home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Аромат компаньонки

– Мэл? – Инара вошла в каюту Мэла. На ней было развевающееся шелковое одеяние и сверкающие драгоценности. Она обладала такой врожденной грацией, что даже ее обычное, повседневное действие – например, спуск по лестнице – казалось дорогим подарком тому, кто на нее смотрит.

– Я задолжал за аренду?

– Прости, что?

– Когда я задолжаю тебе за аренду, тогда можешь входить ко мне без приглашения.

– О… Когда-то я сама сказала это тебе, а теперь ты повторяешь мои слова. Умно.

– Умно, правда же? – Мэл прислонился к раковине умывальника и скрестил руки на груди. – А ты, наверное, пришла меня уговаривать. Команда решила: «Отправим компаньонку. Ее уловки на него подействуют».

– Я сама вызвалась. Зои твердо намерена разругать тебя в пух и прах, чтобы ты внял голосу разума.

– А ты, значит, воспользуешься языком для другого. Применишь один из тех трюков, которым тебя научили в школе компаньонок.

Инара не поддалась на провокацию. Мэл Рейнольдс всегда был наиболее раздражительным, когда находился под давлением – особенно психологическим.

– В душе ты понимаешь, что мы должны отправиться на Фетиду, – спокойно сказала она. – Ты уже принял решение, просто пока не можешь в этом признаться – даже самому себе.

– А я-то думал, что у нас Ривер – королева бессмыслицы. – Он отвесил Инаре замысловатый поклон, словно слуга – своему монарху. – Ваше величество.

– Эта Темперанс, наверное, в отчаянном положении, если обратилась за помощью к Джейну.

– Вот теперь я с тобой соглашусь. Каждый, кто обращается за помощью к Джейну, по определению доведен до отчаяния.

– По глазам Джейна видно, что между ними вражда. Я не знаю, что это за Темперанс Макклауд и кто она ему, но она причинила ему боль. И он до сих пор от этого не оправился. А теперь она вернулась как гром среди ясного неба, и Джейн не знает, что делать. Однако тот факт, что, несмотря ни на что, она смогла затронуть в нем что-то, пробудить в нем благородство – это о многом говорит.

– Ты все еще про Джейна Кобба?

– Да.

– Но ты произнесла слово «благородство».

– В нем есть благородство – глубоко спрятанное, но есть, как и в другом мужчине, которого я знаю.

– Ты знаешь многих мужчин.

Инара сделала пару шагов по узкой каюте. От нее пахло какими-то духами, похожими на цветочные благовония – может, те же самые, которые она регулярно жгла в своем шаттле? Сладкий запах с нужным количеством резких нот. Кейли не уставала повторять, как прекрасно пахнет Инара. Мэл не мог с этим спорить. В его сознании запах духов Инары связывался со всем правильным и идеальным. Он невольно прикрыл глаза и вдохнул в себя ее аромат.

– Мэл… – Инара мягко, осторожно положила ему руку на грудь. – Джейн – твой друг. Он выручал тебя в бесчисленном множестве сложных ситуаций.

– А во многих – выдавал меня.

– Но ты знаешь, что в трудную минуту на него можно рассчитывать.

– Рассчитывать на то, что он будет действовать во благо Джейна Кобба.

– Эта спасательная операция, или чем уж она окажется, много значит для него. Ему понадобилась вся его смелость, чтобы сейчас встать перед нами и униженно просить о помощи. Ему пришлось усмирить свою гордыню. Представляешь, как тяжело ему это далось? Думаю, можешь. Ты сам неоднократно так делал.

– Инара, ты все еще не убедила меня.

– Серьезно? Может, вот это тебя убедит? Не так давно в нашей помощи нуждались какие-то шлюхи. Моя подруга Нанди, бордель «Золотое сердце», припоминаешь? Тогда тебя долго убеждать не пришлось. Ситуация на Фетиде не так уж отличается. Может, масштаб тут покрупнее, но основные параметры те же: большой, злой агрессор обижает слабых. А я знаю, что Мэл Рейнольдс ненавидит агрессоров, будь то гангстеры или Альянс.

– Послушать тебя, так выходит, что гангстеры отличаются от Альянса.

– Именно. Ты их терпеть не можешь и поэтому борешься с ними.

– Если ты думаешь, что я буду…

– Я думаю, Мэл, что ты сделаешь правильный выбор. Обычно тебе нужно время, чтобы к этому прийти, но времени у нас сейчас мало. Фетида далеко?

– Отсюда? Лететь три дня – два, если выжать из двигателей максимум. Кейли, правда, будет грязно ругаться всю дорогу, но да, можно успеть за два.

Даже говоря это, Мэл не мог поверить, что обдумывает данный план.

– По словам Темперанс, Куганс-Блафф долго не продержится. Нужно лететь туда прямо сейчас, иначе мы опоздаем. Поэтому тебе нужно принять решение. Не размышляй. Не жди, пока твоя совесть догонит всех нас. Слушай вот это.

Она плотнее прижала ладонь к его груди – так, чтобы почувствовать, как бьется его сердце.

Мэл заглянул в ее темные глаза и возненавидел себя за то, что думает о том, как они прекрасны. Инара скоро покинет корабль. Она сказала ему, что собирается это сделать, и он не сомневался в серьезности ее намерений. И это произошло как раз в тот момент, когда он наконец набрался храбрости, чтобы рассказать ей о своих чувствах. Теперь в разговорах с Инарой всегда звучала нота ожесточения – в основном ожесточения против самого себя.

Мэл оторвал от нее взгляд.

– Если, – сказал он и повторил это слово с нажимом, – если я соглашусь с этим безрассудным планом, из-за которого нас, скорее всего, убьют, то Джейн будет передо мной в долгу.

– Несомненно.

– И я смогу еще несколько месяцев тыкать его носом.

– Да.

– Тогда какого черта? – криво усмехнулся Мэл. – Ладно, я в деле. Но ты мне вот что скажи: когда целый корабль преступников, авантюристов и беглецов превратился в сборище доброхотов?

Инара уже знала ответ на этот вопрос.

– Когда их капитан подал им пример.

Но Мэл уже преодолел половину лестницы, ведущей наверх, и, казалось, не услышал ее.


Старые раны тоже болят | Firefly. Великолепная девятка | * * *







Loading...