home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


XII. «Последний парад наступает»

К повороту стоять!

К третьей склянке погода испортилась окончательно. За пеленой дождя с трудом можно было разглядеть силуэты судов, стоящих в полудюжине кабельтовых – какая уж тут стрельба! Видимость испортилась настолько, что пришлось прекратить бомбардировку. Контуры фортов тонули в дождевой мути; чтобы не истощать впустую бомбовые погреба, требовалось подойти ближе, но береговые ориентиры тоже скрылись из виду, а идти вслепую – велик риск сесть на мель, или хуже того, попасть на крепостное минное поле. Орудийный гул, не прекращавшийся вторые сутки, смолк, над Свеаборгом повисла тишина. Надолго ли?

Зато отчетливо стали слышны далекие, через правильные интервалы, пушечные выстрелы. Звук приближался – это «Сипай» подавал сигналы. Через полчаса наблюдатели с «Геркулеса» и «Тандерера» доложили – с веста надвигаются многочисленные дымы.

Сэр Эстли Купер презрительно усмехнулся. Неприятель ведет себя в точности так, как он и ожидал: пытается кильватерной колонной, прорваться вдоль цепочки островов к крепости. Через час поравняются с островом Мельне, обогнут его с норда и протиснутся по мелководьям между южной оконечностью Друмсё и кромкой минных полей. Схемы минных постановок русским известны, так что отчаянная попытка прорыва вполне может увенчаться успехом: «Геркулес» и «Пенелоп», стоящие на левом фланге дуги образованной первым отрядом, слишком далеко и не сумеют помешать. А подводить их ближе опасно – слишком здесь мелко для океанских броненосцев, слишком близко минные банки. Нет, колонну надо перехватить на подходах к островам. Что ж, для этого и предназначен второй отряд. Русские, сами того не подозревая, идут прямиком в настороженный капкан, и стальные челюсти вот-вот сомкнутся.

На мачте «Принца Альберта» замелькали флажки. «Тандерер», «Сьюперб», «Циклоп», и «Нептун» последовательно выполнили поворот, и теперь шли на норд. Одновременно «Руперт» отвернул на пять румбов к весту, увлекая за собой «Белляйль» и «Глэттон». Теперь колонны расходились почти под прямым углом: первая шла наперерез русской эскадре, вторая же следовала контркурсом, кабельтовых в четырнадцати мористее. Дождь поутих, и теперь вице-адмирал различал силуэты русских башенных фрегатов. Один… два…. все четыре здесь. В колонне то ли шесть, то ли семь вымпелов – значит, русские поставили в линию и двухбашенные мониторы. Что ж, тем лучше…

– Ригби, передайте в машинное – держать семь узлов! И пусть приготовятся дать после поворота «фулл-спид»!

Колонны сближаются на скорости в двенадцать узлов; через восемь-десять минут «Руперт» поравняется с головой русского ордера, и вот тогда…

– Ригби, поднять сигнал: «приготовиться к повороту все вдруг!»

– Есть, сэр!

Минуты томительно ползут. Краем глаза вице-адмирал видел, что флагманский штурман не отрывает взгляда от карманного хронометра.

«Еще минута … еще…»

Ветер, задувающий с веста, сносит дымы русской эскадры вперед, накрывая угольно-черным пологом головные суда. А впереди, в трех с половиной милях уже вытянулась британская боевая линия – классический «Crossing the T»[55], маневр, о котором твердят военно-морские теоретики, но который до сих пор никому не удавалось осуществить на практике. Он, вице-адмирал Эстли Купер будет первым.

Пушки пока молчат – их черед придет не раньше, чем дистанция сократится до пяти кабельтовых.

– Ригби, поворот право восемь!

Три железные махины, такие неуклюжие с виду, одновременно ложатся в правую циркуляцию, будто опытные танцоры синхронно выполняют фигуры сложного танца.

– Прибавить ход! Приготовиться открыть огонь!

Стрелка на жестяном циферблате счетчика лага ползет к цифре «12». Броненосцы идут на русских строем фронта, неся у таранных форштевней высокие пенные буруны.

– Дистанция до цели?

– Двенадцать… одиннадцать… девять кабельтовых!

По неприятельской колонне от головы до хвоста пробежали вспышки, корабли затянуло ватно-белым дымом. На мостик "Руперта" обрушился тяжкий грохот, прямо по курсу выросли водяные столбы.

"А эти русские, и правда, отлично стреляют. Еще чуть-чуть, и было бы накрытие…"

– Восемь… семь…

– Огонь!

Пять орудий рявкнули разом. Адмирал вскинул к глазам зрительную трубу, считая всплески. Увы, как и следовало ожидать – ни одного попадания.

Неважно. Уже неважно. Капкан захлопнулся.

– Обороты до полных! Тараним!


* * * | К повороту стоять! | * * *







Loading...