home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Светить всегда, светить везде…

Я тихо взвыл. Потом высказался уже в полный голос, все равно никто меня отсюда не услышит. Как говорится, слов, кроме матерных, у меня не было. Фигура речи. Плохо я умею на этом языке разговаривать, неубедительно получается. Но я особо и не пытаюсь. Просто ругался на жизнь и судьбу, не стесняясь в оценках.

Каковы теперь мои шансы нормальные отношения с королем наладить? Ноль целых, ноль десятых процента. И торг неуместен. Никто мне не поверит, что это совершенно случайное стечение обстоятельств и жуткая ошибка. Слова произнесены. Я — предпоследний правитель великой Империи. Из которой все нынешние королевства получились. Царь царей. Шахиншах. Богдыхан. Магараджа. Великий Инка. Несу-Бити («тростник» и «пчела», то есть царь Верхнего и Нижнего Египта, титул фараона). И все такое прочее. Что бы я теперь ни говорил, что бы ни делал, у всех местных правителей я буду под подозрением как претендент на престол.

Даже если я публично от прав откажусь. Даже если всем местным королям верну молодость и признаю законными наследниками и правителями. Все равно такую фигуру все политические игроки обязательно будут использовать, не спрашивая у нее разрешения. Так что убивать меня короли будут и по отдельности, и всем скопом. Не думаю, что открыто обозвать самозванцем того, чей бюст стоит в Зале славы, никто не рискнет, разве что полный идиот. Но кинжалы и огнестрелы убийц будут ждать за каждым углом, а порция яда — в еде и питье любой таверны. Замечательная перспектива.

И вариантов у меня два. Первый — жить на пороховой бочке, давая по рукам тем, кто их будет ко мне тянуть. То есть идти путем нагибатора. Чтобы либо погибнуть по пути, либо стать в его конце Великим Императором-Объединителем и Основоположником. Все с больших букв. Всю жизнь мечтал! Удавиться хочется от такой перспективы.

Второй вариант — снова поменять внешность и потеряться на просторах этого мира. Жить, развиваться как маг, по возможности исследовать культуру Ушедших и стараться быть как можно более незаметным. То есть вернуться на путь премудрого пескаря. Который мне тоже надоел хуже горькой редьки. Учиться магии — и не применять ее? Добывать новые знания — и ни с кем ими не делиться? Да все поколения моих предков-интеллигентов будут в гробах переворачиваться! А сам я или с ума сойду, или кусаться начну. Скорее и то и другое.

Чтобы успокоиться, минут пять исполнял «гимн Света». Вроде полегчало. Даже решил дослушать, о чем там Варадаты разговаривают, но они, к сожалению, уже с этим закончили.

Если ты дошел до развилки на дороге и ни один из возможных путей тебя не устраивает, вовсе необязательно спешить с выбором. Для начала можно сойти с пути немного в сторону, разбить лагерь, заняться изучением ближайших окрестностей. Можно исследовать начала того и другого пути, не заходя далеко.

Земля под ногами у меня еще не горит, и спешить принимать чужие правила игры я не хочу. Зачем самому себя ломать об колено? Связь здесь работает не слишком быстро, так что сохранить независимость можно будет, просто периодически переезжая с места на место. Слышал про людей (конкретные знакомые деда), которые в сталинские времена поменяли местожительство буквально за день до ареста, когда постановление прокурора уже было подписано. И ничего. Во всесоюзный розыск их не объявили, так и дожили на свободе до смерти вождя. А потом даже в родной город вернулись без последствий.

Так что буду продолжать жить, как живется. Специально высовываться не буду, но и скрываться — тоже. Если слишком сильно засвечусь — перееду. И так, пока весь браслет не выучу. Тогда и буду принимать решение, по какой дороге идти дальше.

Кстати, не исключено, что тогда возникнет еще возможность просто повернуть назад. Пока я этого сделать не могу, портал в мой старый мир разрушен, но, когда выучусь на артефактора, с большой вероятностью смогу его починить. Или найду за это время еще один портал. Не скажу, что мне очень хочется возвращаться, но может статься, что оставаться здесь станет еще менее приятным.

В общем, успокоился и программу деятельности на ближайшее время вчерне набросал. К сожалению, из столицы Угры придется уехать. Срочно никуда сбегать не надо. Варадаты не знают, что я к ним прошел через архив, а в городе я совсем даже не маг, а барон из Пограничья, каких тут немало. По имени меня не вычислить. К счастью, в этой столице регистрация для приезжих не требуется, так что нигде в казенных местах я свое имя не указывал. Даже при съеме жилья. Собственно, я тогда его еще и не знал. Полностью оно только на бюсте в Зале славы и проявилось. Так что искать меня можно только по внешнему виду, который я в любой момент могу подправить. Но до отъезда этого лучше не делать. Слуги у меня приходящие, но изменение внешнего вида арендатора дома наверняка станет для них предметом пересудов. Поэтому пока так похожу.

Не думаю, что с барельефа быстро изготовят кучу копий с моими изображениями и раздадут всем стражникам города. Да даже если раздадут — на барельефах обычно в профиль изображают, тут сходство еще заметить надо. В крайнем случае ментально подскажу проверяющим, что не похож. Но слишком тянуть тоже не стоит. Надо только вначале наметить несколько мест, которые мне следовало бы посетить. Перспективных в плане наличия источника силы и комплексов Ушедших.

И еще обязательно постараюсь добыть побольше информации об Империи и ее правителях. Особенно последних. Интересно же, за кого меня приняли.

Осторожно спросил в архиве, к какому периоду относятся самые старые из хранящихся тут документов. Пролет. Ничего со времен Империи у них нет. Даже от первых трех королей Угры ничего не осталось, какие-то разрозненные документы только со времен правления четвертого из них.

