home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Три года спустя Аланея, Аллодия

– Как там наше сокровище?

– Которое из? – невинно поинтересовалась Матильда, за это время окончательно смирившаяся с именем Малена и даже простившая режиссера. Была, была у нее мечта когда-то сказать товарищу, что он осел, так ведь до другого мира не дотянешься.

Да и не надо, в этом бы проблемы разгрести.

Консумировав брак (и попробовал бы только Рид сопротивляться), молодые подумали и отправились к архону.

Реонар Аллийский схватился за голову, взвыл, но согласился назначить свадьбу на следующий день, Восьмилапый с вами, м-молодые…

Политика отдельно, постель отдельно.

Впрочем, предосторожность была не лишней, потому что следующих критических дней Матильда не дождалась. И с ужасом поняла, что – того-с…

Беременна.

Одновременно начался токсикоз и у Дилеры Эларской.

Тошнило дам на пару, зеленели они одинаково, так что страхозавром и притворяться больше не приходилось. Природа все сделала за Матильду. Это уж не говоря про гнусные пигментные пятна.

Оставалось лишь молиться, чтобы все прошло нормально, ну и учить повитух мыть руки. Мыть ноги, комнаты, родильные столы, переодеваться во все чистое…

Архон, которому была разъяснена концепция микробов на школьно-доступном уровне, прислушался. Провел опыты – и огласил еще один вердикт.

А что?

После разборок с наркоторговцами к нему не просто прислушивались. Полюбовался народ на выставленных на площади содержателей притонов (тут вам не демократия, тут все на виду), посмотрел, что с ними от наркотиков-то происходит, – и дружно решил, что на архона благословение снизошло.

Не иначе.

А откуда б он еще мог такое знать?

Теперь за дурманные травки казнили и вешали на месте, рубили руки и заставляли сожрать свой товар, целиком. Матильда считала (издержки толерантного воспитания), что это жестоко, но как работало!

Прямо-таки замечательно работало!

Вино – пей, а вот этой пакостью не злоупотребляй, не надо…

Кстати, Лоран от нее и помер, буквально через полтора месяца после смерти сестрички. Его Малена не жалела, но Силанте выделила приданое и выдала замуж. В Саларин, от греха подальше. Шарлиз поспособствовала.

Вторым пунктом пошла гигиена.

Вроде бы и ничего странного, но ведь ты поди додумайся.

Скоро мыть руки и протирать их чем-то вроде лимонного или чесночного сока стало хорошим тоном. Лекари для благородных пользовались лимоном, простонародье обходилось чесноком.

Стиль, мода, а что число смертей снизилось сразу и резко… побочные эффекты.

Не надо прогрессорствовать направо и налево, надо чуть-чуть, самую малость помочь имеющемуся прогрессу.

Да, Матильда могла многое, в том числе и фейерверки собрать на коленке, и порох намешать, пока еще черный, дымный, а кто б этого не мог? Сера, уголь, селитра – и получится. Худо ли, бедно…

Не делала. И не собиралась.

Не стоит приносить такое в спокойный мир.

Да, более-менее спокойный. Повоевать пришлось в первый год, в том числе и на дипломатических фронтах, а сейчас уже все устаканилось и убутылилось.

Перво-наперво пришлось выдержать стычку с Артаном Иллойским.

Узнав про внука, маршал полез в бутылку и потребовал, чтобы мальчик рос у него, он-де вырастит из него наследника и настоящего мужика.

С другой стороны в ту же бутылку ринулась Ровена, да так, что маршала вышибло не хуже, чем пробку от шампанского.

Заявка была проста.

«Бернарда довели до того, что он из дома сбежал, этого тоже доведете? И вообще, я замужняя женщина, компаньонка маркизы Торнейской, и никто никого отдавать не собирается».

Маркиз поддержал и жену, и компаньонку, скромно заметив, что, маршал, вы, конечно, герой, но с точки зрения закона вы этому ребенку никто. И ребенок этот…

Бумаги, конечно, есть. Но ведь не у вас на руках? Нет, в том-то и дело.

Матушка ребенка согласна их предъявить? А то ведь бездоказательное утверждение… а как на это дворяне посмотрят? Ведь никогда не признают, и останется род Иллойских без наследника и прервется.

Артан скрипнул зубами и решил договариваться.

Получалось плохо, Ровена тоже умела скрипеть зубами и ругаться, но в итоге пришли к соглашению.

Статус-кво не меняется, Дорак работает, где работал, Ровена остается компаньонкой, разве что входит в свиту принцессы. А что, положение позволяет.

Артан признает ребенка своим внуком. Публично и торжественно. И даже занимается его воспитанием.

Нет-нет, не у себя в доме, пока еще до такого дойти не получится. А вот отвести ему покои в доме герцогессы – это запросто, место есть, можете хоть всей семьей приезжать, отказа не будет. И слуг с собой захватите, а то наши и так с ног сбиваются.

Так что один день из пяти Артан проводил с внуком.

