home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эпилог

Подполковника Марычева – заместителя начальника отдела политической пропаганды корпуса – арестовали на следующий день.

Лейтенант Касьянов (бывший лейтенант Красной армии, выпускник школы Абвера 42-го года) долго не запирался. Имя «крота» он знал, поскольку дважды вступал с ним в прямой контакт. Занимаемая должность помогала избегать подозрений.

Подполковника арестовали прямо в кабинете, когда он строго и принципиально отчитывал батальонного замполита за грубые ошибки в политическом воспитании военнослужащих. Когда замполит услышал, за что задерживают подполковника, он чуть не поперхнулся от изумления.

Марычев взвился: какое вы имеете право?! Это провокация, он будет жаловаться самому Члену Военного Совета фронта товарищу Крылову! И только в камере сник, сообразив, что попал сюда неспроста, замкнулся, отказался давать показания.

«А вообще человек с характером, – втихомолку переговаривались оперативники. – Дозу крысиного яда скушал заодно с другими». Впрочем, строго отмеренную (специалисты подсказали) – чтобы только загреметь в госпиталь, прослыть жертвой, но быстро и без последствий излечиться.

По главной городской улице тягачи тянули на запад зачехленные орудия. По краю обочины шли пехотинцы – вроде небольшие подразделения, но шли они весь божий день, тянулись, как бесконечная гусеница.

Наступал вечер. Павел стоял у края тротуара, неподалеку от въезда в штаб, курил папиросы, приобретенные на рынке по безбожным ценам.

Остановилась «эмка». Вышли двое – майор госбезопасности Донской и капитан того же ведомства Цапков. Первый что-то бросил водителю, захлопнул дверь. Майора контрразведки они заметили не сразу – будь это не так, приказали бы водителю проехать дальше.

Цапков смутился, быстро отвел глаза в сторону. На его лице появилась печать отстраненности – он словно подумал о чем-то важном. Офицеры прошли мимо, усиленно делая вид, что рядом никого нет. Портить себе настроение решительно не хотелось. Павел снова посмотрел на дорогу, рука машинально тянулась к пачке, хотя накурился уже на целую неделю.

Подъехала другая «эмка» – бронированная, с увеличенным дорожным просветом. За ней – «ГАЗ-67» с тремя автоматчиками. Из «эмки» вышел генерал-майор Серов в повседневной форме, захлопнул за собой дверь. Высадилась охрана, почтительно осталась в стороне.

Генерал узнал майора, губы растянулись в улыбке. Он прихрамывал, да и в остальном сильно сдал за неделю, потерял былую осанку, глаза ввалились.

– Здравия желаю, товарищ генерал-майор, – козырнул Кольцов.

– Приветствую, майор, – Серов протянул руку. Павел пожал ее – довольно осторожно. – Рад тебя видеть. Как служба?

– Все в порядке, товарищ генерал-майор. Служба продолжается. Я тоже рад вас видеть в добром здравии и при исполнении.

– Не будем пока про доброе здравие, хм… – генерал немного смутился. – Но в остальном все так: принимаем обратно дела, будем воевать. С моих заместителей тоже сняли необоснованные обвинения, завтра они приступят к работе. Я слышал, майор, ты был чуть ли не единственным, кто не побоялся высказаться в мое оправдание?

– Почему же единственный… – стушевался Павел, – многие в это не верили…

– Но держали язык за зубами, – подмигнул генерал. – Все правильно, майор, время такое, враги повсюду и маскируются так, что не отличишь от своих. Ну, бывай, рад был повидаться. Послужим еще родной стране…

Павел отдал честь. Генерал кивнул и двинулся к штабу, припадая на левую ногу. Автоматчики держались позади. Как-то незаметно подошли офицеры из оперативной группы, встали рядом. Цветков что-то жевал.

– Завтракали? – покосился на него Кольцов. Цветков прыснул, чуть не подавился. Остальные заулыбались.

– Представляешь, командир, нашли машину, на которой диверсанты прибыли в город – ну, тогда, неделю назад, – сообщил Караган. – На заброшенную автобазу ее поставили, номера сняли. Самое смешное, что мы там были и все осматривали. Но искали рабочую полуторку, а они ее из строя вывели, открутили что-то от двигателя, вот и стала она нерабочей. А тюки с обмундированием так и не нашли – загадка. Не хватает нам еще смекалки и мастерства… Зато теперь мы можем смело закрывать дело. Кстати, того упыря, что выдавал себя за лейтенанта-почтовика, увезли во фронтовое управление. Ценный оказался кадр. И Марычева вместе с ним. Конвой собрали человек двадцать, чтобы не случилось чего по дороге, даже пулеметом обеспечили…

По дороге шла штрафная рота. Солдаты грузно переставляли ноги, отдувались – пеший путь был неблизким. Лица были серые от усталости, за спинами болтались популярные «Светки» – самозарядные винтовки Токарева. Форма без погон, чистые петлицы, никаких наград, отличительных знаков – все уныло, бесцветно, однообразно. Сбоку шел офицер – опрятный, франтоватый, словно и не с ними.

В штрафные подразделения отправляли по приговору трибунала (в редких случаях – по решению командира части) за воинские преступления: пьянки, драки, самоволки, воровство, за невыполнение приказов. Вину смывали кровью – причем обильной. Такие подразделения первыми шли в прорыв, взламывали оборону противника, а уж потом по их трупам развивали успех моторизованные бригады и гвардейские пехотные части…

– Эй, мужики, за что штраф-то? – бросил с тротуара какой-то красноармеец.

– Улицу не там перешли, – проворчали из колонны.

Кто-то засмеялся, осветились солдатские лица. Рота прошла, оглянулся офицер – ему улыбнулась стройная девчушка в платочке. Оперативники завороженно смотрели вслед уходящей на закат колонне…

– Может, по маленькой, командир? – несмело предложил Безуглов. – Вроде имеем право, заслужили.

– За победу? – иронично покосился на него Кольцов.

– За маленькую победу, – поправил Безуглов и украдкой переглянулся с товарищами. Те не возражали. – А выживем, дай бог, и за большую когда-нибудь сообразим…


Глава 13 | Лесная армия |







Loading...