Где эти документы точно есть, я знаю. На минус первом этаже под архивом. Там раньше тоже архив располагался. Да вот беда, не пускают меня в него. «Только для суров». Сколько я в перекрывающую проход «стену пыли» ни стучался, временного пропуска мне не дали. В принципе логично. Всяким там недоучкам в старых документах копаться не положено, они для солидных людей.

В результате снова пошел в библиотеку. И все оказалось тривиально.

На Земле в конце девятнадцатого века была издана «Книга для чтения по истории Средних веков» под редакцией профессора П. Г. Виноградова. В ней по разным периодам истории были надерганы фрагменты из многочисленных книг художественной литературы, где авторы, по мнению редактора, более или менее следовали исторической правде. Читал когда-то. У деда в библиотеке четыре тома стояли. Так вот в местной библиотеке нечто похожее нашлось — «Книга для чтения по истории Великой Империи». Правда, всего в трех томах: «Становление», «Расцвет» и «Гибель». Я взял последний.

Все-таки странный это жанр литературы. Это не перечисление исторических событий, пусть и в литературной форме. И даже не сборник рассказов. Это сборник глав из разных книг, герои и сюжет которых между собой совершенно не связаны. Только вчитаешься — и уже все, дальше совершенно о другом. Вот глава посвящена жизни на вилле времен поздней Империи. Весьма милая пастораль. Юноша влюбился в соседку, а она — в заезжего паладина. Паладина? Что еще за птица? Или так называли боевиков из магических орденов? Пояснения нет, как и окончания истории. Не буду гадать, какой там был хеппи-энд и был ли он вообще, все равно бесполезно. То есть в той же библиотеке, наверное, можно и весь роман найти, откуда этот фрагмент взят, но я этого делать не буду. Я про «себя» информацию ищу.

Вот. Император Индрасур принимает магистров магических орденов. Так… А ведь Варадат сказал, что «имя и лицо» его было скрыто от потомков? Хотя все правильно. Индрасур — это не имя, а фамилия. Род Индрасуров сохранялся и во время Войны магических орденов, хотя императорским уже не был и, наверное, захирел. Иначе с чего бы его представителю в пещере в Удаке прятаться, где я свой перстень нашел. А вот имя императора действительно не упоминается. Интересно, его тоже звали Накула или на бюсте мое имя вписано? Почему, кстати, не «Николай»? Я, правда, предположил, что Накула — это Николай по-местному, но как древняя магия это определила? Чудеса. Или магия и чудеса — одно и то же? Что-то меня куда-то не туда понесло…

Ладно, одежда, убранство комнат и перемены блюд на торжественном обеде — это неинтересно. Точнее, это фантазии автора, а не историческая реконструкция, так что можно пролистнуть. А вот перечень магических орденов — уже совсем другое дело.

В гостях у правителя были три магистра: Силпин, Нааша, Мигуна, верховный целитель Кират, а также хранитель знаний Ликхах. При этом магистры орденов прибыли со своими слугами. И хорошо, что об этом написано. Сразу делается понятно, кто чем занимается. Получается, что силпины — это големостроители, создатели неорганических слуг и механизмов, нааша — некроманты, создатели немертвых слуг, мигуна — создатели химер. А как же кираты? По идее маг жизни может любой организм в любого монстра превратить. А здесь, получается, химеростроители в отдельное направление отпочковались. Впрочем, в жизни такое часто встречается. Взять хотя бы Министерство образования и науки, которое недавно на Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования разделили. А в советское время министерств вообще было три — Минпрос, Минвуз и Миннаука. Так, наверное, и здесь произошло. Наверняка для создания химер кучу специальных заклинаний придумали. Ведь в них, судя по тому, что я в Пустоши видел, не только отдельные организмы модифицируются, но и несколько в один объединяются.

Писцы-артефакторы тоже отдельно выделены, а я раньше думал, что их знания — часть курса силпина. То есть я не совсем правильно интерпретировал область знаний, которую сейчас изучаю. Но здесь как раз все может быть логично. Помимо создания артефактов наверняка есть заклинания, которые усиливают или меняют свойства живой и немертвой природы. Типа татуировок? Но это я из фэнтезийных книг знаю, а как тут все реализовано — могу только гадать.

И вообще! Наверняка суры все эти направления вместе осваивали. А разделение на ордена появилось уже после Ушедших. И, судя по всему, ни к чему хорошему не привело. Ну а мне, чтобы суром стать, еще столько всего учить надо… И еще найти, откуда все эти знания брать…

Так что там дальше с этим Индрасуром было? Так… Дальше все стали говорить, сначала по очереди, потом все вместе. И делали это жутко пафосно, Гомер отдыхает. Постараюсь пересказать суть.

Этот Индрасур выделял и слишком приблизил к себе силпинов, чем вызвал недовольство всех остальных. Особенно некромантов, которых этот император почему-то не жаловал. И химерологов, которые, оказывается, при прошлом императоре на первых ролях были. И на киратов повлияли. Только писцы нейтралитет хранили. В общем, такая буча поднялась, что император добровольно отрекся от престола и удалился в Замок четырех стихий Пур-Катурояс. «Добровольность» этого у автора книги вызывает сомнения. У меня тоже.

Жаль, отрывок на этом заканчивается. Хотя книга вроде не о правителях, а о мирном графском семействе, которое на эту встречу занесла нелегкая и которые потом попали в «жернова истории».

Возникает естественный вопрос: где же этот Пур-Катурояс? Пролистываю книгу дальше в надежде зацепиться глазами за ключевые слова.

О, даже стих!

В мертвом озере соленом

Возвышается гора.

Вкруг них пепел раскаленный

Гонят буйные ветра.

Пусть бушуют все стихии,

Полыхая и ярясь.

В тишине парит над ними

Замок Пур-Катурояс.

Перевод мой, но в оригинале стихи не лучше. И столь же туманны. Хотя некоторые ориентиры дают. Скорее всего, имелось в виду какое-то соленое озеро в Пустыне. Не в Пустоши, а в тех краях, где я тут впервые появился. Только очень уж большая эта Пустыня. Весь юг этого континента занимает, за исключением прибрежной полосы. Тысячи две километров с запада на восток, если местным картам можно верить. Вот с севера на юг «всего» километров триста. Надо искать дополнительные указания.

