home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


VII. Queen has a lot![29]

Ни одному из лордов британского Адмиралтейства не пришло бы в голову делать секрета состава эскадр Её Величества. Да как это возможно, когда корабли стягиваются с разных концов Империи на одну из баз Королевского Флота, где увидеть и пересчитать их может любой зевака на набережной. И любой, кому это понадобится – будь то проныра-газетчик или иностранный дипломат – легко выяснит, куда и под чьим командованием идет то или иное соединение. Для этого достаточно посидеть в припортовых пабах и при этом не держать уши закрытыми. Матросы и уорент-офицеры знают все, и не имеют дурной привычки выпивать молча. Время отбытия и место назначения становятся предметом бурных обсуждений; об этом пишут женам и любовницам офицеры; об этом трезвонят и местные и столичные печатные листки.

Да и зачем скрывать? Хотя до принятия «Акта о морской обороне», утвердившего «двухдержавный стандарт», остается еще двенадцать лет, Королевский флот уже сильнее любых двух флотов, взятых вместе – что бы ни твердили злопыхатели о недостатках корабельной артиллерии. Список одних только кораблей первого класса длиннее, чем перечень вспомогательных судов любого флота мира – чего уж говорить о бесчисленных фрегатах, корветах, мониторах, авизо, колониальных крейсерах и канонерских лодках, чьи мачты можно увидеть под любыми широтами!

И уж тем более незачем делать секрет из Эскадры Специальной Службы, чье предназначение, в первую очередь, хорошенько припугнуть русских, пригрозив им бронированным кулаком. Что за угроза, если противник о ней не знает? Так что состав эскадры вице-адмирала сэра Эстли Купера Ки на все лады обсуждался в Палате Общин, в газетах, во всех пабах от Фолмута до Маргейта.

Была у подобной открытости и оборотная сторона. После прошлогоднего королевского смотра многие писаки усомнились в мощи Эскадры Специальной Службы. Досужие репортеры высмеивали и ее пестрый состав, и почтенный возраст иных кораблей; в солидных лондонских изданиях стали появляться «читательские письма» безымянных «капитанов второго ранга N» или «коммодоров Королевского Флота D», скептически высказывавшихся о способности этого соединения действовать против первоклассных морских крепостей русских. После босфорского фиаско тон газетных публикаций стал откровенно издевательским; в Палате Общин не раз вспыхивали дебаты о несостоятельности Эскадры, о необходимости усилить ее, прежде, чем отправлять на Балтику.

Лорды Адмиралтейства до последнего тянули с принятием решения – очень уж унизительно было признать правоту газетчиков и парламентских болтунов. И все же здравый смысл возобладал над гордыней: эскадру увеличили еще на пять вымпелов. Прежде всего – три новейших броненосца, строившихся для иностранных держав и с началом Балканской войны конфискованные в пользу Королевского Флота: башенный «Нептун», заказанный Бразилией, батарейный «Сьюперб» и таранный броненосец «Белляйль» так и не переданные Блистательной Порте. Все три эти корабля спешным порядком, за считанные месяцы, достраивали, чтобы пополнить ими Эскадру Специальной Службы. Вошел в нее еще один таран, «Руперт», усовершенствованный вариант «Хотспура», вступивший в строй четыре года назад. Список мониторов пополнил «Глэттон» – он, в отличие от предшественников, мониторов типа «Циклоп», уже не боялся открытого моря.


К повороту стоять!

К повороту стоять!

Кроме того, в состав эскадры вошли: винтовой корвет «Боадицея», парусный фрегат, два колесных авизо, две торпедные лодки, «Лайтнинг» и «Везувий», пять канонерок – «Рэйсер», «Маринер», «Пайк», «Мидуэй», «Медина» – и три транспорта с войсками.

Сэр Эстли Купер разделил свои броненосные силы на три отряда. В первый вошли казематные и батарейные броненосцы во главе с флагманским «Геркулесом». Второй составили из башенных броненосцев и таранов; третий, предназначенный исключительно для прибрежных действий, состоял из пяти имевшихся в наличии мониторов.

