home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Вселенский престол

Задав кораблю адскую встряску на выходе, нас, как космический мусор, выметнуло метлой мироздания из пространственно-временного тоннеля. И если верить словам Шакалова, то сейчас мы находились в тридцати двух миллионах световых лет от своего дома. В галактике Веретено созвездия Секстант. В общем, у черта на куличках!

Радушного приема ожидать не приходилось. Не успели мы опомниться, как Вселенная преподнесла нам «подарочек» в виде астероидного потока. Он состоял из тысяч хаотично блуждающих каменистых глыб, возможно некогда являвшихся частями какой-нибудь планеты. Выглядели они устрашающе, но бояться нам особо было нечего. Долговязые оказались матерыми пилотами и, умело лавируя кораблем, лихо огибали глыбы разнообразных форм и размеров. Затратив не более получаса на астероидный рой, они прибавили скорости и устремились на планету, которую Кирилл назвал «тюрьмой для невинных душ». На Цизарбию.

Теперь полет проходил спокойнее, и зеленый «гид» принялся знакомить нас с достопримечательностями новой галактики. Пытаясь вникнуть в его россказни о красно-оранжевой планете, появившейся на экране вслед за астероидами, я посматривал то на Натали, то на Дарью и никак не мог смириться с мыслью, что скоро их у меня отнимут. Что им придется прислуживать монстроподобным феодалам, плюющим на все моральные принципы и устои, присущие цивилизованному человеческому обществу. Что долговязые могут оказаться сексуальными извращенцами и станут своими длинными четырехпалыми ручищами лапать их груди, бедра, ягодицы и…

Тьфу, гадость какая! Нашел о чем думать, Богданцев! Соберись! Тебе срочно нужно на что-нибудь отвлечься. Например, на истории коротышки. Да, точно, на них! Итак, что он там у нас рассказывает?

Ага. Оказывается, эта планета очень схожа с Марсом, только втрое больше. Энное количество веков назад на ней вовсю кипела жизнь и правила мирная раса эмримеровитанцев. То есть эмримуровитанцев… Нет, эмрими… Да какая разница, если никто уже не правит!

Коротышка восхищенно поведал нам, какие они были мудрецы, что отстроили уникальные космические корабли, способные свободно перемещаться по пространственно-временным тоннелям. Вот только как они наткнулись на порталы и отважились сквозь них пролететь, не уточнял, но то, что величайшее открытие послужило их гибели, и не только их, повторил несколько раз.

Путешествуя по различным планетам и контактируя с их обитателями, они несли мир, знания и прогресс. Объединив восемь галактик, а это двести тридцать девять миров, мудрейшие, так их стал называть коротышка, уговорили всех планетарных лидеров создать единый правящий олиаф – совет по-нашему. В него вошло по девять членов от каждой цивилизации, и каждый из них имел право голоса. Местом сборов определили планету Цизарбию, как символ зарождения союза галактик. Она была первой, на которую высадились мудрейшие, и именно с нее началась их исследовательская и миротворческая миссия.

Для возведения, декорирования и обустройства здания олиафа со всех галактик приглашались лучшие архитекторы, строители, дизайнеры, садоводы, мебельщики и прочие. Они в кратчайшие сроки создали не просто убежище от погодных невзгод и уютные апартаменты для деловых встреч уважаемых советников, а настоящее вселенское чудо на радость всем народам. Занимая площадь более чем в двести гектаров, последние из которых возвышались над облаками.

По его фасаду плелись мощные стебли декоративных растений, цветущих чуть ли не каждый день в году, а некоторые из них распускались только ночью и, выделяя люминесцирующие ароматные вещества, светились в темноте. Облепленное до самых облаков всевозможными цветами и листьями, колышущимися на ветру, здание казалось живым, дышащим.

Потолки были отделаны кратерным стеклом, якобы способным поглощать негативную энергию и преобразовывать ее в ничто, а стены – мозаиками из драгоценных камней и металлов и увешаны шедеврами величайших художников.

