home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

О пользе (или вреде) подслушивания

Проход под резиденцию канцлера много времени не занял, ориентироваться в «паутине» под замком за эти дни я стал весьма неплохо. Пробрался как можно ближе к центру современного здания (большая часть подземных помещений для меня так и осталась закрытой), прислонился к одной из колонн, для надежности прижав к ней еще и обе ладони, и стал наигрывать «слышать камень». И сразу же меня накрыл гул голосов.

Особняк канцлера — здание весьма немаленькое. Четыре этажа, три подъезда (один для канцлера, два для служащих) и еще черный ход для слуг и всяческих хозяйственных надобностей. Не меньше сотни комнат, во многих из которых были люди, и они между собой разговаривали. А я все эти разговоры неплохо слышал. Одновременно. С одинаковой громкостью.

Вообще-то слышал я их не ушами, а даже не знаю чем, но воспринималось, как если бы я эти звуки слышал обычным образом. Но, возможно, именно потому, что дело было в магии, определить по звуку, что говорилось дальше, а что ближе ко мне, было невозможно. Все пятьдесят метров дальности стали для меня одной комнатой. При этом ни «определение камня», ни «определение жизни» потолок надо мной не преодолевали, так что ничем помочь не могли.

Отделить один разговор от другого оказалось очень сложно. Так весь день и промучился, а результаты были весьма далеки от идеала. Но хотя бы вычленять отдельные фразы у меня уже стало получаться.

— Ты бы видел, как Ракеш вчера Аджиита разделал! За пять раундов, но, думаю, он мог и в первом закончить, просто время тянул, чтобы публику завести.

— Граф срочно затребовал отчет по Касаке. Камал, быстро дуй к финансистам!

— Слышь, Мадхукар! Ты зачем вчера в театр ходил?

— Я даже на него десяток монет поставил. Получил, правда, только одиннадцать.

— Золотых?

— Слышал новость? Ананд под расследование попал.

— А почему бы барону и письмоводителю в театр не сходить? Ты же тоже каждый день ходишь.

— Откуда? Серебряных, конечно.

— Нечего было так рьяно Ураме задницу вылизывать. Выслужиться хотел? Вот пусть вместе со своим кумиром жизни радуется.

— Неси все, что есть, тут разберемся.

— Так я не только на актрис смотрю, но и на зрителей. Вот ты вчера с Дергой в ее гримерной заперся, а к ней через пять минут сам граф Санджей в дверь стучал.

— Чандаму он точно не нужен, у него свои холуи есть.

— Вот узнает он, кто его опередил…

И еще очень много чего, все в таком же духе. «Абсолютную память» я не использовал, чтобы не засорять мозги, но и без этого заклинания все-таки запомнил многое из того, что услышал. Разбирать эти фразы я стал уже вечером в арендованном флигеле.

Большинство из услышанного было обычным мусором. Типичный треп офисного планктона, хоть и из другого мира. О ценах, о женщинах, развлечениях прошедших и планируемых. На втором месте все-таки шли разговоры, которые условно можно назвать деловыми. Какие-то совещания, обсуждения полученных донесений и составленных справок и т. п. Возможно, эта информация могла бы мне быть полезна для лучшего понимания местной политэкономии, но уж очень все было отрывочно. Мне бы учебный курс какой найти, а из протоколов совещаний много полезного не вытащишь. Вот решили они создать комиссию для выяснения, почему в провинции Хараппа прорвало дамбу. Ясно, что в провинции случилась беда и что мне туда лучше не ездить. Но я и не собирался. И это был самый содержательный разговор. Не только за этот день, но и за последующие, когда я продолжил заниматься подслушиванием.

Назвать мое подслушивание совсем безрезультатным тоже нельзя. Например, я с некоторым изумлением обнаружил, что все служащие, как бы сейчас сказали, «аппарата» правителя (в данном случае короля, а не президента) — мужчины. То есть общество насквозь патриархально или скорее мужской шовинизм является частью местного мировоззрения. Патриархальность все-таки подразумевает и догмат традиционных общечеловеческих ценностей (не путать с правами секс-меньшинств и позитивной дискриминацией), здесь же скромность и порядочность явно были не в моде.

В принципе узнать, какова стоимость эскорт- или просто секс-услуг той или иной артистки, — было даже любопытно. Прейскурант в театрах не вывешивают, а оплата происходит не только деньгами, но и подарками, услугами и протекцией. Чрезмерная щедрость местной «моралью» не одобряется, никто балеринам дворцов, как Кшесинской, строить не будет. Но и расходы графа на одну и ту же женщину будут больше, чем у безземельного барона. В общем, сложно. Хорошо, что я в этой области ни с кем конкурировать не собираюсь.

А вот сколько платят и сколько дают чаевых в различных банях, слушал уже с практическим интересом. Хотя возникавшие об этом споры показали, что совсем уж четкого порядка нет, но все-таки определенные ориентиры для себя уяснил. И да, слух о том, что вполне респектабельные женщины тоже могут ходить в бани в поисках приключений, можно сказать, подтвердился. По крайней мере фразы типа: «Я вчера в бане очень даже неплохо провел время с дамой, очень похожей на жену соседа (домохозяина, начальника или иного известного деятеля)» раздавались регулярно. «Очень похожую» добавлялось обязательно. Принято считать, что местная разновидность свинга осуществляется инкогнито и ничьи репутации не портит.

Жаль, эмоции из своего «подвала» прочитать не могу, через потолок заклинание не проходит. Только и могу, что «слышать камень». Но и без магии хвастовство в речах говоривших на эту тему неизвестных мне чиновников звучало столь отчетливо, что за достоверность информации поручиться было нельзя. Впрочем, какая мне разница, кто будет со мной — профессионалка или любительница? Ни с первыми, ни со вторыми знакомиться и вступать в длительные отношения я не намерен.

А если вдруг там Амалию встречу? Нет, не думаю. Она свободная от обязательств вдова, заводить романы может с кем ей угодно. Недостатка поклонников тоже вроде не испытывает, ей подобные ухищрения ни к чему. Да и не думаю, что такие случайные связи ей интересны. Если я в ее характере хоть сколько-нибудь разобрался.

