home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Волшебная шапка

Небо уже светлело на востоке, однако солнце еще не показалось на горизонте, когда Джейн, Джейн и мэр Джиллис добрались до окраин Куганс-Блаффа. Большую часть пути они проделали на «Муле», но в паре миль от города бросили машину и дальше пошли пешком.

Во время последнего этапа путешествия Джиллис разнылся. Он жаловался на то, что они идут навстречу неминуемой погибели, что в городе больше «Грабителей», чем в лагере, что они идут из огня да в полымя. Какого черта они покинули место, где вероятность погибнуть относительно мала, и направляются туда, где их практически наверняка убьют.

Джейн его игнорировал, равно как и сильное желание дать ему по зубам. Он решил, что вместо этого проглотит еще пару таблеток. Предыдущую дозу он принял уже довольно давно, а лекарство не только справится с усиливающейся болью в боку, но и поможет ему терпеть жалобы Джиллиса.

К своему великому разочарованию, Джейн обнаружил, что в бутылочке остались всего две таблетки. Сам того не подозревая, он съел практически весь запас. Проклятый Саймон Тэм. Это он виноват, он должен был дать ему больше болеутоляющих. Наверное, Саймон недооценил, сколько понадобится такому большому человеку, как Джейн, и с такими ранениями. И он называет себя врачом? Джейн проглотил одну таблетку, не запивая. Дальше будет жесть.

Когда показался Куганс-Блафф, Джейн спросил у мэра, как незаметно проникнуть в город.

– Это невозможно, – ответил тот. – «Грабители» перекрыли все входы и выходы из города.

– А тот путь, которым выбралась моя мама? – спросила Джейн. – Он пригодился ей. И тебе бы пригодился, если бы ты не вернулся.

– Наверное, эту дыру они уже заткнули.

– Может, да, а может, и нет. Стоит попробовать.

– Джейн, ты знаешь, где он? – спросил Джейн.

– Конечно. Это дренажная труба к северу от города – часть оврага, который во время дождей становится ливневым стоком. Правда, этого почти никогда не бывает. Почва такая твердая, что дождь в нее не просачивается, и воде нужно куда-то стекать.

– Значит, воспользуемся им, – сказал Джейн. – Кроме того, сейчас самое подходящее время. На заре, когда люди, которые стояли на часах всю ночь, уже устали. Их внимание рассеивается. И свет вокруг серый, от него все становится как бы мутным, и видно хуже, чем даже в темноте.

Скоро они добрались до оврага и крадучись пошли по нему. Овраг поначалу был неглубоким, но по мере приближения к городу его стены росли и становились более крутыми.

Когда они подошли к дренажной трубе, Джейн заметил двух «Грабителей» на дороге над ними. Он дал знак Джейн и Джиллису остановиться и дальше пополз один. От этого раненый бок протестующе заныл, но Джейн его проигнорировал.

Один из «Грабителей» достал пачку сигарет. Джейн ухмыльнулся. Дилетанты. Как только ты зажег спичку или зажигалку в этом сумраке, твое зрение сразу же теряет адаптированность к темноте. Фактически на несколько секунд ты слепнешь и врага заметишь тогда, когда уже будет поздно.

Все так и вышло. «Грабители» закурили – в последний раз в жизни. Одного из них Джейн зарезал ударом в спину, а затем повалил на землю второго, зажав ему рот рукой, и проткнул ему живот. «Грабитель» умер с недоуменным выражением на лице, проклиная себя за идиотизм.

Джейн огляделся. Других бандитов, которые могли бы поднять тревогу, поблизости не было. Он затащил трупы в трубу и дал знать Джейн и Джиллису, что путь свободен. Затем Джейн проглотил последнюю таблетку и выбросил пустую бутылочку. Он решил не обращать внимания на то, что повязка на ране отсырела. Он понимал, что это означает: в ходе борьбы с «Грабителями» надрез, сделанный доктором, открылся, и из него сочится кровь. Ну и что? Кровь засохнет, и появится корочка. Так все устроено.

