home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Мальчик по имени Джейн

«Джейн Кобб», – сказала Темперанс Макклауд. Женщина, которую Джейн не видел четырнадцать лет и которая в то время была известна как Темперанс Джонс.

Он поставил записанное сообщение на паузу и вгляделся в ее лицо. У Темперанс кое-где появились морщины, волосы стали тусклее и в них проступила седина, но в остальном она была ровно такой же, какой он ее запомнил. В ее хитрых и умных глазах – зеленых, словно нефрит, но вдвое более ярких – по-прежнему горел огонь. Она плотно сжала губы, но это был признак решительности. Темперанс – та Темперанс, которую он знал – всегда получала то, что хотела, чаще всего путем вежливых уговоров, но если они не помогали, то с помощью силы. Иногда с помощью силы воли, а иногда и с помощью грубой силы.

Сердце Джейна забилось быстрее. У него закружилась голова.

Он снова включил запись.

«Этакий привет из прошлого, да? – продолжила Темперанс Макклауд-бывшая-Джонс. – Возможно, я – последний человек, от которого ты ожидал снова получить весточку».

– Точно, черт побери, – буркнул Джейн.

«Джейн, я знаю, что прошло много времени. Чертова прорва времени. И я знаю, что наши отношения закончились не так, как мы бы этого хотели».

Джейн не стал это комментировать, а лишь крепко сжал губы.

«Я не слиняла, – сказала Темперанс. – Да, могло показаться, что я удрала, но этого у меня и в мыслях не было. Нам с тобой было хорошо вместе. Очень хорошо. Просто для меня это стало уже слишком, и я испугалась – того, что могу остаться с тобой, того, что наши отношения заставили бы меня по-другому смотреть на будущее».

Она покачала головой, словно пыталась вытряхнуть переполнявшие ее мысли.

«Слушай, я не хочу ворошить прошлое. Видит бог, ни к чему вспоминать, что было раньше; это не принесет пользы ни мне, ни тебе. Я одно хочу сказать: когда я думаю о нас, то вспоминаю древнюю поговорку со Старой Земли – «Самое драгоценное – то, что заканчивается быстрее всего». Знаешь ее? В последнее время она стала правилом, по которому я живу».

– Может, ты и живешь по ней, Темп, – пробурчал Джейн. – А все остальные, может, и не очень. Если у нас, остальных, есть что-то дорогое, то мы цепляемся за него, пока можем.

«Джейн, я обращаюсь к тебе… потому что мне нужна твоя помощь».

Джейн внимательно посмотрел на экран. Он не мог понять – то ли это сообщение разозлило его, то ли совсем не удивило.

«Я не из тех женщин, кто просит о помощи по любой причине, – сказала Темперанс. – Если ты не совсем меня забыл, то вспомнишь именно это. Я бы даже не просила, если бы речь шла только обо мне. Но есть и другие – в целом около двух сотен. У нас большая проблема – одна из тех, с которыми федералы и не почешутся разбираться. Проблема, для которой нужен человек, обладающий твоими талантами, Джейн».

– Ты про мой талант быть твоей пешкой, Темп?

Темперанс словно предвидела подобный вопрос. «Я говорю не о том первом деле, которое ты провернул для меня, и не о тех, которыми мы занимались вместе, когда ты был бойцом, а я – мозгами. Да, все это было, но сейчас мне нужен хитрый и коварный Джейн Кобб, который умел найти выход из скверной ситуации, даже если не мог проложить себе дорогу силой оружия».

Джейн не был уверен, что узнает себя по этому описанию. Возможно, в ней были зерна истины, но, с другой стороны, Темперанс не чуралась подтасовок и не скупилась на лесть.

«Я сейчас на Фетиде, и мы попали в передрягу. Человек по имени Элайас Вандал наехал на наш город – он хочет отнять у нас воду. А здесь, на Фетиде, вода – это вопрос жизни и смерти. У Вандала есть банда, они называют себя «Грабителями». А помимо людей и оружия у него есть репутация. Скверная репутация. Именно она делает за него почти всю работу. В этих краях его боятся до усрачки – и не без причины. Если Вандал говорит «прыгай», люди бросаются со скалы. Такая у него репутация». Темперанс помедлила. Ее глаза расширились. Она прикусила губу; похоже, ей не хотелось это говорить, но она уже приняла решение.

«Мне нужен мой мальчик по имени Джейн, – сказала она. – Мне нужно, чтобы ты собрал людей – наемников. Ты можешь, я знаю. У тебя есть связи – по крайней мере, раньше были, и вряд ли ты изменился за это время. Мне нужно, чтобы ты нас спас. У жителей этого города – он называется Куганс-Блафф – кишка тонка, чтобы противостоять Вандалу. У нас есть мэр – жалкая душонка, и куча фермеров, которые хорошо управляются с вилами, но не с оружием. Я пыталась мобилизовать сторонников, но без толку. Вандал и его банда захватят город, отнимут у нас нашу воду, лишат нас средств к существованию, а может, и жизни. Я прошу тебя… умоляю тебя… ради того, что у нас было, приди и спаси нас, Джейн. Времени у нас не осталось. Ты – наша единственная надежда». Сообщение закончилось. Темперанс застыла на экране, умоляюще глядя на Джейна.

Джейн откинулся на спинку стула. В его голове бешено крутились мысли. Одна фраза Темперанс выделялась среди всех остальных.

Мой мальчик по имени Джейн.

