home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


II. «Мы принимаем бой!»

Брякнула цепь подъемника. Из люка, ведущего в башню, свесилась перемазанная копотью физиономия.

Каблуков, узнал Сережа. Артиллерийский кондуктор, правая рука старшего артиллериста, хозяина башни.

– Вашбродие, господин мичман! – надсаживаясь, заорал Каблуков. – Господина лейтенанта малеха оглоушило, сидят, сомлевши. Говорят – зови, Каблуков, мичмана, он меня, ежели что, сменит!

Из уха у кондуктора сбегала струйка крови – похоже, «малеха оглоушило» не только лейтенанта. Сережа кивнул и торопливо полез вверх.

В башне было не продохнуть от пороховых газов. В сизой мгле мелькали обнаженные по пояс комендоры. Сережу толкнули в спину, он чуть не полетел с ног.

Чьи-то руки подхватили его, раздался густой бас: «Куды прешь, лярва, мичманца чутка не зашиб!

Сережа попятился, сделал два шага и снова чуть не упал, запнувшись о лежащего лицом вниз человека. Он тоже был голым по пояс, спина – сплошной фиолетово-пунцовый кровоподтек.

Над ухом снова залязгало. Снизу, из люка полз подъемник с картузами. Мичман посторонился, пропуская матроса с прибойником, прижался спиной к стенке башни.

– Вы, вашбродие, от железа-то отсуньтесь! – снова заорал Каблуков. – Ежели, не дай Бог, счас попадет, вас как Олябьева…

Сережа склонился к лежащему. Все ясно – когда снаряд угодил в башню, несчастный прижимался спиной к броне. Страшным сотрясением ему переломало кости, не вызвав при этом видимых повреждений, кроме вот этого жуткого кровоподтека. Сережу передернуло – наверное, под кожей сплошное месиво из мяса и осколков костей…

– Голубчик, Сергей Ильич! – раздался знакомый голос. Сережа обернулся. Лейтенант Онуфриев, сидел, опершись на опору подъемного механизма.

– Вы целы, голубчик? – прохрипел тот. – А вот меня контузило, ни пса не вижу, и голова раскалывается!

Слова старшего артиллериста заглушил грохот – снаряд разорвался на броневой палубе. Лейтенант, попытавшийся было подняться, снова повалился лицом вниз, неловко вывернув правую руку за спину.

В переговорной трубке, свисающей с подволока, захрипело.

– Леонид Андреич! Сейчас будем поворачивать вправо, на семь румбов, – раздался их раструба амбушюра голос командира «Стрельца». – Что-то по нам «Глэттон" пристрелялся, будь он неладен. Вы уж не дожидайтесь, ворочайте сразу башню на левый борт!

Сережа обеими руками схватился за трубу.

– Иван Федорыч… простите, господин капитан второго ранга! – Лейтенант конту….-


К повороту стоять!

– …не слышу, Леонид Андреич! – отозвалась трубка. – Громче, а то мы все тут оглохли…

Сережа собрался, было заорать, как Каблуков, но вовремя сообразил, в чем дело. Оглянувшись на комендоров – не видят ли? – выдернул из амбушюра кожаную затычку, и та повисла, раскачиваясь, на цепочке.

– Здесь мичман Казанков! Старший артиллерист контужен!

В трубке снова захрипело. Сережа склонился поближе, но больше ничего не услышал. Палуба под ногами дрогнула – монитор покатился влево, закладывая циркуляцию, и мичман вспомнил о полученном приказе.

– Каблуков, ворочаем влево на… – он запнулся, ища глазами указатель поворота башни. – …на девять!

Сильнейший удар сотряс «Стрельца». Все, кто был в башне, полетели с ног. На этот раз снаряд угодил в саму башню, но броня выдержала. Сережа вскочил первым и принялся помогать контуженному Онуфриеву. Но тот и сам поднимался, цепляясь за станину орудия.

– Все целы?

Сережа принялся пересчитывать матросов орудийной прислуги. Так, семь… десять… а вон и Каблуков, возится у рычага поворотного механизма. В низах залязгало, но опорная колонна, на которой должна подниматься башня, не дрогнула.

Каблуков, посинев от натуги, навалился на рычаг. На помощь ему кинулись два матроса. Снова лязгнуло, протяжно заскрежетало; палуба под ногами слегка дрогнула – подъемный механизм попытался толкнуть стальную махину вверх, оторвать от опорного кольца и провернуть.

Бесполезно. Броневой бочонок даже не шелохнулся.

– Заклинило! – плачуще проорал Каблуков. – Как есть, заклинило, вашбродие, никак не идет!

Все было ясно. Механизм эриксоновской башни не выдержал сотрясения при попадании снаряда и вышел из строя.

Каблуков свесился в люк и проорал что-то. Из подбашенного ответили замысловатой матерной тирадой.

– Так что, вашбродие, говорят – привод в порядке, это у нас, наверху что-то! – доложил Каблуков. – А у нас-то все целехонько, я ужо глянул. Снаружи заклинило, видать осколок под мамеринец[39] залетел! Спозвольте, вашбродие, я выйду, гляну?

Сережа торопливо закивал – «Стрелец» заканчивал поворот, и теперь его орудия были развернуты в противоположную от неприятеля сторону. Скрипнув, броневая дверца открылась, пропуская кондуктора, и мичман бросил взгляд на Онуфриева. Лейтенант махнул рукой, и юноша, подхватив лом, полез за Каблуковым.


I «Нормальные герои всегда идут в обход!» | К повороту стоять! | * * *







Loading...