home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Ну и мир…

Однако сразу же пришлось прерваться, так и не начав. Стали приходить в себя лошади. Две из упавших просто встали, а вот у одной оказалась сломана нога, и она теперь жутко билась. Бросился к ней бегом, на ходу наигрывая «здоровый сон». Затем кое-как выпрямил сломанную ногу (какие же у лошадей ноги огромные!) и запустил проигрыш «среднего восстановления». Интересно было смотреть, как нога сама приняла правильную форму, торчащие обломки кости сначала собрались вместе, а потом покрылись шкурой. Как результат — от недавнего жуткого открытого перелома остались только следы пролившейся крови. На всякий случай еще раз «среднее исцеление» наложил. Подумал и сыграл это же заклинание всем остальным лошадям. Хуже не будет. После чего всех в «здоровый сон» погрузил. У меня дела, а они ведь разбежаться могут.

Краем сознания отметил, что валяющиеся вокруг трупы мне совершенно не мешают. Просто не обращаю на них внимания, ну, есть они и есть. Лежат, и пусть себе лежат. Впрочем, это вообще мое свойство. Я по темпераменту флегматик. И очень спокойно отключаюсь от любых внешних факторов. Мне никогда не мешали шум под окном, чужие разговоры в комнате, наваленные и даже переносимые вокруг предметы и тому подобное. Мне для работы нужно совсем небольшое личное пространство, буквально квадратный метр. Если внутри него меня не беспокоят, то все в порядке.

Ладно, это так, к слову. Меня пленник ждет. Как сказал ему тихо сидеть, так и сидит. Ждет, когда я его память прочитаю.

Главная проблема в том, что я представляю процесс чтения памяти очень приблизительно. При этом не уверен — это представление у меня появилось от Ушедших вместе с изучением бусины или я сам так нафантазировал.

Брать всю память целиком мне не нужно, да это и чревато нехорошими последствиями. Как она еще с моей совместится? Не дай Ушедшие, раздвоение личности схвачу. Так что нужен мне от этого парня только язык. Нет, не только. Знания об этом мире тоже очень пригодятся. Но к знаниям надо подходить осторожно. Без критического отсева как бы мне не стать уверенным, что земля — плоская и плавает на трех китах, или во что там местные верят. Лучше не надо.

А как фильтр поставить? Без понятия. Но ведь не идти же на попятный.

Продолжая наигрывать заклинание, я постарался очень четко представить, что же именно я хочу узнать. Именно представить, а не сформулировать. Ведь «язык» — это просто слово, как говорится, «звук пустой». Кстати, а кто это первый сказал? Знаю, что есть такой стих у Арсения Тарковского, но был ли он первым? Опять меня куда-то не туда понесло. Не отвлекаться!

В общем, музыка играла, процесс как-то шел. Что я там конкретно принимал, сказать не берусь. Может, язык уже давно закончился, а я все о нем думаю? Может, пора думать об этом мире? Что о нем знал мой источник?..

Так и сидел, пока не отрубился. Очнулся, валяясь на траве. Сколько провалялся, не знаю, но лошади стали просыпаться. А пленник так и сидит. Обратился к нему мысленно:

«Скажи вслух: „Хорошо живет на свете Винни-Пух!“»

Почему я такую фразу вспомнил? Потому что он тоже песни вслух поет? Не важно. Мне, главное, местную речь услышать.

Пленник выдал фразу на своем языке. И я ее понял! Ура! Сработало.

«А теперь: „Вокруг растут деревья“».

Похоже, язык я уже знаю. Можно и некоторые вопросы задать:

«Почему вы на меня напали?»

Стоп! Я ведь знаю ответ. Потому, что я големом бил его собачьего кадавра, или, как их тут называют, маакару. Слово, кстати, из словаря Ушедших. Как раз что-то вроде «немертвый» означает.

Големы тут, как я и опасался, под строжайшим табу. Даже если бы я камень просто как сувенир вез, и то проблемы могли быть. А раз я им управляю, значит, я сектант, чернокнижник, враг рода человеческого и все тому подобное, подлежащее немедленному уничтожению. Во всех магов это вбито на уровне рефлексов.

Что там стал говорить пленный, я уже не слушал. Не скажет он мне ничего нового, надо будет только самому в своей (уже своей) памяти покопаться. Разобраться, что же я узнал. А лишнее общение с этим юношей мне ни к чему. Нельзя мне его живым оставлять. Враг он. Водить его за собой в ошейнике чревато, противно, да и смысла не имеет. Не нужен мне раб. Который к тому же будет думать только о том, как бы меня убить.

Сыграл ему «железные мышцы» и снял с него ошейник. Артефакт «истины» слишком ценен, чтобы с ним какие-нибудь ненужные эксперименты проводить. Вдруг сломается?

