home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

Неравная схватка

Смотрите! – указав на газон, удивленно воскликнул я. – Что это за чертовщина?!

Газон, имея форму квадрата, занимал довольно немалую часть поселковой территории, где-то две трети гектара, а то и больше. Одна его сторона проходила в нескольких метрах от клумб последних домов, две – вдоль забора, а четвертая до половины граничила со стоянкой.

Когда мы сюда подошли, я сразу же обратил на него внимание и задался вопросом: на кой им сдался этот газон, да еще и в таком месте? Не коров же пасти? Может, в рацион долговязых травка зеленая входит? Вряд ли. У этой упырятины небось одно только мясо на уме, ведь на то она и упырятина. Неужели все дело в красоте? В дизайне? А вот и нет! То, для чего он в действительности предназначался, я бы не смог представить даже в своих самых безумных фантазиях. Хотя Натали, наверное, смогла бы. Ее фантазии куда более извращенные.

– Мамочки, – прошептала Инга.

– Началось, – уверенно заявил Давид.

– Что бы ни случилось, держимся друг за друга. Вместе – мы сила, которую не сломить, – высказался предводитель.

– Верно говоришь, Максим.

– Да заткнитесь вы уже все! – не сдержался я. Большая часть газона круглой формы, издавая скрипящие, пищащие и постукивающие звуки, опустилась на несколько метров. После непродолжительного затишья она опять загремела, разделившись на две половины. Между ними образовался метровый зазор. Далее последовавшая пауза была чуть короче предыдущей, а издаваемые звуки не такими громкими. Половины разделились еще надвое, и уже без пауз все четыре части стали медленно раздвигаться по сторонам. Исчезнув под землей, они обнажили пропасть. Снова наступила тишина. И снова ненадолго. Из этой пропасти, будто из бездны ада, со свистом вылетел дискообразный объект.

– Ой! – вскрикнула Инга.

Чтобы не упустить его из вида, я приоткрыл дверь и немного высунулся из машины.

– Это они, Никитушка! Они, сволочи!

– Да понял я уже! Спокойно!

Набирая высоту строго по вертикали, объект засиял ярким белым светом и за считаные секунды превратился в еще одну звезду на небе.

– Да-да, ты прав. Истерик тут еще не хватало, особенно от руководящего состава. Извини, нахлынуло вдруг.

– Вы лучше скажите, какого черта они там зависли?

– Это ж дело такое, сам понимаешь. Здесь может быть масса вариантов…

– Ясно, знаете не больше моего. Они явно что-то задумали, и, по-моему, это что-то связано с нами.

– Думаешь, они в курсе того, что мы здесь?

– Думаю, нам нужно отсюда сваливать, да побыстрее. Вряд ли они взлетали только для того, чтобы понаблюдать за нами.

– Так почему же сразу не атаковали?

– Может, подмогу дожидаются, а может, и…

К плохому ли это или к очень плохому – время покажет, но мое чутье снова оказалось на высоте. В небе появились еще две такие же псевдозвезды. Словно вырвавшись из сияющего фона луны и прибавив скорости, объекты направились к зависшему собрату. Я уже было подумал, что они пролетят мимо него, но, в момент выравнивания с ним по горизонтали, объекты резко затормозили.

– Что там, касатик? – прикоснувшись к моему плечу, встревоженно спросила Инга. Ее поведение удивило меня не меньше, чем полеты НЛО. Более того, легким прикосновением она не ограничилась. Ее ладошка переметнулась на мой бронежилет в районе груди и стала по нему спускаться, но, приблизившись к паху, обогнула его и остановилась на бедре.

– Ничего хорошего, хрупкая моя. – Повернувшись, я бережно отцепил от себя мясистую руку и положил ей на колено. – Их уже трое.

– Как это?! Откуда?!

– Из созвездия долговязых соплежуев! – бросил я и снова уставился в небо.

Из еле заметных светящихся точек объекты уже превратились в шары немалых размеров и с каждой секундой продолжали увеличиваться. Сомнений не было, – они летели на земную базу.

Откинувшись на спинку сиденья, я закрыл дверь.

