home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Аланея, дом Домбрийских

– Малена!

Голос звал ее. Дрожал от боли, но звал…

Матильда открыла глаза – и улыбнулась маркизу Торнейскому. Своему, кстати говоря, супругу.

– Рид!

– Малена!!!

Матильду сгребли в охапку так, что едва не задушили, но девушка не возражала. После холода и тоски зеркального лабиринта?

Да хоть придушите, только обратно не надо! Только не туда, в царство безумных ледяных зеркал.

– Рид…

– Я думал, я тебя потеряю…

– Что со мной случилось? – спросила Матильда.

– Лорена, – выплюнул Рид. – Она решила убить тебя, пришла ночью.

– И… я вроде бы невредима?

– Ровена ее остановила. Один удар она нанести все же успела, но только один.

– Она разбила мое зеркало?

Матильда уже знала, но надо же было уточнить.

– Да. Оно тебя спасло, фактически…

– И что сейчас с Лореной?

– Ничего, – отозвался Рид. – Она тебя больше не побеспокоит. Никогда.

Матильда поглядела на него, хмыкнула.

– Мне надо носить траур по мачехе?

– Только если ты сама этого захочешь.

Девушка фыркнула.

– Я опла`чу ее. Глубоко в своем сердце. Рид…

– Да?

– Знаешь, какая мысль меня преследовала, пока я была… там?

– Там что-то есть? – тут же уточнил Рид.

– Есть. Это точно. И я все время думала, какие мы с тобой были глупые.

– Малена? – С лица маркиза Торнейского спокойно можно было рисовать карася. Или окуня – рот открыт, глаза хлопают, жабры лепи и любуйся.

– Дверь закрыта?

– Да.

– Отлично. Думаю, кошак нам не помешает…

Серый и хвостатый зверь уже благополучно успел удрать и свернуться на кресле. Мало ли?

Придавят еще в порыве радости! Много ли ему надо?

– Кажется, это кошка, – растерянно сказал Рид. – Малена?

Пальцы девушки уже добрались до пуговиц на его рубашке.

– Учти, невинным ты отсюда не выйдешь.

Мужчина открыл рот.

– А ты… ты же…

– Вот, об этом я и думала. Что люблю тебя и так бездарно тратила наше с тобой время. И решила – если вернусь, не потрачу больше ни минуты.

– Лекари…

– Ладно. Потом можешь сходить к ним, разрешаю, – кивнула Матильда. И попробовала расстегнуть пряжку на поясе Рида.

Мужчина мягко отстранил ее руки.

– Малена… ты уверена?

– Если ты сейчас меня оставишь, я… я… я не знаю, что я сделаю! Я тебя подкараулю, стукну по голове, свяжу и изнасилую! – выпалила Матильда.

Рид прикусил губу. Глаза его смеялись.

– Какая ты опасная женщина…

– Ты еще не знаешь, насколько я опасная женщина. Просто потому, что я – девушка. Твоей милостью, – возмутилась Матильда.

Рид сгреб ее в охапку и упал на кровать.

– Обещаю, мы это немедленно исправим.

Карие глаза оказались рядом с серыми, и спорить расхотелось. И язвить Матильде стало неинтересно. И все остальное тоже.

А вот губы, которые коснулись ее губ…

В этот день Остеон так и не дождался брата во дворце. Вместо него приехал граф Ардонский, который сообщил и о «болезни» герцогессы, и о ее выздоровлении…

Остеон вздохнул – и от души пожелал брату счастья. Пусть у него хоть в семейной жизни все хорошо будет. А то рехнешься с этими государственными делами…


* * * | Отражение. Зеркало любви | Спустя три года после описанных событий Россия







Loading...