С сомнением поднял ружье. Парень лежал неподвижно. Выстрелить? Нет, магией мне как-то проще. Сыграл «поглощение жизни». Невесело усмехнулся:

«Мало того что человека убил, так еще и жизненной силой от него зарядился. Зачем, мол, добру пропадать? Совсем циником стал».

Но особых душевных терзаний при этом не испытывал. Скорее факт констатировал. Да, я совершил ошибку. Не в том, что перебил весь этот отряд, а в том, что раскрылся перед посторонними людьми как идущий путем силпина. Первое — только следствие второго. Впредь о том, что я учусь делать големов, никто не должен даже заподозрить.

И… наверное, надо будет чаще «гимн Света» исполнять. Хотя логичное объяснение своему поведению я нашел и даже обосновал, почему оно было единственно правильным, все-таки внутри царапает, что это был не я. Какая-то во мне внутренняя злоба появилась, которой раньше никогда не было. Есть подозрение, что это остаточные явления поглощения демона-змеи. Вот уж в ком ничего, кроме злобы, не было! Убить ей меня не удалось, но какой-то след во мне остался. Ведь перебить всех заподозривших меня в работе с големами — самый простой путь сохранить это в тайне, но ведь никаких других путей я особо и не искал! Дать им шанс, подтерев им память. Всех не только парализовать, но и усыпить. Связать, лишить сил, по головам настучать, наконец. А самому с пленником уехать и проводить чтение памяти где-нибудь в отдалении. Конечно, ситуация была стрессовая, но спешить с решением было необязательно. Я обычно сначала думаю, потом делаю. А тут единственная мысль: «Они враги, врагов нельзя оставлять за спиной, их надо убивать!» Никогда раньше так не думал. Так что возьму за правило погружаться в «гимн Света» не реже раза в день. Не факт, что полностью поможет, но другого средства очищаться от яда маакары я не знаю.

Вроде бы сам себя оправдал. «Это не я, это у меня от дедушки», — или как там говорил Король из «Обыкновенного чуда» Е.Шварца? В данном случае не дедушка, а маакара, но сути не меняет. Сейчас уже ничего не поправишь, но надо будет не только «чиститься», но и за собой следить.

Тут я заметил, что проснувшиеся лошади опасливо косятся куда-то на край поляны и начинают пятиться. Кажется, пора их снова в сон погружать. Или хотя бы стреножить. Я вроде учился это делать. Но в сон — быстрее и проще.

Что же их напугало? У дерева, где я превращал немертвую собаку в коврик, этот «коврик» стал слабо шевелиться. А вокруг него вся трава засохла. Он что, восстанавливается потихоньку? Так как же его добить?

Заранее давясь от отвращения, все-таки сыграл ему «поглощение жизни». После чего сел на землю, где стоял, и стал играть «гимн Света». Что за невезуха! Не успел от змеиного яда отойти, как новую порцию от собаки получил. Скверно.

Я даже с каким-то надрывом растворился в синем пламени. Реальность исчезла, ушли все чувства. Осталась только одна мысль, которую я повторял раз за разом: «Яд уходит, я становлюсь чище».

Отвлекло меня от этого занятия внезапное осознание чьего-то постороннего присутствия. И не просто присутствия: меня что-то под ребра колет! Сразу же сменил мелодию на «застывшую ауру».

Дежавю, однако. Опять молодой барон с застрявшим в моей ауре мечом. А если серьезно, то мне крупно повезло, что этот молодой человек растерялся. В состоянии Света на мне щита точно не было. А если бы он меня, как давеча, сильно рубанул? Не прав я совсем. Похоже, в этом мире совсем расслабляться нельзя. Это только кажется, что он слабо заселен, а стоило мне на этой поляне лагерь разбить, как тут прямо-таки проходной двор случился.

Ладно, как безопасно входить в состояние Света — буду думать потом. Сейчас обошлось.

— Совсем вы, юноша, свой меч не жалеете, — обратился я к барону уже на местном языке, — уже второй раз им в меня ткнуть пытаетесь. А если я рассержусь?

Говорил медленно, подбирая слова, как если бы перевод делал. Но ведь получалось! И чем дальше, тем легче.

Тот выпустил меч и попятился:

— Тут… свет… меч насквозь проходил… и тут вы…

Ничего себе! Я в состоянии Света действительно в Свет превращаюсь?! Обалдеть. Похоже, этот молодой вояка тоже растерялся, так что я одной царапиной на ребрах отделался. Кстати, залечить надо. Я скастовал «малое исцеление». После чего обратился уже к старшему барону:

— Вы за данью во второй раз заехать решили? Правильно. Вернулись ваши крестьяне. — И, вспомнив, как они меня продуктами обеспечивали, мстительно добавил: — Я бы на вашем месте не только в деревню заглянул, но и в окрестные леса разведку выслал. Они там много чего попрятали.