К сожалению, в этом томе географическое положение Пур-Катурояса не приводилось. Зато было описание эпической битвы, произошедшей под его стенами. В худшем стиле некоторых писателей десятками страниц описывать совершенно невозможное «мочилово» с непрерывным «превозмоганием». Если пересказывать, то всего несколько слов потребуется. Пришел новый император с войском, и маги всех орденов, кроме силпинов, навалились и в конце концов взяли замок даже без особых разрушений, но только после того, как погиб последний его защитник. Странно, но Индрасур среди защитников перечислен не был.

Действительно, не было его там. Позже вернулся. В другом отрывке описывается, как он расстроился, увидев, что не осталось в замке магии.

Ага. Источник силы как-то и там разрушили. Иначе хрен бы они с големами справились.

Так вот. Так сильно расстроился, что проклял это место и всех его захватчиков. Так проклял, что померли все (включая нового императора), только некроманты и их творения уцелели, хотя и ослабели. Сам Индрасур при этом тоже погиб. Зато место силы возродилось. И замок сам по себе стал восстанавливаться. Так и стоит себе теперь посреди мертвой пустыни. Теперь — с большой буквы: Пустыни.

А дальше (новая глава) остатки орденов — те, что в поход не пошли, передрались между собой, но у некромантов было преимущество…

В общем, история мира стала немного понятнее.

Наверное, замок и его окрестности теперь крайне пакостное место. Но все-таки интересно, где он. Взял предыдущий том. И удачно. Там один из отрывков оказался посвящен путешествию по югу Империи. С перечислением городов и порядка их расположения на тракте. Там, правда, не замок, а крепость Пур-Катурояс поминалась. И ехал герой туда через города Хараппа, Лотхал, Мохеджо-Даро, Ракхигарки, Джолавира. Про Хараппу я уже слышал. Есть сейчас такая провинция, где недавно дамбу прорвало. Так что надо атлас взять и поискать перечисленные названия.

А потом… почему бы туда и не поехать? Нет, в Хараппу с наводнением я не поеду, и в Пур-Катурояс, с которым непонятно какая хрень приключилась, спешить не буду. Хотя краешком глаза посмотреть, где долгие годы жил мой «предшественник», было бы интересно. А вот остальные города цепочки вполне можно проверить. Или то, что осталось от этих городов. Ведь там по дороге теперь не только Пустыня, но и Пустошь образовалась.

Результаты изучения современной карты меня обнадежили. Хараппа, как я уже говорил, осталась, Лотхал — тоже. Заштатный городишко на границе с Пустошью, но существует. И вроде как на древнем тракте стоит, который дальше в Пустошь углубляется. Почти параллельно тому, по которому я из Пустыни выходил, но изрядно восточнее.

Про Мохеджо-Даро ничего сказать нельзя. Пустошь там, но тракт через нее вроде продолжается. А вот два последних города (или хотя бы последний из них) должны уже быть в Пограничье. Названия не сохранились, но тракт вроде как продолжает тянуться. Все-таки древние дороги хорошо строили. Так что есть надежда что-нибудь найти по дороге. В общем, можно ехать.

При подготовке к походу сдал в магазин за полцены оставшиеся перья и копья. На память оставил два пера и одно копье, и то зря, наверное. Проверил имевшиеся раньше вещи, кое-что прикупил новое. Под свой маленький револьвер заказал местного фасона кобуру. Стрелять не собираюсь, но само наличие огнестрела повышает статус барона из Пограничья. Здесь подобное оружие очень дорого стоит. Купленный еще в Удаке меч укрепил с помощью заклинания «уплотнение». Как выяснилось, оно не только свойства артефактов улучшает, но и плотность металла увеличивает. Как — не знаю, но лезвие стало немного уже (при том же весе), а кромка заточилась так, что он ножны прорезать стал. Пришлось металлические кольца на них заменить и тоже «уплотнением» обработать. Надеюсь, пускать его в ход не придется, фехтовать я все равно не умею. Но есть надежда, что теперь моим мечом почти любой доспех с одного удара прорубить можно будет.

Дальше столкнулся с дилеммой. Забирать из банка золото или нет? С одной стороны, лежит оно под надежной охраной, из банка не пропадет. Вес имеет приличный и всю дорогу будет обычным балластом, так как воспользоваться я им, скорее всего, не смогу.

Но. Примерно такая же сумма в золоте лежит у меня в банке в Запорталье. Много мне здесь от нее проку? Нет даже уверенности, что мой миллион все еще мой. Могли счет арестовать или признать меня пропавшим без вести и вступить в наследство. Тамошние власти ради такого случая меня своим ближайшим родственником признают с удовольствием. Очень любят деньги.

В общем, мой хомяк настоял, что все свое надо носить с собой, и я отправился в банк. Собственно, я сюда уже заходил, когда перья и прочие некрупные ценности забирал. Все было спокойно. Но сегодня какой-то клерк меня явно узнал. Не как клиента, а как лицо, на которое пришла розыскная ориентировка. По эмоциям понял. Все-таки магия — большое подспорье.

— Уважаемый барон! Мы счастливы видеть вас в нашем банке! Господин управляющий очень хочет побеседовать с вами лично. Просил вас пригласить сразу, как появитесь. Позвольте, я вас провожу. Вот тут у нас комната для особо дорогих клиентов. А управляющего я сейчас позову. Он буквально через минуту будет.

— И зачем же я понадобился управляющему? — Такая реплика подразумевалась, вот я ее и произнес.

— Я не в курсе подробностей, моя должность маленькая, но, думаю, он хочет сделать вам очень выгодное предложение.

— Хорошо, подожду. Здесь у вас и вправду уютно.

