home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Хозяин воспоминаний

На полу возле журнального столика стояла полупустая бутылка выдохшегося шампанского. Телевизор еле слышно доносил бездарные реплики актеров какой-то второсортной американской мелодрамы, а ранее идеально застеленная простыня была скомкана и свисала с дивана. Сложив руки за головой, я лежал неподвижно. Натали располагалась рядом. Рисуя указательным пальцем узоры на моем животе, она что-то напевала шепотом.

Никак не реагируя, я устремил взгляд в потолок, изучая непонятный рисунок на обоях.

Да уж, лихо мы порезвились. Я и не предполагал, что в ней столько прыти. Обязательно надо будет повторить.

Натали прижалась посильнее и, подтянув одеяло чуть ли не под шею, решила нарушить мои раздумья:

– Мне так хорошо с тобой.

– Да и я не жалуюсь.

– Никита, а у тебя кто-то есть? Встречаешься с кем-то?

Не зря же гласит народная мудрость: «Не каркай, а то накаркаешь!» И она накаркала. Я и рта не успел раскрыть, как мой телефон начал разрываться звучанием популярной клубной музыки. И к гадалке не ходи, наяривала моя благоверная. Натали первой дотянулась до мобильника и, протягивая мне, проворчала:

– Какая-то Анжела.

– Вот и ответ на твой вопрос!

Анжела – это отдельная история. Нет, она не была мне женой, возлюбленной или даже другом. Кем же тогда? Я встречался с ней около полутора лет, но так и не смог дать точный ответ на этот вопрос. А чтобы разобраться в сути, для начала нужно узнать, кем я был до нашего знакомства. Да так, никем! Подрабатывал охранником в ресторане. Оно и понятно; когда я вернулся из армии, кроме голубого берета за пазухой и рабочей специальности, у меня больше ничего не было. Специальность я отбросил сразу. Не мое! Даже называть ее не буду. А вот навыки, полученные на службе, пригодились.

Моя жизнь текла своим чередом, как у миллионов россиян. То есть обыденно, бескрасочно, на грани выживания. Однако в один прекрасный вечер судьба преподнесла мне шанс. В наш захудалый ресторанчик, где я и подрабатывал охранником, вбежала молодая симпатичная девушка. Она рыдала и звала на помощь. Мне понадобилось несколько минут, чтобы ее успокоить, узнать, в чем дело, и вырубить двух невменяемых верзил, ошивавшихся неподалеку.

Как выяснилось позже, у ее «тачки» спустило колесо, телефон разрядился, машины не останавливались, вдобавок и место не особо людное, а поменять на запаску – не царское дело. В общем, полный аврал. Оставалось только брести, куда глаза глядят, в поисках спасения. Тогда-то за ней и увязались эти спасители, истосковавшиеся по женскому телу и набитому кошельку. Девушка оказалась некоей Анжелой Стаховой, представительницей золотой молодежи, дочерью владельца одного из лучших в Москве модельных агентств и нескольких студий звукозаписи. Не сложно предположить, что в полицейском участке ее обидчикам доходчиво обрисовали грань между плохим и хорошим.

Но не будем отклоняться от главного. Анжела по уши в меня втрескалась. И у нас закрутилось. Она показала мне иной мир. Мир, о котором могут только мечтать такие простаки, как я. Мир денег, роскоши и власти. Правда, на этом Анжела не остановилась. Ей вздумалось сделать из своего нового бойфренда знаменитость. Проигнорировав мои насмешки, она убедила всех вокруг, включая папашу, в моей неотразимости, харизме и прочей дряни. Оказалось, что моя физиономия вполне подходит для обложек журналов, а подкачанное тело – для рекламы модельных шмоток.

Мобильник не переставал трезвонить. Покрутив в руках, я отключил его и вернул докторше.

– Настолько все плохо? – спросила она.

– Хуже не бывает!

– Расскажешь?

– Ну уж нет, док! В эту тему не лезь!

– Хорошо, обещаю. Только что ты ей скажешь о сегодняшней ночи?

– Не важно, что-нибудь придумаю.

– Никита, а мы вот так еще встретимся?

– Даже и не сомневайся.

Через пару минут, не меняя позу, Натали уже посапывала. Еще через пару сработал таймер в телевизоре, заглушив наконец-то тошнотворное жужжание. Но вот чтобы дотянуться до пульта от галогенной люстры, валявшегося рядом с диваном, мне пришлось поднапрячься.