Это была их дежурная шутка. Темперанс постоянно подкалывала Джейна по поводу его имени. Поначалу он рычал на нее, требуя это прекратить, но потом, видя, что она не унимается, стал просто притворяться раздраженным. На самом деле ему это нравилось.

Джейн встретил Темперанс Джонс в дешевом баре Персефоны. Тогда он был еще просто юнцом, молокососом, но уже начал создавать себе репутацию среди темных личностей. Про Джейна Кобба говорили, что его можно нанять для любого дела и что ты всегда получишь то, за что заплатил. То есть если заплатил. Горе тебе, если ты не выложил кредиты на бочку. У Джейна был кодекс чести: ты выполняешь свою часть сделки, он – свою. Но если ты решил его надуть, то лучше беги без оглядки, ведь ни одна сила во вселенной не спасет тебя от его гнева.

Его встреча с Темперанс не была счастливой случайностью. Она искала мужчину. Нет, не в этом смысле. Она искала мужчину, который научит Келвина – ее мужа, который вскоре станет ее бывшим мужем – как нужно обращаться с женщиной. Келвин должен был получить урок, похожий на те, который он сам устраивал ей – кулаками, ногами и ремнем – в течение полугода их отвратительного брака.

Джейн с радостью взялся за это поручение. Он не сказал Темперанс, почему ему так сильно нужны кредиты. Он никому об этом не говорил. Людям не нужно знать про его больного брата Мэтти, про то, что счета за лечение убивают его мать. Такие сведения парень должен держать при себе, чтобы никто не воспользовался его слабостью.

Кроме того, мужчин, которые бьют женщин, Джейн считал одними из самых главных подонков. Такое поручение он бы выполнил и бесплатно, если бы так не нуждался в деньгах.

Невозможно было отрицать очарования самой Темперанс. Она была лет на пять старше его и уже умудренная опытом, но при этом жестокая. Все это – и даже синяк под ее глазом – заставляло Джейна высоко ценить и оберегать ее. Сочетание роковой женщины и девы, попавшей в беду, вскружило бы голову любому юноше – хотя это Джейн понял уже задним числом.

Джейн отправился по адресу, который она ему дала, вломился в дом, стянул с кровати ее паршивого муженька и задал ему такую трепку, которая надолго останется у него в памяти. Правда, кости он ему ломать не стал. Закончив, Джейн сказал Келвину, что если тот еще хоть пальцем тронет свою жену или любую другую женщину, то получит то же самое, только в два раза больше.

В ответ Келвин выплюнул – вместе с большим количеством крови – три слова. Три слова, которые потрясли Джейна до глубины души.

– Я не женат.

Джейн знал, что Келвин не врет. Зачем врать, если из тебя только что выбили все гоу ши? До того – возможно. После – нет.

Джейн пошел прямиком в бар – за гонораром и объяснениями. Темперанс рассмеялась.

– А ты бы выполнил мою просьбу, если бы я сказала, что Келвин зажал мою долю прибыли?

– Да, возможно. А как же синяк? Кто тебе его поставил?

Темперанс осторожно прикоснулась указательным пальцем к синяку под глазом.

– Я. Точнее, край двери, о который я долбанулась, чтобы было похоже, будто мне врезали. То ли я, то ли он – все зависит от того, как на это смотреть. С ним моя жалостливая история стала более правдоподобной, верно? Дело вот в чем: нам с Келвином сама приплыла в руки партия протеиновых брикетов – без правительственных молекулярных штампов. Не огромная ценность, но и не кот начихал. А этот проклятый хунь дань отгрузил ее какому-то парню в котелке – англичашке из Дайтона – Хорьку или Барсуку, что ли. А потом сказал, что не успел продать добычу и федералы ее конфисковали. Как будто он думал, что я не узнаю правду! Если ты со мной так хреново обращаешься, жди последствий.

– Ну такое чувство я понять могу, – сказал Джейн. – Но я не одобряю вранья.

– Милый, я обожаю врать. – Темперанс придвинулась к нему на диванчике в кабинке, которую они заняли, и добавила: – Кстати, я вот что еще люблю… По-моему, такой красивый жеребец, как ты, не только высок ростом и широк в плечах. Полагаю, он везде хорошо сложен.

Ее рука скользнула туда, куда женщине не следует лезть без разрешения, но Джейн, хотя и слегка удивился, не попросил ее оттуда убрать. И уж совсем не потому, что поглаживающие, ласкающие движения руки Темперанс лишили его дара речи.

Денег за избиение Келвина он так и не получил.

л, не скупясь.

Это было лучшее время его юности. Конфликты с законом, ограбления, аферы… И в основе всего этого лежала его связь с Темперанс Джонс – в равной мере и деловое партнерство, и бурный роман.

Они ограбили банк на Бейликсе.

Они вытащили женщину-работорговца с Парта, получили от нее гонорар, а затем отвезли ее на расправу к жуликам с планеты Санто, которых она по глупости нагрела.

Они похитили детали боевого скифа с завода «Синего солнца» на Вербене и на вырученные за них деньги устроили себе роскошный отдых на Пелоруме. Там они зарабатывали себе на карманные расходы, вымогая деньги у богатых похотливых туристов с помощью классической схемы «она не настолько одинока, как кажется».

Еще была авантюра на Силверхолде, о которой лучше не вспоминать, хотя в ходе нее Джейн получил сувенир на память – шрам от пулевого ранения на трицепсе.

И в конце концов Темперанс его бросила, и от этой раны у Джейна остался более глубокий, хотя и невидимый шрам.


* * * | Firefly. Великолепная девятка | * * *







Loading...