Насчет «уюта» я не был полностью уверен, слишком все было тяжеловесным и дорогим. Не только мебель, но и стены были обиты бархатом, а все деревянное было цвета мореного дуба. А скорее всего, им и являлось.

Но большое кресло действительно было удобным. Я в нем почти утонул. Из такого точно не вывалишься.

— Только подождите секундочку, — я остановил клерка в дверях. — Возьмите ключи.

Тот не очень понял мою просьбу, но шагнул ко мне и протянул руку. Я передал ему связку и одновременно заиграл «перехват контроля». Миг, и я уже смотрю на себя в кресле его глазами. Ключи, правда, успели упасть на пол. Ничего страшного. Не очень ловко, но поднял.

К счастью, подземное хранилище банка находится почти подо мной. Потерять контроль не должен. И я-клерк бодро засеменил не к управляющему на доклад, а к моему золоту вниз. А потом наверх, но уже сгибаясь под тяжестью мешка.

Мелькнула у меня хулиганская мысль — прихватить что-нибудь чужое, но я ее отбросил. Во-первых, я не вор. А во-вторых, у меня и собственного груза уже на две вьючных лошади. Куда уж больше?

Клерка я усадил в соседнее кресло и погрузил в сон. Пусть отдохнет от дел праведных. Я усмехнулся. Действительно, праведных. Замечательно обслужил клиента, сам все принес, пока тот в кресле отдыхал.

Вышел я из банка без проблем. Видимо, остальные меня с разыскиваемым лицом не отождествили. Или их обо мне не предупреждали. Не думаю, что управляющий был склонен поднимать большой шум, а мимо клерка, обслуживающего хранилище, пройти я никак не мог.

Ну вот, в дорогу я готов, но появилось опасение, что через ворота придется прорываться. Если уж в банк мой портрет принесли, то и там он есть обязательно. Как лучше поступить?

Решил попробовать обойтись без конфликта со стражей. Собственно, этот вариант я уже раньше продумывал. Как раз на случай отъезда инкогнито. Я ведь и в банк неслучайно пошел именно сегодня, подгадал к возможному дню отъезда. Просто надеялся, что обойдется и выехать удастся без дополнительных сложностей.

В общем, не очень далеко от арендованного мной дома находилась штаб-квартира довольно странной организации. С неприятно пафосным названием Рыцарское Братство Несущих Свет. Но к церковникам вроде отношения не имеет. Когда я туда заходил, меня попытались убедить, что это что-то вроде клуба по интересам как раз для таких, как я, — молодых и бесхозных баронов из Пограничья.

Братство, как ему и положено по названию, борется со «скверной» во всех ее проявлениях. Но в основном способствует превращению земель Пограничья в пригодные для заселения, прорежая в них всяких агрессивных монстров. Я уже говорил, что раньше территория королевства Угра заканчивалась Пустошью. Потом стало заселяться Пограничье, и в этом немалая заслуга (по их словам) светоносцев. Естественно, очистка всей Пустоши им не по силам, но вот бороться с отдельными существами как из Пустоши, так и из Пустыни, изредка забредающими в обжитые места, они уже могут. Собственно, этим же занимаются все бароны и их дружины в Пограничье, так что их вторым и третьим сыновьям, жаждущим самостоятельности, ничего нового делать не нужно. И так этим же занимались. Но раньше по собственной инициативе (приказу отца или старшего брата-барона), а теперь от имени ордена. И не бесплатно. Светоносцы за свои услуги деньги берут.

Вход в «братство рыцарей», как оказалось, тоже платный. Но недорого (для меня). Десять золотых монет — и ты принят. После чего получаешь металлическую бляху с изображением восходящего над горой солнца. А также статус рыцаря и возможность получить заказ на свои рыцарские услуги в любом представительстве Братства. Деньги за заказ тоже представительство получает, но с рыцарями делится. А также награждает особо отличившихся и продвигает их в чинах.

Последнее меня немного напрягало, никуда на службу я поступать не собирался, но меня убедили, что большинство рыцарей — вольнонаемные, могут в любой момент вернуться в свои замки или поступить на службу в другое место. Но их награды останутся при них, что очень почетно.

Представительства Братства есть практически во всех городах вблизи Пустоши, например в Бипине, куда я привел купца с сыном из разгромленного каравана. Только я тогда туда не заходил. Есть представительство и в Лотхале, откуда я намеревался начать свой путь в сторону замка Индрасура. Более того, как раз сегодня в направлении тех краев Братство отправляло отряд завербованных новобранцев.

В общем, я решил, что никаких серьезных обязательств на себя не беру, заплатил десять тяжеленьких монет и получил блямбу. Какую-то даже с виду дешевую: обычная медная пластина с гравировкой. У дядьки, который у меня деньги принял, была серебряная с эмалью.

Да, лицо себе, перед тем как примкнуть к Братству, я все-таки немного подправил. Сделался более похожим на себя прежнего. Все-таки ходить с чужим лицом мне было слегка некомфортно. Зазорно мужчине себе косметические операции делать, а то, что я из себя такого красавца сделал, по-иному не назовешь. Правда, полностью себя вернуть в прежний облик мне не удалось. Банально не помню подробностей, как я выглядел, не так уж часто я себя в зеркале рассматривал. Так что себе, наверное, немного польстил, как на фотографии после фотошопа. «Новый я» получился чем-то средним между мной-Накулой и мной-Николаем. Вроде и на того и на другого похож, но не совсем. А, сойдет.

В небольшом отряде, который двинулся из Угры на юго-восток, помимо меня оказалось еще два недавно завербованных барона, более опытный представитель Братства (на медной бляхе гора и солнце были серебряными), а также пара слуг с возком. С двумя вьючными лошадьми был один я. Мне предложили переложить поклажу с них в возок, но я отказался. Очень мне надо, чтобы в моих вещах в дороге слуги копались под прикрытием тента. Но лошадей к возку подцепил. Все-таки одному ехать немного удобнее, чем «паровозом с двумя вагонами».

