home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


VIII. Океанская охота

Из сочинения К. Греве

К повороту стоять!

«В грозную годину на «Крейсере».[33]

Изд. Сытина, Санкт-Петербург, 1884 г.


«… Отослав в Занзибар «Беладонну» с пленными, «Крейсер» продолжал выписывать зигзаг, двигаясь средним ходом, и имея на салингах часовых. Около полудня фор-салинговый заметил дым с правой стороны, и крейсер лег прямо на него, дав полный ход. Через полчаса показался большой пароход, который на требование поднять флаг положил право на борт, по-видимому, надеясь уйти. Борьба была далеко не равная, и крейсер без особых усилий быстро настиг своего противника. Последний, видя свое безвыходное положение, по первому же ядру, пронесшемуся у него по борту, поднял английский флаг и остановил ход. «Крейсер» подошел ближе и, оставив неприятеля под ветром, послал на него тотчас же вельбот с офицером. По осмотре бумаг никаких сомнений не возникло – захваченный пароход «Эльба» был английским, вместимостью 1500 тонн, вышел из австралийского Сиднея уже после объявления войны, 7-го февраля. Груз – кожи и мясные консервы, отправленные английским торговым домом в Лондон.

Объявленная законным призом, «Эльба», по снятии с него экипажа в числе 25 человек и 500 пудов мясных консервов для надобностей клипера, с остальным грузом была пущена ко дну. На «Крейсере» все были убеждены, что в этот день не они одни так действуют и, вероятно, на всех морях и океанах происходит такая же расправа с английской торговлей, так как не один «Крейсер» вышел в море с этой целью.

Поворотив обратно и продержавшись всю ночь на большом тракте пароходов, идущих из Суэца и обратно, на утро заметили и догнали пароход «Рохо» водоизмещением 1265 тонн, под английским флагом. Груз его из – кофе, какао и сахарный песок – принадлежал английскому торговому дому в Лондоне. Забрав часть груза и сняв экипаж, «Рохо» на основании параграфов призового устава был затоплен с оставшимся грузом.

Направляясь к югу малым ходом, около 5 часов того же дня с «Крейсера» заметили быстро приближающийся дым с севера. Клипер поднял русский торговый флаг и продолжал идти прежним румбом, уменьшив ход еще более. С грот-салинга усиленно рассматривали приближающееся судно, а офицеры, стоя на юте с трубами и биноклями, делали различные предположения по мере того, как вырастал из-за горизонта рангоут и корпус неизвестного корабля. Это мог быть и приз, мог быть и неприятельский крейсер – «Ирис» или «Меркурий», о выходе которых из Адена предупреждали моряки с недавно встреченного французского пакетбота. В первом случае хватало еще времени взять его до наступления ночи, а во втором, как предполагали некоторые, дело ограничится незначительной перестрелкой с большого расстояния до наступления темноты. Все сомневались, чтобы командир «Крейсера», имея впереди более плодотворную деятельность, принял вызов и вступил в бой.

Дистанция между судами сократилась до трех миль, и на «Крейсере» все было готово к бою. Командир с большим вниманием рассматривал с мостика неизвестное судно и вдруг, к величайшему своему удовольствию, заметил, что оно стало отставать. Ясно было, что догоняющий, узнав в «Крейсере» военное судно, усомнился во флаге. Этого было достаточно, чтобы у нас не осталось более сомнений. Моментально руль был положен на борт, дан полный ход, и коммерческий флаг заменил военный. В тот же момент и подозрительное судно поступило так же. Началась гонка. Видно было, что убегающий шел почти одинаково с «Крейсером». Не оставалось сомнения и в том, что это был англичанин – только их пароходы могут ходить так быстро и тягаться в ходе с крейсером, и только англичане имели основание в настоящее время бояться погони.

Времени до наступления темноты оставалось немного, и вся надежда возлагалась на меткость носового орудия. Первый выстрел не произвел никакого впечатления, но второй вышел удачнее – он снес часть фальшборта в корме. Третий снаряд пронзил дымовую трубу и заставил, наконец, беглеца остановиться.

Солнце уже садилось, и необходимо было торопиться, а поэтому для сокращения времени «Крейсер» сошвартовался бортами с пароходом. Допрос и осмотр бумаг показали, что это был английский пароход «Мур», принадлежавший обществу «Юнион Стим Шип Компани», зафрахтованный британскими властями для военных нужд.


К повороту стоять!

Пароход вез уголь и артиллерийские запасы для флота на Цейлон, где должен был и сам вооружиться и переоборудоваться во вспомогательный крейсер. Его шестидюймовые орудия пока еще лежали в трюме со своими станками. На пароходе также отправлялись и два минных катера для Бомбейского порта с большим запасом разных мин и минных принадлежностей.

Господа англичане ошиблись на этот раз. Они следили за нашими агентами в Нью-Йорке, Филадельфии и в прочих портах, ожидая опасности оттуда, а никак не нападения в такой короткий промежуток времени после начала военных действий.

Этот приз жалко было топить, и капитан решился исполнить предположение лордов Адмиралтейства, для чего немедленно приступили к работе, пользуясь темнотой ночи и спокойным морем.

Две шестидюймовки и четыре пушки Норденфельда достали из трюма со станками и установили на местах, для чего пришлось поработать всем механическим мастеровым. Обе миноноски со всеми принадлежностями поместили на «Крейсер». Дымовая труба и фальшборт были исправлены. Лейтенант Пороховников назначен командиром призового судна; помощь ему даны тридцать человек команды и два мичмана, включая и автора этих строк.

К утру все уже было готово. «Мур» был перекрещен, и в 8 часов утра под именем «Сынка» поднял Андреевский флаг.

Приз был очень хорош сам по себе, но становился несравненно ценнее, обращаясь в оружие против своих хозяев, сбивая их расчеты и лишая английский флот на Цейлонкой станции в самое горячее время драгоценного материала – угля. Конечно, он предназначался для крейсеров, которые должны были охранять путь судов, идущих к портам Персидского залива.

Приняв последние приказания и инструкции от командира «Крейсера», Пороховников отделился от нас и при общих пожеланиях успеха и благополучного плавания пошел на Ост, намереваясь вскорости оказаться на траверзе порта Басра.

Поздним вечером того же дня «Крейсер» приблизился к порту Аден, спустил на воду взятый с «Мура» барказ и, посадив на него пленных с трех призов, предоставил их собственной судьбе, снабдив их компасом, веслами и провизией. Им предстояла только утомительная ночная гребля, но ни малейшей опасности. Сам же «Крейсер» лег на Вест, по направлению к заливу Таджура, к французской станции Обок, где назначена была встреча с угольщиком. Не встречая никого, «Крейсер» благополучно дошел до Обока, где и нашел стоящим на якоре гамбургский пароход «Доротея», зафрахтованный и посланный сюда нашим коммерческим агентом, с которым командир условился во время стоянки на Тенерифе. Хотя немец и дорого взял за уголь, но зато на скромность его можно было положиться вполне. В недостатке точности и аккуратности шкипера «Доротеи» также нельзя было упрекнуть, он своевременно доставил законтрактованные 70 тысяч пудов угля. Для успешности погрузки пришлось стать борт о борт, что дозволяло сделать спокойное море. Работа не прекращалась день и ночь, но все-таки окончилась только через двое суток…»


VII.  Queen has a lot! [29] | К повороту стоять! | IX.  Затишье перед бурей







Loading...