– Что случилось, Никитушка? Неужели сюда летят?

– Похоже на то. Нам бы сейчас парочка ПЗРК не помешала, как считаете, Полковник?

– Эх, не помешала бы.

– Ваше упущение, Полковник.

– Мое, Никита, мое.

– И Давида.

– Я-то здесь при чем?

– А при том, что если тебя не убьют и ты окажешься в плену, то на лишнюю миску супа всегда сможешь подзаработать. Спец по приборам ночного видения везде пригодится, даже на других планетах. Будешь ими инопланетных мух отгонять от похрапывающих долговязых.

На меня будто нашло что-то. Появилось непреодолимое желание крушить все и вся. Хотя, наверное, я знаю, что его вызвало, – мое предчувствие. Очень нехорошее предчувствие. Оно снова пыталось до меня достучаться, только в этот раз с куда большим упорством.

Давид выпалил парочку «воспитательных» фраз, но те обрывками дошли до адресата. Помешал раздавшийся вой сирены. Нечто подобное я уже слышал в военных фильмах, что предвещало воздушные бомбардировки, и при учебной тревоге на службе в десантуре.

Под ее рев над наблюдательной вышкой, размещенной близ угла забора и хорошо просматриваемой нами через лобовое стекло, пронесся один из шаров. Взмыв на две-три сотни метров, а затем пролетев по горизонтали несколько секунд, наверняка исчисляемых километрами, он резко развернулся и вновь направился в сторону вышки.

– Сейчас начнется! – заявил я.

– Не бойтесь и будьте наготове! – сказал Громов.

– Нам конец! – вскрикнула Инга.

Притормозив над вышкой, НЛО испустил на нее искрящийся фиолетовый сгусток какой-то энергетической жижи и, немного ускорившись, полетел к следующей.

На фоне поселка, способного взбудоражить ум человека, вышки смотрелись весьма простенько, даже бедненько. В общем, по-нашему, по-земному. Это были прямоугольные металлические будки, установленные на трубные опоры в виде треног. К их дверям вели лестницы и пятиметровые мостики, оборудованные перилами. Окна будок, открывающиеся двухстворчатые спереди и одинарные глухие по бокам, прикрывались решетками.

При соприкосновении инопланетного снаряда с крышей по вышке расползлись сверкающие плазменные нити. Они спускались вниз, поднимались вверх, сворачивали набок и будто пронизывали ее насквозь. Сопровождаясь раздирающим криком бойца, дверь, оплетенная фиолетовой паутиной, вдруг распахнулась, стукнувшись о перила на мостике.

Только бойцу от этого легче не стало.

Дверной проем вмиг оброс тенетами. Вновь донесся крик, и сквозь тенеты прорвалась рука по локоть, но за долю секунды, испещряясь плазменными нитями, она превратилась в прах. Крик перерос в неистовый вопль, который быстро оборвался прогремевшим взрывом. Осколки стекол разлетелись по сторонам, крышу будки подбросило по наклонной вверх и унесло за забор, туда же улетела и дверь, а металлические стены выгнуло наружу. Теперь будка напоминала распустившийся бутон какого-то гигантского уродливого цветка. Все деревянное, тканое, кожное и мышечно-скелетное сгорело до пепла.

– Орел, нас рассекретили! Срочно уходите с вышек! Как понял меня, Орел?! Орел! – заорал в рацию Полковник. – Что?! Какого жару?! Это я вам потом жару задам! Приказываю: валите с вышек! Немедленно!

Следующую вышку и бойца постигла та же участь, правда, с небольшим отступлением. В этот раз боец успел выбежать на мостик, но не успел спрыгнуть. Электрические разряды изрешетили его тело, когда он забирался на перила. Винтовка рухнула наземь, а все, что от него осталось, развеялось по ветру.

– Ай-яй-яй, ребятушки мои! – жалостливо воскликнул Громов.

Со всех сторон, вперемешку с воем сирены и взрывами, раздался грохот пулеметных очередей.

– Вы что там, ополоумели?! Я же сказал! Я же приказал! Уходите оттуда! Что неясно?!

