить перспективы и прошедшие результаты. Именно последнее меня не устраивало. Небольшой проигрыш моим финансам существенного ущерба не нанес бы, тем более что я вполне мог незаметно провести диагностику лошадей и тем самым повысить свои шансы. Но вот разговоры с соседями, которым предшествует обязательное знакомство, мне были совсем ни к чему.

Единственным местом развлечений, которое я не посетил, остался игорный дом. Точнее, их было несколько, но я не пошел ни в один из них. Как ни странно, по моральным соображениям. Играть, не используя магию, для меня не имело смысла — не умею и проиграю, а пользоваться хотя бы диагностическими заклинаниями или «чтением эмоций» все-таки эквивалентно нечестной игре. Возможно, если бы совсем нечем было заняться или мне бы срочно потребовались деньги, я бы и стал играть, но моя ситуация была совершенно иной. В общем, не ходил и не жалею об этом.

Тем более что после того, как я закончил ограбление подсобки, у меня появились чрезвычайно интересные дела дома. В смысле в арендованном мною флигеле. Я стал разбираться с устройством магического светильника. Их я себе взял два — разобранный и целый. Совсем все непросто оказалось. Заклинания были занесены в каждую его часть, причем незнакомые заклинания. Я их все прослушал, выучил, но, как они работают вместе, не понял. Более того, я из всех выученных заклинаний понял назначение только одного, а именно «шара света». Что делали остальные — даже мыслей не было, так как никакого воздействия на окружающую среду они не оказывали. Или я его не заметил.

Да и с «шаром света» не все понятно оказалось. Его размер и яркость я регулировал только громкостью звучания мелодии. Чем она громче, тем ярче шар и тем он больше по диаметру. В артефакте же размер не менялся, а вот яркость можно было регулировать. На целом проверил. Кстати, детали разобранного у меня тоже не собирались в единый прибор. В общем, мучился долго, даже пропустил два похода в архив, но больше ничего не добился. Возможно, по мере освоения новых бусин браслета станет что-нибудь яснее.

С изучением браслета дела обстояли тоже неблестяще. Еще одна бусина. «Каменная стена». Тот же щит, но большого размера. Полезно, но не самое нужное для меня заклинание, щитов у меня уже и так не мало. Вот если бы действительно стену построить можно было… Но нет, стена формируется из пыли и держится, только пока звучит заклинание. Правда, звучать оно может и в фоновом режиме, типа баффа. В общем, хорошо, но хотелось бы более прорывных знаний.

Поняв, что большего от светильника я пока не добьюсь, вернулся к архиву и комплексу Ушедших. Все вроде осмотрено. Все (почти все) ценное вынесено. Но слишком много осталось для меня закрытых мест. Закрытых не только для прохода, но и для моих заклинаний-радаров. Так что я стал пробовать стены недоступных комнат всеми заклинаниями по очереди.

Вдруг, когда я, прислонившись к одной из колонн, заиграл «слышать камень», я отчетливо услышал чью-то речь. Отошел от колонны — звук пропал. Положил на нее ладонь — снова стал все хорошо слышать. Не скажу, что услышал что-то интересное. Какой-то офицер принимал рапорты от нижестоящих чинов. Которые подходили к нему, печатая шаг, докладывали, что звено такое-то дежурство там-то закончило и что происшествий за время дежурства не было.

Так вот как работает это заклинание! Или это один из эффектов его применения. Получился шикарный шпионский прибамбас. Ведь можно же не только рапорты слушать. Хотя, стоя где-то под плацем рядом с казармой, ничего другого услышать, наверное, не получится. Но ведь я и под министерства могу попасть. И даже под резиденцию канцлера. Не уверен, что мне так уж интересны здешние дела, но почему бы не послушать, раз возможность появилась? Лучше в местных реалиях ориентироваться стану. Да и узнать, как обстоят дела у канцлера и его дочери, мне было интересно. Все-таки я тогда от них очень резко сбежал.

Почему-то в сердце отчетливо кольнуло. Глупости! Но послушать все-таки пойду.


Глава 9 Столица. Первые шаги ( в разные места) | Лучший друг големов | Глава 11 О пользе (или вреде) подслушивания







Loading...