— Знаю, — буркнул Аджит. — Ничего, сами принесут. Высеку самых наглых, враз все найдется. А что здесь случилось? — спросил он после небольшой паузы. Видно было, что вопросов ко мне у него много. Например, почему я в прошлый раз заставил его на языке Ушедших говорить. Но, видимо, решил, что это не главное.

— Так напали на меня какие-то самоубийцы. Я отдохнуть остановился, сижу, никого не трогаю, — чуть было не добавил «примус починяю»… — Налетели какие-то с дороги, стали в меня стрелять без предупреждения. Вот теперь не знаю, что с конями и оружием делать. Не купите?

Барон слез с коня и с некоторой опаской подошел, осматривая трупы. Наверное, со стороны место смотрелось жутковато. Засохший кусок леса, где я Люсю омолаживал, вокруг меня черное, выжженное пятно (дрянь, полученную от собаки, из себя Светом выгонял), шесть трупов, один из которых в виде мумии, я сам, который недавно горел синим пламенем, и в довершение всего шестеро спящих коней по краю поляны. Не был бы я виновником всего этого безобразия — сам бы испугался. И это называется маг жизни? Целитель?!

— Это патим Джей, — сказал Аджит, остановившись около одного из трупов: — Но он же всегда с магом ездит…

Я махнул рукой в сторону мумии:

— Этот?

— О, сильно могучий Екасьми! — потрясенно выговорил барон.

До меня не сразу дошло, что это он так мою фамилию переделал. На языке Ушедших екасьми означает «единственный». Это, случайно, не титул бога? Даже если нет, как-то очень претенциозно звучит.

— Раз тебе трудно произнести мое имя полностью, зови меня кратко — Кока.

— Коканда? Хорошо, сильно могучий.

Я срочно зарылся в прочитанную память. Коканда означает «красный лотос». Надеюсь, это не женское имя? Нет, кажется, просто «лотосом» девочек не называют. Могут «цветком лотоса» назвать, но это звучит как «падма». Так что Аджит решил, что меня зовут Красный Лотос. Не буду спорить. По-русски, например, многие китайские имена как матерные слова звучат…

— А где же его маакара?

Я показал на оставшуюся от собачьего монстра кучку пепла:

— Я так и не понял, почему они на меня напали.

— Джей был дурной и жадный, — откликнулся Аджит, в голосе которого ничего, кроме удовлетворения, не звучало. В эмоциях, впрочем, тоже, я их проверяю уже автоматически: — Он в мою деревню ехал, хотел с них дань собрать. Знал, что это мои люди, но раз они далеко от моего замка, считал возможным заявлять на них права. Увидел одинокого путника на моих землях, почему не ограбить? Это хорошо, что он на тебя напал. Если бы со мной встретился, маакара много бед мог бы натворить.

Ну и хорошо. Нравы тут простые. Еще проще, чем в Запорталье. Из той серии, когда простота хуже воровства. Или примерно то же самое. Сильный имеет право сильного. Зато я сам стал много сильнее себя прежнего, каким пришел в Запорталье с Земли. Так что шансы остаться живым и не быть ограбленным у меня определенно есть. Если сохранять бдительность и хранить в тайне свою магическую направленность.

А здесь какая направленность у магов? Судя по всему — некромантия. Я тут переживал по поводу завядшего леса, а он, похоже, очень даже к месту получился. И труп-мумия. Теперь Аджит и не усомнится в том, что я некромант.

— Я повторю: коней и оружие этого Джея ты купить не хочешь? Мне оружие ни к чему. Я сам оружие.

Заявление наглое и не соответствующее действительности, но пусть лучше боится, чем попытается спящим зарезать.

— Могучий, я бы рад, да денег у меня таких нет.

— Ладно, давай сколько есть.

Барон повернулся к тому же воину постарше, что и в прошлый раз мне деньги отсчитывал. Тот немедленно полез в седельную сумку, но его эмоции мне не понравились.

— Ты! Хитрый! Зачем второй кошелек глубже прячешь?! Оба сюда давай! — Что он делает в сумке, я не видел. Это была чистая импровизация. Но — угадал.

— Так это ведь приготовлено пожертвование для храма… — недовольно проворчал баронский казначей, но все-таки вынул оба кошелька.

— Ничего, коня подарите, если раньше в замок за деньгами не заедете, — фыркнул я в ответ, забирая кошельки.