Эскадра Специальной службы была сформирована к концу февраля. Бронированные махины лениво дымили на рейде Портсмута, изредка проворачивая машины, чтобы поддерживать жизнь в механизмах. Вице-адмирал не собирался выматывать команды и изнурять механизмы бессмысленным крейсированием на подходах к Датским проливам. Броненосцы войдут в Балтийское море, когда лопнет панцирь, сковывающий Финский залив. А пока газеты ежедневно публикуют сводки о состоянии льда в Рижском заливе, в Маркизовой луже, у Кронштадта, Трогзунда, Свеаборга. Сведениями их аккуратно снабжают и английские корреспонденты, не покинувшие, несмотря на объявленную войну, пределов России, и русские газеты. И ни одному из цензоров и перлюстраторов, свирепствующих в почтовых отделениях Петербурга, Гельсингфорса, Ревеля, ни одному из жандармских чинов, надзирающих, согласно закону о военном положении, за телеграфными отправлениями, не пришло в голову задержать телеграмму такого, например, содержания: «Рижский залив почти весь покрыт льдом толщиной 5–7 дюймов. Ледовая обстановка остается сложной: на днях возле Колки в лед вмерзли четыре небольших судна. Образованию льда способствует не только сильный мороз, но и почти безветренная погода.»


К повороту стоять!

Что ж, Эскадра Специальной Службы стала, пожалуй, самым крупным из козырей, когда-либо выложенных Владычицей морей на карточный стол европейской политики. Теперь она не уступала даже Средиземноморской эскадре – традиционно сильнейшему соединению Королевского Флота. Газеты сравнивали ее с Броненосной эскадрой Балтийского моря, и равнение получалось не в пользу русских: те могли выставить всего один полноценный броненосец, три плавучие батареи и старый броненосный фрегат «Князь Пожарский». Два его ровесника, «Севастополь» и «Петропавловск», крейсировали где-то в Атлантике, но их присутствие вряд ли изменило бы расклад: эти старички едва ли могли драться на равных даже с английскими батарейными ветеранами вроде «Гектора» и «Вэлианта». В Кронштадте спешно достраивали броненосный фрегат «Минин», типичный российский «долгострой», заложенный двенадцать лет назад и спущенный на воду в 1869-м; он должен был войти в состав флота не раньше мая. Что касается «Генерал-Адмирала» и «Герцога Эдинбургского», то они, хоть и вступили в строй совсем недавно, но предназначались не для боя в линии, а для океанского крейсерства, попадая в лучшем случае, в категорию полуброненосных.


К повороту стоять!

Несколько лучше дела у русских обстояли с силами прибрежного действия. Четверка башенных фрегатов «Адмирал «Лазарев», «Адмирал Грейг», «Адмирал Спиридов» и «Адмирал Чичагов», усиленные двухбашенными броненосными лодками «Русалка», «Чародейка» и «Смерч», представляли собой грозную силу. Но разве можно ожидать, что они смогут на равных драться с броненосцами Королевского Флота? Что касается десяти мониторов «американского» типа, то их английские обозреватели не воспринимали всерьез, осыпая при всяком удобном случае насмешками.

Отряд кораблей береговой обороны дополнял канонерские лодки «рэнделловского» типа[30], «Опыт» и «Ерш». Старые же винтовые канонерки, построенные еще во времена Крымской войны, были распределены между Кронштадтом и Свеаборгом. Неспособные противостоять броненосным судам, эти скорлупки, как показали учения, вполне справлялись с защитой крепостных минных заграждений и отражения десантов.

Британские издания особо подчеркивали отсутствие у русских такого прогрессивного класса боевых кораблей, как броненосные тараны. И это на морском театре, где самой природой предопределен успех такого вида оружия! Финский залив с его мелководьями и узостями, а в особенности, Северный и Южный Кронштадтские фарватеры, напичканные ряжевыми заграждениями и минными банками, перекрытыми во всех направлениях огнем береговой артиллерии, прямо-таки вынуждали к ближнему бою. А значит, полагали военно-морские теоретики, таранный удар станет здесь основным средством ведения боя. Натаниэль Барнаби, занимающий должность главного строителя флота[31], даже взялся разрабатывать особый корабль, предназначенный для прорыва морской обороны Кронштадта[32]. Это должно быть скоростное веретенообразное судно, почти полностью скрытое под водой и несущее бронированную палубу. Вооружение предполагалось необычное – пять подводных аппаратов для мин Уайтхеда и, конечно, таран. Считалось, что скорость и малоуязвимый для снарядов «полуподводный» корпус позволят выдержать шквал огня с фортов; оказавшись в гавани, корабль устроит русским бойню. Увы, пока это судно, заранее отнесенное к невиданной еще категории «торпедных таранов» существовало лишь на бумаге, в эскизных проектах. А как бы пригодилось оно сейчас сэру Эстли Куперу!

Но и того, что имелось, было более чем достаточно. Русским оставалось лишь молить Бога о ниспослании особой милости – эскадра Специальной службы готова сокрушить их балтийские твердыни и проложить путь на Санкт-Петербург. И тогда залпы броненосцев её Величества королевы Виктории заставят царя тысячу раз проклясть тот день, когда он решил поссориться с Британской Империей!


VI.  Великолепный «Уаскар» | К повороту стоять! | VIII.  Океанская охота







Loading...