Мебель если изготовлялась из дерева, то обязательно из самого уникального, произрастающего лишь на нескольких планетах и обладающего отменной прочностью и долговечностью. Обивочный материал непременно ткался из целебных нитей, сделанных из водорослей, а наполнители сидений и подушек состояли из легчайших перьев дивных птиц, придающих сил каждому на них присевшему. Если же мебель была из металла, то из такого, что на порядок обходил дерево по уникальности. Способного от прикосновений любого живого существа не только менять цвет и оттенки, но и становиться прозрачным.

Стараясь не упустить ни малейшей детали, коротышка описывал это феерическое сооружение с таким воодушевлением, что хотелось верить каждому его слову. Но я не верил. На мой взгляд, он либо врал как сивый мерин либо искренне заблуждался, начитавшись древних эпосов. Хотя лица остальных не выказывали никаких сомнений, скорее наоборот, они с удовольствием внимали рассказчику. Что ж, людям надо во что-то верить, тем более на пороге чего-то плохого или даже смертельно опасного…

Нарекли этот чудо-небоскреб ЦОГ – Центр Олиафа Галактик.

На одном из заседаний совет постановил, что у них должен быть единый беспристрастный лидер, решающий споры и ведущий миры к процветанию. И такой нашелся. Будучи одним из мудрейших, он предлагал не только развивать восемь галактик, но и познавать новые. Хотел созидать и нести добро всем, кто в нем нуждался. Когда же его избрали абсолютным большинством голосов, ни для кого не явилось откровением, что единственными проголосовавшими против были лантисофурийцы.

Считая свою расу высшей, богоизбранной, пред которой все остальные должны преклоняться, они презирали иные цивилизации, включая самих мудрейших и их политику, и никогда этого не скрывали. Руководствуясь лишь жаждой власти и стремлением господствовать над галактиками, долговязые видели себя, и только себя на вселенском троне.

В то время когда другие народы шли путем духовного развития, придерживались мира и старались решить проблемы голода, холода и крова, лантисофурийцы разрабатывали оружие массового поражения и сооружали военные звездолеты, опираясь на технологии все тех же мудрейших…

Война закончилась, толком не начавшись. В считаные месяцы половина цивилизаций была стерта с лица Вселенной, остальные стали колониями Лантисофура.

Далее коротышка с головой окунулся в химический анализ и всяческие научные теории, отвечая окружающим на вопрос: почему планета мудрейших теперь имеет такой цвет? Но как бы я ни напрягал мозг, все равно ничего не понял. Да и к чему мне лишняя информация? Их планета непригодна для жизни, она практически мертва или доживает свое. Все, этого мне знать достаточно, меня больше интересовал другой вопрос.

– Если галактик было восемь, а прихвостень очкастый сказал, что девять, – значит, долговязые открыли еще одну? Нашу, верно? Девятая галактика – это Млечный путь?

– Да, только первооткрывателями были другие. Путь к ней нашли еще мудрейшие, просто исследовать так и не успели.

– Спасибо вам, о мудрейшие, уж помогли так помогли!

– Лантисофурийцы добрались до нее относительно недавно.

– Повезло же нам!

– Как и другим восьми.

– В нашей галактике есть еще какие-нибудь цивилизации?

– Полно. Но они менее развиты, чем земляне.

– Дикари, значит? – улыбнулся Давид, но, переведя взгляд с коротышки на прозрачную стену, резко убрал с лица улыбку и насупил брови. – Это что еще такое?!

Я посмотрел на экран и тоже опешил.

Задав такой вопрос, Давид меня разочаровал, ведь ответ был прост: одиннадцать звездолетов долговязых. Облюбовав места в просторах мироздания, они зависли там и светились разноцветными огнями, как новогодние елки. Эти корабли почти ничем не отличались от того, что я видел в параллельном тоннеле. Такие же пирамиды, заваленные на бок, но с небольшим дополнением в центре их оснований. Из кормы выходили трубы, по четыре из каждой. Начинаясь перпендикулярно ей, они с середины плавно сгибались вниз до угла в сорок пять градусов и заканчивались на конце острием. Возможно, на том корабле они тоже имелись и я их просто не заметил.