Обычные кожаные мешочки на завязках. Не особо полные, но вместе больше чем на килограмм тянут. Конечно, смешная сумма за шесть лошадей и комплектов оружия: они раз в десять дороже стоят, если не в сто. Но… легко пришло, как говорится. И продать эти трофеи мне, скорее всего, до крупного города на пути не удастся. Мало того что хлопотно в дороге будет одному с таким табуном управляться, так и вопросы ненужные в городе вызовет. Это Аджит рад, что я его соперника убил, а вот центральные власти могут к такому поступку совершенно иначе отнестись. И если барона я не боюсь, то в городе вполне могут свои маги оказаться. Да и огнестрельное оружие где-то производят, вполне может найтись что-нибудь посерьезнее карабина. Зачем к себе ненужное внимание привлекать? А так, придет полусумасшедший странник с ослом в поводу — какой с него спрос? Полученных денег на жизнь мне должно хватить на довольно долгий срок, и не следует забывать о тридцати килограммах золота в рюкзаке.

В принципе можно было пересесть на коня, но мне банально стало жалко Люсю. Или собственных сил, потраченных на приведение ее в форму. Так или иначе, но этот зверек мне понравился. Да и привычнее мне пешком, чем верхом. Скорость передвижения? Во-первых, если не загонять лошадей, не такой уж сильный выигрыш будет. А во-вторых, куда мне спешить? Климат мягкий, припасов пока хватает, и пополнить их можно в любой деревне. Месть со стороны тех, кто остался в замке Джея? Скоро они не спохватятся, деревня от замка как минимум в паре дней пути. Пока ждать надоест, пока гонца пошлют на поиски, не меньше недели пройдет. К тому же оружие и лошади Джея будут у его старого врага Аджита. На него и подумают. С какой стати им за каким-то магом погоню устраивать? Может, его и вовсе не было. В крайнем случае, если даже погонятся и догонят, без мага и этих модифицированных животных они мне не опасны. Но не будет погони. Я уверен. Так что все правильно.

Надо ли мне вообще идти в город? Не лучше ли затаиться в какой-нибудь деревушке и спокойно учить заклинания?

Нет, не лучше. И не только потому, что в деревне я ничего нового не узнаю и мне в ней скучно жить будет. Деревни тоже не в отрыве от остального мира живут. Вон в первую же встреченную на пути аж два барона за данью наведываются. И очень я в деревне выделяться буду. Думаю, в городе будет проще затеряться и не привлекать к себе внимания. То есть не совсем затеряться, конечно, здешние города вряд ли похожи на земные мегаполисы, своих соседей тут наверняка все знают. Но подобрать себе роль, которая не будет вызывать подозрений, в городе будет проще. Какую? Рано загадывать, на месте пригляжусь и разберусь. И считанную память по дороге проштудирую.

Кажется, я слишком глубоко задумался и надолго замолчал. Барон, похоже, нервничать начал.

— Надеюсь, у вас ко мне претензий нет? Тогда я рад, что оказался вам полезен. Думаю, что через некоторое время я снова окажусь в этих краях, тогда обязательно к вам загляну. А пока мой путь лежит в столицу. — И как бы вспомнив: — Ах да! Забирай свой клинок! И больше не лезь с ним куда не надо. — Я выудил меч из ауры и протянул его молодому барону. Честно говоря, раздражение он у меня вызывал изрядное, но я его подавил. Хватит на сегодня смертей. Желательно не только на сегодня.

Поняв, что больше я с ними не склонен общаться, Аджит распорядился, и его воины быстро собрали валявшееся оружие, разбудили и разобрали себе лошадей. Привязывать их воины не стали, просто взяли по второй уздечке в руки, заставляя ставших заводными лошадей бежать рядом.

— Эй, куда?! Раз лошадей забрали, их бывших хозяев похороните! — До меня дошло, что они собираются смотаться, оставив меня на поляне вместе с трупами. У меня даже лопаты нет.

С плохо скрываемым недовольством воины все-таки взвалили трупы на вновь полученных лошадей. Так как доспехи теперь шли отдельно, получилось довольно объемно. Ничего, справятся. Главное, заботу с себя скинул. Все равно довезут до деревни и копать могилы заставят крестьян.

Поляна быстро опустела. Наверное, и мне лучше ее покинуть.

Только… что делать с каменным ядром? Оставить на поляне? Жалко, и не лучший вариант. Через некоторое время люди из баронства Джей это место наверняка найдут. И если Аджита версия «сувенир на память» устроила, то эти точно меня подставить попытаются. Так что здесь такие следы оставлять не надо. Я с некоторым трудом запихнул ядро в рюкзак, а рюкзак — на спину Люси. Добавил бедной ослице веса. Ничего, если устанет, сыграю ей «идеальное самочувствие».

Можно в путь.