– Надо что-то делать! – Обернувшись, я с силой потряс Полковника за бронежилет. Он отвлекся от рации и, посмотрев на меня, кивнул. Затем переметнул взгляд на Громова и кивнул ему. У меня не было времени гадать, что это означало, и я еще раз его потряс. – Нас скоро всех тут поджарят!

– Смотрите! – Легонько шлепнув меня по щеке ладонью, Инга указала пальцем на газон.

С его небольшим круглым участком, около трех метров в диаметре, находящимся рядом со стоянкой и в паре метров от пропасти, произошло то же самое, что и с газоном над самой пропастью. Он опустился и разделился на четыре треугольника, расползающихся в стороны. Образовалась еще одна дыра, только из этой теперь стали выбегать люди, одетые во все черное и вооруженные автоматами.

– Вторая группа, огонь! – вылезая из машины, заорал в рацию Полковник.

Громов и Давид последовали за ним, а Инга приоткрыла дверь, но не решалась выйти.

К пулеметной стрельбе добавилась еще и автоматная.

– Бусинка, тебе нельзя со мной. Выходи и спрячься где-нибудь, – немного дрожащим голосом произнес я.

– Не хочу, не хочу, не хочу…

– Придется! – Я завел двигатель. – Или все-таки хочешь со мной?! Туда?! К ним?!

Подействовало. Инга мигом покинула машину, а я, резко сдав назад, остановился почти впритык к забору. Бойцы «Молота» и их руководители, укрывшиеся за КамАЗом, обстреливали бандитов и кружащих над поселком НЛО. Бандиты же, численность которых неумолимо росла, дали достойный отпор, изрешечивая технику, экзотические растения и невезучих молотовцев. В поле их зрения теперь попал и я, и малейшее промедление могло стоить мне жизни.

Я выхватил из кармана гранату и, прижав пальцами спусковой рычаг, выдернул чеку. Лицо мигом вспотело так, будто только что вышел из парной. Вытерев его плечом и бросив чеку на приборную панель, я надавил на газ.

Наблюдая, как «мерседес» босса, будто обезумев, сорвался с места и на всех парах несется к ним, бандиты решили взяться за мою персону по-серьезному. Но их старания не увенчались успехом. Я отделался лишь легким испугом, а вот машине досталось неслабо. Выпущенные очередями пули прошили лобовое стекло с пассажирской стороны, наружное зеркало слева и моторный отсек.

Чуть сбросив скорость и направив машину прямиком на вход в подземелье, я положил гранату на сиденье рядом, открыл дверь и, мысленно помянув Господа, выпрыгнул. Совершив несколько переворачиваний, я распластался рядом с клумбой, на которой лежали два убитых молотовца.

Ощущения от соприкосновений с бетоном оказались не настолько болезненными, как удар стволом собственного автомата в правую бровь. Я перевернулся на живот, приподнялся на локтях и уставился на все еще движущуюся машину. Из рассеченной брови хлынула кровь, заливая глаз. Поторопившись его вытереть, я зацепил пальцами рану и, застонав от боли, машинально зажмурился. В момент, когда открыл глаза, «мерседес» размозжил голову бандиту, не вовремя высунувшему ее из подземельного входа, и въехал в подземелье почти наполовину.

Прогремел взрыв.

Три стрелка из войска Шакалова упали на землю и больше не поднимались. Скорее всего, их сгубила неопытность. Они элементарно не успели сориентироваться, в отличие от своих более проворных братьев по оружию, которые либо выползали из подземелья, либо быстро выбегали, но сразу же падали на землю и передвигались по-пластунски.

Осознав, что мои действия повлекли гибель нескольких человек, но бандитов, когда-то рожденных в муках любящими матерями, пытавшимися потом вложить в их пустые головы все самое лучшее и светлое, я почувствовал только моральное удовлетворение. Даже мысленно воскликнул: «Туда им и дорога!» Не исключено, что их матери воскликнули бы то же самое, узнав, чем именно промышляют их любимые сыночки и кем они в итоге стали. Законченными подонками, безжалостными убийцами! Нет, я не сожалел ни капли! Как раз наоборот: на меня вдруг накатило непреодолимое желание избавить мир от как можно большего числа таких отморозков.