– Эх, земляне, какие же вы самоуверенные. Считаете, что если подчинили себе беззащитных зверюшек, научились эксплуатировать природу и загрязнять атмосферу, тогда как другие расы этого не делают, то вы уже чуть ли не боги, просветленные и всемогущие. Так вот, я вас с радостью разочарую: вы такие же дикари, если не хуже! Кто, как не дикари, из-за ничтожных распрей убивают себе подобных, а нередко и ради удовольствия? Кто, как не дикари, ослепленные жаждой наживы, втаптывают в землю любого вставшего у них на пути, даже родную мать? Кто как, не дикари…

– Да ясно, ясно, угомонись уже, праведник зеленощекий! – перебил я и, указав рукой на корабли, спросил: – Что они тут делают?

– Грибы собирают!

– Я так и подумал. А какие? Белые космические или рыжики метеоритные?

– Мухоморы звезданутые и лисички чернодырые! – воскликнул батя и захохотал.

Сынок подхватил, а я покосился на Назара и кивнул: мол, молодец, папаша, – растешь, исправляешься. Зато девушки скривились так, будто в отсеке кто-то испортил воздух.

– На страже порядка они находятся, герои недоношенные. Такие себе мальчики по вызову, – проворчал коротышка и, потушив фиолетовый свет, снова зажег белый. – Что б они все сдохли!

– И кто их вызывает, долговязые тетеньки? – хитро ухмыльнулся я.

– Эти, кстати, три галактики обслуживают, в том числе и ваш Млечный путь. Если вдруг мятеж рабов случается, что не так уж редко и бывает, или нападение злобных существ из других, неизведанных галактик, чего никогда не бывает, то тогда великие воины Лантисофура несутся всех утихомиривать.

– Но почему именно это место они выбрали для дислокации? В нем есть что-то особенное?

– Воинские части у них на Цизарбии, а лететь им до нее отсюда всего ничего. Удобно им, в общем. Смены поменять, провиант подбросить, ремонтные бригады вызвать, если что.

– Ясно. Так, а…

– А что это у корабликов торчит? – опередила меня Дашка.

– Половые органы в состоянии полуэрекции, лапуля. И если их… – нарвавшись на мясистое лицо Кирилла, покрасневшее от злости настолько, что на фоне рыжих волос оно, казалось, вот-вот воспламенится, коротышка не стал продолжать лекцию о мочеполовой системе космических флагманов и повернул голову ко мне: – Может, ты нас просветишь?

– Оружие это, – блеснул проницательностью Давид, – которым они целые планеты выжигают.

– В точку! Эх, если б все так соображали, то можно было бы подумать и о восстании.

– и сколько у них таких кораблей? – промямлил я.

– Тридцать пять. Плюс еще один строится.

– Ого, неслабо.

– Ага.

– А таких, как эта тарелка? Или банка консервная? Как вы их там называете?

– Точно не скажу, но тысяч пять точно наберется. Нэускафами они называются, что в переводе с древнего эмримировитанского означает «крылья Вселенной». А ты называй как душе угодно, хоть кастрюлями.

– Да уж, победа нам только снится.

– Космическая флотилия лантисофурийцев, несомненно, впечатляет, но не надо падать духом. Одно из пророчеств гласит: «Их мощь – их же и погубит», а я искренне верю этим пророчествам. И вам советую.

– А что за пророчества такие и кто их вообще пророчит, ты, конечно же, сейчас не скажешь, ибо, когда придет время, мы все узнаем. Я прав?

Посмотрев на меня, как на умственно отсталого, он кивнул. Еще я поинтересовался у коротышки о его имени, ведь не пристало нашего зеленого собрата, примкнувшего к уже несекретной народно-освободительной организации «Молот», всякими там обидными кличками называть. Хотя имя у него похуже любой клички оказалось: Серебан-докантуантан.

Не повезло ему, однако, но досадная ситуация не являлась неразрешимой. Иного выхода я не видел, как укорачивать, укорачивать и еще раз укорачивать имя. В итоге получилось довольно-таки стоящее имечко: Серебан. И нам язык не ломать, и коротышке понравилось.


Глава 17 Сквозь пространство и время | Земля – лишь ферма | Глава 19 Тюрьма для невинных душ







Loading...