Дорога рассекала лес прямой, как стрела, просекой. Ветки над ней, конечно, нависали, но прорасти на спекшемся камне за прошедшие века ни одно растение не смогло. Возможно, кстати, что дорога появилась здесь раньше леса. Или по крайней мере лес этот уже не по одному разу успел обновиться, а дорога все такая же ровная без ремонта. Ну, почти такая же…

Шел ровным шагом, по сторонам почти не смотрел, так как был погружен в себя, пытаясь разобраться во вновь полученных знаниях. Они у меня были, но моими еще не стали. Вроде как книга на полке. Она есть, ее можно полистать, прочитать любую открытую наугад страницу, но пока не прочтешь всю книгу — о чем она, так и не узнаешь. При этом, к сожалению, никакого оглавления эта «книга» не содержала, она даже «переплетена» не была, так что определить, какая страница первая, а какая последняя, не было возможности. Так что выявление новых знаний приходилось проводить путем четкого формулирования вопросов: «А что я теперь знаю о…?» или «… — что это такое?». Итак, начнем:

«Какое ближайшее поселение будет на этой дороге или недалеко от нее?»

Сразу же «вспомнил», что к ближайшему поселению надо будет сворачивать направо километров через пять, а потом километров десять идти по проселку. Еще через километр будет аналогичный проселок до другой деревни — влево. А вот рядом с дорогой деревня будет только километров через двадцать пять.

Хорошо, с ближайшей целью и местом ночлега определился. Теперь:

«Куда ведет эта дорога?»

Вот так, задавая самому себе вопросы, я через некоторое время получил определенное представление о географии королевства Угра. Вообще-то угра означает «строгий» или даже «жестокий». Странное название для страны. Но о его происхождении мой донор (его звали Гхаран) ничего не знал. Или я из его памяти это не взял. Королевство было совсем небольшим, по крайней мере по населению. Гхаран, конечно, точной цифры не знал и даже на эту тему не задумывался, но я оценил его где-то в двести тысяч человек. Примерно такими были удельные княжества на Руси периода раздробленности. Городков было довольно много, но с населением больше пяти тысяч — единицы. По-настоящему на звание города могла претендовать только столица — тоже Угра. Да и в ней хорошо если тысяч пятнадцать жителей наберется. В основном городки были при замках наиболее могущественных баронов и насчитывали от одной до трех тысяч поселенцев. А так баронов было до пса. Много. Больше тысячи. Пожалуй, поговорка «один с сошкой, семеро с ложкой» — про это королевство.

Угра находилась, можно сказать, на краю «цивилизованного мира». За каменной пустыней (или просто Пустыней), откуда я пришел, довольно скоро начиналось море. На берегу встречались редкие рыболовецкие поселки, но добирались в них (и из них) морем. Через Пустыню никто не ходил, а кто туда заходил — не возвращался.

За этим королевством целая куча других. Угра с пятью граничит, но это только начало списка. Еще есть область Хотран — религиозный центр этого мира и Абхавапур — область магического ордена. Все маги оттуда выходят. Наконец, есть еще то ли город, то ли государство, то ли несколько городов под общим названием Карабур. Место, где есть промышленное производство, откуда поступает огнестрельное оружие. К сожалению, мой донор про них практически ничего не знал. Знал, что есть такое, но лучше бы не было.

Вообще, как я понял, все три негосударственных центра (магический, религиозный и производственный) между собой на ножах. А вот королевства (и их бароны) стараются ни с кем из них не ссориться, а пользоваться возможностями всех трех. Но это как получается. На мировую гегемонию тут претендует каждый, так что войны и столкновения не редкость.

Но до этих культурных (или не очень культурных) центров еще добраться надо. Если решу это сделать, конечно. Пока мой путь только в Угру. И, кажется, будет он не таким уж легким и безопасным.

Королевство Угра рядовое по населению, но не по площади. Входит ли в него Пустыня — не совсем очевидно, но вот другая аномалия, которую здесь называют уже не пустыней, а Пустошью, входит полностью. Собственно, сто лет назад именно Пустошь и была границей обжитых земель. Но между Пустошью и Пустыней находится вполне пригодная для жизни полоса, шириной где-то в сто километров, а длиной даже неизвестно сколько. В несколько раз больше. Заселять эти места стали относительно недавно. Лет сто или двести назад (во точность!). Пока сюда всего десяток баронов перебрался. Крестьян мой донор не считал. И людьми их тоже не считал, кстати.

Пустошь на самом деле совсем не «пустошь». В основном лесом покрыта. Только живут в том лесу магически измененные существа. Звери, птицы и даже нечто полуразумное. Они по-настоящему живые, маахара не являются. Не столь опасны, как встреченная мною махорага, демон-змея, с которой, как считается, вообще сладу нет. Но по отношению к людям очень агрессивны. Так что одиночки ехать не рискуют, только караваны с серьезной охраной. Хотя можно проехать и никого не встретить, это как повезет. Гхаран, мой донор, когда сюда ехал, никого не встретил, так что знает об этих монстрах только по слухам.