Кстати, ее имени в разговорах я ни разу не вычленил. То есть несколько раз поминали какую-то Амалию, но баронессу. Или каких-то Амалий-баронесс, я не понял точно, об одной ли женщине шла речь. А так кости различным графиням и даже герцогиням перемывали довольно часто. Гораздо более аккуратно, чем когда про банные подвиги рассказывали. Оно и понятно. Если ты рассказываешь, что какая-нибудь банная красавица показалась похожей на некую графиню, то графине это, можно сказать, грубый, но комплимент. Вроде как мечтает о ней рассказчик. Зато прямые гадости говорить про знатную даму — надежный путь навлечь на себя неприятности. Сослуживцы — они не только между собой треплются, обязательно кто-нибудь начальству настучит.

При этом сплетни о знатных дамах лично у меня вызывали оторопь. Послушать, так все они тут редкостные стервы, интриганки и шлюхи. Хотя, возможно, это мелкие чиновники просто любят позлословить о тех, кто им не ровня. Но «подвиги» рассказывались без малейшего осуждения. Подумаешь, графиня Вимала наставила рога одновременно и мужу, и любовнику и при этом какой-то контракт на поставку продовольствия в армию перехватила. Молодец. А баронесса Индира, наоборот, убедила герцога Ганшу, что в него влюблена баронесса Лалит. Думала ту в неприятную ситуацию поставить, а они взяли да и вправду стали любовниками. Теперь локти кусает. В общем, моральных ограничений поведения аристократии я в подслушанных историях не обнаружил. Непривычно и, на мой взгляд, характеризует местное общество не с лучшей стороны. Куда я попал…

Голоса папы Амалии (канцлера) я ни разу не вычленил, хотя мое заклинание весь его особняк охватывало. Молчит? В королевском дворце сидит безвылазно? Или уехал куда?

Зато по самому нему его же подчиненные прошлись основательно. Совершенно без почтения, что наводит на мысль о незавидности его положения. Конечно, обрывки разговоров еще не доказательство, но никогда не поверю, чтобы чиновники решились прилюдно поливать премьер-министра, когда он в силе. Это даже не о дамах злословить, это верное средство погубить карьеру. И, наоборот, обязательный способ отмежеваться от павшего начальника и выслужиться перед новым.

Неужели в опалу попал? Надеюсь, не из-за меня. Хотя почему «надеюсь»? По большому счету на канцлера мне наплевать. Главное, от него подальше держаться, чтобы свободу не потерять. Судя по подслушанным разговорам и просмотренным в библиотеке и архиве материалам, высший свет тут та еще банка с пауками, совершенно неразборчивыми в средствах. Союзы только временные. Любые договоренности нарушаются, как только это делается выгодным. И как это, интересно, с дворянской честью соотносится? Или честь тут понимается в смысле не давать никому себя нагнуть, а самому нагибать всех? Не вписываюсь я в такие отношения.

Но все-таки маловероятно, что проблемы графа Куула связаны со мной. В разговорах я ни разу упоминания кирата-целителя не слышал. Скорее получалось, что он куда-то надолго уехал и сделал это крайне невовремя. Или он как раз ко мне ехал? Тьфу! Еще не хватало переживать по этому поводу.

И вот что интересно. В разговорах ни разу никого канцлером не назвали. Вообще никого. Графа Куула — поминали, в том числе и просто по имени — Урама. Герцога Чандама тоже поминали и тоже вроде как начальника. Еще какой-то герцог Сувишала явно уважением пользовался. А я его имя только тут в первый раз услышал.

Жаль, спросить не у кого. В Удаке я все-таки в салоне у Амалии несколько раз появлялся, с газетчиком Ратнамом общался — одним словом, «кто есть кто», всегда мог если не прямо в лоб спросить, то окольными путями выяснить. А в столице я прямо как шпион какой-то, в подполье ушел. Почти в буквальном смысле этого слова. Вот сейчас по минус первому этажу брожу. И подслушиваю, хотя мало что понимаю.

Пожалуй, стоит сменить дислокацию. Что я только сотрудников аппарата канцлера слушаю? Тут еще разные министерства есть. Возможно, оттуда что-нибудь иное услышу. С какого начать?

Пошел по всем подряд. По часовой стрелке. Следующим за резиденцией канцлера шел особняк Министерства коммерции. Видимо, некий аналог нашего Министерства экономики. Только я как в России не понимал, чем это министерство занимается, так и здесь не понял. Вроде и всем, и ничем. Это в СССР Госплан старался все на свете просчитать согласно трудовой теории стоимости, а что может делать Минэкономики в условиях феодализма? Как я понял, в основном госзакупки осуществлять. Плюс льготы раздавать, а иногда и деньги. В общем, разводить коррупцию.

На совещаниях по указанным вопросам обязательно шли жаркие дебаты, но мне они ничего интересного не дали. Разве что убедился, что герцог Чандам с родней и вправду в чести. Его агентам заказы перепадали чаще, чем другим, и на ремонт мостов в герцогстве деньги из королевской казны выделили. Интересно, все разворуют или все-таки часть на дело пойдет? И почему на это вообще королевские деньги тратят? Всегда считал, что поддержание дорог в порядке было феодальной обязанностью окрестных деревень. По крайней мере, на Земле было именно так, что в Англии, что в Китае.

Кстати, герцога Сувишала, про которого я от канцлерских служак слышал, тоже нередко поминали и тоже как грантополучателя. Видно, что в силе человек.

Выяснил еще одну полезную вещь. Оказывается, именно в этом министерстве новые баронства утверждают. Точнее, утверждает король, а здесь бумаги готовят. Так что если захочу на деле стать бароном и присвою себе достаточный по размеру кусок земли в Пограничье, надо будет сюда заявку нести. А вот с территориальными претензиями к соседнему феодалу — это уже в королевский суд. Который в здании дворца расположен.

В остальном же разговоры мало отличались от подслушанных в резиденции канцлера. Разве что здесь довелось самого министра послушать на одном из совещаний. Не впечатлил. Голос высокий, писклявый и говорить не умеет. Зато — граф. Мусика, если правильно расслышал.