С попутчиками я решил особо не общаться. Лучше помолчать, чем запутаться в собственных рассказах. Тем более что оба молодых барона — из Пограничья, могут начать общих знакомых искать. Поэтому только представился — Накула и предупредил, что больше ничего про себя рассказывать не буду. Из дома уехал насовсем и не хочу больше к этой теме возвращаться. Очень всех заинтриговал, но был в своем праве. Пусть гадают. Сами за меня легенду придумают.

Из столицы выехали, как я и рассчитывал, без проблем. Усиленный наряд военных на выезде стоял, но к рыцарям Братства интереса не проявил. А вот одиноких всадников останавливали всех. Правда, очень вежливо себя при этом вели. Я внутренне посмеялся.

Дорога… Если честно сказать, ничего интересного. Насмотреться на местные виды я уже успел, пока из Пустыни в столицу через Удаку добирался. Да и не люблю я путешествовать, если честно. К походным условиям жизни я в археологических экспедициях привык, хотя отсутствие элементарных удобств все-таки утомляет. Но проводить весь день в седле, когда периодические остановки делаются для отдыха не людей, а лошадей, меня совершенно не радует. Хорошо хоть само полотно дороги хорошее, его явно в древние времена строили. Если не Ушедшие, то по крайней мере еще до императора Индрасура и Войны магических орденов.

Со спутниками у меня отношения не сложились. Совсем. Обидел я их уже при первом привале на ночь, который наш старший почему-то решил организовать не на постоялом дворе, а прямо рядом с дорогой. По-моему, глупо. Ну, проехали лишний десяток километров, но разве мы куда-то спешим?

В дороге оба молодых барона старательно пытались навязать мне свое общество и разговоры. Я отмалчивался, они не отставали. Достали меня изрядно.

Когда наконец встали, я вытащил из своей поклажи небольшую палатку. Одноместную. Предложение от попутчиков разделить ее со мной не принял. Самому тесно. Дальше — больше. У меня еще тент для лошадей был припасен. Своих, естественно. Там их и разместил, и обиходил. В общем, обеспечил себе максимум возможного комфорта. На подначки, что рыцарь должен уметь спать и на голой земле, не отреагировал.

Тогда барончики очень настойчиво предложили мне провести тренировочный поединок на мечах. В чем были поддержаны и старшим нашего отряда. В общем, вынудили меня.

Пришлось обнажить меч, ибо тренировочных у нас не было. Кое-как принял стойку. Мой противник — более молодой из баронов — резко атаковал. «Скорость», «силу» и «остроту чувств» я себе сыграть успел заранее, так что на его удар среагировал. Инстинктивно подставил меч. И перерубил «вражеское» лезвие почти посередине. Все ошалело уставились на обрубок. Мой молодой противник очень расстроился.

А ночью еще и дождь пошел. Так что все мои попутчики, включая слуг, попытались разместиться под тентом повозки. Не знаю, как они там поместились, я же выспался удовлетворительно. Так как сплю мало, успел также помедитировать и все заклинания повторить.

Представляете, у меня даже две новые бусины засветились. В принципе срок еще в столице подошел, но почему-то там этого не произошло. Я уже беспокоиться начал, что надолго застряну, удалившись от места силы. А тут сразу две! И обе не просто полезные. Можно сказать, прорыв произошел.

Первое заклинание — «элемент артефакта». Внешне ничего ни с чем не делает, но как-то внутренние свойства объекта немного меняет. Даже после «уплотнения» и «шлифовки» дает процентов двадцать эффекта. В смысле количество нот в записываемой мелодии может быть примерно на пятую часть больше. Но это не все. Главный эффект от применения заклинания — в паре со следующим, «объединением», то есть объединение частей в один артефакт. Кажется, двух, но последовательно можно и много частей в один артефакт объединить. В том числе и накопитель с артефактом!

Сразу же появилась куча идей, как мой меч в артефактное оружие превратить. Присоединить к рукоятке дымчатый кристалл-накопитель, а в лезвие записать… Вот что именно? Не так много у меня боевых заклинаний. «Извлечение жизни»? «Боль»? Или «бур» на острие?

К сожалению, не все так просто. Заклинание-то я записать могу, а вот когда оно будет срабатывать? Надо какие-то условия ставить, а я так программировать не умею. Надеюсь, что только пока не умею. Так что реализацию идеи отложил до лучших времен, а радость от новых заклинаний немного померкла. Но, главное, я все-таки учусь и продвигаюсь вперед.

Зато появилась перспектива наконец окончательно разобраться с атрефактными светильниками. Один-то у меня на части разобран. Теперь понятно стало, как его собрать можно.

Больше в дороге никто ко мне с задушевными беседами не лез. По возможности все старались со мной вообще не разговаривать. Чему я был только рад.

Добрались до городка Ксетра. Центр сельскохозяйственного региона. Городок небольшой, но отсюда отправляются многие караваны (в основном с зерном), в том числе и в направлении Пустоши, до которой отсюда уже не так далеко. Было здесь и представительство Братства, куда нас и привел наш старший. Оруженосец Граха — так, оказывается, звучит его титул. Только здесь я и узнал: сам-то он бароном представился.

Оказалось, что в городе есть заказ на сопровождение каравана дальше на восток — в городок Трина. Дешевый, так как дорога считается безопасной, но, похоже, светоносцы за любую работу берутся. Меня это не устроило: напомнил, что я договаривался в Лотхал прибыть. Думал, скандалить будут, но старший только обрадовался. Вроде только трех охранников оплачивают, больше и не надо. Так что меня снабдили письмом в представительство Братства в Лотхале и отпустили с миром. Ко всеобщему удовольствию. Перед расставанием немного поколебался, не дать ли оставшемуся без меча барончику денег на новый, но решил благотворительностью не заниматься. Не оценят, да и симпатии у меня не вызвали эти попутчики как люди. Понимаю — обычные плохо образованные и плохо воспитанные молодые люди. С изрядной приправой дворянской спеси. Может, по местным меркам и неплохие. Но никаких общих интересов у нас нет.

