home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Второй шанс

Джейн вышел на площадь вразвалочку, по-хозяйски. Двое «Грабителей» и Джиллис – просто свита, прихлебатели. Звезда шоу – он.

Джейн двигался прямо на Вандала, но полдесятка стволов нацелились на него еще до того, как он подошел к нему.

– Достаточно, парень, – сказал Шем. – Стой.

Джейн остановился.

– Вандал, – сказал Джейн.

– Ты… мужик с девчачьим именем, – отозвался Вандал. – Как там тебя? Джейн. Я думал, что ты уже помер, Джейн.

– Похоже, так много кто думал.

– Что тебе надо – матч-реванш?

– Да, наверное.

– Ты, видимо, любишь пострадать. Почему ты решил, что на этот раз добьешься успеха?

Джейн покрутил головой из стороны в сторону, словно разминая шею.

– В прошлый раз тебе повезло, но дважды это не повторится.

– Еще раз уложить тебя, сопляка, было бы забавно, но меня это не интересует.

– Но на этот раз все по-другому. Я не прошу тебя отказаться от Куганс-Блаффа. Я прошу тебя освободить Темперанс. Мы сражаемся, и если побеждаю я, ты ее отпускаешь.

– Все равно – так не пойдет. Смотреть на страдания этой женщины – самое сильное удовольствие за много лет. Я ни на что это не променяю.

– Джейн? – прохрипела Темперанс. – Не надо. Я этого не стою.

– Я вытащу тебя из этой штуки, Темп, хоть мытьем, хоть катаньем.

Вандал с любопытством взглянул на Джейна.

– Только не говори, что вас что-то связывает. Да, похоже, так и есть.

– Она – мой друг.

– Нет, неправда. То, как ты сейчас говорил, то, как ты назвал ее «Темп»… Вы не просто друзья – по крайней мере, были не просто друзьями. Да, теперь я кое-что начинаю понимать. Вот почему она позвала не кого-нибудь, а тебя и твоих дружков. Вот почему вчера ты поставил на карту свою жизнь, вырубил Рейнольдса и занял его место. Когда-то ты с ней спал. А теперь, когда ее город в беде, когда ей понадобилась помощь, она щелкнула пальцами, и ты прибежал. О Джейн, какой же ты простофиля. Темперанс тебя любила, и ты решил, что она полюбит тебя снова, если ты примчишься к ней словно верный пес. Ха! Темперанс Джонс никого не любила, и Темперанс Макклауд, или как там она себя называет, точно такая же. Посмотри сюда, на мое лицо. Думаешь, женщина, которая сделала это, способна кого-то любить?

– По-моему, она могла сделать так с тем, кого ненавидела, – сказал Джейн. – Дело не в ее способности любить. Если Темперанс так с тобой поступила, значит, ты получил по заслугам.

– Нет. Я тогда завершил с ней очень приятную транзакцию, а она вдруг озлобилась на меня безо всякой причины и сожгла мне пол-лица.

– Это была не транзакция! – рявкнула Темперанс.

– Ни хрена, именно что транзакция, – сказал Вандал. – Ты подкупала меня, женщина, – может, и не деньгами, а своим телом, но тут уж без разницы.

Джейн повернулся и посмотрел на Темперанс.

– Ты спала с ним?

– Только один раз, не по своей воле. Это была… запутанная ситуация.

– Сильно запутанная? Попробуй объяснить, может, я пойму.

– Я облегчу тебе задачу, – сказал Вандал. – Понимаешь, произошло вот что: Темперанс наколола одного парня. Кейн Стивенсон, так его звали.

Медленно моргая, Джейн повернулся к Вандалу.

– Она должна была продать ему пару джазовых пластинок со Старой Земли, но надурила, – продолжал Вандал. – Это было давным-давно, на Беллерофонте. Да, в определенной степени Стивенсон был сам виноват. Он, богатый кретин, плохо разбирался в старинной музыке и не мог отличить хороший джаз от плохого, и если кто-то воспользовался его невежеством, значит, он сам дурак. Но когда ему сообщили, что Темперанс его кинула, он все равно разозлился и поэтому вышел на связь со мной. В то время я зарабатывал на жизнь возмещением ущерба. Если кто-то нагрел тебя в ходе сделки, то я все исправлял – за небольшое вознаграждение. Я про те сделки, которые заключаются по-тихому, чтобы не вмешались федералы или суд.

