home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Экспедиция без должной подготовки — авантюра

Естественно, я на нее повернул. Налево, в сторону болота. Почему? Как-то само собой получилось. Немного поупражнялся в остроумии над самим собой, оценивая этот выбор. В основном чтобы снять непонятно откуда взявшееся напряжение, не теряя при этом бдительности.

Дорога оставалась сухой и ровной, а вот заболоченность вокруг стала проявляться довольно скоро. То есть болото начиналось вовсе не за пределами Пустоши, как считал Гхаран, а гораздо раньше. Тут я увидел первого комара. Нет, он меня не атаковал, а наоборот, с недовольным гудением убирался в сторону. И был уже довольно далеко, метрах в пятидесяти. Как я его увидел? Так он был размером с хорошего голубя. А гудение его крыльев больше вертолет напоминало.

Я немного нервно добавил громкости в заклинание «разгон насекомых», которое у меня всегда звучало в фоновом режиме. Еще «остроту чувств» себе добавил, после чего разглядел, что хоботок этого монстра, довольно толстый у основания, к кончику заметно сужается и заканчивается диагональным срезом, как на игле шприца. То есть надежды, что он питается нектаром, можно отбросить. Понятно, что, если тут такие монстры летают, обычным людям без мага далеко в глубь болота не пройти. Съедят.

Еще как летают! По мере продвижения вперед количество разлетающихся с моего пути комаров непрерывно росло. Их тут уже десятки! Хорошо, что от меня летят, а не ко мне.

Движение началось и по земле. Из обрамлявших дорогу канав при моем приближении стали выползать всякие членистоногие страхолюдины. Многие размером под стать комарам. Ползли не на дорогу, а в соседние лужи и дальше. Не сказал бы, что приятное зрелище. Разве только моральное удовлетворение, что они с моего пути убраться спешат. А потом из воды метрах в десяти от дороги вынырнула лягушка и очень ловко зацепила длинным языком очередного пролетавшего комара. Лягушка, правда, больше на некрупного гиппопотама походила. Хорошо хоть ее насекомые, а не я с Люсей интересовали и что насекомых было довольно много. Пасть у этой квакушки внушала уважение, и я впервые увидел, что зубы у лягушек, оказывается, есть. Некрупные по сравнению с полуметровым «ротиком», но хитин перемалывали вполне успешно.

С каждым шагом количество лягушек вокруг начало увеличиваться. Те, что были от дороги подальше, весело хрустели комарами, те, что поближе, слизывали ползущих личинок и жуков-плавунцов. Наконец полностью по законам статистики очередная вынырнула совсем рядом с дорогой и вылезла уже на нее. Ничего съедобного, кроме нас, она там не обнаружила.

При всем уважении к ее умению широко разевать рот заглотить меня или ослицу целиком она никак не могла бы. Но ее это не смутило. С каким-то утробным звуком, лишь отдаленно напоминающим кваканье, она устремилась мне навстречу. Именно «устремилась», ибо, как оказалось, лягушка еще и прыгать умела. Не очень далеко, к счастью, но метра по три за один раз преодолевала.

Я выдвинулся вперед, прикрывая свой транспорт, и активировал «полный аурный щит». «Застывшая аура» обеспечивает лучшую защиту, но затрудняет передвижение. Идешь как сквозь густой кисель (так говорят, сам я ни разу в киселях не купался). К тому же прикрывать ею еще и Люсю потребовало бы идти совсем рядом с ней, буквально прижимаясь к ее боку. И еще неизвестно, как бы она в «киселе» ноги переставляла. А сейчас я раздул пузырь щита метров до пяти в диаметре.

Очередной прыжок лягушки как раз на этот щит пришелся, так что она на нем и повисла, широко раскорячив лапы. Какой же огромной она при этом казаться стала! Размах лап не меньше метра. Мою защиту не продавит, но вид неприятный. Ослица попыталась шарахнуться, еле удержал.

Быстро подключил к исполнению свою любимую мелодию «железных мышц», которой я до сих пор успешно отбивался он нападавших на меня во всех ранее случившихся конфликтах. Кроме единственного случая со змеей-демоном. Меня невольно передернуло от воспоминаний.

На сей раз заклинание не подвело. Лягушка, хоть и была монструозного размера, оставалась обычным живым существом. Вот только ее застывшая тушка так и осталась висеть на моем аурном щите, как на большом воздушном шарике, слегка его продавив. И чем она за него уцепилась?

Сыграл «прямой толчок аурой». Не особо сильное заклинание, но его хватило отцепить лягушку от щита, который я одновременно с этим усилил. Получилось довольно эффектно. Толчок аурой наложился на расширившийся и спружинивший щит, по которому, как с горки, стала соскальзывать застывшая тушка. В общем, отлетело это земноводное довольно далеко, метра на три, свалившись на дальний край наполненной водой придорожной канавы.

И тут из воды высунулась морда змеи. И я понял, откуда неведомый некромант брал анаконду, создавая встреченного мною в оазисе демона. Молниеносное движение, и лягушка целиком исчезла в пасти, а змея чуть повернула голову и нацелила на меня взгляд своих пылающих оранжевым огнем глаз (хорошо, не «черных провалов», как у Махораги). Стало неуютно. Срочно встал рядом и вплотную к Люсе (сдвинуть ее с места к себе поближе я не смог, застыла, как будто ей тоже «параличом» перепало) и переключился на исполнение «застывшей ауры». Вместе с ней мы к змее в пасть точно никак не влезем, но холодок по спине бежит неприятный.

Но тут змея, вместо того чтобы ринуться в атаку, неожиданно как-то странно дернула головой и верхней частью шеи. А потом и вовсе икнула. Неужели растопыренная и застывшая благодаря «параличу» лягушка у нее в горле застряла? Икание между тем продолжилось. Раз, другой, третий… Анаконда еще раз дернула головой, но теперь уже не угрожающе, а, скорее, растерянно. После чего резко ушла под воду. Похоже, не привыкла собственную слабость демонстрировать. Или я за нее додумываю? Так или иначе, «застывшую ауру» снова на «полный аурный щит» заменил и попытался прибавить ходу. Сразу не получилось, пришлось ослицу успокаивать. Минут пять ей «трансляцию эмоций» наигрывать пришлось, внушая спокойствие. К счастью, больше нас никто за это время не атаковал.

Вперед мы все-таки двинулись. И даже быстро. Нет, не сломя голову, так можно и бдительность потерять, но ногами перебирали чаще, чем обычно. Оба — опасливо косясь на придорожные канавы.