От взрыва машину задрало задом кверху и еще чуть вогнало в подземелье, салон воспламенился. Пару секунд она стояла на бампере перпендикулярно земле, словно кто-то ее там придерживал, затем подалась назад и, соскочив с одной опоры, перепрыгнула на другую. Возвращение в исходное положение ускорилось. Ударившись задними колесами, «мерседес» покатился вниз. Оттуда донеслись крики и какие-то нечеловеческие вопли.

Неужели инопланетным тварям тоже досталось? Эх, было бы неплохо!

Сирена внезапно смолкла.

Просвистевшие мимо меня пули моментально протрезвили мозг, напомнив, что ликовать пока рановато. Одна из них даже чиркнула по уху. Почувствовав болезненное жжение чуть выше мочки, я проорал несколько матерных слов и перевернулся на бок.

– Сдохни, скотина! – крикнул кто-то.

Следующая пуля раскрошила левую линзу прибора ночного видения, пролетев в нескольких миллиметрах от моего локтя, который я немного выдвинул, прижимая ладонью окровавленное ухо. Теперь мне стало понятно, почему Шакалов постоянно сетовал на своих подчиненных. Да они же все бездари и дилетанты! Стрелять даже нормально не умеют! Все, поиздевался садист и хватит! Больше я ему не позволю себя калечить!

Перекатившись на клумбу, я, лежа на животе, прицелился изуверу в голову. Стоя на колене возле забора, он продолжал ругаться, не стесняясь в выражениях, и стрелять в мою сторону. Я нажал на спусковой крючок. Серия пуль превратила его голову в месиво, заляпав кровью и крупицами мозга белый забор.

Чем больше бандитов становилось, тем больше суеты создавалось на газоне. Их уже было порядка тридцати, и они, будто одурманенные чем-то, носились из стороны в сторону, не к месту кувыркались, перекатывались, причем нередко мешая друг другу. Двое из них даже умудрились провалиться в пропасть…

Виновником случившегося являлся худощавый белобрысый отморозок невысокого роста. Стреляя куда вздумается, он понемногу отступал и доотступался. Споткнувшись о ноги собрата, лежащего на травке и меняющего магазин, тот приземлился на задницу, проехался на ней до края пропасти и уже соскальзывал вниз. Однако лежащий бандит, голова которого была повязана черной банданой, оказался не только сбитым крепышом, но и весьма проворным. Бросив на траву автомат, он резко вскочил и, упав ничком, успел поймать ремень автомата белобрысого.

Крепыш встал на колени и потянул изо всех сил. Из пропасти уже было вынырнул и сам автомат, и державшиеся за него руки, но один из глазастых бойцов ополчения разнес в прах их надежды и намерения. Пули вошли спасавшему в затылок, шею, спину. Не выпуская из рук ремень, крепыш наклонился вперед и отправился вслед за белобрысым.

Количество убитых стремительно росло с обеих сторон. И если бы не летающие тарелки, выключившие свечение и приступившие к обстрелу стоянки, то жертв среди ополчения могло бы быть значительно меньше. Одни бойцы превращались в прах, попадая под плазменные снаряды, другие падали замертво или получали увечья от последствий соприкосновения снарядов с техникой. В их незащищенные бронежилетом части тела вонзались осколки стекол и куски металла, разлетающиеся при взрыве машин.

За каких-то две-три минуты стоянка превратилась в свалку металлолома. Для меня, наверное, это были самые ужасные и долгие минуты в жизни. Периодически нажимая на спусковой крючок, я уже даже не смотрел, куда стреляю. Внимание было приковано к творившемуся на стоянке беспределу. Мне так и не довелось узнать этих ребят поближе, но видя, как они один за другим лишаются жизни, мое сердце обливалось кровью.