Они двинулись дальше по оврагу. Джейн уже собирался спросить Джиллиса, где, по его мнению, Вандал держит Темперанс. Как вдруг, словно отвечая на его незаданный вопрос, раздался вопль.

– Это она, – прошептала Джейн. – Это мама, я знаю.

– Я тоже, – сказал Джейн.

– О боже… Что он с ней делает?

– Без понятия, но голос послышался вон оттуда.

– Там городская площадь, – сказал Джиллис. – Вандал выставил Темперанс на всеобщее обозрение. Ну разумеется – он хочет сделать ее примером для остальных. Он решил проучить ее и весь город одновременно.

Джейн, помрачнев, прибавил шагу.

Они вылезли из оврага там, где он проходил ближе всего к городской площади, а затем, быстро перебегая от одного дома к другому, добрались до изгороди, сквозь которую была видна вся площадь.

Джейн вполголоса выругался.

На площади «Грабители» возвели платформу трех футов вышиной. На платформе стояла похожая на ящик примитивная деревянная клетка, сколоченная из досок. В клетке находилась Темперанс. Она стояла на цыпочках, а руки были связаны у нее за спиной.

На цыпочках она стояла потому, что верхняя стенка клетки представляла собой нечто вроде ошейника. Она окружала шею Темперанс кольцом из больших гвоздей. Гвозди были направлены внутрь и вверх на такой высоте и под таким углом, что впивались в тело Темперанс, если она опускалась на пятки. Джейн не знал, сколько она уже была вынуждена стоять вот так, но было ясно, что она обессилена. Она едва выдерживала напряжение, связанное с необходимостью стоять на цыпочках. Ее ноги дрожали, словно желе; еще немного – и они подогнутся. Если у нее откажут ноги, гвозди воткнутся ей в шею и причинят страшную боль – а может, и убьют.

Элайас Вандал и десяток «Грабителей» уютно расположились вокруг платформы; они пили пиво и наслаждались зрелищем. Сам Вандал сидел в кресле-шезлонге, словно сейчас субботний вечер и у него нет более важных дел, чем смотреть на мучающуюся женщину.

Джейну захотелось сразу всадить в него пулю. Но после этого другие «Грабители» мгновенно откроют ответный огонь, и в суматохе один из них может выстрелить в Темперанс.

У него была и другая мысль: просто застрелить Темперанс – избавить ее от страданий и лишить Вандала этого извращенного, унизительного для нее удовольствия. Но тем самым он тоже сообщит «Грабителям» о своем присутствии – а также выдаст Джейн и Джиллиса, – и они трое вряд ли выберутся отсюда живыми.

Нет, нужно действовать умнее. Он должен найти стратегию, которая позволит спасти всех, кого нужно, и убить всех, кого нужно.

Темперанс потеряла равновесие, и несколько гвоздей поцарапали ей горло, заставив ее снова вскрикнуть. Ей едва удалось снова встать на цыпочки. «Грабители» захохотали, и громче всех – Вандал.

– Как оно тебе, Темперанс? – заревел он. – А? Наверное, плоховато. Ступни болят. Икры сводит. И еще эти порезы на шее. Но когда твое лицо опускают в пламя газовой горелки, это еще хуже. Говорю тебе, сука, боль была адская.

– И ты ее заслужил, – задыхаясь, выдавила из себя Темперанс. – Не думал же ты, что я спущу тебе это с рук. Ты получил по заслугам.

– А что я такого сделал? Насколько я помню, мы занимались этим вместе. Ну то есть ты же не очень сопротивлялась. По-моему, тебе это нравилось.

– Вот и видно, что ни хрена ты не знаешь, козел.

Джейн почувствовал, что Джейн, стоявшая рядом, напряглась. Он испугался, что она что-нибудь выкинет, и положил ей руку на плечо – чтобы успокоить и одновременно придержать.

«Думай, кретин, – сказал он сам себе. – Теперь все зависит от тебя. Ты должен как-то развернуть ситуацию».