Кстати, дорога считается самым безопасным местом в Пустоши. Заколдованный лес по обе ее стороны как бы двумя пятнами идет: чем ближе к центру пятна, тем хуже. Теоретически можно было бы новую дорогу в обход проложить, но Пустошь обоими краями упирается в труднопроходимую местность. С одной стороны — горы, с другой — озеро и болота. Да и по качеству древняя дорога много лучше современных. Поэтому все ездят по ней. Правда, нечасто, и территория, где я сейчас нахожусь, так и осталась малозаселенной.

В общем, ждут меня три дня относительно спокойного пути по обжитым местам, а потом столько же по Пустоши. Если я только в какой-нибудь из эпицентров не сунусь. Что-то мне подсказывает, что два пятна чародейского леса не случайно возникли, а вокруг древних центров. Которые, подозреваю, разрушили в то же время, что и центр в Пустыне. Как бы не в ходе той же войны. В общем, интересно, что там на самом деле. Но пойду, только если решу, что это мне по силам. Надеюсь.

Про ту войну мой донор знал мало. Какая-то непопулярная тема, на которую нормальные люди разговоров не вели. Ее больше жрецы муссируют, а к ним у Гхарана почему-то негативное отношение было. Вроде как были в древности две силы (два ордена?), два пути развития магов. Как положено — силы добра и силы зла. Которые в конце концов сцепились в жестокой войне. Добро, понятно, победило, но погибли в боях все великие герои, и многие города оказались разрушенными. Остался один мудрый старец, который собрал всех сильнейших магических зверей и повелел им охранять обитель зла в Пустыне (во как!), чтобы никогда она не возродилась. Сам же ходил по свету и доламывал все, что осталось от его врагов, пока сам где-то не сгинул. А его ученики (выходит, были такие) основали в Абхавапуре школу, в которой все современные маги и получают образование.

Так, оказывается, эта война была не так уж и давно. Лет триста назад. А до нее была по-настоящему Великая война, в которой бились боги. После чего ушли из этого мира, а вместо них миром стали править ордена. И вот та война была действительно давно. Тысячи и тысячи лет назад. Но про нее только легенды рассказывают.

Что же, это немного проливает свет на то, когда и почему Ушедшие стали именно «ушедшими». Надо бы подробнее про это узнать. Жаль, мой донор таким плохо образованным оказался. Или я не так его память считывал?

Почему, кстати, Гхаран жрецов недолюбливал? Он был магом?! Не каким-то племянником барона, а именно магом у него на службе. Ни хрена себе! Так он же должен был заклинания знать…

Я стал срочно искать место для досрочной остановки. Разбил лагерь у первого же встреченного ручейка, которые в здешнем лесу попадались довольно часто. Не знаю, как это у природы получается, за рекой — каменная пустыня, а с этой стороны недостатка в воде нет совсем.

Встал не у самой дороги, а пройдя вдоль русла с полкилометра, чтобы меня видно не было. Разгрузив Люсю и запалив костерок, уселся перед ним прямо на землю, пытаясь найти в памяти новые знания по магии. Так и просидел почти до вечера. Сидел бы и дольше, но ослица стала выражать протест в связи с недостаточным вниманием к ее персоне. Она груз тащила, а теперь жалкими листочками питайся?! Овес где?!

В результате до ближайшей деревушки я добрался только дней через десять. Зато стал богаче на несколько заклинаний. Гхаран, оказывается, окончил годичный курс в Абхавапуре, после чего был отправлен на трехлетнюю практику для закрепления материала и его практического использования. Через год (два года он уже отработал у барона) имел право вернуться и продолжить обучение. Только вряд ли бы это сделал. Заклинания он помнил, а вот с воспроизведением были проблемы, не все получались. Ибо учили его не с помощью бусин браслета, а наставник с помощью заклинания ему их в голову вложил. Я подходящее заклинание знаю, «передача знаний» называется. В моем браслете кирата оно было шестьдесят первым. То есть его наставник киратом, скорее всего, был.

Как же Гхарану симбиота подселили? Или тут какой-то другой способ передачи магических способностей?

Мой донор про это ничего не знал. Процедура инициации была, но его перед ней усыпили.

Что еще? Как же они магов выявляют? Двумя путями. Можно прийти на испытание в Абхавапур, а можно любого мага попросить проверить. Гхарану тоже такое кольцо дали. Из кости сделано. Его к затылку испытуемого прикладывать надо. Даже чуть ниже. Если кольцо начнет вибрировать, есть шанс, что человек может магом стать. Чем сильнее вибрирует, тем больше. Но гарантий все равно нет. В среднем инициируется где-то один из пяти отобранных.