Некоторое время удалось пройти спокойно. Насекомые разлетались, лягушки (сколько же их тут!) гнались за ними, а на нас внимания не обращали. Никакие монстры вроде той змеи из воды не выныривали.

Постепенно воды вокруг делалось все больше, пейзаж по сторонам дороги начал напоминать заросший тростником (и всяким подобным) край озера. Пучки растительности торчали уже прямо из воды, которая поблескивала вокруг ровной поверхностью, кочки и островки суши пропали совсем.

Про подводных насекомых утверждать не буду («определение жизни» показывало кучу отметок, но, кто это был конкретно, я не видел), а комаров тоже стало заметно меньше. Возможно, потому, что охотились на них тут уже не только лягушки. Сначала стали появляться стрекозы. Жуткие монстры. Это когда они маленькие, даже красивыми кажутся, а когда у них размах крыльев под два метра, брюшко (брюхо!) — метровая труба, а жвалы на мордах такие, что заикой стать можно… Хорошо хоть заклинание и на них действовало, совсем близко не подлетали.

Затем между стеблями тростника стали появляться сети. С нитками такой толщины, что гамаки из более тонких вяжут. Самих пауков, правда, видно не было: в воде, что ли, прячутся? Пусть прячутся. Подозреваю, те еще красавцы.

Потом вроде как рыбы с земноводными появляться стали. Воды все больше, между торчащими из воды растениями уже плавать можно. Даже таким монстрам, чьи спины иногда из воды выглядывали. Но вроде как у них свои дела, у меня свои. Иду себе, никого не трогаю, и на меня никто не нападает. Я даже нервничать перестал, головой верчу, но больше не оттого, что опасности выглядываю, а оттого, что любопытно. Словно в каком-то заповеднике на экскурсии. Там, правда, туристов на автомобилях возят, чтобы, если что, от вышедшего из кустов тигра удрать можно было, а меня ослица больше тормозит, чем поторапливает. Одна надежда на аурные щиты, которые защищают надежнее, чем автомобильное железо.

Посмотреть же было на что. Не знаю, сами ли представители местной фауны такими вывелись, или кто-то из древних магов болел гигантоманией, но все попадавшееся на глаза было похоже на земные аналоги, только очень большого размера. Рыбка всплывает — так один спинной плавник под два метра, а сколько там в мутной воде осталось, можно только гадать. От крокодила я сначала только одни глаза заметил, но потом он пасть приоткрыл, так нос от этих глаз тоже метра на полтора отстоял. И, кажется, это еще детеныш был, потом что-то совсем невообразимое всплыло. К счастью, довольно далеко от моего пути.

Дорога шла почти по прямой и оставалась все такой же хорошей. Только теперь с обеих сторон была вода. Обочин не было, полотно дороги обрывалось, как крутой берег. В первый раз после поворота с основной дороги во мне шевельнулось беспокойство: а правильно ли я поступил? От развилки мы уже удалились километров на десять — двенадцать, а ведь ни до чего так и не дошли. Вокруг одна вода, и никакого намека на поселение Ушедших, которое я надеялся здесь отыскать. Дорога вовсе не закончилась: видно, что еще на километры вперед тянется. И только совсем на горизонте, похоже, что-то вроде острова виднеется. До него, правда, как бы не столько же пилить. Дойти-то мы туда дойдем, но день уже к вечеру клониться будет, да и транспорт мой устанет. На ночевку останавливаться? Обстановка не располагает. Заснешь, а тебя кто-нибудь схарчит. А если не меня, так Люсю — точно. Получается, что спать мне не придется, только свой транспорт охранять. Пару суток я так выдержу, но сколько-нибудь серьезной разведки провести точно не смогу.

Может, прямо здесь на отдых остановиться? Уже давно никто не нападает, монстры куда-то попрятались, только птички щебечут.

Действительно птички. Целая стайка пичуг совсем небольшого размера. Не стая небольшая, а сами птицы где-то с обычных галок будут, только серого цвета. Я даже умилился. И пожалел их. Как они, бедные, среди таких чудищ выживают? Тут комары крупнее их будут. Или на таких мелких местные монстры не охотятся? Это вряд ли. Медведи же мышами не брезгуют.

Стайка птиц сидела на каком-то островке и что-то там жизнерадостно клевала. Приглядевшись, я понял, что это не остров, а гигантская черепаха. Судя по всему — дохлая. Птички ее ели. В смысле, жрали. И панцирь им ни сколько не мешал, они его спокойно расклевывали.

Челюсть у меня не отпала только потому, что чего-то подобного подспудно я ожидал. А ведь симпатичные такие пичуги. Аккуратные, чистенькие. И клювики, кстати, самого обычного размера, как будто они зернышками или насекомыми питаются. Обычными, земными.

Как выяснилось, местными насекомыми эти птички тоже не брезгуют. По мере моего приближения отдельные бородатые комары вдруг появлялись на открытом пространстве и спешили прочь. Где они прятались раньше, точнее, как они умудрялись это делать, я не понял. Островки камыша делались все более редкими и жидкими, а размеры комаров оставались все такими же исполинскими. Но как-то прятались, пока мелодия «разгона насекомых» не заставляла их стронуться с места.

Работы по разделке черепахи, на мой взгляд, хватало всей стае птиц, но пропускать пролетающих мимо комаров оказалось выше их сил. При приближении очередного носатого летуна три-четыре птички взмывали на перехват, налетали на него с разных сторон и как-то очень быстро и ловко роняли его аккуратно на черепаху. На пяток секунд там возникало всеобщее оживление, после чего на воде чуть в стороне оставались покачиваться одни слюдяные крылья. Не птицы, а проглоты какие-то!

Вдруг с десяток пичужек с веселым чириканьем взмыло вверх, с изумительной скоростью преодолело разделявшее нас расстояние и со свистом промчалось у меня над головой. Куда их понесло? И тут мое плечо обожгло жуткой болью, а сам я чуть не упал. Но вертеть шеей, выясняя, что меня обидело, не стал. Вместо этого мелодию щита заменил на «застывшую ауру», а сам при этом привалился к Люсе, пытаясь прикрыть и ее. Мои движения замедлились, зато новых повреждений не последовало.

С трудом повернул быстро немевшую шею. Из плеча торчало перо. Небольшое, сантиметров двенадцать длиной. Или чуть больше, так как его конец непостижимым для меня образом вонзился в меня. Как выяснилось, почти на пару сантиметров.