Именно тогда он понял, что мэра Джиллиса рядом с ними нет. Пока он с Джейн наблюдали за страданиями Темперанс, мэр куда-то ускользнул. Возможно, он дал деру из города через тот же овраг. Трус проклятый. Если Джейн еще когда-нибудь его увидит, то скажет ему пару ласковых. Может, мэр и не боец, может, он и пушку в руках держать не умеет, но нельзя же просто так сбегать от союзников, особенно в критический момент.

Ну не важно, что там с Джиллисом. Сейчас главное – Темперанс.

Джейн изучил обстановку. В его голове начался складываться план – плохонький, но хоть какой-то.

– Джейн, это «Вера». – Он протянул ей оружие.

– Мы знакомы.

– Бери ее и лезь на ту крышу вон того бара.

– Бара Билли Куросавы.

– Ага. Там, сзади – ящики. Видишь их? Их можно поставить один на другой, получится лестница. Крыша плоская. Ложись на нее, и тогда у тебя будет отличный обзор всей площади.

– Ладно. Не вопрос. А что потом?

– Потом ты ждешь, когда я сделаю свое дело. Будешь меня прикрывать. Когда начнется заварушка – а она начнется, – стреляй. Предупреждаю: у «Веры» отдача. Ты должна показать ей, кто из вас главный, иначе она станет вырываться, и ты никуда не попадешь. Кроме того, стреляй на поражение. Никаких полумер. Ты уничтожаешь «Грабителей» и ни о чем не задумываешься. Сможешь это сделать?

На лице Джейн не отразилось ни тени сомнений.

– Без проблем.

– Кстати, шапка, которая сейчас на тебе, приносит удачу. Когда я ее ношу, то никогда не промахиваюсь.

– Я не маленькая, не надо мне сказки рассказывать.

– Это не сказки, а чистая правда, клянусь богом. Такое чувство, что шапка волшебная. Она, типа, превращает тебя в дзен-мастера снайперского искусства.

– Ну должно же в ней быть хоть что-то хорошее, – сказала Джейн, – раз она такая уродливая.

– Не смейся над шапкой.

– Я не смеюсь, просто констатирую факт. И запах у нее странный. Но она все равно мне нравится. Вещь не обязательно должна быть красивой, лишь бы работу свою выполняла.

Джейн улыбнулся краешком рта.

– Золотые слова. Девочка, слушай… Есть шанс, что все накроется. Если увидишь, что мне крышка, если шансов выбраться отсюда живым у меня нет, уноси ноги. Никакого геройства. Беги, словно кролик, пока не доберешься до «Серенити». Обещаешь?

– Не-а.

– Обещай, иначе твоя мама погибнет.

Джейн поняла, что он настроен серьезно.

– Ладно, ладно.

– «Я обещаю». Я хочу слышать эти слова.

– Я обещаю.

– Отлично. – Джейн принялся снимать с себя все оружие, в том числе свой нож.

– Что ты делаешь?

– Раздеваюсь догола. Ну по своим понятиям догола. «Грабители» должны поверить, что я не желаю им зла. Иначе я не смогу к ним подобраться. И еще…

Джейн посмотрела на него – выжидательно и настороженно.

– Красиво говорить я не умею, – сказал он, – и вся эта муть типа «выразить себя» – тоже не моя тема.

– Я заметила.

– Но я вот что хочу сказать: если бы у меня была дочь…

– У тебя есть дочь.

– Да, но я про дочь, про которую я знал, если ты понимаешь, о чем я.

– Кажется, понимаю.

– Тогда я не мог бы представить себе лучшей дочери, чем ты. И я думаю, Джейн – если будет шанс, то нам стоит получше познакомиться друг с другом.

– Такая мысль мне нравится, – ответила Джейн. – Ну что, будем убивать этих подонков и спасать маму или как?

Сердце Джейна едва не разорвалось от родительской гордости.


* * * | Firefly. Великолепная девятка | Самый тупой, безумный и безрассудный план в мире







Loading...