home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Отступление второе

Большой Британский Блеф

Считается, что понятие «блеф» – это чисто американская выдумка, как и карточная игра покер. Суть ее состоит в том, чтобы создать у противника впечатление, будто у вас на руках гораздо более сильная карта, чем на самом деле. Предполагается, что введенный в заблуждение партнер не решится наращивать ставки в игре и бросит карты.

Возможно само это слово – «блеф» (Bluff) действительно появилось за океаном, где-то между Миссисипи и Великими Озерами. Но сам принцип использовался политиками и военными всего мира за много столетий до появления на политической карте Североамериканских Соединенных Штатов. Например, некий военачальник китайского царства Цин, подойдя к вражеским пределам, велел в первую ночь разжечь сто тысяч костров, во вторую – пятьдесят, а на третью лишь тридцать. Противник опрометчиво решил, что цинские воины струсили, повел войска в наступление – и угодил в расставленную ловушку. Или вот пример из американской истории. В декабре 1780-го года некий полковник Уильям Вашингтон и восемьдесят его кавалеристов блокировали в какой-то бревенчатой развалюхе отряд лоялистов. Оживленная перестрелка не дала результата; осажденные пришли в себя и уже подумывали о контратаке, когда перед ними предстал сам полковник Вашингтон. И не один: рядом с ним стояла внушительных размеров пушка, каковой он и посулил изничтожить упрямцев вместе с их «крепостью». Напуганные лоялисты сложили оружие; каковы же были их возмущение и досада, когда выяснилось, что страшное орудие – не более чем раскрашенное бревно на колесах, вошедшее в американскую историю под названием «квакерская пушка».


К повороту стоять!

Да что там китайцы и квакеры! Любой из читателей с легкостью извлечет из мировой истории не один пример блефа – в военном деле и в политике.

Блеф, как прием карточной игры, имеет свои, и весьма строгие законы. И один из них таков – если партнер не поддается на блеф и не бросает карты, он неизбежно выигрывает, причем проигрыш будет тем разорительнее, чем дольше вы будете упорствовать в выбранной стратегии. Это правило действует в военном деле и в политике столь же безжалостно, как и за зеленым сукном.

И еще одним политические игры великих держав напоминают покер. Игрок, не имея представления о картах партнера, судит о них по нюансам его поведения, оценивая по тем или иным, часто трудноуловимым, признакам степень его решимости. В этом и кроется главный подвох: приходится строить игру, исходя из собственных, и не всегда верных, представлениях о чужой психологии. И при том (особенности военно-политических игрищ!) порой серьезно заблуждаются по поводу своего расклада.


К повороту стоять!

Примерно это и происходило в январе 1878-го года между Британской и Российской Империями. С одной стороны, Россия уверенно одержала на Балканах победу и, как никогда, близка была к воплощению стародавней мечты – твердой ногой встать на берегах Проливов, после чего весь Ближний восток, вся Малая Азия, все Восточное Средиземноморье оказывались под прицелом русских пушек. И это означало конец имперской политики викторианской Британии, ведь под удар попадала и главная артерия Империи, Суэцкий канал. Кроме того, русские войска давно закрепились в Туркестане и уже подбирались с севера к главной жемчужине короны – Индии!

Можно сколько угодно отливать памятники недавним победам из трофейных русских пушек, но обманывать себя бессмысленно и опасно – ждать повторения успеха Восточной войны силами одной Британии, без союзников в лице Турции и Франции не стоит. На Австрию надежда слабая – Берлин не дремлет, половина европейской прессы твердит, что стоит Британии вступить в войну с Россией, как Германия ударит не только по Австрии, но и по не добитой при Седане Франции.