Глянул на свою ослицу. Нет, не падает. Не задели ее перышки, но пара штук из нагруженных на нее сумок торчит. Кроме того, еще несколько перьев застряло в ауре и, к счастью, до наших тушек не добралось. Некоторым всего ничего оставалось. Получается, «полный аурный щит» они пробили, в «застывшей ауре» тоже продвинулись, но уже теряя скорость. И завязли в конце концов. А та пара штук, что в сумки попала, воткнулась в них ровно по оперение.

Перо из плеча выдернул, ранку зарастил, с ядом справился. Хорошая вещь — магия! Затем аккуратно собрал все остальные. Интересные сувениры, только нести их как, чтобы не оцарапаться? Сложил их в котелок, металл с ходу вроде не протыкают. Только помыть его потом надо будет тщательно. Перья точно ядовитые.

Над головой еще раз свистнуло, и количество перьев у меня удвоилось. Хорошо, что я все время так и стоял, прижимаясь к Люсе и прикрывая ее своим щитом.

Птицы не успокоились и еще дважды подвергли нас бомбардировке. Что ты будешь делать?! Медленно пошел вперед, держась все так же вплотную к своей носильщице, надеясь, что, если нам удастся отойти подальше, птички от нас отстанут. Других вариантов не было. Зацепить их заклинанием, когда они с такой скоростью проносятся над головой, я просто не успею.

Идти сразу стало проблемно, каждый шаг приходилось делать, преодолевая нешуточное препятствие. Я-то был к этому готов, а вот ослица… Приходилось не только ее прикрывать щитом, но при этом непрерывно успокаивать и придерживать, чтобы не упала. Чуть ли не на себе ее тащил. Хорошо хоть брыкаться не пыталась, а помогала мне как могла. Животное она явно неглупое, понимает, когда норов проявлять не следует. Или просто прониклась ко мне доверием?

Но и птички не отстали, упорные. Как им перьев не жалко? Их же еще вырастить надо! Этак мы через некоторое время в буквальном смысле сами в «чудо в перьях» превратимся. Вон их уже сколько в ауре застряло.

Тут навстречу нам попался еще один местный обитатель. Прямо по дороге пер. Настоящий Кинг-Конг! Не совсем такой монстр, как в последних фильмах про него, скорее на самого первого похож, который из тридцатых годов. Что на шпиле Эмпайр-стейт-билдинга сидел и от самолетов отмахивался. Этот все-таки поменьше, но оторвать старому биплану крыло тоже смог бы.

Очень захотелось куда-нибудь с его дороги убраться, но не в воду же прыгать! Там крокодилы ничуть не меньшие встречаются. Может, ему страх оттранслировать? Вдруг поможет? Даже вспоминать эти эмоции не надо, сами напомнились.

Над головой у меня снова свистнуло, но перья больше не сыпались. Атаковавшая меня бригада понеслась вперед к более крупной цели. А следом через несколько секунд просвистела и оставшаяся стая. Черепахи им не хватило, что ли? Хотя я не знаю, сколько времени они ею уже питались. Но куда им целый Кинг-Конг?

Кинг-Конг атаку заметил. И, судя по всему, не обрадовался. Он подпрыгнул на месте, забавно взмахнув руками, после чего стало видно, что что-то он с собой нес. Напоминающее пучки тростника. Сейчас он эти пучки сунул под мышку и рванул вперед уже на трех конечностях.

Переваливался он при этом довольно забавно, но смешно мне не было. Эта махина, качаясь из стороны в сторону, неслась прямо к нам.

Я прижался к самому краю дороги и немного выдвинулся вперед, прикрывая собой ослицу. Зря я ее с собой потащил. То есть зря сам с ней сюда поперся. Надо было лучше подготовиться. Себя-то я как-нибудь «застывшей аурой» прикрою, а еще и Люсю все время защищать — уже сложно. Да и нервничает она, все время вырваться норовит. Но если отбежит, долго здесь не проживет. Скверно получилось. Так что вместо страха Кинг-Конгу стал транслировать спокойствие своему транспорту. Заодно сам немного успокоился.

Горилла-переросток тем временем добралась до нас. И, судя по жесту свободной лапы, решила попытаться нас с Люсей не то сшибить с дороги, не то с собой прихватить. В общем, «загребущий» такой жест она сделала.

Давя в себе панику, я встретил ее «параличом». Но преуспел лишь частично. Видимо, на такую тушу несколько секунд мелодии просто недостаточно, чтобы подействовать. Но лапа, наверное, у нее онемела, так как перестала сгибаться, и взмах ею получился какой-то неловкий. Более того, на следующем шаге, уже пролетев мимо нас, Кинг-Конг навернулся (видимо, лапа в качестве опоры подвела) и прокатился по дороге, теряя ранее зажатую под мышкой добычу. Но бодро (или почти бодро) вскочил и рванул дальше.

К сожалению, в подробностях этот акробатический этюд я не рассмотрел, так как сам в это время летел с дороги в воду. Лапа, хоть и пошла криво, меня зацепила. Даже не столько меня, сколько «застывшую ауру», к тому же по касательной, но мне хватило. Хорошо хоть недалеко упал. И благодарить за это должен Люсю. Как она умудрилась удержаться на краю, я не знаю, но в результате загустевшая аура сыграла роль амортизатора. А сама ослица — якоря, удержавшись за который я втянул себя на дорогу обратно.

Правда, этот подвиг чуть было не стал для Люси последним. Видимо, в какой-то момент мой щит прикрывал ее не целиком, и в круп ей все-таки вонзилось перо. Когда только эти птицы успели?!

Ничего, обошлось. «Полное исцеление» помогло. Но желание идти дальше пропало не только у Люси, но и у меня.

Бросил взгляд на дорогу. Кинг-Конг продолжал улепетывать в сторону главной дороги, куда я решил и сам возвращаться. Птички, скорее всего, продолжили его преследовать. Интересно, смогут они его завалить или его шерсть с толстой шкурой от перьев-стрел защитят? Да и масса тела большая, на такое яда много надо. Но если бы не было шансов, птички бы за ним, наверное, не гнались, а он сам не убегал бы.

Выберемся посмотрим? Лучше бы без новых встреч обойтись. Хотя пока мы до перекрестка доберемся, несколько часов пройти успеет. Может, проблема сама рассосется?