Поход под Министерство образования оказался неожиданно информативным. Совсем не в том плане, что я ожидал. Собственно, уже сам факт наличия в королевстве школ на казенном содержании характеризовал это государство положительно. Местные монархи все-таки сообразили, что отдавать дело воспитания молодежи на откуп жрецам или магам (вся наука тут на магии держится) при условии, что эти организации королю не подчиняются, чревато для власти неприятными последствиями. А в остальном все как всегда. Денег выделяют самый минимум, обучение — три года, а подготовку учителей осуществляют распределенные по всем заметным городам инспекторы. Мотаются по школам, дают советы, иногда сами занятия проводят. Кто самих инспекторов готовит, я не понял, но, кажется, ребята реально делом занимаются. Респект им.

Каким-то высоким чином в Минобре был кто-то из семейства Сувишала, возможно, министром. По подслушанным совещаниям разобрать трудно: по интонациям слышно, что начальник, а обращались к нему: «герцог».

Так вот, слушаю я вполуха какое-то совещание об объединении нескольких школ, то есть закрытии школ в небольших поселках (как это все знакомо!), собираюсь уже дальше куда-нибудь пойти, как вдруг раздается знакомое:

— А вы, Штирлиц, останьтесь!

То есть, конечно, не «Штирлиц», а Сударшана, но я сразу же встряхнулся и остался слушать.

— Докладывай! Есть ли прогресс в первой роте?

Какая такая рота? При чем тут министерство образования? Солдат, что ли, грамоте учат? Мне стало интересно.

— После того как к работе подключился Сиб, можно считать, что все авторитетные офицеры на нашей стороне. Но выделенные вами деньги подошли к концу.

— Вы их там, часом, не пропиваете?

— Так точно, пропиваем. С нужными людьми, и нужные разговоры при этом ведем. Но надо бы не только говорить, но и конкретную помощь некоторым оказать. Я список подготовил.

— Не надо ничего записывать. Так говори.

— Лейтенант Мукул жениться собрался, так…

— Ты мне всех тут, что ли, перечислить собрался? Сумму назови.

— На текущие расходы сотни три золотых надо, но лучше больше про запас иметь. И не только деньги нужны. Я не зря про Мукула говорить стал, его хорошо бы лично поздравить…

— Жирно будет. Письмо подготовь, я подпишу.

— Тогда еще Нишанта с рождением первенца, Дебдана с повышением, Прабодха…

Разговор-то явно не по образовательным делам пошел. Похоже, герцоги Сувишала какой-то заговор затеяли. Причем с привлечением офицеров, что как-то наводит на мысли о немирном его характере. Неужели против короля?

Разобрать, в чем конкретно суть заговора, по тому, как этот герцог раздавал поручения своему доверенному лицу, я не смог. Но стало интересно. Раз военных они активно переманивают на свою сторону, пойду слушать «силовой блок».

В военном министерстве ничего интересного не узнал, кроме того, что обнаружил в нем молодого графа Нила Варадата, которого я после падения с башни спасал. То есть отличить его голос от других я не мог, так как не слышал его раньше, но на службу он вышел недавно, и сплетничали по этому поводу многие. Молодой Варадат вроде как какой-то чин в гвардии имел, а теперь еще и инспектором от министерства стал. То есть сам себя инспектировать будет, как злословили сослуживцы. Потом, глядишь, после таких успешных проверок и вовсе гвардию возглавит, даром что совсем юный. А как же иначе, при таком-то папочке? Его отец — генерал — тоже в министерстве служит, чуть ли не министром, но на месте отсутствовал. То ли что-то проверял, то ли просто сидеть в кабинете не любил.

Никаких крамольных речей против короля я не услышал; деловые совещания да общий треп. Разве что я наконец смог заметить, что служащие министерства изрядно нервничают. Почему в других министерствах не заметил? Так эмоции прочитать не могу, а чиновники, как правило, свои переживания умеют прятать лучше военных.

Так что ждали военные в министерстве не государственный переворот, а банальную реорганизацию и очень за свои места беспокоились. При этом некоторые надеялись в мутной воде что-нибудь для себя выловить. В чинах подрасти, соседа подсидеть. Это и по разговорам понятно. Вот раздается заговорщическим шепотом:

— Слышали, что за историю Амра рассказывает? Нет? Странно, мне казалось, что он ее уже всем успел рассказать. По его словам, цена на последнюю закупку была завышена больше, чем в два раза! А вел ее раджава Бхагавант!

Тут даже непонятно, на кого донос: на сослуживца Амру или начальника Бхагаванта.

— Ты зачем этот рапорт писал?! На кого стрелки переводишь?! — раздавался рев из другого кабинета.

Откуда-то звучало доверительным тоном:

— Сандар, Мазуд: по слухам, у командира Нейтика большие проблемы. Как бы наше подразделение не растащили. Или совсем не закрыли. Нам надо вместе держаться. Вместе — мы сила!

Замечательные лозунги. Уберут нынешнего командира — этот агитатор первым побежит перед новым начальником выслуживаться, о друзьях и не вспомнит. Знаю, проходил такое на Земле неоднократно.

Но все-таки странно. Разговоры Сувишала и его подручных в Минобре мне же не пригрезились. А тут разве что эти герцоги тоже на слуху, но совершенно абстрактно. Типа достойный древний род, столько великих полководцев из него вышло… И все. Даже никаких кандидатов на высокие посты не пиарят.

Зато разговоры в казармах оказались куда более конкретными. И совершенно изменническими. Причем, похоже, заговор уже на финишной прямой, так как агитаторы хоть голос не повышали, но в выражениях не стеснялись. Узнал массу интересного. Вот почему в библиотеке ничего такого не нашел? Вопрос риторический.

Выяснил (со слов агитаторов, но склонен верить), что нынешняя династия королей Угры на самом деле уже два поколения как пресеклась. Отец правящего сейчас короля, тоже Прабху, только Второй, был генералом и главнокомандующим и власть нагло захватил. С тем, что законный старый король его перед смертью усыновил, заговорщики были категорически не согласны. Но тогда оппозиция была жестоко подавлена, да и сын узурпатора, нынешний Прабху Третий, тоже весьма решительным правителем оказался. Графы Савитра тому свидетели. А ведь они-то точно из Мазудидов были (Мазуд Раджаникап — основатель королевства).