– Я понимаю, о чем ты, – ответил Джейн. Он говорил спокойно, однако его мысли были растревожены. Одно откровение громоздилось на другое: сначала тот факт, что Темперанс была знакома с Вандалом. Затем то, что Джиллис на стороне «Грабителей». А теперь еще и последствия аферы, которую они провернули с Темперанс – эпилог, о котором Джейн и понятия не имел.

– Не сомневаюсь. Поэтому я связался с Темперанс от имени Стивенсона и сказал, что нам нужна компенсация. Угрожать не пришлось, она сама знала, что к чему. Мы договорились о встрече, и Темперанс… ну… она была очень мила. Сладкая, словно конфетка. Я сказал ей, что очень не хотел бы причинить ей беспокойство. Кроме того, мне сообщили, что она работает с каким-то парнем, который, по слухам, ей больше чем коллега. Будет жаль, если он пострадает, сказал я. Знаешь, что она мне ответила? «Тогда, может, мы с тобой договоримся?» Было довольно очевидно, что она предлагает. В те дни, до всего этого – Вандал указал на свое лицо, – меня нельзя было назвать некрасивым. Поклонниц у меня хватало. А Темперанс Джонс была привлекательной женщиной – ты сам должен это признать. Верно же?

– Да, это так, – сдавленно ответил Джейн.

– Я все равно собирался забрать у нее деньги, которые она задолжала Стивенсону, но подумал – а почему бы сначала не позабавиться? В общем, слово за слово, и в конце концов мы оказались в моей квартире. Все шло хорошо. Мы выпили пивка, разделись, и она меня соблазнила.

– Все было не так, – вставила Темперанс.

– Все было именно так, – отрезал Вандал. – А когда мы закончили, Темперанс предложила сварить кофе. Она включила плиту, а потом попросила меня зайти на кухню и помочь ей. Она не могла найти кружки. Ну вот, пошел я на кухню, весь такой сговорчивый, и что сделала эта цзянь хуо? Я наклонился открыть шкафчик, а она врезала мне чем-то твердым – сковородкой или скалкой, я не знаю. А потом, пока я еще был в шоке, она ткнула меня лицом в конфорку. Потом она смылась, а я остался лежать на полу и орать от боли.

– Какой милый парень, и такая неприятность, – сказал Джейн.

– Я знаю, что ты сейчас иронизируешь, но у меня тогда была та же самая мысль. Не прямо тогда, а позже, когда я лежал на больничной койке, с замотанным бинтами лицом. Что я ей сделал? Я всего лишь помог женщине развлечься. Это не преступление. Я тебе честно скажу: мне было больно – и не только физически. Темперанс нанесла мне оскорбление. И когда я выздоровел и врачи меня отпустили, я стал искать ее, чтобы она объяснила мне свои действия.

– Но мстить ей ты не собирался.

– Нет, и чтобы отомстить, это же очевидно. Но она пропала, свалила с планеты. Парень, с которым она была, тоже уехал. Их обоих и след простыл. После этого я стал падать по спирали. Жуткое дело. Сжег за собой мосты, потерял кучу друзей. В конце концов оказался на Периферии, стал заниматься контрабандой оружия, но в таком бизнесе с моим лицом не разбогатеешь. Я был слишком узнаваемым, недостаточно анонимным, и поэтому Альянс постоянно сидел у меня на хвосте. Так что я двинулся дальше.

– И прибился к банде Пожирателей.

– Ага, ага, точно. Там я нашел свое место, стал одним из них. Но долго все это не продлилось, так что я вернулся – высадился на Фетиде, да так здесь и остался. Вот моя история.

– Я не просил ее мне излагать.

– А я все равно ее поведал. Теперь ты знаешь, почему я обрабатываю Темперанс по полной программе и почему я не отдам ее ни тебе, ни кому-то другому. По чистой случайности я оказался на той самой планете, где она спряталась. Судьба вновь свела нас – после стольких лет. О таком втором шансе человек обычно может только мечтать.