Честно говоря, это было бы слишком хорошо. Но все равно решать проблемы надо по мере их возникновения. Сейчас главное то, что мы живы. И идем назад. Очень хочется узнать, что же там дальше на озере, но риск слишком велик. Возможно, в другой раз больше повезет. Когда-нибудь я сюда точно вернусь. Хорошо бы на велосипеде. Ему, думаю, бомбардировка перьями опасна не будет. А терять зазря ослицу мне не хочется. И животное жалко, и своих сил, на нее потраченных. И привязаться я к ней успел. Так что в другой раз.

Пока же собрал все оставшиеся в ауре и на дороге перья. Птички ими, конечно, щедро разбрасываются, но, думаю, в более обжитых местах ценность они имеют. Может, в дартс ими играть получится?

Мое внимание привлек оброненный Кинг-Конгом пучок тростника. Или это совсем даже не тростник?

При ближайшем рассмотрении это нечто оказалось похожим на человека. Как если бы большую куклу кто-то из смеси тростника (камыша?) с осокой связал. Похоже, он действительно из отдельных прутиков состоит! На настоящего человека не особо похож. Разве что наличием рук, ног и головы. Но очень уж небрежно все соединено, и пучки какие-то непропорционально тощие. И лохматые. А голова (?) совсем небольшая, из груди высовывается в обрамлении каких-то листьев. Кукурузный початок немного напоминает. Но следует признать, что среди зарослей камыша заметить подобную фигуру было бы невозможно.

Желая понять, что же передо мной, запустил диагностические заклинания. Нечто живое, хотя и полудохлое. Что с ним делать?

Прикинул свои силы. После «полного исцеления», наложенного на ослицу, силы восстанавливались на изумление быстро. Все-таки тут место силы, никаких сомнений. И, похоже, источником силы здесь вся вода является. Как ручеек в найденном мною в Запорталье комплексе Ушедших. Только там он совсем небольшой был, а тут — громадное болото, переходящее в озеро. Много квадратных километров. Возможно, именно с этим связано то, что местные монстры в другие места не заглядывают. Иначе навели бы там шороху. Но если они без постоянной подпитки от источника силы жить не в состоянии, то все делается понятным. И версия кажется мне вполне логичной. На Земле насекомые большого размера жили только в древние эпохи, когда в атмосфере было намного больше кислорода. Ведь легких у них нет, они кожей дышат. И когда кислорода стало меньше, все эти метровые стрекозы и муравьи размером с собаку просто задохнулись. Не сразу, конечно, процесс долго шел, но жить большие насекомые не смогли. Вымерли или измельчали. А здесь ничего, живут. А атмосфера близка к земной по составу. Так что без подкачки силой жизни от источника эти насекомые-монстры точно бы жить не смогли. Прочая фауна, наверное, тоже. И хорошо. И им, и людям спокойнее.

Но это философское отступление. Вечно меня порассуждать тянет. А ведь всего-навсего сказать хотел, что рядом с местной водичкой я, похоже, при музицировании заклинаний, даже самых сложных, почти совсем не устаю и очень быстро восстанавливаюсь.

Так что непонятному существу, напоминающему веник, сыграл «полное исцеление», а потом и «идеальное самочувствие». Последнее заклинание не камышовому человеку (буду называть их так, на Земле есть камышовые коты, а здесь — люди из камыша), а себе с Люсей. Он обойдется, надо сначала на поведение посмотреть, а нам не помешает.

Существо медленно село. Совсем по-человечески.

«Ты меня понимаешь?» — оттранслировал я ему с помощью «ментального общения». И стазу же переключился на «чтение мыслей». Вдруг ответ прочитать удастся?

Существо, похоже, ничего не понимало. Или было в прострации, после пережитого.

«Я маг, кират и бхаас, вылечил твои травмы, ты теперь здоров», — продолжил я.

«Кират?!» — вдруг отреагировало это существо, после чего рывком перекинуло себя с дороги в воду и исчезло.

«Эй, ты куда побежал? Я ничего плохого делать не собираюсь. Я, наоборот, тебя вылечил. Хотел расспросить тебя об этих местах. И об Ушедших, если ты о них хоть что-нибудь знаешь».

Ответа не было. Зато на дороге со стороны острова (предположительно), похоже, в мою сторону двигались заросли камыша. Как там было у Уильяма нашего Шекспира в «Макбете» — «…пока Бирнамский лес не пойдет на Дунсинан»? Или это у Марка Твена в «Приключениях Гекльберри Финна»? Не важно. Как местных жителей ни назови, но в поход они, похоже, собрались. И я на их пути. И отойти в сторону не получится, просто некуда.

— Люсенька, а давай-ка мы с тобой побыстрее назад пойдем, — обратился я к ослице. — Обидно, конечно, что не дошли до комплекса Ушедших, но вон тот комитет по встрече мне совсем не нравится.

Ослица, как выяснилось, была со мной полностью согласна, так как быстро развернулась и затрусила по дороге с такой скоростью, что мне пришлось снова заменить щит на обычный и перейти на легкий бег, чтобы не отстать.

К сожалению, «Биргамский лес» от нас не отстал, а продолжил погоню, медленно, но неотвратимо сокращая расстояние. Пришлось прямо на ходу музицировать себе и Люсе «идеальное самочувствие», а «силу жизни» так и вовсе чуть не каждые двести метров повторять.

Но все-таки эти «чучела» нас догнали. Километров за пять до перекрестка. Видимо, местный источник силы не только меня, но и их поддерживал. Пришлось притормозить и снова вернуться к «застывшей ауре», одновременно прижавшись к Люсе, чтобы прикрыть и ее. А также ее поддерживать, помогая идти «сквозь густой кисель», переставляя ноги внутри «застывшей ауры».

Попытка поговорить с «камышовыми людьми» полностью провалилась. Не настроены они были на переговоры. Или с мозгами у них совсем плохо — хуже, чем у моих знакомых обезьян-хануманов в Запорталье? Связно ответить мне никто не пытался. Осмысленной речи в издаваемом ими шелесте я разобрать не смог. Отдельные мысли, которые мне удавалось считывать, можно было трактовать как желание кому-то нас отдать, доставив предварительно на остров. Точнее, только кирата, то есть меня. К кому и зачем, я не понял. Зато понял, что Люся для них ценности не представляет совсем: убить, и все дела.

Вооружены они оказались каким-то подобием копий. Вроде как целиком растительных. Интересно, у какого растения такие ветки могут быть: прямые, без листьев, зато с наконечниками? Разберусь, когда выберемся из этой передряги. Копья успешно застревали в «застывшей ауре», так что сколько-то трофеев у меня должно остаться.