Прошедших инициацию разбирают наставники и, похоже, целый год промывают им мозги. Судя по тому, что мне в память попало, это не обучение, а сплошная пропаганда. Целый год без месяца. И если успешно сдать экзамены, наставник закачивает ученику в память первую дюжину заклинаний, месяц за ним следит и даже дает советы, как их освоить, а потом — все. Направляющий пинок и три года практики. Или больше. Когда (если) все свободно освоишь, можно вернуться и сдать экзамен на первую ступень, а до этого маг учеником считается. Сдал — наставник еще порцию заклинаний в память закачает. Кажется, еще дюжину. Точно Гхаран не знал. Сколько всего ступеней? Вроде ограничений нет. У сильнейшего наставника была девятая. Кажется.

В общем, очень интересно, но, судя по всему, такой порядок подготовки магов — местная отсебятина. У Ушедших было не так. Хотя не знаю. Может, артефакты, в которых я браслеты получал, только на периферийных планетах ставили? Для заочного обучения? Хорошо бы здесь какие древние книги сохранились. Только как до них добраться? Ладно, «будем искать», как говорил Семен Семеныч Горбунков в фильме «Бриллиантовая рука».

Теперь про заклинания. Довольно странная смесь из арсеналов целителя и некроманта. Впрочем, у кирата тоже вполне некромантские заклинания есть, я сам «поглощение сути» неоднократно использовал. И некромантия здесь тоже была какая-то необычная. Точнее, привычной по фэнтези терминологией ее трудно описать. Идущий путем нааша (смерти) — это не совсем некромант, это скорее какое-то извращенное развитие мага жизни. И занимаются эти некроманты не просто поднятием мертвецов, превращая их в немертвых разной степени силы. Здесь труп тоже можно поднять. Он тогда будет называться акару (зомби). И вести себя, как зомби. То есть тупо бросаться на живое. Но не жрать (откусить кусок может, только если нужен материал для собственного восстановления), а поглощать жизненную силу. Жертву хватает исключительно для того, чтобы не убежала. Никакого развития у зомби нет. Каким был, таким и остается, сколько бы ни сожрал.

Но есть еще маакара — живое существо, которого магия некроманта превратила в немертвого. Оно сохраняет старые мозги, но также делается агрессивным в отношении всего живого. При этом, прежде чем превратить животное (или человека!) в немертвого, некромант может его модифицировать. Я подобные заклинания из курса кирата знаю. Думаю, что здесь именно их используют, просто мой донор их не знал.

Из закачанных в память Гхарана заклинаний пять были мне знакомы и входили в состав бусин браслета кирата. Это были «разгон насекомых», «ощущение жизни», «сила жизни», «простой ментальный щит» и «малое исцеление». Кстати, «малое исцеление» у Гхарана не получалось.

Новых было семь (путь нааша).

«Определение смерти» — аналог «определения жизни» для поиска мертвой органики и творений некромантов.

«Сила смерти» — аналог «силы жизни» для акар и маакар. Можно и на живой организм направить; ничего хорошего от этого не получится, действует как яд.

«Слабая мертвая вода» — что-то вроде «малого восстановления» для творений некромантов.

«Малое раскрытие сути» — превращение трупа небольшого животного (примерно до двадцати килограммов) в акару.

«Малая замена сути» — превращение небольшого животного (примерно до двадцати килограммов) в маакару.

«Управление смертью» — на самом деле что-то вроде «ментального общения», с помощью которого некромант отдает команды своим творениям.

«Метка истины» — на самом деле «метка небытия» — исполняется непрерывно в фоновом режиме и не позволяет маакаре напасть на тебя — без специального приказа хозяина (существенная оговорка).

Последнее заклинание, на мой взгляд, чуть ли не самое нужное. Стало понятно, почему на меня напала неживая собака. А вот демон-змея нападает, как я понял, на всех подряд, не обращая внимания на метки.

Эти заклинания у Гхарана тоже не всегда получались, но, подумав, я решил, что связано это было с его плохим музыкальным слухом. В память-то ему все закачали, а вот исполнить сколько-нибудь сложную мелодию не фальшивя у него получалось редко. Но иногда получалось. Несчастную собаку он все-таки обратил в маакару.

У меня таких проблем не было, но переход с выученных заклинаний на новые дался непросто. Очень уж тембром они отличались. При «абсолютной памяти» и зачастую при помощи амулета-свастики более или менее свободно переключаться с одного на другое стало у меня получаться только через неделю. А ведь мелодии были совсем несложные, не больше четырех нот.

Что еще не понравилось… За все это время у меня больше ни одной новой бусины не засветилось. Новые заклинания мешают? Или без тренажеров так скорость падает?