Хотел уехать сразу, но меня местный начальник попросил день подождать и отправиться с другим караваном, как раз в Лотхал. Бесплатно. Но раз уж все равно туда еду, можно местным купцам показать, что рыцари Братства не всегда меркантильны. Не думаю, что это кого-нибудь в чем-нибудь убедит, но отдохнуть денек в городе и хотя бы отмыться я и сам хотел.

От предложения переночевать в казарме отказался, предпочел снять комнату в трактире. Там мне даже медную ванну в номер подали. По фасону башмак напоминающую. Можно сесть и даже почти вытянуть ноги, а вот как их при этом мыть, уже непонятно. Влезать и вылезать тоже крайне неудобно. Марата, помнится, как раз в такой зарезали, а он и не рыпнулся.

Еще два ведра воды принесли — холодной и чуть теплой. Видимо, на кухне ничего лучше не нашлось. Но это меня не очень расстроило, применил «нагрев камня» прямо к ванне. Вода тоже подогрелась.

Кое-как все-таки вымылся. И, кажется, заработал в городке репутацию сибарита (их тут называют маа-абхирати, сразу не выговоришь, и звучит обидно). Плевать. Не собираюсь я тут задерживаться.

Немного примирило с жизнью наличие не сказать чтобы разнообразной, но обильной и качественной еды по весьма скромной цене.

…Караван ехал медленно, спокойно и без происшествий. Если не считать того, что на третий день у одной из телег колесо соскочило, но быстро починили.

Уже на подступах к городу приключения меня все-таки нагнали. В виде «братьев по Свету». Навстречу каравану попалась тройка рыцарей, точнее, еще один младший командор с двумя, видимо, новичками, так как бляхи у них были такие же, как у меня. Все трое мне жутко обрадовались.

— Новенький? — почему-то строгим начальственным голосом приветствовал меня командор. Потом узнал, что его Вакра зовут. — Срочный контракт. Включаю тебя в свой отряд. Поедешь с нами.

— Далеко? — спросил я.

— Дурацкие вопросы задаешь, новичок! — чуть ли не зарычал на меня этот Вакра. — Запомни: Рыцари, Несущие Свет, едут не туда, куда они хотят, а туда, где они нужны! Но для первого раза отвечу: нет, не далеко. До вечера должны успеть.

Манера разговора младшего командора мне не понравилась, но спорить я не стал. В конце концов, почему бы и не съездить, раз уж подрядился в это Братство. Свою задачу они выполнили, из столицы Угры выезд обеспечили, можно и им немного помочь. Хотя не вполне понимаю, что за монстры могли тут на мирное население нападать? До Пустоши еще довольно далеко, не должны досюда тамошние химеры добираться. Магический фон я, правда, только на стоянке прошедшей ночью проверял, но тогда ничего не обнаружил. Маловероятно, чтобы он здесь вдруг появился.

Отцепил своих вьючных лошадей от телеги в караване и двинулся к остальным светоносцам.

— Что за бардак?! — попробовал было возмутиться Вакра, глядя на мое имущество, но тут я не выдержал и слегка придавил его ментально, внушая возможность огрести неприятности.

— Мое имущество, — сухо сказал я. — Вы же мне до города доехать не дали, а дарить его караванщикам я не собираюсь.

Может, Вакра и хотел что-то возразить, но не решился. Только послал лошадь дальше по дороге.

Довольно скоро мы свернули на какой-то проселок, идущий в южном направлении. То есть в сторону Пустоши. Пыли сразу прибавилось. Сместился поближе к обочине, чтобы глотать ее поменьше.

Ехали довольно долго, но какая-то довольно крупная деревня показалась еще до наступления вечера. Нас встречали.

Вперед вывалился худой лысый дядька, лопоухий и усатый. На Махатму Ганди немного похож, когда тому лет сорок было. Наверное, местный староста или как тут называют старшего по поселку. Непрерывно кланяясь, он запричитал:

— Господа рыцари, только на вас уповаем! Тут урожай собирать надо, а откуда-то адхика-го приперлись. Поля губят, а нас к полям не пускают. И так еле концы с концами сводим, а тут — голод неминучий нас ждет. Не дайте пропасть!

В эмоциях у него была самая настоящая смертная тоска. Явно не верил, что от нас какая-нибудь помощь будет. С чего бы это? На языке Ушедших адхика-го означает всего-навсего «большая корова». И что? Крестьяне стадо коров прогнать не могут? Или они здесь, как в Индии, священные животные? Хотя в Индии коров только убивать или калечить нельзя, но, когда они посевы портят, их со всем почтением прочь гонят. Палками. Что же здесь не так?

Невольно подался немного вперед и привстал на стременах, пытаясь что-нибудь разглядеть за деревней, где начинались колосящиеся поля. Но ничего особого не разглядел, хотя и обзор был никудышный — дома и примыкавшая к деревне роща почти все закрывали.

Тем временем за моей спиной шел торг. Вакра требовал деньги вперед, так как на вызов мы уже приехали. А то, мол, знает он этих сельских бедняков: как сделаешь работу — ничего с них уже не получишь.

— А если не сделаете? — не соглашался «Ганди».

— Рыцари, Несущие Свет, своей жизнью отвечают за выполнение взятых на себя обязательств! — пафосно возражал младший командор.

Особенно в их разговор я не вслушивался. Противно. Рыцарь как базарная торговка себя ведет, крестьяне явно беднее его живут. Впрочем, с голода тоже не пухнут. Съездить, что ли, посмотреть, о чем предмет спора? Сомнения за меня решил Вакра:

— Новичок! Съезди разберись! Чтобы всех адхика-го прогнал отсюда. Парочку разрешаю убить. Ахбей! Останешься с ним, проследишь за работой, потом доложишь.