Отбивался я «параличом», который на них успешно действовал. Так что наш путь был усеян застывшими телами наших противников. Отойдут минут через пятнадцать или даже быстрее. Думаю, положительное влияние источника силы на них должно сказаться. Если только их лягушки со змеями не съедят раньше…

Поняв, что лобовая атака у них получается плохо, «камышовые люди» сменили тактику. Теперь за спиной у нас постоянно держалась группа, не приближаясь, но угрожая копьями и даже изредка их в нас кидая. Остальные же обогнали нас прямо по воде, после чего стали с неприятной периодичностью наскакивать с боков. Выскочат, ударят, обратно в болото убегают.

Когда и это не помогло, попытались нас такими наскоками с дороги в болото спихнуть. Спасибо, Люся сразу копытами в землю уперлась, и я успел нападавших «параличом» успокоить.

В общем, вперед мы шли, но медленно и в страшном напряжении. За два часа хорошо если километра три преодолели.

Когда до перекрестка осталось уже не так далеко, мне казалось, что я его уже вижу, камышовые люди в очередной раз сменили тактику. Новым приемом в их атаках стала построенная поперек дороги баррикада из того же камыша. Возможно, некоторые тела парализованных соратников тоже в дело пошли. Мы с Люсей застыли в недоумении. А «камышовые люди» быстро перегруппировались, собрав за этой стеной значительный отряд, и стали сдвигать ее на нас. Ближних я достал «параличом», но остальных это не смутило.

Паники не было, но ситуация неприятная. Врагов, конечно, можно парализовать, но разбирать такую баррикаду мне потребуется времени больше, чем им в себя прийти. И как при разборке Люсю защищать?

Ситуация возникла патовая. Тех, до кого смог дотянуться заклинанием, я парализовал, баррикаду двигать не дал, но сзади и с боков копьями в меня продолжали тыкать. Слишком много супостатов оказалось. Пока одних «параличом» прикладываешь, другие в себя прийти успевают. Благодаря источнику силы творить заклинания я не устаю, но вот физическая усталость вполне может накопиться. Сколько я в таком режиме еще продержусь? Сутки? Двое? Но не бесконечно же… Очень не хочется проверять, на сколько времени у этих «камышовых людей» энтузиазма хватит.

Глянул назад, и мне конкретно поплохело. Похоже, по дороге еще целая толпа подходит.

Может, их убивать начать? В моем арсенале единственное убойное заклинание — «поглощение жизни». И то не самое надежное. Жизненные силы жертвы я, как понимаю, себе забираю. «Емкость» у меня довольно большая, но врагов много, как бы не лопнуть. И нет уверенности, что жизненная сила у них без посторонних примесей. Ведь когда демона-змею выпил, чуть не помер. Как бы и здесь не вырубиться. Терять сознание в бою — смерти подобно. Так что только на крайний случай.

Выдрав из ауры одно из застрявших в ней копий, я еще раз подкачал Люсе сил, уселся на нее и принялся ковырять копьем край баррикады. Невольно хмыкнув: «Рыцарь с копьем и на коне, роль которого исполняет ослица. Классика».

Успеха не добился, но настроение улучшилось. Раз способен шутить, значит, все не так уж плохо. Надо только извилины напрячь.

Попробовать врагов «силой смерти» шугануть? А если не испугаются, а, наоборот, озлобятся? Причем не только «камышовые люди», а например, анаконды из канав полезут. Пока их не видно, но вмешательство любой такой зверюшки может для меня кончиться фатально. Бой — не самое подходящее место для сомнительных экспериментов.

Кстати… Действительно, а где все местные крупные твари? Я запустил «определение жизни». Полно тут жизни! В том числе и большого размера. Как бы не анаконда в ближайшей канаве прячется. Ну, где наша не пропадала?!

Нацелившись на невидимого в воде монстра, я заиграл «перехват контроля».

Н-да… Как говорится, ощущения не то чтобы приятные, но сильные. Когда я у входа в подгорный комплекс с одним из бандитов-стражей слился, все прошло как-то очень легко. Теперь понятно почему. Он был человеком. Руки, ноги, голова — все как у меня. Так что проблем ни с управлением его телом, ни с переключением на его органы чувств у меня не возникло. А вот у змеи с человеком (кто бы мог подумать?!) оказалось очень мало общего.

От совершенно иного зрения у меня закружилась голова. Ползать по-змеиному я не умею. Хорошо, что она-я совсем рядом с баррикадой находилась. Так что приподнять голову и ударить ею по куче валежника моего контроля хватило. После чего из сознания змеи я выскочил. Точнее, вывалился. Потеряв ориентацию в пространстве. Если бы не сохранившаяся «застывшая аура», упал бы. А так за ослицу удержался. После чего пришлось уже ее поддерживать, ибо она от змеи попыталась шарахнуться, но сильно в этом не преуспела. Отчаянно вцепился частично в нее, частично в груз и перетащил ее на другую сторону баррикады, которую змеиный удар изрядно порушил.

Змее чуть ли не хуже, чем мне, пришлось. Наше слияние сознаний ей по мозгам, похоже, тоже сильно вдарило. На несколько секунд она застыла, после чего стала конвульсивно дергаться, изгибая петли тела куда придется. Баррикаду окончательно смахнула с дороги вместе с валявшимися рядом парализованными чучелами. Нас с Люсей тоже поддала, но, к счастью, запулила нас дальше вперед по дороге. Оба упали, но без повреждений. «Застывшая аура» защитила. Зато рванула вперед моя ослица, как только поднялась, с такой скоростью, что никакая аура ей не помеха. Пришлось срочно менять щит и бежать за нею следом — догонять. Только метров через двести сумел это сделать. И то потому, что она сама скорость сбросила. Видимо решила, что отбежала достаточно.