Сейчас же ситуация снова стала нестабильной, и виноват в этом сам монарх. Оба его сына «удачно» погибли в пограничных конфликтах. С дочкой тоже не сложилось. Выдал ее замуж за младшего сына правителя соседней страны, так там старший, сделавшись соправителем отца, от всех братьев избавился вместе с их семействами. Якобы за измену. Так что ни внуков, ни хороших отношений не получилось. Сам же Прабху Третий стар и детей больше завести не в состоянии. Это бы еще полбеды. Но вот стал он то один древний род к себе приближать, то другой, вроде как кандидата на усыновление подбирает. В результате Савитра сам на заговор спровоцировал.

Последним кандидатом был кто-то из рода герцогов Сувишала (так вот почему они так укрепились!), но сейчас неожиданно Чандамы в силу входить стали.

Судя по всему, положение короля совсем шаткое, раз в его собственной гвардии почти в открытую такие разговоры ведут. Причем агитация развернута организованно, иначе как бы я смог за пару дней из обрывков разговоров столько информации получить? И агитаторы совершенно точно на Сувишала работают, ибо этому герцогскому роду поют исключительно хвалу. Гонорары отрабатывают. Или идейные? Не думаю. Судя по реакции гвардейцев, им что Сувишала, что Чандамы, что Савитра или даже Куула — практически безразлично. Поддержат того, кто платит. Но об их исключительной продажности это все-таки не говорит. Положение с наследником и впрямь ненормальное, все равно из кого-нибудь выбирать пришлось бы. А так еще и деньги платят.

По большому счету меня грядущий переворот беспокоил только с точки зрения личной безопасности жизни в столице. Сам я ни к какой партии не принадлежу, придворную карьеру делать не собираюсь, тут главное — в местах возможных боевых столкновений не оказаться. Или в мутной воде… Сказать по правде, надоело мне в подполье сидеть. Не мое это. Но, пожалуй, во время заварушки из дома лучше не выходить. Не думаю, что будут серьезные беспорядки или пожары, но какие-нибудь мародеры в пустой дом могут сунуться. Золото у меня в банке хранится, но и в доме ценности имеются, которые не хотелось бы потерять. Да и лошадей могут попытаться увести. Так что лучше проявить бдительность.

Дальнейшие разговоры я слушал, в основном надеясь узнать дату выступления. По большей части под Министерством образования время проводил: по логике команду к началу должен дать именно тамошний герцог Сувишала. Так что стоял я там, прислонясь к колонне, периодически музицировал «слышать камень», а в промежутках другие заклинания тренировал или «гимном Света» каналы (чакру) прокачивал. Кстати, небезуспешно. За время моей шпионской деятельности целых четыре новых бусины зажглись. И если заклинания «моделирование формы камня» и «создание камня по форме» были естественным развитием известного мне заклинания «форма камня», то одно — не совсем понятным. «Стена пыли» отличается от «каменной стены» тем, что никакой стены не видно (или она прозрачна). Другие свойства проверить не смог, так как строить «стены» перед посторонними людьми не рискнул. Еще одно заклинание было принципиально новым и интересным — «малый накопитель маны».

О накопителях маны я до сих пор исключительно в фэнтезийных книжках читал, а теперь вроде как сам их создавать могу. Только пока они мне ничего не дают, разве что впрок их заготовить. Данное заклинание превращает в накопитель любой твердый предмет, но, как говорится, без гарантии. Предмет делается накопителем, а вот как много маны он сможет принять и как долго будет ее хранить, зависит от материала.

Оказалось, что заклинания «диагностика», «потенциал», «уплотнение» и «шлифовка» применимы и к накопителям. Вот только после их применения у меня в голове появлялись данные не о количестве нот, которые я могу записать в артефакт, а сколько маны можно в артефакт залить, с какой скоростью и какими будут потери при хранении. К сожалению, все в непонятных мне единицах измерения — мутри.

Немного помогли прояснить картину найденные мною одновременно с «Малым справочником ликхаха» дымчатые кристаллы. Они оказались накопителями, но понять я это смог только после того, как выучил заклинание «малый накопитель маны». До этого «диагностика» мне ничего про них не показывала. А теперь стала. Все-таки эти Ушедшие были извращенцами! По крайней мере педантами на грани извращения.

Правда, какими именно накопителями были эти кристаллы, «диагностика» не показала. Подозреваю, что как минимум «средними» или даже «большими». Их емкость я, понятное дело, определить не смог. Но маны они были готовы в себя принять много больше, чем те накопители, которые я сам создавал. И скорость закачки маны в них была заметно выше. А вот скорость, с которой они были готовы отдавать ману, мне даже приблизительно померить не удалось. Сам я, как выяснилось, тянуть ману из накопителей не могу, они только с артефактами работают. Неожиданно, неприятно, но переживу. Особых проблем с маной я до сих пор не испытывал, разве что уставал, когда серьезные заклинания исполнял. Но и здесь проблема скорее не в нехватке маны была, а в моей способности ее перерабатывать. То есть в каналах (чакрах) или уровне развития моего симбиота (возможно, речь об одном и том же). Так что применения накопителям у меня пока не было. Мог их только создавать, диагностировать, улучшать и заполнять маной. Вроде без вреда для себя.

Планы заговорщиков мне удалось подслушать только тогда, когда я себя уже почти убедил, что сделать этого не смогу. В отличие от сидевшего в своем кабинете Сувишала, я мог бродить по минус первому этажу только ограниченное время, когда не рисковал быть замеченным в неправильном поведении архивариусами. А совещания (по теме переворота), похоже, по вечерам проходили, когда меня уже здесь не было.

Но в этот раз порученец прибежал к герцогу днем:

— Пришло письмо, что генерал Варадат возвращается в министерство через три дня.

— Наконец-то! С большой свитой?

— С ним еще генерал Агра, с которым они вместе были на маневрах. Возможно, с ними будут еще несколько отличившихся офицеров.