Всё? Этот Ахбей со мной вместе ехать явно не собирается. Судя по эмоциям, боится. Странно. Но одному даже лучше. Можно будет магию использовать без опасения.

— Провожатого дайте. Пусть покажет, где ваши вредители сельскохозяйственных культур пасутся.

Желающих не нашлось, но какого-то детину ко мне староста все-таки выпихнул из толпы.

— Веди!

Я не спеша подал своих лошадей вслед на провожатым, в объезд деревни, на всякий случай обострив свои чувства заклинанием «острота чувств». Поэтому и услышал окончание разговора.

— Куда же это он с лошадьми и поклажей-то поехал? — изумился староста.

— Так он их никому не доверяет. Трясется над своей поклажей, будто золото везет.

— А вдруг? Кони-то добрые.

— Откуда? Барончик из Пограничья. Экипировал его отец прилично, гонору много, мозгов нет. Самая работа для него. Ты давай деньги неси. Не хочу у тебя задерживаться.

— Так до ночи не успеете.

— Ничего, ночью тоже ехать можно. Я заказ выполнил, а дальше меня не касается.

Странный какой-то разговор. Похоже, Вакра опасается здесь остаться. Что же его пугает? Что крестьяне его ночью прирежут и деньги назад заберут? Не слышал я о подобной разбойной практике в местных поселениях. Порядок в королевстве, конечно, относительный, но государственные перевороты и гоп-стоп по дорогам — совершенно разные вещи. И у меня сложилось впечатление, что ездить по дорогам и ходить по улицам городов здесь даже ночью не слишком опасно. На уровне современной Земли.

Или он думает, что коровы озвереют и все деревню стопчут? Но крестьяне этого, похоже, не боятся.

Понял! Он уверен, что я не справлюсь, и хочет слинять раньше, чем крестьяне попытаются его самого отправить работу доделывать. Что-то мне такой расклад не нравится. Попытался спросить подробности у сопровождающего, но тот, похоже, в прострации. Не ответил. Так что же меня ждет?

Наконец взобрались на край деревни. Она на пологом холме стояла, и открылся замечательный вид на расстилающиеся внизу поля, покрытые уже заколосившейся… пшеницей? Никогда в злаках не разбирался. Колоски какие-то. Над колосьями тут и там возвышались довольно крупные коровы. Почти обычные, разве что рога немного больше и шире расставлены, чем я привык. А так с виду нормальные буренки (шкуры коричневатого оттенка). Почти идиллия: вечернее солнце светит, коровы спокойно жуют свою жвачку. Правда, употребляют при этом не траву, а колосья вокруг себя. И уже изрядно поле потравили (кажется, это так называется).

Так в чем проблема? На всякий случай залез в один из своих тюков и достал копье. Не думаю, что кого-нибудь колоть понадобится, а вот подогнать тупым концом особо упрямых… почему бы нет? Хотя я их в основном магией гнать собираюсь. Копье только так, для прикрытия, чтобы проводника своего не удивлять.

Отцепил заводных коней и вручил их удлиненные повода парню.

— Держи, охраняй. И не вздумай по сумкам шарить! — строго сказал я ему и послал потихоньку своего коня вперед.

Подъехав к краю поля, я, кажется, понял, почему коровы в Индии стали священными животными. Может, раньше они такими же, как здесь, были. Потом измельчали. Колосья оказались жутко высокими, лошадиная морда над ними возвышалась совсем чуть-чуть. А коровам они и до брюха не доставали. Действительно, обижать таких коров точно не рекомендуется, хрен у кого это получится. Если и шкуры у них соответствующие, такую не всякой пулей прострелить можно. Из моего револьверчика точно не получится.

Мое перемещение не осталось незамеченным. От стада отделился особо крупный экземпляр и, нехорошо заурчав, двинулся в мою сторону. К счастью, пока шагом. Экземпляр напоминал тех, что мне в Запорталье встретить довелось. Там вот такой растоптал джип не напрягаясь. Не мой джип, а местных бандитов. Так что в принципе причин относиться к адхика-го плохо у меня не было. Но свою лошадь сдал назад.

Мой мирный маневр не был оценен. Похоже, бык просто не хотел напрягаться, прыгая по полю. Выбравшись на край, он пошел на разгон, с каждым скачком опуская голову все ниже. Рога, понятно, направились в нашу с лошадью сторону. Та сильно занервничала, собираясь дать деру. Пришлось срочно вмешиваться, а то еще понесет.

Итак, лошади — «трансляция эмоций» — спокойствие и уверенность в себе, а вот быку — банальную «неловкость».

Ноги у быка запутались, и шлепнулся он правда крайне неловко. Рогами за землю зацепил, сделал кувырок вперед, грохнулся спиной так, что, будь почва потверже, сломал бы себе крестец. После чего стал барахтаться, раскидывая во все стороны землю чуть не на сотню метров. Здоровенная скотина. Истинно бугай! Ревел при этом так, что уши заложило.

Похоже, что от этих воплей большая часть стада стала потихоньку отходить, но некоторые особо упертые ринулись на подмогу. Стал транслировать по площадям «панику», потом «страх смерти» из репертуара некромантов запустил. Ну и сам орал и копьем размахивал при этом.

Парочка упорных все-таки преодолела страх, и даже «боль» на них не подействовала. Тогда — снова «неловкость», и всем трем — «извлечение жизни», чтобы прыть уменьшить. Часть энергии лошадям перенаправил, сыграв им «идеальное самочувствие».

Пока возился, остальное стадо уже перешло на бег, срочно удирая куда подальше. Немного проскакал за ними следом, наигрывая «страх смерти», чем окончательно перевел всех в галоп. Хватит. Моей лошади за ними не угнаться, да и опасно по полю скакать, еще ногу подвернет. Лечи ее потом.

Вернулся к своему сопровождающему, который стоял, открыв рот. Хорошо что вьючные лошади от него сбежать не пытались, или он на автомате их все равно бы не выпустил.