Никакие копья мне вслед не летели, так как «камышовым людям» стало не до нас. Змея, похоже, не на шутку разозлилась, а кто-то из моих преследователей не придумал ничего лучше, как потыкать в нее копьем. Так как копье застряло, шкуру он пробил. Непростые копья оказались. Я не уверен, что такую чешую из ружья прострелить можно, а тут — какая-то веточка…

Змея задергалась совсем как дождевой червяк (не случайно Каа в мультфильме на такое сравнение обиделся: есть что-то общее), кого-то сминая кольцами, кого-то просто расшвыривая, а кого-то и пополам перекусывая. Так что заварушка получилась приличная, но ожидаемой полной победы змеи я, когда обернулся в следующий раз, не увидел. Из змеи уже немало копий торчало, и билась она уже не так истово. А «камышовые люди» оказались какими-то почти неуязвимыми. От них ветки да щепки летят, а они сами обратно в целом виде собираются. Разве что пополам перекушенные сразу не вскакивали, но желания изучить вопрос внимательнее у меня не возникло. Наоборот, хотелось как можно скорее убраться подальше. Что мы с Люсей и попытались сделать, бодро переставляя ноги по направлению уже к близкому перекрестку. Только почему я решил, что там уж от меня обязательно отстанут? На караваны же нападения случаются… Но иного пути у нас нет.

Трое чучел таки за нами погнались и довольно быстро догоняли. Опять «параличом» бить? Как-то это заклинание против них малоэффективным оказалось. «Поглощение жизни», раз их немного? Как вариант, но в крайнем случае.

Тут мне почудилось, что со стороны дороги (точнее, перекрестка) раздаются выстрелы. Как сглазил! И там неспокойно? Скверно, но поворачивать обратно хочется еще меньше. Но выстрелы навели на мысль. Может, удастся преследователей револьвером остановить или хотя бы напугать? Что-то стал я на одну магию надеяться, а она у меня в основном целительская, для смертоубийства не предназначена. Пассивную оборону неплохо обеспечивает, но одной ею с врагами не управишься. Патронов, правда, мало, но почему не попробовать?

Я остановился и тщательно прицелился. Когда до ближайшего преследователя осталось шагов десять, нажал на спуск. После чего снова заиграл «застывшую ауру».

Во врага я умудрился попасть, причем даже не просто попасть, а именно туда, куда целился, — в лицо-початок. Не в центр, а с краю, но все-таки! Сам не ожидал. Расстояние, конечно, было ерундовским, но и стрелок из меня никудышный. Однако попал! Причем выстрел оказался эффективным. Преследователь упал как подкошенный, а двое других резко затормозили. Неужели этот «початок» — их уязвимое место? Проверил «определением жизни». Нет, подстреленного я не убил, однако ему явно нехорошо. Но это хорошо для нас с Люсей. Лечить чучело я не буду. Мне его не жалко.

Направил револьвер на следующего. Тот шустро попятился, прикрыв «початок» вениками, которые у него были вместо рук. Понимает, что такое огнестрельное оружие.

Направил на обоих «паралич», но больше стрелять не стал. Патронов жалко. Подумал и подстреленного тоже парализовал.

Догонять Люсю с поклажей не пришлось. Стояла и меня ждала, молодчина. На выстрел она отреагировала гораздо спокойнее, чем на здешних монстров. Значит, стреляли в ее деревне нечасто, узнать, что это опасно, ей не довелось. Гигантских анаконд и Кинг-Конгов тоже, наверное, не видела, но тут опыт не нужен, и так все ясно.

Воспользовавшись паузой в атаках на нас, наконец собрал копья этих «камышовых людей». Странное оружие. Легкие, действительно как тростинки, но твердые… даже не знаю, как что. Железо точно царапать будут. Приторочил десятка два сверху на сумки. Остриями в одну сторону, чтобы не путать, с какой стороны от ослицы идти самому.

К перекрестку мы шли медленно (под «застывшей аурой» быстрее все равно не получится) и осторожно. Я не только смотрел и слушал, обострив с помощью заклинания все чувства, но и по очереди включал все свои «локаторы» — «определение жизни», «определение камня», «определение смерти». Впрочем, и без этого было видно, что непосредственно у перекрестка ничего не происходит, а вот несколько в стороне от него бесчинствует парочка Кинг-Конгов.

И навстречу нам кто-то бежит. Мелкий. Да это ребенок! Лет семи-восьми. Кстати, хорошо одетый. В смысле, в куда более качественную одежду, чем у деревенских жителей.

— Господин!.. Там!.. Огры схватили папу!

Так. Что за огры? Здесь так Кинг-Конгов называют? Почему бы нет. Земных фильмов или оригинального комикса тут наверняка не видели. Хотя я по фэнтезийным романам и компьютерным играм огров себе по-другому представлял. Впрочем, вопрос не в названии, а в том, что делать дальше.

— Спокойнее, молодой человек, — я ободряюще улыбнулся малышу, — со мной ты в безопасности, а можно ли выручить твоего папу, мы сейчас посмотрим.

Про то, что я не представляю, как справляться с гориллами-переростками, я предпочел не говорить. Да и отца его уже в живых нет, наверное. Но не бросать же малыша?

— Давай садись на Люсю, так эту милую девочку зовут. Не свалишься?

Мальчик отчаянно замотал головой. Молодец. Хотя кто же ему даст упасть, когда нас «застывшая аура» прикрывать будет?

— Ой, а что с нами? — Малыш заметил, что движения стали затрудненными.

— Это нас магический щит прикрывает.

— Вы маг?!

— Кират. То есть целитель.

— Вы всех спасете?

— Постараюсь, но сам понимаешь, я не воин, а лекарь… — Брать на себя повышенные обязательства очень не хотелось, но в голосе этого карапуза было столько надежды!

Понимая, что делаю глупость, заменил щит на обычный и увеличил скорость. Впрочем, вернуть мелодию я всегда успею. Огры не такие мелкие существа, чтобы их не заметить.

— Тебя как зовут? — спросил я, в основном чтобы отвлечься от неприятных мыслей.

— Дипак. А вас?

— Меня? Вообще-то Николай, или Кока, но местные называли меня Коканда.

— Коканда… — Мальчик покатал имя на языке. — Красиво. Ты сильный маг? У тебя даже аргха есть. Сколько же тебе лет?

Мальчик как-то незаметно перешел на «ты». Наверное, правильно. Я же ему «вы» говорить не буду.

— Почему ты решил, что я стар?

— Аргха на лбу есть только у очень старых магов, которые этот знак еще до Очищения получили. Это все знают.

Интересная информация, но сейчас отвечать необязательно. Лучше сначала подумать. И еще раз в памяти Гхарана покопаться. В спокойной обстановке. А пока мы вышли к перекрестку.