— То есть охрана будет не просто двойной, а как бы не впятеро усиленной лучшими бойцами. Хорошо хоть время еще есть засаду организовать. Немедленно предупреди всех наших, чтобы готовились встретить. И, пожалуй, среди гвардейцев отбери наиболее надежных и пошли половину им в помощь. Чтобы здесь Нила с его прихвостнями убить и Чандамов арестовать — оставшихся должно хватить.

— Не опасно Чандамов на свободе до конца оставлять? Может, стоит более плотно блокировать?

— Нет. Можем Варадатов насторожить. А Чандамы — пауки, в открытые столкновения не полезут, будут договариваться. Но это уже не твои проблемы. И даже не мои.

Разговор еще шел, но самое главное я уже узнал. Серьезные бои в столице не планируются, единственное столкновение должно произойти где-то за ее пределами. Здесь же только аресты и убийство тех, с кем договориться не получится.

Убийство?

Что-то меня неприятно резануло. Я этого мальчика Нила с того света вытаскивал, а его тут дорезать собираются? Вроде и не мое это дело, но как-то неправильно это. Вроде как в старом фильме «Изображая бога», когда герой Д. Духовны оперирует раненого бандита, а потом выясняется, что вся эта работа была нужна только для того, чтобы задать пациенту один вопрос, а потом его убить. Уже окончательно.

К тому же газетчик Ратнам очень мне семейство Варадатов расхваливал…

В общем, из архива я сегодня выходил очень задумчивым.

Вроде и решил уже, что меня местная подковерная борьба никак не касается, но на душе противно. И мальчика жалко. Вот почему, спрашивается, заговорщики с конкурентами собираются договариваться, про канцлера речь вообще не шла, а наиболее честных и компетентных вояк резать собрались? Не нравится мне это.

По идее — плевать, я тут премудрым пескарем таюсь, но вот сейчас иду и думаю, как бы мне в самое пекло влезть. С чего бы это? Поразмыслив, я решил, что причин все-таки две. Главная — мне не хочется, чтобы Нила убивали. Вроде знать я его совсем не знаю, только с чужих слов, но после того, как его вылечил, ощущаю некоторую сопричастность. Иррационально, но что поделать. Кроме того, банально надоело пассивно сидеть в подполье. И обидно стало. Я же все-таки не пескарь, которого любая зубастая рыба съесть может, а целый маг. Довольно могущественный, между прочим. И почему я должен себе на горло наступать и не делать то, что мне захотелось? Ведь необязательно же мне в парадный вход вваливаться или на баррикады лезть. С моими способностями можно все тихо проделать. Засвечусь? Наверняка. Но, надеюсь, засвечусь вновь с положительной стороны. Может, с королем удастся контакт наладить. И иметь Варадатов в должниках вредно не будет. В крайнем случае всегда снова сбежать могу.

В общем, дошел я до выхода, попрощался с дежурным, открыл дверь и наложил на архивариуса «отвод глаз». После чего закрыл дверь и тихонько пошел обратно на минус первый этаж.

Естественно, сразу же в военное министерство я не кинулся. Примостился у дверей на лестницу в это здание и стал ждать конца рабочего дня. Ведь здешние министерства одновременно являются особняками их начальников. Естественно предположить, что сын министра-генерала тоже здесь живет. Закончится рабочий день, все приходящие служащие уйдут, и народу в здании станет существенно меньше. Даже если часть служащих в министерстве офицеров также имеют казенные квартиры, они должны по ним разойтись и не путаться под ногами начальства.

Ждать оставалось еще несколько часов, и я занялся привычными магическими и физическими упражнениями для собственного развития. Выполнил весь, скажем, комплекс. Народ с работы уходить не спешит. Продолжил упражнения.

В результате служащие министерства еще на рабочих местах, а у меня еще одна бусина засветилась. Очень приятно.

Заклинание оказалось дополнением к «малому накопителю маны» — «зарядка». В смысле если наложить заклинание (обычным способом ликхаха — «открытие сути» и сразу же мелодию «зарядка»), то накопитель обретает способность сам набирать ману, если находится в зоне действия источника силы. Правда, похоже, в емкости при этом немного теряет. Но не уверен. Как я говорил, разряжать накопители я не умею, так что сравнение на одном и том же артефакте провести не могу.

Еще немного покачался, но уже без энтузиазма. Понимаю, что новая бусина, скорее всего, раньше чем через несколько дней не засветится. Так что стал изучать обстановку вокруг с помощью заклинания «чтение мелодии» на предмет обнаружения знакомых заклинаний.

То, что все колонны, потолочные балки, притолоки дверей и многое другое в этом здании превращены Ушедшими в артефакты, я знал и так. Можно сказать, первое, что я сделал, оказавшись на минус первом этаже, это запустил «чтение мелодии». Вот только разобрать мелодии местных заклинаний не смог. Услышал какофонию звуков и получил какое-то неработающее у меня непотребство. Я решил, что это следствие того, что каждый артефакт содержит одновременно несколько заклинаний, которые я не в состоянии разделить между собой, так как их не знаю.

Зато сейчас я вполне отчетливо смог выделить среди звуков мелодию нового заклинания «зарядки». Здорово! Хотя и достаточно очевидно. Чтобы комплекс продолжал работать, естественно предположить, что накопители маны он содержит. И эти накопители сами заряжаются от источника силы.

Дальше стало сложнее. Мелодия «накопителя», несомненно, тоже присутствовала, но не совсем в известной мне форме. Уверенности в том, что вычленю ее правильно, у меня нет.

И тут я понял, что знаю еще одно записанное в колонну заклинание — «стена пыли». Что же я раньше попробовать не догадался? Это что же получается: гибкие прозрачные стены, которые между колоннами проходят, как раз и есть «стены пыли»? Очень похоже. А я, получается, не догадался, что щиты можно не только на себя вешать, но и к артефактам цеплять?!

Чуть было не занялся самобичеванием, но сообразил, что зря я на себя наехал. Про щиты между колоннами я знаю уже давно, да и то, что они привязаны к артефактам, знаю с того же времени. А повторить творение Ушедших я все равно не могу. Сюда как минимум надо добавить «накопитель», ограничение по размерам, а также блок типа «свой-чужой». «Свой-чужой» я его по аналогии назвал, у древних магов он наверняка по-другому назывался, но суть понятна. Ведь как-то же меня стали тут пропускать, хотя сперва не хотели. Так что какое-то довольно сложное логическое устройство тоже должно где-то в комплексе иметься. Надеюсь, меня этому тоже научат со временем?

