home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Рид, маркиз Торнейский

Во дворце, в королевских покоях, царило похоронное настроение.

Тошно было всем. Не просто тошно – гадко, паскудно и мерзко. А от того, что они собирались сделать, – вдвойне.

Вчера уже прошли основные допросы, Барист трудился как пчела и сейчас лежал в кресле, разбитый, глотающий бодрящие настои. И все равно мешки под глазами у него были такие – хоть осла прячь. К нему никто не придирался.

Сидеть в присутствии короля – это привилегия, но те, кто был сюда допущен, ее полностью заслужили.

Рид, маркиз Торнейский.

Архон Реонар Аллийский.

Барист Тальфер, скромный королевский стряпчий.

Командир гвардии, граф Ален Ронар.

Ученик лекаря. Помощник мэтра Шионского, Леон Бальский.

Ну и его величество. С утра он уже выступил перед аллодийцами, прямо на площади. В присутствии Найджела, кстати. Чтобы все видели.

Принца попросту напоили маковым отваром, Леон и поил. И дозировку рассчитал, и все остальное. Так что Найджел хлопал глазами и выглядел вполне соответствующим их вранью. Полностью безмозглым бревном.

Жестоко?

Ничего, не яд. Оклемается.

Первым слово взял Остеон.

– Леон, сколько мне осталось?

Мальчишка потупился, но врать не стал. Голос дрогнул, надломился, все же страшно такое говорить королю, но надо, надо…

– Года три-четыре, ваше величество. Если очень повезет и вы будете соблюдать строжайший режим, следить за своим здоровьем, пить настои…

– Буду, – пообещал Остеон. – Итак, рассчитываем на два года. Что нам нужно сделать за это время – обеспечить наследника для Аллодии.

Барист покосился в сторону маркиза Торнейского, но промолчал. Остеон все равно это заметил.

– Да. Найджела надо срочно женить, и пусть делает ребенка. Или двух. Лучше даже двух.

– На Дилере Эларской, ваше величество? – уточнил архон.

Остеон кивнул и холодно улыбнулся:

– На ней.

– Ваше величество, согласится ли девушка?

– Согласится, – еще более многообещающе оскалился Рид. Этот вопрос они вчера с братом обговорили от и до. – И детей родит. И старшего – или старшую – мы коронуем, как только Ост… прости, но факт.

Остеон махнул рукой. Чего уж там… он умирает, ребенок Найджела садится на трон. А при нем – регентский совет. Вот эти люди, которые здесь находятся. Что от них правду-то скрывать? Поздно уже. Теперь вся страна зависит от их порядочности.

– Заодно у нас остается Шарлиз Ролейнская. Как только она рожает наследника Степи, мы выдаем ее замуж. Подходящего супруга найдем. Самдию отвечаем решительным отказом. Он нам не помог, когда Рид воевал, вот и сейчас утрется.

О том, что маркиз Торнейский стал замечательным пугалом для соседей, его величество предпочел промолчать. И так понятно. Пятьсот человек победили тысячи, это вам не жук начхал.

– Реонар, на тебе дымовая завеса. С этими наркотиками получилось просто великолепно, вот и дальше так продолжай.

Архон поклонился.

– Ваше величество, мое внимание на эту проблему обратила герцогесса Домбрийская.

– Маркиза Торнейская, – поправил Остеон, давая понять, что все знает и не гневается.

– Да, маркиза Торнейская, ваше величество.

– Рид, ты, будь любезен, тоже плодись и размножайся. Понял?

– С удовольствием, – отозвался маркиз.

Совет продолжался что-то около часа. Решали, кого назначить на место канцлера, на место Триона… да и в канцелярии много мест опустело.

После допросов примерно стала ясна картина происходящего.

Заварил всю кашу Леонар Тарейнский. Не в состоянии простить королевской семье разлад в собственной и не в силах подумать на два хода вперед. При всем своем тиранстве Аррель никого и никогда не принуждал. Сами в постель прыгали, только выбирай. А последствия… а подумать?

Уж на что надеялась мать Леонара, неизвестно, но она, как оказалось, понесла от короля. Правда, родиться этому ребенку не удалось. На раннем сроке она перенесла какую-то болезнь, потеряла малыша и после этого начала сходить с ума. А кто у нас детьми занимается? В основном мать.

Вот и отразилось на Тарейнском и его братьях.

Постепенно, шаг за шагом, безумие разрушало эту семью. Леонар решил мстить – и вовлек в свою месть и братьев, и сыновей. Присмотрелся к сыну главы департамента и решил, что виконт Трион будет хорошим приобретением.

Достаточно смазливый, с хорошо подвешенным языком и глупый. Чего уж там, достаточно глупый, чтобы поверить в свою удачу.

К Триону-старшему стекалась вся информация, в любой момент виконт мог попросить любого из служащих департамента что-то для него сделать… Так вышли на Лэ Стиорту. Про шашни Сорийской и Лофрейнской доложили Триону-старшему, а воспользовался этим Трион-младший.

Он собирался сесть на трон, но у Леонара было другое мнение.

Кто подходящий козел отпущения? Неважно, что здесь нет такого выражения, зато подходящее животное имеется. Они во всех мирах одинаковы.

Во всех ключевых точках заговора отметился Трион. Вот вам и отравитель, и убийца, и тиран, и узурпатор – бери и свергай. И садись на опустевший трон.

Замечательно получится.

Триону это и в голову не приходило, а вроде бы не в кого дураком быть?

Его отец, узнав об этом, попросил короля об отставке. Сердце с такой силой прихватило, что боялся не оправиться. А впереди еще казнь…

Одно утешение – у него четверо детей. Но ведь какой позор! В своей семье подонка не увидеть!

Остеон обещал, что обвинение будет… да любым другим. К примеру, виконт Трион, будучи тоже любовником Френсис Сорийской, зарезал ее мужа. За что и будет казнен.

А мужа зарежут, никуда не денется. Старый Сорийский отлично представлял, чем и с кем балуется его жена, даже присматривал. А вот донести не собирался. И сам ситуацию тоже не решал – к чему? Его все устраивало. И выгода, которую мог получить, – тоже.

Ну так поделом…

Его величество решал проблемы быстро и жестоко. И сейчас ему предстояло решить еще одну.


* * * | Отражение. Зеркало любви | * * *







Loading...