Я выключил свет. Сомкнул веки. И снова – дорога, поворот, указатель, деревня, дом и полуживые настырные соседи. Далее последовала соответствующая реакция: я закричал и проснулся.

– Господи, как ты, Никита? – прозвучал знакомый голос, и зажегся свет.

Нависнув надо мной, Натали стояла в коротеньком халате, прижимая к носу окровавленный платок.

– Что случилось? – опешил я.

– Ты громко стонал. Я попыталась тебя разбудить, потормошила за руку, а в ответ… ты резко дернулся и черканул локтем мне по носу.

– Прости. Даже не знаю, что и сказать.

– Ничего страшного, как-нибудь переживу, – присев рядом, пробурчала она.

– Сколько сейчас времени?

– Начало шестого.

– Я, наверное, пойду.

– Не торопись. Думаю, твоя проблема не терпит отлагательств. Я могу здесь и сейчас ввести тебя в гипноз, если ты, конечно, этого хочешь.

– Хочу! – нахмурив брови, провозгласил я. С одной стороны, меня пугал предстоящий эксперимент, но с другой – вызывал дикое любопытство. – Делай все, что нужно. Мой мозг полностью в твоем распоряжении.

Всего мгновение понадобилось Натали, чтобы умыться, собрать в хвостик взъерошенные волосы, придвинуть к дивану пуфик и усесться на него. Склонившись надо мной, она приложила к моему лбу ладошку. Спокойным, монотонным голосом велела смотреть ей в глаза и поочередно расслаблять каждую мышечную группу. Начиная с ног, заканчивая лицом. Мои веки тяжелели, пока не закрылись полностью. Следуя за голосом и беспрекословно выполняя все его прихоти, я переставал ощущать свое тело. Теперь оставался только разум. Сознание. И голос:

– Ты чувствуешь легкость и освобождение от всего мирского. Ты – сгусток энергии, вырвавшийся из физической оболочки и способный перемещаться, куда пожелаешь. Будь то любые планеты и созвездия, временные эпохи и измерения. Помни, я с тобой… и ничего не бойся. В любой момент ты можешь все остановить или вернуться обратно. Сейчас я хочу, чтобы ты перенесся в тот день, когда расстался со своими родителями.

Передо мной вдруг замелькали события и лица из прошлого, как кадры кинофильма, которые кто-то перематывает вспять. Я увидел армейских друзей и адскую муштру, через которую нам вместе пришлось пройти. Дашку, толкающую умные речи. Детдом и строгую, но справедливую воспитательницу, заменившую мне мать. В конце концов желаемый результат был достигнут: с разумом взрослого я вселился в тело себя десятилетнего.

– Что ты видишь? Где находишься?

– Я стою возле собачьей конуры во дворе дома и держу в руках баскетбольный мяч. Старый облезлый пес бегает вокруг меня, виляет хвостом и гремит цепью. Он мне кажется огромным, но совершенно безобидным. Припекает солнце. Все зеленеет, цветет и пахнет. Мне хорошо. Чувствую в себе неиссякаемую энергию, которая так и рвется наружу. Мне хочется прыгать, бегать, подбрасывать мяч…

– Это тот дом, который ты видел во сне?

– Да. Один в один.

– Во дворе есть какие-нибудь люди?

– Нет.

– Хорошо. Теперь прокрутим время немного вперед. На пару часов.

– Я уже в доме. Сижу на табуретке в кухне и пью молоко с пряником. У плиты готовит какая-то женщина. И пока я наблюдаю только ее спину. Хотя… да, вот она обернулась. Подошла ко мне, погладила по голове и поцеловала в щеку, – говоря задумчиво, я вглядывался в ее лицо, пытаясь вспомнить, откуда мне так хорошо знакомы его черты. Женщина спросила, не хочу ли я еще пряников, и прояснение нагрянуло сию же секунду. Ее голос помог тому случиться. – Я не верю, док…

– Что? Ты узнал ее? Это твоя мать?

– Да.

– Понимаю, эмоции тебя переполняют, но нужно продолжать.

– Не беспокойся, я в порядке. Сейчас иду в зал. За столом сидят двое мужчин. Один из них подхватил меня и посадил к себе на колени. Его я тоже узнал. Он мой отец.

– Кто же второй?

– Не знаю, мне он незнаком. Отец называет его Максимом. Не могу точно разобрать, о чем общаются, но они довольно уважительно друг к другу относятся. Шутят иногда. Похоже, они друзья.

– Или родственники.

– Может, и так, но пока об этом ни слова.

– Ничего, еще выясним.