А пока… Я включил «абсолютную память» и немного побродил по окрестности, запоминая мелодии с ближайших артефактов — колонн, балок и т. п. Полностью разделить эти звуки на отдельные мелодии я пока не могу. Но, главное, понял идею их создания и со временем должен суметь в них разобраться. Может, так даже новые заклинания смогу узнать: ведь если мысленно убрать из звуков все известные мелодии, то, когда останется одна последняя, она ведь будет заклинанием…

И я знаю, какое заклинание мне хочется узнать больше всего. То, которое мою магию не пропускает. Условно — «щит от магии». С ним мне уже никакие высокоранговые некроманты страшны не будут. Пока это только мечты, но первый шаг на пути к ней я сегодня сделал.

Тем временем рабочий день в здании надо мной наконец закончился. Тематика разговоров поменялась на «До завтра!» или «Куда пойдем?».

Я перебрался на лестницу, ведущую на первый этаж, то есть уже непосредственно в здание министерства. С легким трепетом ее приоткрыл на миллиметр и сразу же заиграл «определение жизни». Все нормально. К счастью, специального поста у двери нет. Открыл ее пошире.

Пришлось сделать паузу, чтобы глаза к свету привыкли. Снова запустил свой «радар». Коридор пуст. Выскользнул наружу. Вот я и внутри министерства.

Идти по зданию, даже контролируя округу своими заклинаниями на наличие там людей, все равно нервно. Хорошо хоть стены тут толстые, а двери в них утоплены, так что у каждой довольно большая ниша возникает. Если кто-нибудь появляется, есть куда спрятаться, после чего уже можно накладывать на нежелательного персонажа «отвод глаз». И стараться дышать потише.

Слава Ушедшим, народ мне почти совсем не попадался. В казенной части так и вовсе пусто было. Стояли посты у входа и каких-то дверей, видимо, кабинета министра, но я их просто другими коридорами обошел. В паре кабинетов по дороге кто-то еще оставался, но двери были закрыты, так что мне не мешали. А видеонаблюдения, как я понимаю, тут нет. Ну и славно.

Проход в жилую часть нашел, используя аналогию с арендованным домом. Архитекторы — народ страшно консервативный, в их проектах нововведения случаются только под влиянием каких-нибудь катаклизмов. В России дворцы и дворянские усадьбы с их анфиладами комнат (по-моему, жить ужасно неудобно) больше двухсот лет по одному стандарту строили, а этот стандарт у французов позаимствовали, где он не меньше чем на сотню лет раньше появился. И, кажется, был из Италии завезен. Фасады менялись, а внутренняя планировка все так же на одних принципах строилась.

В общем, поднялся на второй этаж, прошел до другой лестницы и там, прямо на лестничной площадке, переход и нашел. В этой части было немного оживленнее, но ходили тут не наряды солдат, а слуги. Правда, разойтись с ними было совершенно невозможно, так что я и не стал прятаться. Остановил первую же попавшуюся на глаза горничную:

— Красотка, будь любезна, проводи меня к графу Нилу Варадату. Он меня еще днем пригласил к себе вечером зайти, да я тут у вас в первый раз, заблудиться боюсь. У нас в Пограничье замки как-то попроще строят. Там сразу знаешь, что господские покои в донжоне. А здесь? — и протянул ей серебряную монету.

Та было дернулась в сторону с писком, что спешит, но я преградил дорогу и даже подцепил указательным пальцем левой руки за подбородок, приподнимая ей голову.

— Такую красотку всегда подождут, — после чего вздохнул: — Столица… — И вынул из кармашка еще один серебряный: — Веди!

Не знаю, что уж там подействовало — монеты, мой проникновенный взгляд в глаза или то, что я ей благожелательность «трансляцией эмоций» наигрывал, но повела она меня без дальнейших вопросов. Правда, почти бегом. Но, может, это было и к лучшему. Попавшиеся по пути слуги провожали нас недоуменными взглядами, но задержать не пытались.

Дошли.

— Вам сюда, — пискнула провожатая, но дверь открывать не стала. После чего бегом рванула прочь.

— Эй! — воскликнул я было ей вслед, но больше чтобы из образа не выйти. — Ну и девушки тут служат…

Ворчание под нос также предназначалось тем, кто меня может услышать. То есть зря старался. За дверью кто-то был, но не рядом, и вряд ли до него мое ворчание дошло.

Распахнул дверь сам и уверенно вошел внутрь. К сожалению, человек, который оказался внутри, был отнюдь не молодым графом. Дядька лет под пятьдесят, выправка военная, но служит он или нет, понять трудно. Форма тут только у гвардейцев и еще городской стражи, дворяне без нее обходятся. Служилые, правда, шеврон на рукав ближе к плечу пришивают (или прикалывают?), но я в них разбираюсь очень приблизительно. У этого дядьки ничего не было. Тоже посетитель? Или как раз «дядька» при молодом графе?

Этот мне дорогу немедленно заслонил:

— Вы куда?!

— Барон Накула Апати Индрасур. К графу Нилу Варадату. Срочно. Сведения первостепенной важности!

— Но позвольте!..

Упорный мужик попался и на «трансляцию эмоций» не реагирует. Может, он и прав, но только и сам он не представился. Может как доверенным лицом быть, так и посторонним посетителем оказаться. Который не хочет никого вперед себя пускать. И нет гарантий, что он не связан с заговорщиками.

Хотя скорее кто-нибудь из доверенных слуг. Только некогда мне с ним тут разбираться и тем более скандалить. А дядька явно на скандал нацелился. Не понравился я ему чем-то.

Какие у меня есть варианты? Ослабить его «извлечением жизни»? Парализовать? Дать возможность покувыркаться с «неловкостью»? Или напугать его «страхом смерти» из репертуара некромантов? Во всех вариантах, кроме «паралича», он же орать будет, а мне шум без надобности. И оставить его валяться — тоже не лучший вариант. Судя по всему, у Нила тут целая квартира (почти как у Наполеона Третьего в Лувре), и в соседних комнатах еще люди есть. Лучше бы его с собой забрать, но так, чтобы он помешать не мог.