– Бойня! Бессмысленная бойня! – заорал я. Оставив в покое выползающих из подземелья вояк, я перевернулся на спину и, сменив магазин, зачем-то открыл огонь по инопланетному кораблю, который за пару секунд до этого опять врубил свои «фары». – Не на тех нарвались, трансы космические! Получайте, суки! Получайте! Что, нравится, да?! Жрите, жрите, жрите!..

Патроны в магазине закончились быстро, но, к моему удивлению, да и, наверное, к удивлению долговязых тоже, автоматная очередь зацепила их посудину. Правда, на этом чудеса не закончились. Исходивший из нее свет вдруг погас.

Лучик надежды промелькнул в моей голове: «Подбил-таки гадов! Неужели грохнутся сейчас? Непременно грохнутся, еще как грохнутся! Ай да Никита, ай да стрелок!»

Внутренний голос думал иначе: «Включи логику, тупица! Если бы ты из гаубицы жахнул, тогда да, может быть, и грохнулась гадина, а так – бока ты им только почесал своими микропульками. Знаешь, вот живу я в твоем недоразвитом подсознании уже почти четверть века и никак не возьму в толк: за что Всевышний наградил меня настолько бестолковым носителем? Ведь я же способный, сообразительный, дела прибыльные за версту чую. Пользы мог бы принести немерено, но не в тандеме с тем, у кого интеллект чуть выше куриного и натура баборабская. Да лучше бы он меня к твоей ненаглядной старухе подселил! Красотой она, конечно, не блещет, зато с мозгами дружит. Эх, сколько бы мы с ней таких, как ты, олухов развели…»

Логика внутреннего голоса не подкачала. Падать НЛО не собирался. Он резко изменил направление и, пролетев по вертикали несколько метров, затормозил и завис. Секунды на три-четыре, не более. По его корпусу забегали электрические разряды, и он снова засветился ярким белым светом. На этом мой интерес к нему пропал. Его дальнейшие действия были предсказуемы настолько, насколько очевиден исход битвы.

– Ты смотри, как лихо наши ребятки отработали, – перевернувшись на живот, пробурчал я. – Только толку-то от этого…

На газоне уже не было ни единого живого отморозка. Большинство из них были убиты, а остальные вернулись в подземелье. Глаз, конечно, радовался, но нашу участь это никак не отменяло. Мало того что в небе кружили объекты, которые с минуты на минуту могли нас поджарить, так еще и вход в подземелье оказался для бандитов неплохой оборонительной позицией. Из нее то и дело высовывались вояки, чтобы пострелять да гранату метнуть, а этого вполне хватало не только для защиты подступов к подземелью, но и для отправки на тот свет кого-то из наших.

Мы были обречены. И новые приоритеты я для себя уже обозначил. Суть их заключалась в следующем: брать ноги в руки и бежать туда, где небо скроется за кронами наших земных деревьев, только там у меня был шанс!

Рядом со мной на левом боку лежал мертвый ополченец. Пуля пробила ему голову в районе темени, когда он собирался пристегнуть магазин. Тот так и остался в его руке. Я отстегнул свой магазин и, взглянув на изоленту, скрепляющую два рожка между собой, вспомнил Давида. Обмотал он, конечно, на совесть. Такое впечатление, что целый моток израсходовал. Но как бы то ни было, а разматывать мне уже не придется. Эх, братка, жив ли ты еще? Бросив их к ногам ополченца, я вырвал из его руки магазин, пристегнул к автомату и стал быстро отползать назад.

– Никита, граната! – раздался сзади крик Полковника. – Берегись!

Граната приземлилась в нескольких метрах сбоку от меня. По телу пробежала дрожь. Все, что я мог сделать в эти мгновения, – это лишь уткнуться лбом в землю, открыть рот и прикрыть руками голову и шею.

Последующие события скудными обрывками запечатлелись в памяти. Взрыв. Сильная жгучая боль в ногах и руках, словно по ним прошлись граблями, зубья которых заточены на славу. Раздирающий звон в ушах, отчего, казалось, треснет череп. Туман в глазах. И темнота…


Глава 10 База пришельцев | Земля – лишь ферма | Глава 12 Преисподний городишко







Loading...