– Ты не боишься, что эти твои «Грабители» услышат, как тебя одурачила какая-то женщина?

Вандал раскинул руки в сторону.

– Мы же среди друзей, – сказал он с лучезарной улыбкой. – И они видят, как вершится правосудие. Что же тут постыдного?

– Мистер Вандал? – вставил мэр Джиллис. – Напоминаю, что именно я привел к вам мистера Кобба. Я все это подготовил. Шем и Грейди внесли свой вклад – я поручил им задержать его, – но идея принадлежит только мне. Это я все инициировал.

– Какой же ты подонок, Джиллис, – сказал Джейн.

– Я просто хочу, чтобы мои усилия были отмечены, – сказал Джиллис. – Хочу обратить внимание на мою преданность.

– Принято к сведению, – сказал Вандал. – Но вот вопрос: что мне с тобой делать?

– Ты это мне или Джиллису? – спросил Джейн.

– Может, приказать кому-нибудь выстрелить тебе в голову?

– Эй, эй, погоди.

– Нет, не тебе, Джейн, – сказал Вандал и кивнул Джиллису. – Тебе.

– Подождите, не надо так! – воскликнул Джиллис. – Я же только что принес вам подарок. Как же можно вот так расплачиваться со мной за него? Кроме того, я едва не доставил вам еще один трофей.

– Правда?

– О нет, Джиллис, не смей, – предупредил его Джейн.

– Да, – сказал Джиллис. – Дочь Темперанс Макклауд.

– Чан шэ, – зарычал Джейн. – Трепло.

– Хм. У Темперанс есть дочь, – сказал Вандал, слегка заинтригованный.

– Вы не знали? – спросил Джиллис.

– Ты никогда об этом не говорил. И никто не говорил.

– Да, у нее есть дочь, бойкая девочка.

– И где она сейчас, эта дочь Темперанс?

– Признаться, я точно не знаю. Она пришла в город вместе с нами, но Джейн отправил ее обратно.

– Может, нам стоит заняться данным вопросом, – сказал Джейн. – А именно мной.

– Ну или поговорить еще немного о дочери Темперанс, – возразил Вандал. – Сколько ей лет?

– Тринадцать, кажется, – ответил Джиллис.

– Достаточно взрослая. Хм… Это так мило с вашей стороны, мистер мэр – поделиться очень полезной информацией.

– Не стоит благодарности.

Вандал помрачнел.

– Но было бы гораздо лучше, черт побери, если бы вы сообщили мне об этом раньше.

– Я не думал, что это важно.

– Что важно, а что – нет, решаю я. Ты проявил неосмотрительность, а я, честное слово, очень не люблю неосмотрительных людей. Шем? Окажешь мне честь?

Шем, целившийся в Джейна, навел оружие на Джиллиса.

– Нет, нет! – в панике воскликнул Джиллис. – В этом нет необходимости!

– Есть, и еще какая, – сказал Вандал. – Признай, ты мне уже не нужен. От тебя и раньше было мало пользы. И ты ведь не думаешь, что после всей этой истории ты снова станешь мэром этого города? От него тут скоро ничего не останется. Ты надеялся прибиться к нам? Ты собирался стать «Грабителем»?

– Да, да! Я же «Грабитель», несомненно.

– Нет. Ты не того склада человек. Нет, мэр Джиллис – точнее, бывший мэр Джиллис, – ты уже ничего и никому не в силах предложить. И то, что сейчас сделает Шем, – это убийство из милосердия.

Джиллис упал на колени и поднял вверх сжатые вместе ладони, словно молящийся в церкви.

– Мистер Вандал… Не надо… Пожалуйста, не надо. Я могу стать «Грабителем». Могу. Я стану лучшим «Грабителем» в мире.

– Где же твоя гордость, мужик? – вполголоса буркнул Джейн.

– Умоляю вас, мистер Вандал. Подумайте. Пощадите меня, и тогда я буду работать упорнее. Вот увидите, я стану самым послушным из ваших людей, таким жестоким, как прикажете.

Вандал безразлично пожал плечами.

И пошевелил пальцем.

Шем нажал на спусковой крючок.


Типичный политикан | Firefly. Великолепная девятка | * * *







Loading...