Самым примитивным образом долбанул мужика ментально «трансляцией эмоций», как меня в свое время обезьяны пытались. Пока тот ненадолго потерял координацию, быстро зашел ему за спину, чуть присел и врубил «застывшую ауру». Все. Залип дядя, как жук в янтаре. Тут не то что орать — вдохнуть толком не получается. Ничего, сразу не помрет.

Я выпрямился, слегка приподняв его над полом. Не руками, аурой. Так визуально между нами около метра осталось. Тяжелый, зараза. И идти быстро не могу, наложенное заклинание не позволяет. Но я развил максимальную скорость, какую мог, и двинулся в глубь квартиры, открывая двери и отодвигая встречных этим дядькой, как бульдозер ножом.

Недоуменные возгласы были, но задержать никто не пытался, а уже через минуту, всего в третьей комнате, обнаружился юный граф. На кушетке, вроде какую-то книгу рассматривает.

— Ты кого ко мне привел, Рахул? — спросил он, поднимая глаза.

Я отпустил моего заложника и даже поддержал, не давая упасть. Тот подался вперед, судорожно хватая ртом воздух. Нил резко вскочил. Кстати, молодец, юноша. Резких движений делать не стал: ни к Рахулу кидаться, ни за оружие хвататься. Хотя оружия у него под рукой-то и нет. Но тревогу тоже не орет, хотя смотрит на меня напряженно.

Сделал примиряющий жест рукой:

— Извините, не знал, кем он вам приходится, так что попросил проводить. Говорить при нем можно? Сведения реально важные. Как для короля, так и вашего семейства.

— У меня нет тайн от моих людей! — Голос он все-таки немного повысил, и в комнате стало прибавляться народу. Впрочем, не важно.

— Ваш отец должен вернуться в течение трех дней. Навстречу ему выслали убийц; если ничего не предпринять, он не доедет. Вас, кстати, тоже не сегодня-завтра убить планируют.

Воплей не последовало. Уже молодец. Когда не знаешь, как реагировать, лучше промолчать. Подождать продолжения. Я и продолжил:

— Герцоги Сувишала решили не ждать милостей от короля, а выбить из него усыновление силой. Гвардия ими почти вся перекуплена, плюс собственные силы привлекают. Так что на дороге вашего отца будет ждать засада, и одновременно здесь гвардейцы приступят к арестам. В основном хотят обойтись малой кровью, но вас персонально и генерала — вашего отца — решено убить. Наверное, не рассчитывают уговорить.

— Доказательства? — наконец выдавил из себя граф.

— Боюсь, что неопровержимые доказательства вы получите только вместе с пулей в лоб — или как там у гвардейцев принято убивать своих офицеров… Можете попробовать допросить кого-нибудь из заговорщиков, но есть риск, что тем самым вы спровоцируете их на немедленное выступление в столице.

— Вы знаете имена?

— Не все, только те, что упоминал Сувишала. — Я стал перечислять: — Сударшана, Сиб, Мукул, Нишанта, Дебдана, Прабодха…

Всего десятка полтора имен. Как выяснилось, я успел услышать весьма немало.

— Это невозможно, вы перечислили чуть ли не всех офицеров гвардии. Некоторые — мои друзья и преданы нашему дому.

— Хорошо, давайте проверим. Никого из них сейчас на посту в министерстве нет?

— Сегодня дежурит взвод Дебдана.

— Преданный вам человек?

Ответа не последовало. Видимо, молодой граф не был слишком уверен.

— Так пойдемте и спросим.

Граф порывисто повернул к выходу из комнаты, но был остановлен пришедшим в себя Рахулом:

— Подождите, не надо идти одному!

— Боитесь, что этот молодой человек меня по дороге убьет? Это не так-то просто сделать, да и оружия у него не видно. Но ты прав, проверять посты надо не в домашней одежде.

На самом деле переодеваться Нилу не пришлось. Кто-то из слуг подал ему жилетку, другой — долгополый пиджак (кажется, на Земле его называли камзолом или кафтаном), двое других — узкий меч и нечто, по-видимому, огнестрельное в кобуре. По размеру — пистолет или револьвер. Все это немедленно надевалось.

Честно говоря, на юноше это смотрелось немного забавно, как будто ребенок играет в солдатики. Но ни сам Нил, ни его слуги так не считали. Все было предельно серьезно. Так что появившуюся улыбку я поспешил убрать.

— Не надо за мной идти, — решительно приказал молодой граф. — Я не верю в предательство Дебдана. А арестовать этого шутника вполне сможет и дежурный наряд.

Постановка вопроса мне не понравилась, но особой опасности я не ждал. Сколько их там в наряде? Человек пять? Не проблема в любых ситуациях. Надо только успеть щит поставить, но не думаю, что меня прямо сразу убивать начнут. Гораздо более вероятно, что убивать будут графа, так что придется и его прикрывать. Надо будет держаться поближе.

К счастью, до караулки при входе в здание идти не пришлось. Группа разумных (по «радару») обнаружилась прямо у кабинета генерала-министра. Как раз пять человек. Как потом я выяснил, это была смена караула. У дверей дежурили двое, а еще двоих к ним привел офицер. Смена тут происходила явно в более домашней обстановке, чем принято по уставу: сейчас все пятеро о чем-то оживленно беседовали. При нашем появлении все повернулись к нам, а в глазах офицера мелькнуло беспокойство. Не знает, с чем связан визит и что теперь делать? Пожалуй, надо ему помочь принять решение.

Я включил «трансляцию эмоций» и стал внушать ему беспокойство, близкое к панике. Потом «ментальным общением» шепнул: «Нил узнал о заговоре!» — и снова переключился на эмоции. Пусть думает, что это его собственная мысль.

Не знаю, о чем хотел спросить гвардейцев Нил Варадат, но я его опередил, рыкнув еще шагов с десяти:

— Офицер Дебдан! Быстро доложите, что вы знаете о заговоре против Варадатов и короля!

— Что за… — начал Дебдан, но тут наконец решился: — Бей!!!