И постепенно, благодаря детским улыбкам и первым попыткам оторвать маршалу нос, сделать из него ездового пони или хотя бы сесть на шею, смягчались обе стороны.

Сейчас Ровена была опять беременна, но это ее мало изменило.

Рид смеялся, что кругом одни беременные.

Сама Матильда родила двойню. Королевскую парочку, мальчика и девочку. Остеона и маленькую Матильду, которую все с рождения начали звать Тиль.

Сначала Матильда была в ужасе (она – мать! кошмар! в восемнадцать-то лет!), потом в восторге (быстрее получилось и удобнее), а потом опять в ужасе. Потому как мелкие поросята все делали вместе.

Орали, гадили, засыпали, просыпались… рук не хватало решительно.

Потом опять к ужасу, когда Матильда познакомилась с местным институтом кормилиц и узнала, что для улучшения лактации они пиво хлещут как грузчики.

Архона озадачили в третий раз.

Впрочем, ему и первых двух хватило, чтобы на все соглашаться.

Дилера Эларская легко и без осложнений родила мальчика, которого назвали Аррелем. Мальчишка рос копией деда, что очень всех радовало. Вдруг да повезет?

Видимо, между жутковатой внешностью принцессы и очарованием Найджела природа решила выбрать золотую середину и проявила спящие до поры гены.

К сожалению, дальше все сложилось не так радужно, как в добрых книжках.

Когда Дилера была беременна вторым ребенком (примерно через восемь месяцев после первого Найджелу пришлось опять постараться), в городе вспыхнула эпидемия.

Нет, не чума или оспа, всего лишь сыпной тиф, но в некоторых случаях хрен редьки не слаще.

Заболел его величество, и со дня на день ждали его смерти.

Заболел его высочество.

Дилера не заболела, Матильда, вовремя вспомнив, что карантин – он в любые времена приносил одну лишь пользу, схватила всех чад и домочадцев и удрала за город, благо загородный дом у нее был, супруг подарил еще в первый год, когда пребывание в городе стало невыносимым. Где примерно два дня шпарила кипятком, мыла и терла все углы, а заодно всех, кто с ними поехал.

Результат порадовал.

Никто не заболел.

Но вот Дилера Эларская переживаний не выдержала.

Она как раз дохаживала последние месяцы беременности, и, когда пришло известие, что скончался его высочество, у нее начались преждевременные роды.

Ребенка спасти удалось.

Кстати – тоже мальчика, которого по просьбе королевы назвали Найджелом. А вот сама Дилера просто-напросто свела себя в могилу.

Крутись, не крутись, а Джеля она любила. Искренне и истово, как могут любить лишь безнадежно честные и порядочные люди.

Дилеру было жалко до безумия, все же неплохая она оказалась девчонка, умная, порядочная, только отчаянно некрасивая. И так же отчаянно влюбленная. Матильда тогда чуть не неделю проплакала. Найджела она не жалела, туда ему, паразиту, и дорога, а вот Лери…

Матильда подозревала, что Джель немного не тифом заболел, а об табакерку виском ударился или вилкой подавился, раза четыре. Но оставила подозрения при себе. Тем более что Остеон все же выздоровел. Скрипел, хрипел, но пока еще был жив, хотя от дел вовсе отошел, свалив все на регентский совет.

Ну и ладно, живой король – гарантия стабильности, а потом коронуем Арреля, и пусть правит, как вырастет. Быстрее бы…

За эти три года она насмотрелась на Рида. На то, как он тянет этот неподъемный воз, насмотрелась на Тальфера, на архона, на Иллойского…

Мужики пахали как черти.

И лучше б – пашню, более благодарный материал. А тут… разгребать замучаешься после войны, заговора…

Полгода назад какой-то даун вообще попробовал восстание поднять, заявлял, что он-де сын его величества Остеона от некоей Тарейнской… Матильда даже вникать не стала. Артан Иллойский размазал негодяя как масло по гренке, не особо задумываясь.

В результате у маркизы Торнейской собрался настоящий детский сад.

Двое – ее. Двое – высочеств, один Иллойский, плюс она еще второй раз залетела, хотя и пытались беречься. Вдобавок Астела Ардонская наконец замуж вышла и тоже родила девчонку…

И до кучи мелкий наследник Степи от Шарлиз Ролейнской.

Итого – семь штук, и еще неясно, сколько в перспективе.

С Шарлиз Матильда познакомилась, полностью согласилась с мнением Рида «красива, но б…» – и установила нейтралитет.

Ребенок Шарлиз был не нужен, нужна свободная и вольготная жизнь, со сменой любовников. Ну и на здоровье.

Живет и живет себе в Розовом дворце, ограничивать ее никто не ограничивает, мальчишку, узкоглазого и со смуглой кожей, отдали на воспитание Матильде…

Нельзя сказать, что Матильда была счастлива, но слишком хорошо ей была памятна своя история. А потому дети получали дозу любви и нежности от бабушки Элинор, поцелуй и утешения от Астелы, которая оказалась типичной мамой-наседкой, тренировки от тетушки Ро и подзатыльники от Матильды. Которая была твердо уверена, что детей надо воспитывать – сейчас. Не откладывая на далекие года, вот сейчас.