Никакого боя там не было. На земле валялись разломанные повозки, люди и лошади. Между ними ходили два огра, осматривая тела. При этом каждый прижимал к себе уже несколько тел. Возможно, живых. Сейчас же, подойдя к очередному телу, огр склонялся над ним, принюхивался, раздувая ноздри. Иногда тыкал пальцем. Один раз я увидел, что ближний к нам огр подобрал тело с земли и попытался засунуть к себе под мышку к остальным.

Но тут он заметил нас и с радостным урчанием поспешил навстречу.

Пришедшая мне в голову идея была поистине сумасшедшей и дико авантюрной, но других вариантов я не видел. Будь огр один, я мог бы попробовать применить «поглощение жизни», но с двумя мне никак не справиться. Так что я сам решительно пошел ему навстречу, приказав мальчику держаться подальше и беречь мою ослицу и поклажу.

«Я кират и бхаас, — обратился я мысленно к этому Кинг-Конгу. — Я пришел с миром, но мне не нравится, что вы разорили караван. Давай обсудим ситуацию».

Обсуждать со мной никто ничего не собирался. Огр сделал хватательное движение рукой (это мы уже проходили) и обнаружил, что я гораздо больше, чем кажусь. За счет щита из «застывшей ауры». Засунуть меня под мышку, да еще не потерять при этом тех, кто уже там был, получалось плохо. Он недовольно заворчал и застыл; наверное, в размышлениях.

А я стал играть «перехват контроля». Глядя ему прямо в глаза. И вдруг понял, что я гляжу уже не на обезьяну-переростка, а на самого себя. Которого держу в лапе.

Я-огр аккуратно положил на землю всех остальных (еще живых!) пленников, оставив в лапе только себя настоящего. Можно было и мое тело опустить, но я боялся, что с увеличением расстояния потеряю контроль.

После чего неуклюже пошел на трех лапах, стараясь ни на кого не наступить и выискивая на земле что-нибудь, что может послужить оружием.

О! Дерево целиком. Похоже, огры его выдрали с корнем и положили поперек дороги, чтобы никто не сбежал. То есть они совсем не безмозглые. Но почему-то на контакт не идут. Как и «камышовые люди».

Я-огр подхватил дерево одной рукой и двинулся с ним на плече ко второму монстру. Тот на секунду отвлекся и рыкнул что-то недовольное, но продолжил свое дело.

Подошел и встал рядом с ним, немного сзади. Опустил себя настоящего на землю, громко рыкнул и сделал еще шаг за спину напарнику. Тот обернулся на нового человека и явно им (то есть моим телом) заинтересовался. Но тут я-огр взялся за дерево уже двумя руками и со всего маху ударил им второго огра по голове.

Хороший удар получился. Головы у огров крепкие, видимых повреждений не появилось, но рухнул он тут же и сознание, похоже, потерял. По крайней мере пленников выпустил.

Надо бы добить…

Но тут на дороге из болота появились новые лица. То есть старые. Все те же «камышовые люди». Получается, змея их задержала, но не очень надолго.

Эти новые люди по-деловому устремились к разгромленному каравану, но не к ограм. А вот люди их явно заинтересовали. Кого-то слабо шевелящегося двое подхватили на руки и потащили прочь.

Я-огр взревел, подхватил себя настоящего с земли и бросился на чучел с деревом наперевес. Подбежав поближе, опустил свое тело на землю и уже двумя руками принялся гвоздить «камышовых людей» деревом. В ответ те стали тыкать в гиганта копьями. Кстати, уколы оказались довольно болезненными. Но угрозы жизни пока не несли. А вот от ударов дерева их ломало и плющило.

Скоро все камышовые воины бросили попытки собрать добычу в виде людей и кинулись в бой. А я-огр потихоньку сместился к перекрестку — чуть в сторону от своего тела и людей из каравана.

Тем временем получивший по голове огр пришел в себя. Были ли у него претензии к напарнику или он ничего не понял — не знаю, но сейчас он кинулся на помощь. Прихватив еще одно дерево, перекрывавшее дорогу уже с другой стороны. Получается, с использованием ограми деревьев в качестве дубин я угадал.

Все. Я-огр упал на противников всей тушей и разорвал контроль. Несколько секунд потери ориентации прошли. Огры дерутся с «камышовыми людьми». И, похоже, они очень заняты друг другом.

Быстро подошел к ослице. Мальчик с нее все-таки соскочил и теперь вроде как пытался помочь одному из отпущенных огром людей. Тех, кстати, было шестеро, и все были живы, но не очень целы, так как пытались подняться на ноги из них немногие. Но отползти старались практически все.

Подошел к ним. Фон от источника силы вроде был и тут. Для пробы наложил «полное исцеление» на того, кого тормошил мальчик, — видимо, его отца. Ничего, серьезной потери сил не заметил. Взялся сразу за двух следующих. Опять вроде с ног не падаю. Тогда последних трех сразу.

В общем, здоровье я этим людям вернул. Некоторое время лечение заняло, но сколько, точно не знаю. В момент работы заклинаний исцеления я чувствую не время, а на сколько процентов это самое исцеление удалось осуществить. То есть чувство времени у меня теряется. Но главное, что дерущиеся местные жители мне при этом не мешали.

— Господа, я предлагаю отойти отсюда в сторону. Эти монстры пока заняты друг другом, но дожидаться окончания их боя я бы не советовал.

Люди стали приходить в себя и что-то гомонить. Особой осмысленности в речах я не заметил. Логично было бы ожидать слов благодарности, но большинство караванщиков осматривали себя на предмет целости своих тел и имущества. Некоторых заинтересовали еще и тела, которым я не оказал помощь.

Проверил «определением жизни» наличие живых. Еще двоих нашел. Исцелил, но уже с трудом. Когда закончил, остальные успели прийти в себя практически полностью. И в большинстве своем удирали по дороге в сторону обжитых территорий. То есть туда, куда я шел первоначально.

Остались только Дипак с отцом и с ними еще один человек. И те двое, кого я исцелил последними. Смотрят на меня. Заговорить, похоже, не решаются. Нет у меня опыта поведения в подобных ситуациях. Попробую держать светский тон. Или деловой.

— Давайте мы с вами отсюда отойдем. Там на дороге, по-моему, еще есть люди, которым нужна помощь, — взял я инициативу в свои руки. — Дипак, ты меня отцу не представишь? И как там моя Люся?

Про ослицу я зря спросил. Стояла рядом. Груз на ней никто не трогал, но косились на него, особенно на копья, с интересом.

— О, шуура (могучий) кират! Недостойного зовут Сачин. Купец из Бипина. Я владел половиной этого каравана, от которого теперь ничего не осталось.