В целом же набор заклинаний для первой ступени местного нааша показался достаточно продуманным. Но явно неполным. «Малое исцеление» в списке кирата было на двадцатом месте, а тут оно уже в первые пять попало. Думаю, что с некромантскими заклинаниями та же картина. Наставники просто сделали выборку минимально необходимых мелодий, исполняя которые маг уже может быть полезен своему нанимателю. Прикладная направленность обучения кажется очевидной. Хотя возможно, что полные знания по наборам заклинаний были утеряны. Браслетов-то нет. Но не знаю. Мало информации.

Зато получается интересная картина. Магии можно учиться, просто считывая память другого мага. Почти без труда? Собственно, чем это меня удивляет? Когда доучивал последние заклинания курса кирата, я о такой возможности уже думал. Проблема в том, где знающего мага найти и как его уговорить знаниями поделиться. Не уверен я, что найдутся желающие сотрудничать добровольно, разве что самому в Абхавапур учиться пойти. Но там мой браслет силпина наверняка обнаружат. И не рискну я кого-то пускать мне в память что-то закачивать. Если щиты снять, наверняка ее и считать можно будет. Так что этот вариант отпадает.

А захватить в плен сколько-нибудь сильного мага может очень непросто оказаться. Гхаран только начальным курсом владел, и то его ментального щита хватило от «паралича» прикрыться. Подкрасться с артефактом «истины»? Есть у меня подозрение, что на действительно сильного мага он не подействует. Артефакт не может быть сильнее своего создателя. Какой-нибудь сур только спасибо скажет за подарок. Так что особо рассчитывать на такой способ добывания знаний не стоит. Но это не значит, что я им никогда больше не воспользуюсь.

Так или иначе, за проведенное в Новом мире время (уже скоро месяц будет, между прочим) я всего на три заклинания продвинулся по пути силпина-артефактора, зато на целых семь заклинаний — нааша-некроманта. Не скажу, что меня такое соотношение радует, но десять заклинаний за месяц — неплохой результат. Правда, большинство некромантских заклинаний так и остались неопробованными. «Метку истины» («метку небытия») я на себя сразу навесил, «ощущение смерти» периодически запускал, а вот производить немертвых даже не пытался. Брезгливо как-то.

Еще за этот месяц я прошел немалое расстояние, под двести километров, и вышел к границе Пустоши. После бурных первых дней остальное время (и путь) в этой захолустной провинции королевства Угра прошло совершенно спокойно. Заезжали в целых три деревни, но назвать их очагами цивилизации никак не могу. Постоялых дворов в них не было. Нигде даже бани не нашел. Так что мыться предпочитал уже за их пределами в каком-нибудь ручейке, благо запас мыла у меня с собой был.

В первой же деревушке я привел в порядок снаряжение моей ослицы, купив (заказав изготовить) примитивное седло (в которое так ни разу и не сел), а также седельные сумки, в которые и переложил свое имущество и продукты. Надеюсь, Люсе нести все это стало удобнее. К счастью, моя спутница оказалась с покладистым характером, к тому же явно понимала, что я ее периодически лечу и подливаю ей сил. Помимо того, что кормлю и чищу. Так что относилась ко мне с уважением. Не знаю, заметила ли, что ее со мной никакие оводы больше не кусают, но настроение у нее было, как правило, хорошее.

Переход от обычного леса к Пустоши (как я уже говорил, там такой же лес) я заметил. Как ни странно, по приятным ощущениям. Как будто сил прибавилось и настроение повысилось. Вытащил свой артефакт-тестер и проверил с его помощью наличие магического фона. То есть просто постучал по нему ногтем. Тихо-тихо, но звучит. Я был прав. Появился слабый магический фон. Это радует по двум причинам. Во-первых, самим фактом наличия в этом мире таких мест. Значит, не все разрушено. А во-вторых, тем, что я совершенно точно стал магический фон замечать. Может, и раньше это делал, но не обращал внимания. А может, мой симбиот развился до соответствующего уровня. И это хорошо.

Естественно, очень захотелось пойти поискать источник, но, помня рассказы о жутких монстрах, сворачивать с дорог спешить не стал. Шел вперед, периодически проверяя окрестности «определением жизни», «определением смерти» и «определением камня». Но ничего существенного не попадалось.

В остальном же мой путь не изменился. Лес как лес. С некоторым опасением заночевал у встреченного ручейка, но опять же никто не беспокоил.

Так вот и шел. И на третий день дошел до перекрестка. Самого настоящего. Вправо и влево от дороги под прямым углом отходила прямая же дорога. Видом и покрытием очень сильно напоминавшая ту, по которой я все время шел. То есть перпендикулярная дорога, похоже, тоже была проложена в древности с использованием забытых теперь технологий. Как бы не Ушедшими.


Глава 2 Первые контакты с аборигенами | Лучший друг големов | Глава 4 Экспедиция без должной подготовки — авантюра







Loading...