– Мать пришла. Поставив на стол несколько блюд и графин с каким-то зельем, она снова удалилась на кухню. А отец, наполнив стопки, начал выпроваживать меня погулять.

– Имена родителей упоминались?

– Да. Мать зовут Светлана, а отца – Сергей.

– Молодец. Дальше тебе будет нелегко, но эта деталь не менее важна. Постарайся вспомнить название деревни. Ты должен его знать. Возможно, от кого-то когда-то слышал или же видел при въезде на указателе… Да, точно! Сконцентрируйся именно на указателе. Просто так бы он тебе не снился.

В ответ я только промычал.

– Не сдавайся, Никита. Отбрось все лишнее. Очисти разум и сосредоточься.

Сопровождая свои усилия постаныванием и невнятным бормотанием, я отыскал нужный эпизод.

– Ну как, что-то проясняется? – не вытерпела она.

– Ага…

– Где ты сейчас?

– В автобусе. Мать сидит рядом у окна. Не знаю, куда мы направляемся, но деревня осталась позади. А вот и указатель проезжаем…

– Что на нем?

– Он по другую сторону автобуса, поэтому вижу я его только мельком. Да еще и автобус, как назло, битком набитый. Уже несколько раз прокрутил этот момент – и все безрезультатно. Я не успеваю рассмотреть надпись.

– А успевать и не надо. Постарайся замедлить происходящее или даже остановить. Прими тот факт, что ты являешься хозяином своих воспоминаний и вправе делать с ними все, что угодно.

– Да-да, я понял. И знаешь, по-моему, начинает получаться. Так. Ага. Уже близко, – промямлил я. – Вот оно, есть!

– Ну же, говори название!

– Потрошино.

– Отлично!

Далее пошло-поехало. По отработанному сценарию мы вычислили и мою настоящую фамилию, звучащую довольно незамысловато – Федоров, и расположение деревни, находившейся в пятидесяти километрах к востоку от Москвы, и даже численность населения, произнесенную председателем сельского совета на праздновании Масленицы. В поселке тогда проживало чуть больше трехсот человек.

По мере погружения в прошлое я хотел знать все больше и больше. Но неожиданно раздался звон будильника, вырвавшийся из той же реальности, откуда доносился пытливый монотонный голос. Прекратив раздражающее дребезжание, Натали прошипела пару нецензурных слов и обратилась ко мне:

– На сегодня хватит. На счет три ты откроешь глаза и будешь помнить все, что увидел. Раз! Изображение искажается. Картинки и образы плавно сменяются ярким белым светом. Два! Твое сознание вновь обретает тело, но уже обновленное, абсолютно здоровое, полное сил и энергии. Три!

Докторша хлопнула в ладоши, и мои веки распахнулись. С недоумением взглянув на нее, я произнес первое, что пришло в голову:

– Натали, ты не только самая сексуальная врачиха из всех, которых мне доводилось видеть, ты еще и самая гениальная!

– Знаю, – улыбнулась она. – Но, к сожалению, мы так и не выяснили главное: почему ты лишился родителей? Ведь у вас семья была довольно крепкая и благополучная. Тебя любили. О тебе заботились. Очень странно.

– Да, очень. И мы как раз подходили к разгадке. Зачем ты все оборвала?

– Прости, милый, хочу успеть привести себя в божеский вид. Владелец поликлиники зачем-то собирает всех врачей, поэтому в восемь часов я как штык должна быть на работе.

– Понятно, – буркнул я, потянувшись к джинсам.

– Мне это нравится не больше твоего.

Натали чмокнула меня в щеку и направилась в ванную. Стянув на ходу халат, она несколько раз обернулась, демонстрируя фальшивую застенчивость. Этого с лихвой хватило, чтобы заставить мое сердце биться на запредельной частоте. Дверь в ванной комнате захлопнулась, зашумел душ, а образ недурно сложенного тела так и остался перед моими глазами.

Что ж мне теперь, невымытым отсюда выбираться? Э нет, такое гостеприимство меня не устраивает! Отшвырнув джинсы, я понесся к заветной двери и дернул за ручку. Дверь оказалась незапертой. И то ли от неожиданности, то ли по заранее спланированному сценарию намыленное тельце встрепенулось.

– Вот решил спинку твою до блеска оприходовать.

Вспыхнувший энтузиазм в ее глазах и полетевшая в меня мочалка указывали только на одно: докторша не возражала.


Глава 1 Сон | Земля – лишь ферма | Глава 3 Странная статейка







Loading...