— Почему же, почтенный Сачин? Остались вы, ваш сын, ваши спутники. К сожалению, не все. Но если мы поспешим, надеюсь, еще несколько человек я успею спасти.

— Надолго ли? Если от болотных энтов еще есть шанс убежать, то от горных огров человек спастись не в силах.

Вот эти люди-веники — это энты? Ничего себе! Совершенно не так их себе представлял. Впрочем, миры разные, почему их жители должны выглядеть одинаково?

— Судя по всему, драться они собираются еще долго, — сказал я, взглянув на вышеупомянутых персонажей. — Было бы хорошо, если бы они перебили друг друга. Так или иначе, победителям тоже должно прилично достаться, и отбиться от них будет легче.

Никакой уверенности я не испытывал, но зачем людей пугать заранее… Тем более что шанс отбиться все-таки есть. На мой взгляд, сейчас преимущество у огров. А одного из них я, как выяснилось, могу попробовать взять под контроль.

К сожалению, живыми из других караванщиков были только четверо. И то без сознания. Из тех, что уронил огр, получив деревом по башке. Прочие, валявшиеся на дороге, были уже трупами. Из уроненных огром двое тоже скончались. Надеюсь, не от падения, а от полученных ранее травм. Впрочем, общий результат не так уж плох. Всего семь трупов, а двенадцать человек я привел в норму. Считая вместе с последними. Четверо, правда, уже убежали. Зато и ответственности за них я не несу, а этих, боюсь, теперь защищать придется. Если получится… Но бросить их я тоже не смогу.

Как там дела у энтов с ограми? Горные великаны жмут. Кажется, их преимущество скоро станет еще больше. На дорогу прямо из болота вылезал еще один Кинг-Конг. Грязный и слегка покачивающийся, но повернул он к своим.

На месте боя возникло замешательство. Это же мой старый знакомый! И он не один сюда прибежал, но и серых птичек привел.

Так, энты срочно отступили по боковой дороге и кинулись в болото, как только его достигли. А огры? Тоже повернули на боковую дорогу, только в противоположную сторону. К горам. Двое быстро, последний, вылезший из болота, медленнее. Периодически падая. Не уйдет, пожалуй.

Вот уж не думал, что на вершине пищевой цепочки тут окажутся столь безобидно выглядящие небольшие серые птички. Судя по тому, как все от них разбегаются, именно так.

Неужели повезло? Поле боя осталось за нами? Но лучше тут долго не прохлаждаться.

— Так, противник сбежал сам. Давайте быстрее проверяйте, уцелело ли что-нибудь из вашего имущества.

Сам я пошел проверять уже лошадей. Ломали их огры жестоко, в обычных условиях таких пристреливают, но ведь я маг-целитель. Переломанные ноги и даже хребты для меня не проблема. Если сил хватает. А на дороге хоть и не так, как среди болота, но источник силы все-таки чувствуется.

В общем, четырех лошадок мне починить еще удалось. Пока люди в вещах копались.

Все-таки странно человек устроен. Только что с жизнью прощались, а теперь Сачин и второй купец, который, как оказалось, был в последней партии вылеченных мною, ожесточенно спорили, как они будут делить убытки. Именно так. Почему каждому просто не забрать свое? Впрочем, как забирать? Люди и лошади хоть и целы, но изрядно истощены. Починка организмов идет за счет внутренних резервов. К тому же повозки, в отличие от живых организмов, я чинить не умею, а поломаны они в хлам. Ни одного целого колеса не осталось.

В спор я не вмешивался, не мое это дело, но и ждать здесь до морковкина заговенья не собирался. Предупредил, что, если на них снова нападут, больше вмешиваться не буду. Не помогло. Понимаю, что имущественные споры можно вести до бесконечности, но враги и вправду вернуться могут. Огры, похоже, убежали, а вот энты остались где-то недалеко. Убедятся, что птички улетели, и вполне могут из болота назад вылезти.

Уехать одному? Мальчика бросать жалко, да и знакомство в купеческом сословии мне бы пригодилось. В том числе и в качестве источника информации. Считанная память не очень надежным подспорьем оказалась, тут такие вещи всплывают, что и в голову не могли прийти. Как-то не подумалось мне, что мой знак на точке бинди здесь носят только маги, которым больше трехсот лет и которые успели его получить до того, как здесь все учебные артефакты разрушили. А может, и не все, просто Гхаран об этом не знал. Тема той войны вообще тут непопулярна. Просто Свет победил Тьму, все очистились и теперь все живут в Свете. Больше на религию похоже. Но при этом жрецы с магами на ножах. С чего бы? В общем, со знающим человеком я бы с удовольствием пообщался. Надо только линию поведения продумать. Хамом, что ли, стать? Им вопросы не очень-то задают, а на заданные они не очень-то отвечают.

Я безапелляционно заявил, что ждать их больше не намерен и еду дальше. А раз они не могут поделить имущество, делю его сам. По справедливости. Каждому по паре лошадей, и кто сколько увезти сможет.

Видимо, не умею я говорить безапелляционно. И хама отыгрываю неубедительно. Вроде засуетились купцы, но все ни с места. Спросил, какие товары везли. Оказалось, практически одинаковые. Что называется, повседневного спроса и некоторое количество дорогих тканей и изделий для пограничных баронов. Но фарфоровая посуда побилась, ткани перепачканы, все товарный вид потеряло, и определить, где что лучше уцелело, просто так невозможно. А перематывать те же рулоны тканей здесь — только больше их пачкать. К тому же все увезти не получится. Вьючная лошадь и лошадь, запряженная в телегу, — большая разница. Теперь весь поход убыточным будет.

Спросил Сачина, представляют ли ценность в его городе мои трофейные копья и перья. И может ли он их для меня продать?

Всё. Купец только воровато глянул на компаньона, убедился, что тот не слышал, и попросил больше тему не поднимать. После чего уступил тому трех лошадей и всех охранников. И возможность разбираться в разбросанном грузе сколько влезет. Сам лишь подхватил пару сумок и сына, поместив их на лошадь, и изъявил готовность ехать.

— Все равно поездка в убыток пошла, половины затраченного не отобьешь. И закупиться на обратную дорогу толком не получится. А так, могучий, какой процент за продажу дашь? В благодарность за спасение согласен на тридцать…


Глава 3 Ну и мир… | Лучший друг големов | Глава 5 Жизнь налаживается?







Loading...