Сам он выхватил пистолет (?) и выстрелил. В графа, а не в меня. В общем, правильно сделал. Остальные гвардейцы с небольшой задержкой выхватили свои клинки и стали нас рубить.

К счастью, стрельба тоже началась не сразу, так что я успел встать вплотную к Нилу и включить «застывшую ауру». Пуля в ней завязла, клинки — тем более. Дальше в дело пошел «паралич» («железные мышцы»). Все закончилось за несколько секунд, и я отпустил молодого графа.

— Какие еще доказательства вам нужны?

— Что с ними?

— Я их парализовал минут на двадцать.

— Вы маг?

Скрывать не было смысла, да я и не собирался. Когда пошел дурня спасать, знал, что по-другому не получится.

— Вы только сейчас это заметили? Кстати, у башен-Сестер в Удаке вас из кусочков тоже я собирал. Но сейчас это не важно. Что дальше делать будете? Сражаться за вас со всем гарнизоном я не собираюсь. Рекомендую срочно перебраться к отцу. Предупредите о засаде, и, думаю, он сможет принять меры. Он же в войска ездил? Надеюсь, среди них преданные королю остались?

Юный граф явно пребывал в растерянности, но пытался взять себя в руки. Из-за угла прибежал Рахул и еще несколько слуг. Незаметно следом шли (можно подумать, что от «радара» спрятаться можно), а теперь, при звуке выстрела, сразу ускорились.

— Что с этими делать будете? Минут пятнадцать они так пролежат точно, но потом в себя придут. Тревогу поднимут. Впрочем, дежурные в караулке так и так скоро забеспокоятся, что офицер с нарядом не возвращается.

— Занесите в кабинет! — распорядился собравшийся граф. — Надо попытаться их допросить.

По мне, так глупое решение. Тут прорываться скорее надо. Хотя… Сразу всем взводом сюда не побегут, максимум еще пару солдат пошлют. Парализую без проблем.

— Тогда разоружите их хотя бы. Офицера я могу привести в чувство. Но рекомендую все-таки не задерживаться.

Рахул посмотрел на меня с неодобрением. Мое право командовать ему признавать явно не хотелось. Но занесли парализованных в кабинет быстро.

Сыграл Дебдану «идеальное самочувствие». Не заслужил, но как иначе привести его в себя, не знаю. Тот начал шевелиться.

Слуги у Варадатов тоже оказались явно из военных. По крайней мере двое из них вполне профессионально поставили Дебдана на ноги, а руки при этом надежно зафиксировали.

— Еще раз повторяю: что все это значит?! — То, что Нил ни о чем спросить не успел, он, видимо, забыл. Но теперь это не важно.

Дебдан слегка дернулся — но держат крепко. Что отвечать, он тоже не решил, молчит.

— Я помогу? — Ждать ответа на свой вопрос я не стал, а сразу сыграл допрашиваемому «боль». Скрючило его капитально. Садистское заклинание. Даже самому неприятно стало. Слуги чуть не выпустили Дебдана из рук, но попытаться убежать в таком состоянии он был не способен. Говорить, впрочем, тоже. Пришлось снова запускать «идеальное самочувствие».

— Будешь отвечать или мне повторить заклинание? Или тебя сразу маакарой сделать? Тогда точно все расскажешь.

Про маакару (живой труп) я блефовал. Не было у «прочитанных» мною некромантов этих знаний. Но он-то об этом не ведает… Заговорил как миленький.

К сожалению, знал он не так много. Подтвердил сам факт заговора и то, что половина гвардии уже отбыла «встречать» генерала-министра.

Дальше было четверть часа суеты, когда слуги срочно собирались, а мне пришлось накладывать «паралич» как на старый наряд, та и на пришедшую для проверки пару. Потом еще на всю караулку, когда выходили из здания. Резать Нил Варадат никого не захотел. Прав или нет, не знаю. Может тем самым дать заговорщикам лишнее время подготовиться, но и панику в их ряды вселить тоже может.

В конюшне (у гвардейцев она все-таки есть) тоже охрану парализовал, как и на выезде из города. А дальше отправил их справляться без меня. Хватит. И так достаточно помог, теперь через полгорода домой возвращаться. Попытки уговорить — проигнорировал. Слез с лошади, наложил на графа с его людьми «отвод глаз» и пошел потихоньку в свой арендованный дом.

Следующие пять дней из дома почти не выходил. Только поесть, в одну из ближайших точек общепита. Там и новости узнавал. В общем, все прошло без эксцессов. Без боев в городе обошлось, так что никто почти ничего не заметил. Отметили, что генерал Варадат привел зачем-то под стены города чуть не целую армию, а два полка так и вовсе за стены провел, но вели солдаты себя прилично. Вроде арестовали кое-кого, а некоторые аристократы срочно свои поместья посетить надумали, но подробности до простого народа не дошли. Только слухи.

Выждав еще пару дней и убедившись, что беспорядков не ожидается, вновь посетил архив. Там, похоже, все мимо прошло. Попытался разговорить дежурного архивариуса, но тот ничего интересного не знал. Официальных объявлений не было, а слухами они не интересуются.

Пошел по минус первому этажу узнать, что в военном министерстве говорят. Надеясь Нила с его папашей послушать. И, представьте, мне повезло. Оба были в кабинете министра и говорили как раз обо мне. Заодно теперь голос Варадата-старшего запомнил.

— Что, сынок, не ожидал древнего мага увидеть? Я тоже не ожидал, что он вмешается в наши дела. Теперь не знаю, что делать дальше и чего ждать.

— Но ведь он нам помог. Значит, готов сотрудничать.

— Вот я этого и боюсь.

Последовала пауза, после которой генерал снова заговорил:

— Барельефы великих правителей на стене за моим столом помнишь? Никого тебе предпоследний портрет не напоминает?

Снова молчание. Возглас Нила:

— Действительно он! Но как? Ведь считалось, что два последних правителя Империи…

— Именно. Привели ее к краху. Поэтому их лица и имена были скрыты от потомков. Теперь мы знаем, что предпоследнего звали Накула Апати Индрасур. Собственно, и сейчас так зовут…


Глава 10 Подземные сюрпризы | Лучший друг големов | Глава 12 Светить всегда, светить везде…







Loading...