Но и ждать, наблюдая, как император Александр прибирает к рукам Проливы, тоже немыслимо! А значит, остается блеф. Блеф наивысшей пробы, основанный на тонком знании психологии противника. Недаром русский канцлер Горчаков как огня, боится морской мощи Британской Империи; недаром министр иностранных дел Милютин испуганно замолкает при мысли о британских броненосцах в Финском заливе. И оба слушать не желают Великого князя Константина, плешь им проевшего в попытках доказать – мощь Королевского Флота бессильна перед отлично организованной обороной Кронштадта. Если Ройял Нэви, как и в 1854-м, явится на Балтику, то это кончится тем же самым. Постоят в виду неприступных фортов, покалечат пару кораблей на минах, покидают бомбы по прибрежным крепостям, пустят на дно полсотни каботажных посудин, сожгут десяток чухонских мыз, оборвут подолы попавшимся под руку чухонкам – и уберутся, несолоно хлебавши. Вести сухопутную войну с Россией без помощи европейских держав Британия не может. А терроризировать столицу, чего так боялись и Горчаков с Милютиным, а до известной степени, сам император, не выйдет – минные поля и форты Кронштадта вместе с пушками Балтийского флота надежно берегут морские подступы к городу Петра Великого.


К повороту стоять!

К повороту стоять!

Но, как и было сказано, по-настоящему качественный блеф всегда основан на тонком знании образа мыслей партнера. Выстраивая свою игру, джентльмены из Форин Офис думали не о реальной мощи Королевского Флота, о русских минах и крупповских орудиях на фортах Кронштадта и Свеаборга. Расчет строился исключительно на понимании того, чем дышат в Санкт-Петербурге.

В известной нам истории английский министр иностранных дел лорд Дерби и премьер Дизраэли не ошиблись. Русские, имея на руках четыре туза, бросили карты, и Британия сорвала банк – Берлинский конгресс, на котором были подведены итоги Балканской войны, лишил Россию плодов ее блестящей победы. И тем самым, отвел угрозу существованию Британской империи. Но ведь история, как мы условились, имеет сослагательное наклонение…

Законы блефа беспощадны – если партнер не поддался на обман, вы можете потерять все. Единственный вариант – вовремя бросить карты, не пытаясь запугать его повышением ставок. Англичане, как мы уже знаем, карт не бросили.


К повороту стоять!

Да и была ли у них такая возможность? Кроме описанных выше последствий, это решение стало бы сигналом всему миру: Британия уже не та, она готова отступить, признать поражение. На континенте набирает силу новорожденная Германия; индийские раджи только и ждут повода для мятежа; французы строят броненосный флот; в Южной Африке зреет недовольство буров; из-за океана недобро поглядывает бывшая колония, с которой за последнюю сотню лет случилось то ли три, то ли четыре войны. Нет, сейчас решительно невозможно показать хоть малейшую слабость! А значит, надо бросить на сукно новые ставки в виде броненосных эскадр – вдруг заупрямившийся партнер вспомнит, наконец, о своих страхах и спасует?


К повороту стоять!

Но… уже отзвенели благовесты над куполом Святой Софии. Отгуляли по городам, городкам, селам и станицам от Буга до Сахалина шумные праздники – за обретение Царьграда, за невиданную, самим Богом дарованную православному воинству победу. Англичане не понимали, что теперь русский император не может уступить! Не нашлось умника, который напомнил бы, как Петр III 1762-м году отказался от плодов победы в Семилетней войне, заключив мир с прусским императором – что и стоило ему трона вместе с головой. А тут ставки повыше: не о какой-то там Пруссии речь шла – о Константинополе, Втором Риме, колыбели православия! Такого позора императору не простил бы ни народ, ни петербургская аристократия, ни собственная Гвардия.

К тому же, чтобы решиться выйти из игры, надо отдавать себе отчет в собственной слабости. А вот с этим у британских политиков было туго: они, как и их геополитические противники, попали под магическое воздействие длинных колонок списков броненосцев Королевского флота. Британия правила морями, а значит – и всем миром, и усомниться в этом не смел решительно никто! Даже тревожный звоночек в виде бесславного бегства эскадры Хорнби из Мраморного моря не был услышан – его попросту списали на нерешительность и трусость вице-адмирала. А значит, игра продолжалась.


X.  «The Guns! Thank Gawd, the Guns!» [34] | К повороту стоять! | I «Нормальные герои всегда идут в обход!»







Loading...