— Видел, как я их напугал? — зачем-то спросил я. Видимо, просто чтобы не молчать.

— Ага. А как?

— Так встречались мы уже. Значит, запомнили меня и боятся. И правильно делают. Ты лучше скажи, что с быками этими делать? Они хотя бы съедобные?

Про съедобность парень не сомневался, а вот в том, что их можно будет мечом добить, — сильно. И никак не мог понять, как это они ноги себе поломать умудрились. Иной причины падать и биться он для них просто не мог придумать. И не надо.

Может, поручить окончательно забить быков этому парню? Не умею я это делать. И противно ужасно. Дать ему копье и…

Нет, плохая идея. И копье в чужие руки давать не надо, и работу, даже неприятную, надо доделывать самому.

Слез с коня, отдал парню еще один повод, а сам с копьем в руках пошел к первому быку. Тот уже почти не бился. Затих. Подошел почти вплотную и сыграл уже «поглощение жизни». После чего быстро ударил его копьем в середину громадного лба. Пробил, как и думал. Пошел к следующему.

Когда вернулся, парень успел протащить лошадей на половину расстояния к самому первому быку, дальше они идти отказались. А выпустить поводья не решился.

— Что смотришь? Пошли работу сдавать.

Рассказывать ничего не пришлось. Нам навстречу на телегах уже ехала артель крестьян с топорами в руках. Не по мою душу. За тушами. Видимо, всей деревней с холма наблюдали и впечатлились, так как кланялись мне чуть ли не падая с телег. Но скорость не сбавляли. Скоро стемнеет, а тут работы столько…

С некоторым отставанием за ними спешил Ахбей.

— Ты что, правда трех быков завалил?

Я кивнул.

— Силен! — Тут его взгляд остановился на копье, которое я продолжал сжимать в руках: — Копьем, что ли? Артефактное?

— Из Пустоши. Копье энтов.

— Дашь попробовать? — В голосе звучала неприкрытая зависть.

— Вот поедем завтра поля проверять, и, если адхика-го в округе еще остались, могу дать тебе возможность удаль продемонстрировать.

Судя по всему, идея Ахбею не понравилась, и он тронул с места коня, объезжая меня:

— Надо проследить, чтобы эти крестьяне рога себе не припрятали. Хорошо бы и шкуры забрать, да везти тяжело. Твои вьючные не потянут?

Я прикинул возможный вес шкуры. Получалось много. Если у обычного быка шкура двадцать — двадцать пять килограммов весит, то у этого не меньше двухсот потянет, ведь он в холке в два раза выше. Простая арифметика — площадь пропорциональна квадрату линейного размера, плюс у местных шкуры в два раза толще. По крайней мере, на взгляд гуманитария.

— Разве что телегу у старосты вытребуешь. Лошадь и одну такую шкуру не снесет.

Ахбей только что-то неясное промычал и увязался за крестьянами.

Я же двинулся в деревню, рассуждая про себя, а нужны ли мне эти рога и шкуры вообще. Наверняка денег стоят и в хозяйстве могли бы пригодиться, только нет у меня этого самого хозяйства. Впереди только дорога, а в ней лишние тяжести противопоказаны. Деньгами бы взял, да у крестьян их очень мало, а в светоносном братстве трофеи наверняка просто присвоить попытаются. Хорошо если премию за них выбить удастся. Так что пусть Ахбей сам напрягается по этому поводу, мне без разницы.

Хорошо хоть проблем с едой и ночевкой не возникло. Делить мясо убитых быков отправилось чуть ли не все население деревни во главе со старостой, но какую-то девушку он специально оставил на дежурстве, чтобы меня встретить и устроить. Это ему плюс. А то, что девушка была, мягко говоря, не красавица да еще и косоглазая, скорее минус. Это он так о моей нравственности позаботиться решил? Странно. Я-то считал, что герои-воины в таких местах женским вниманием и лаской обделены не бывают. Оказалось, что бывают. Впрочем, то, что бани для меня не протопили, огорчило больше. Кое-как помылся, сам себе нагрев воду в ведре.

Накормила меня та же девушка сытно, но примитивно. Каша какая-то с куском хлеба. Видно, что специально ничего не готовили, подала то, что было. Пришлось из собственных запасов колбасу доставать, иначе совсем грустно было. Даже поделился ею со страшилой и спросил, голод у них, что ли, раз так скудно гостя кормят.

— Так никто не ждал, что вы живой вернетесь, — обрадовала меня эта селянка.

Слов у меня не было. Спасибо хоть лошадей почистить мальчиков прислали и сено для них нашлось. Иначе бы совсем на самообслуживание перешел. И так зерна сам из своих запасов коням досыпал. Вещи тоже сам в комнату притащил и лег спать, не дожидаясь возвращения Ахбея со старостой.

Сплю я мало, так что к моменту возвращения народа уже встал и занимался медитацией. Так что когда дверь в мою комнату слегка приоткрылась и появилась полоска света, заметил это сразу. Кого это ко мне несет? Старосту? Вроде я в его доме ночую. Только вот зачем он здесь нужен? Мне точно нет. Хотя…

Дверь приоткрылась еще шире, и я запустил в образовавшуюся щель свой сапог. Потом второй. Вроде в кого-то попал, судя по звуку упавшего тела.

— Вычистить, чтобы блестели! — сопроводил я свою «посылку» голосовым сообщением. — И до утра меня не беспокоить!

Утром начищенные сапоги стояли у двери. Еда на завтрак была не в пример лучше, чем вечером. Мясо, правда, было жестковатым. Адхика-го попробовал, что ли?

И обслуживала меня не вчерашняя страхолюдина, а две вполне миловидные девицы. Которые смотрели на меня как-то странно. У одной был бланш под глазом, а у другой заметная шишка на лбу. Так это я их, а не старосту сапогами приветствовал? Однако…


Глава 11 О пользе (или вреде) подслушивания | Лучший друг големов | Глава 13 Веселое Пограничье







Loading...