Шкодишь?

По попе.

Неважно, что каган, все равно по попе, через нее до всех доходит.

И давайте учить буквы, учить цифры, учиться… Пусть играя, пусть весело, пусть… да хоть как, но учитесь! И можно изобрести кубики с алфавитом. Вот тебе и прогресс будет.

Матильда погладила живот.

Ей определенно нужны были еще пара мальчиков и девочка. Вот хорошо бы, если еще раз близняшки получатся. Они помельче, рожать легче, и когда соображаешь, что двое за один раз… знаете, девять месяцев таскать груз на пузе вместо восемнадцати – это приятно.

Рид приобнял жену. Ребенок тут же толкнулся под его ладонью, и маркиз расплылся в совершенно детской улыбке.

Жену он любил.

И до сих пор не мог поверить в свое счастье.

Матильда ответила ему таким же влюбленным взглядом. Лекари сказали беречься, но хоть пообниматься!

– Так какое сокровище?

– Все.

– Так… Хурмах сегодня пытался съесть осу, оса победила с разгромным счетом, ребенок запомнил, что насекомых есть нельзя. Тильда удрала от нянек и опрокинула доспехи, Ост наелся мела, Бер получил подзатыльник, чтобы не драл за волосы девочек… кстати, надо потом подумать о его браке, мелкий явно неравнодушен к дочке Астелы.

– Ардонские не против?

– Смеяться изволите, любовь моя? Кто у нас еще… Аррель получил по попе. Капризничал и вредничал, пытался оторвать хвост у Беса. Джель пока тихий, но выползать пытается, – отчиталась Матильда, лукаво поглядев на здоровущего серого кота, вальяжно возлежащего на диване.

Да, так вот получилось.

В том мире кошка, в этом кот.

Там – Беська, тут – Бес, который так и остался при герцогессе.

Крыс он, правда, ловил и приносил их исправно. Риду на подушку, доказывая свою полезность.

Однажды маркиз едва не поцеловался с дохлой крысой, которую ему притащили на освидетельствование под самый нос, но коту все равно по ушам не досталось, охотник ведь. Добытчик…

Рид оглядел здоровущую детскую, в которой, в своих кроватках, сопели дети, а в углу дремали две няньки.

Детьми занимались все по очереди, но кто-то же должен и попы вытирать? Учить – мало, надо еще накормить, напоить, подтереть, подобрать – без помощников не обойтись. Никак не обойтись.

Маркиз увлек жену из детской.

– У меня для тебя подарок.

– Да?

А в следующий момент Матильда похолодела, потому что в руке Рида блеснуло темным металлом очень знакомое зеркало.

То самое…

– От… куда?

– Ровена мне отдала, нашла недавно, а я заказал перелить его.

– Спасибо, все же оно мне жизнь спасло. – Матильда крепко поцеловала супруга.

Эксперименты? Сейчас? Вот уж не надо!

И только поздно ночью, когда Рид крепко спал, Матильда поднялась с кровати, вытащила зеркало из ларца. Взяла в руку, крепко сжала.

Осторожно, чтобы не оцарапаться, провела пальцем по оправе. Нет, никаких заусенцев нет… но это то самое, ее зеркало.

И – нахлынуло.

Малечка, как-то ты там?

То ли слезы глаза затуманили, то ли что-то случилось в следующий миг, но стекло дрогнуло, зазолотилось, и…

Это точно была Малена.

Счастливая, под руку с Давидом выходящая из роддома, и маленький ребенок рядом с ними, и второй кулек на руках у Давида…

Неужели у нее все в порядке?

Матильда медленно положила зеркало.


Господи, спасибо тебе.

Я не знаю, как молиться, не знаю, как к тебе обращаться, но спасибо. Спасибо за этот шанс.

Теперь я знаю, что с сестренкой все в порядке.


А зеркало…

Малена рассказывала, где она его нашла.

Завтра Матильда завернет зеркало получше, упакует, чтобы не разбилось, и спрячет в старый сундук.

Когда-нибудь кто-то найдет его – и обретет родную душу. А ей для счастья больше ничего не надо.

Дети, Рид, Аланея, Аллодия…

Маркиза скользнула в кровать, под бок к супругу, и прижалась покрепче. Посмотрела на звезды – и еще раз поблагодарила их. И услышала наглое «мур-р-р-р-рм».

Бес пришел почесаться перед сном.

Зеленые глаза были умными и серьезными, и Матильда не удержалась.

– Ты ведь все знаешь, правда, кис?

Кис молчал. Он был мудрым и не собирался выдавать секретов, а знать – знал, но не придавал значения.

Тот мир или этот, та душа или иная… странные все же существа эти люди. И чего им на месте не сидится?

И кот замурлыкал еще сильнее, нагоняя дрему на хозяйку.

Он-то знал, что все будет хорошо.


Спустя три года после описанных событий Россия | Отражение. Зеркало любви | Примечания







Loading...